Карелин, Александр Александрович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Александр Карелин
Личная информация
Полное имя

Александр Александрович Карелин

Гражданство

СССР СССР
Россия Россия

Клуб

Динамо[1]

Дата рождения

19 сентября 1967(1967-09-19) (56 лет)

Место рождения

Новосибирск, СССР

Спортивная карьера

1981—2000

Тренеры

Виктор Кузнецов

Рост

191 см

Вес

130 кг

Алекса́ндр Алекса́ндрович Каре́лин (род. 19 сентября 1967 года, Новосибирск) — советский и российский спортсмен, борец классического (греко-римского) стиля, государственный и политический деятель, депутат Государственной думы VI созыва от партии «Единая Россия», член комитета Госдумы по международным делам. Заслуженный мастер спорта СССР (1988), Герой Российской Федерации (1997).

Трёхкратный победитель Олимпийских игр (1988, 1992, 1996, в категории до 130 кг), девятикратный чемпион мира (1989—1991, 1993—1995, 1997—1999), 12-кратный чемпион Европы (1987—1991, 1993—1996, 1998—2000), серебряный призёр Олимпийских игр 2000 года, чемпион мира среди юниоров 1988 года, 13-кратный чемпион СССР, СНГ и России (1988—2000). Победитель Кубка «Абсолютный чемпион мира» 1989. Четыре раза награждён «Золотым поясом», как лучший борец планеты — в 1989, 1990, 1992, 1994 гг. Победитель IV международного турнира «На призы Александра Карелина» (1995). Шестикратный победитель международного турнира памяти Ивана Поддубного. Два раза был признан лучшим спортсменом России. За всю спортивную карьеру выиграл 888 поединков и потерпел два поражения.[2] Известны случаи, когда соперники умышленно отказывались бороться с ним.[3]





Спортивная карьера

Начало

Александр Карелин в 13 лет (его рост составлял 178 см, вес 78 кг) начал заниматься спортом в родном городе Новосибирске. В 1981 году он записался в секцию классической борьбы при электротехническом институте. Первый тренер Карелина Виктор Кузнецов[4] остался его единственным наставником на всю спортивную жизнь. В 1984 году Карелин выполнил норматив Мастера спорта СССР, а в 1985 году выполнил норматив Мастера спорта СССР международного класса. В 1985 году пришёл первый успех — Карелин стал чемпионом мира среди молодёжи. В 1986 году на турнире в Швеции чемпион мира Томас Юханссон отказался от схватки в финале с Карелиным, и 1 место было отдано Карелину.

Спортивные достижения

В 1982 году

  •  1 место на первенстве города Новосибирска среди юношей.

В 1983 году

  • 1 место на первенстве города среди юношей.

В 1984 году

  • 1 место на первенстве РСФСР среди юношей (1966-67 г. р.).
  • 1 место на первенстве СССР среди юниоров.
  • место на международных играх социалистических стран Дружба-84.

В 1985 году

  • 1 место на Всесоюзном турнире памяти «Молодогвардейцев» среди юниоров.
  • 1 место на международном турнире в (Белоруссии).
  • место на чемпионате мира среди юниоров.

В 1986 году

Результаты в 1987 году:

В 1988 году

В 1991 году

В 1994 году

  • 1 место в личном зачете на «Матче века» Кубковая встреча сборной России и мира.

В 1995 году

В 1998 году

Служил во внутренних войсках МВД[5]. В 1988 году, несмотря на сотрясение мозга и высокую температуру, Карелин впервые стал чемпионом СССР. Он впервые выиграл у лидера сборной СССР, двухкратного чемпиона мира Игоря Ростороцкого. Тренеры сборной не удовлетворились этим результатам и в июле между борцами устроили дополнительный отбор, который выиграл 21-летний Карелин. В этом же году стал победителем Гран-При в немецком Нойсе и Гран-При FILA Grand Prix Gala [1988] международной федерации любительской борьбы в Будапеште.

Участвовал в первой своей олимпиаде. Весил 96 кг. В финале Олимпиады в Сеуле Карелин встречался с болгарином Рангелом Геровски. Первый период Александр проиграл 2:3, но в итоге победил за 5 секунд до конца схватки своим любимым приёмом — броском «обратный пояс» — 4:3. И сразу после Олимпиады было присвоено звание Заслуженный мастер спорта СССР. В 1990 году на чемпионате мира в Остии, Карелин с приема на «обратный пояс» выиграл все схватки на «туше». И на турнире в ФРГ весной в 1991 году, с приема на «обратный пояс» выиграл все схватки на «туше». В 1992 году в финале Олимпийских Игр в Барселоне Карелин чисто выиграл у чемпиона мира и двадцатикратного чемпиона Швеции Томаса Юханссона. Шведский борец не продержался больше двух минут.[6] В 1993 на чемпионате мира, в первой же схватке с американским борцом Мэттом Гаффари победителем кубка Мира получил травму: повредил два ребра с правой стороны. Одно — нижнее — оторвалось, другое — рядом с ним — сломалось. Через 2 минуты после схватки с Гаффари Карелин вышел на схватку с Юханссоном, который уже знал о его травме. Карелину удалось трижды вытащить его на «обратный пояс» и бросить, Карелин выиграл со счётом 12:1. В финале победил Сергея Мурейко и снова стал чемпионом мира. В 1994 на чемпионате мира в финале победил Эктора Милиана (Куба) — олимпийского чемпиона в весовой категории 100 кг. Кульминацией года был «Матч века» по греко-римской борьбе между сборными мира и России, проходивший в московском спорткомплексе «Дружба». Схватка Карелина с Эктором Милианом закончилась через 1 минуту 29 секунд. Сборная России победила с общим счётом 9:1. В 1995 в финале чемпионата мира Карелин победил Сергея Мурейко. В октябре 1995 года в Новосибирске проходил IV международный турнир на призы Александра Карелина, сам Карелин принял в нём участие выиграл все схватки досрочно на «туше» каждую со счетом 10:0. Кульминацией турнира стал поединок между ним и Мэттом Гаффари, который Карелин выиграл с обратным поясом со счётом 10:0. В 1996 в марте на чемпионате Европы в схватке с Дмитрием Дебелко вновь получил травму — отрыв большой грудной мышцы. Как и три года назад вышел в финал, боролся, буквально, одной рукой и победил Петра Котка (Украина). В мае только приступил к тренировкам, а в июле поехал на Олимпиаду в Атланту. В Атланте также доминировал даже с незалеченной тяжелейшей травмой. За 2 минуты победил чемпиона Африки Омрана Айари, затем добился «чистых» побед над Юхой Ахокасом (Финляндия) и Панайотесом Пойкилидисом (Греция). В полуфинале победил Сергея Мурейко со счётом 2:0. Схватка с ним проходила тяжело: острая боль была причиной «неуправляемости руки». На Олимпийских играх 1996 года в Атланте в финале Карелин вновь победил Гаффари со счётом 1:0. После конца поединка Гаффари заплакал. В 1997 на чемпионате мира в финале Карелин победил Михай Дик-Бардоша (Венгрия) своим «обратным поясом» со счётом 11:0. В 1998 на чемпионате мира в финале Карелин снова победил Гаффари на «туше». В 1999 на чемпионате мира в финале Карелин победил Эктора Милиана со счётом 3:0. В 1999 в полуфинальном поединке на чемпионате Европы, Карелин с огромной силой воткнул головой в помост итальянца Джузеппе Джунта. От следующей схватки с Александром Джузеппе отказался.[7] В 2000 на чемпионате России в финале Карелин боролся с температурой под 40 и насморком победа далась не легко со счетом 1:0. В 2000 на чемпионате Европы в финале Карелин победил Сергея Мурейко со счётом 2:0.

В 2000 году на Сиднейской Олимпиаде в первой схватке Карелину противостоял один из самых сильных соперников — Сергей Мурейко (Болгария). Карелин выиграл эту схватку со счётом 3:0. Во второй схватке Карелин победил сильного Михая Дик-Бардоша (Венгрия) на «туше». В четвертьфинале победил Георгия Солдадзе (Украина). В полуфинале победил Дмитрия Дебелко (Белоруссия). В финале встретился с американским борцом Рулоном Гарднером. После первого периода счёт был 0:0, по действовавшим тогда правилам, после перерыва атлетов поставили в крестовой захват. Карелин первым разжал руки, что являлось нарушением правил, Гарднеру присудили выигрышный балл. В результате со счётом 1:0 победил американский борец, а Карелин проиграл первый поединок за 13 лет и получил серебряную награду 27 сентября 2000 года[8]. После Игр в Сиднее Александр Карелин завершил спортивную карьеру. Никому так и не удалось положить Карелина на лопатки.

Встреча против Мазды

В 1999 году Александру Карелину поступило предложение провести бой по правилам смешанных единоборств с бойцом из Японии Акирой Маздой. Призовой фонд составлял 1 000 долларов США. Бой состоялся 20 февраля 1999 года в Токио. В соответствии с Олимпийской хартией Карелин не имел права участвовать в коммерческих боях, поэтому бой проводился без вознаграждения[9]. Карелин победил в этом поединке, используя свой знаменитый «обратный пояс», так как, по правилам боя, он должен был использовать только приёмы римской борьбы. Мазде после боя понадобилась помощь, чтобы идти, при том что Карелин не нанёс ни одного удара в ходе боя.[10][11]

Результаты на крупнейших соревнованиях в 1987—2000 г

Год Олимпийские
игры
Чемпионат
мира
Чемпионат
Европы
Чемпионат
СССР /
России
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000

Техника

Коронным броском Карелина являлся «обратный пояс». В супертяжёлом весе такой бросок мог выполнить только он[12][13].

Заслуги

Трёхкратный олимпийский чемпион в категории до 130 кг (1988, 1992, 1996), девятикратный чемпион мира (1989—1991, 1993—1995, 1997—1999), двенадцатикратный чемпион Европы, серебряный призёр Олимпийских Игр 2000 года, чемпион мира среди юниоров 1988 года, 14-кратный чемпион СССР, СНГ и России (1988—2001). Был знаменосцем сборной страны на открытии трёх Олимпийских игр 1988 — СССР, 1992 — СНГ, 1996 — России. Победитель международного турнира 1990 года в Питсбурге. Два раза был признан лучшим спортсменом РоссииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3310 дней].

Международной федерацией любительской борьбы Александр Карелин был назван величайшим борцом греко-римского стиля XX века.[14]

Обладатель приза движения Fair play за честную игру в спорте, основанного Олимпийским комитетом России, лауреат звания «Сибиряк года», учреждённого «Новой Сибирской газетой» (1993 и 1995)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3310 дней]

Участвовал в открытии памятника В. С. Высоцкому в Новосибирске 25 июля 2005 года.

  • В 2011 году в Ейске борцу И. М. Поддубному был установлен бронзовый памятник с памятной табличкой «Чемпиону чемпионов в честь 140-летия от благодарных последователей», открытие которого провёл Александр Александрович Карелин [15].

Участвовал в процедуре выноса на стадион олимпийского огня на открытии зимних Олимпийских игр в Сочи 7 февраля 2014 года.

C 1992 года в России проводятся турниры по борьбе на призы Карелина.

Олимпийский чемпион Асланбек Хуштов признавался, что свой коронный приём «обратный пояс» перенял у Карелина[16].

Работа и общественная деятельность

Александр Карелин закончил Новосибирский автотранспортный техникум, затем Омский институт физической культуры. С 1995 года Александр Карелин — сотрудник налоговой полиции России. Звание: полковник налоговой полиции[17].

Депутат Государственной думы РФ (1999, 2003, 2007, 2011). Был членом думского Комитета по охране здоровья и спорту, членом Комиссии по геополитике. С декабря 2007 — член Комитета ГД по международным делам[18].

На выборах 2016 года, баллотируясь по Искитимскому одномандатному избирательному округу № 137, набрал 55,9% голосов.

С 2001 года Александр Карелин — член Высшего совета партии «Единая Россия»[1].

Кандидат (1998), доктор (2002) педагогических наук. Диссертации посвящены спортивной тематике.

Награды и звания

Семья

Все свои победы Александр Карелин посвящал своей супруге[21]. В его семье трое детей: сыновья Денис и Иван, дочь Василиса. Сын Иван занимается греко-римской борьбой, дочь Василиса — художественной гимнастикой. Родители Александра Карелина долгое время проживали в Седовой Заимке.

Сведения о доходах и собственности

Согласно официальным данным, доход Карелина за 2011 год составил 3,1 млн рублей. Карелину вместе с супругой принадлежат два земельных участка общей площадью 15 тыс. квадратных метров, жилой дом площадью более тысячи квадратных метров, 7 легковых автомобилей и 3 мотоцикла[22].

В кино

В фильме «Чемпионы: Быстрее. Выше. Сильнее» рассказывается история Карелина как один из центральных эпизодов ленты.

Напишите отзыв о статье "Карелин, Александр Александрович"

Примечания

  1. 1 2 [www.viperson.ru/wind.php?ID=215 Карелин Александр Александрович] ссылка от 9/3/2008
  2. «The World’s Five Greatest Athletes No One Knows»/«Alexander Karelin»
  3. [www.wrestrus.ru/news/smi/Pressa_o_nas/Aleksandr_Karelin__JA_bol_shoj_i_tjazhelij__Sport_JEkspress__28_09_1999_ Александр Карелин: Я большой и тяжелый (Спорт-Экспресс, 28.09.1999)]
  4. [www.karelin.ru/lskk.php Карелин Фонд — Десять заповедей тренера Кузнецова]
  5. [www.rg.ru/2012/11/07/reg-sibfo/vlasov-anons.html Олимпийский чемпион Роман Власов отправился в армию — Нина Рузанова — Российская газета]
  6. [olimpic.su/karelin.html Александр Александрович Карелин]
  7. [fitness-live.ru/community/blog/Edinoborstva/34.html Александр Карелин. История борьбы]
  8. 1 2 [www.olympic.org/uk/athletes/profiles/bio_uk.asp?par_i_id=119639 Aleksandr KARELIN The Gentle Giant] URL at 9/3/2008
  9. [www.championat.com/other/article-236873-sryv-pokrovov-kogo-na-samom-dele-pobedil-karelin.html Срыв покровов. Была ли великая победа Карелина в боях без правил?]
  10. [bleacherreport.com/articles/97368-alexander-karelin-the-meanest-man-in-the-world Alexander Karelin: The Meanest Man in the World]
  11. [www.youtube.com/watch?v=uk3P85bx7cE Бой выигранный без единого удара]
  12. [sportsillustrated.cnn.com/vault/article/magazine/MAG1139844/1/index.htm Soviet Greco-Roman wrestler Alexander Karelin is a rare combination of massive physique and imposing intellect]
  13. [www.youtube.com/watch?v=TO48WZx-UyQ Александр Карелин — Мэтт Гаффари (Новосибирск 1995)]
  14. 1 2 [www.wrestrus.ru/article.asp?id=262 Сайт федерации спортивной борьбы России.]
  15. Бондаренко, 25.12.2011.
  16. [www.sovsport.ru/gazeta/article-item/294457 Трёхкратный олимпийский чемпион «Советский спорт» 10 июня 2008, № 83-В(17547)] URL at 9/3/2008
  17. [wrestrus.ru/page/users/1275 Профиль Александра Карелина на сайте федерации СБР]
  18. [www.duma.gov.ru/index.jsp?t=deputat/99100692.html Страница депутата на сайте Госдумы]
  19. [docs.cntd.ru/document/5411877 О согласовании награждения знаком отличия «За заслуги перед Новосибирской областью»]
  20. [nsk.dk.ru/news/medalyu-pokryshkina-nagradyat-148-novosibircev-236711307 Медалью Покрышкина наградят 148 новосибирцев] / Деловой Квартал
  21. [www.peoples.ru/sport/wrestling/karelin/interview2.html «Я позволяю себе роскошь оставаться самим собой». Новые Известия. Владимир Машатин] ссылка от 9/3/2008
  22. [www.duma.gov.ru/structure/deputies/131085/ Карелин Александр Александрович]. Государственная дума Российской Федерации. Проверено 13 декабря 2012. [www.webcitation.org/6CwqdVxK3 Архивировано из первоисточника 16 декабря 2012].

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=3705 Карелин, Александр Александрович]. Сайт «Герои Страны».

  • [www.karelin.ru Карелин-Фонд]
  • [www.sports-reference.com/olympics/athletes/ka/aleksandr-karelin-1.html Александр Карелин] — олимпийская статистика на сайте Sports-Reference.com (англ.)
  • [sib.fm/interviews/2011/08/02/aleksandr-karelin Интервью с Александром Карелиным о жизни и политике] (2012)

Отрывок, характеризующий Карелин, Александр Александрович

– Этой дорогой, ваше благородие, поезжайте, а тут прямо убьют, – закричал ему солдат. – Тут убьют!
– О! что говоришь! сказал другой. – Куда он поедет? Тут ближе.
Ростов задумался и поехал именно по тому направлению, где ему говорили, что убьют.
«Теперь всё равно: уж ежели государь ранен, неужели мне беречь себя?» думал он. Он въехал в то пространство, на котором более всего погибло людей, бегущих с Працена. Французы еще не занимали этого места, а русские, те, которые были живы или ранены, давно оставили его. На поле, как копны на хорошей пашне, лежало человек десять, пятнадцать убитых, раненых на каждой десятине места. Раненые сползались по два, по три вместе, и слышались неприятные, иногда притворные, как казалось Ростову, их крики и стоны. Ростов пустил лошадь рысью, чтобы не видать всех этих страдающих людей, и ему стало страшно. Он боялся не за свою жизнь, а за то мужество, которое ему нужно было и которое, он знал, не выдержит вида этих несчастных.
Французы, переставшие стрелять по этому, усеянному мертвыми и ранеными, полю, потому что уже никого на нем живого не было, увидав едущего по нем адъютанта, навели на него орудие и бросили несколько ядер. Чувство этих свистящих, страшных звуков и окружающие мертвецы слились для Ростова в одно впечатление ужаса и сожаления к себе. Ему вспомнилось последнее письмо матери. «Что бы она почувствовала, – подумал он, – коль бы она видела меня теперь здесь, на этом поле и с направленными на меня орудиями».
В деревне Гостиерадеке были хотя и спутанные, но в большем порядке русские войска, шедшие прочь с поля сражения. Сюда уже не доставали французские ядра, и звуки стрельбы казались далекими. Здесь все уже ясно видели и говорили, что сражение проиграно. К кому ни обращался Ростов, никто не мог сказать ему, ни где был государь, ни где был Кутузов. Одни говорили, что слух о ране государя справедлив, другие говорили, что нет, и объясняли этот ложный распространившийся слух тем, что, действительно, в карете государя проскакал назад с поля сражения бледный и испуганный обер гофмаршал граф Толстой, выехавший с другими в свите императора на поле сражения. Один офицер сказал Ростову, что за деревней, налево, он видел кого то из высшего начальства, и Ростов поехал туда, уже не надеясь найти кого нибудь, но для того только, чтобы перед самим собою очистить свою совесть. Проехав версты три и миновав последние русские войска, около огорода, окопанного канавой, Ростов увидал двух стоявших против канавы всадников. Один, с белым султаном на шляпе, показался почему то знакомым Ростову; другой, незнакомый всадник, на прекрасной рыжей лошади (лошадь эта показалась знакомою Ростову) подъехал к канаве, толкнул лошадь шпорами и, выпустив поводья, легко перепрыгнул через канаву огорода. Только земля осыпалась с насыпи от задних копыт лошади. Круто повернув лошадь, он опять назад перепрыгнул канаву и почтительно обратился к всаднику с белым султаном, очевидно, предлагая ему сделать то же. Всадник, которого фигура показалась знакома Ростову и почему то невольно приковала к себе его внимание, сделал отрицательный жест головой и рукой, и по этому жесту Ростов мгновенно узнал своего оплакиваемого, обожаемого государя.
«Но это не мог быть он, один посреди этого пустого поля», подумал Ростов. В это время Александр повернул голову, и Ростов увидал так живо врезавшиеся в его памяти любимые черты. Государь был бледен, щеки его впали и глаза ввалились; но тем больше прелести, кротости было в его чертах. Ростов был счастлив, убедившись в том, что слух о ране государя был несправедлив. Он был счастлив, что видел его. Он знал, что мог, даже должен был прямо обратиться к нему и передать то, что приказано было ему передать от Долгорукова.
Но как влюбленный юноша дрожит и млеет, не смея сказать того, о чем он мечтает ночи, и испуганно оглядывается, ища помощи или возможности отсрочки и бегства, когда наступила желанная минута, и он стоит наедине с ней, так и Ростов теперь, достигнув того, чего он желал больше всего на свете, не знал, как подступить к государю, и ему представлялись тысячи соображений, почему это было неудобно, неприлично и невозможно.
«Как! Я как будто рад случаю воспользоваться тем, что он один и в унынии. Ему неприятно и тяжело может показаться неизвестное лицо в эту минуту печали; потом, что я могу сказать ему теперь, когда при одном взгляде на него у меня замирает сердце и пересыхает во рту?» Ни одна из тех бесчисленных речей, которые он, обращая к государю, слагал в своем воображении, не приходила ему теперь в голову. Те речи большею частию держались совсем при других условиях, те говорились большею частию в минуту побед и торжеств и преимущественно на смертном одре от полученных ран, в то время как государь благодарил его за геройские поступки, и он, умирая, высказывал ему подтвержденную на деле любовь свою.
«Потом, что же я буду спрашивать государя об его приказаниях на правый фланг, когда уже теперь 4 й час вечера, и сражение проиграно? Нет, решительно я не должен подъезжать к нему. Не должен нарушать его задумчивость. Лучше умереть тысячу раз, чем получить от него дурной взгляд, дурное мнение», решил Ростов и с грустью и с отчаянием в сердце поехал прочь, беспрестанно оглядываясь на всё еще стоявшего в том же положении нерешительности государя.
В то время как Ростов делал эти соображения и печально отъезжал от государя, капитан фон Толь случайно наехал на то же место и, увидав государя, прямо подъехал к нему, предложил ему свои услуги и помог перейти пешком через канаву. Государь, желая отдохнуть и чувствуя себя нездоровым, сел под яблочное дерево, и Толь остановился подле него. Ростов издалека с завистью и раскаянием видел, как фон Толь что то долго и с жаром говорил государю, как государь, видимо, заплакав, закрыл глаза рукой и пожал руку Толю.
«И это я мог бы быть на его месте?» подумал про себя Ростов и, едва удерживая слезы сожаления об участи государя, в совершенном отчаянии поехал дальше, не зная, куда и зачем он теперь едет.
Его отчаяние было тем сильнее, что он чувствовал, что его собственная слабость была причиной его горя.
Он мог бы… не только мог бы, но он должен был подъехать к государю. И это был единственный случай показать государю свою преданность. И он не воспользовался им… «Что я наделал?» подумал он. И он повернул лошадь и поскакал назад к тому месту, где видел императора; но никого уже не было за канавой. Только ехали повозки и экипажи. От одного фурмана Ростов узнал, что Кутузовский штаб находится неподалеку в деревне, куда шли обозы. Ростов поехал за ними.
Впереди его шел берейтор Кутузова, ведя лошадей в попонах. За берейтором ехала повозка, и за повозкой шел старик дворовый, в картузе, полушубке и с кривыми ногами.
– Тит, а Тит! – сказал берейтор.
– Чего? – рассеянно отвечал старик.
– Тит! Ступай молотить.
– Э, дурак, тьфу! – сердито плюнув, сказал старик. Прошло несколько времени молчаливого движения, и повторилась опять та же шутка.
В пятом часу вечера сражение было проиграно на всех пунктах. Более ста орудий находилось уже во власти французов.
Пржебышевский с своим корпусом положил оружие. Другие колонны, растеряв около половины людей, отступали расстроенными, перемешанными толпами.
Остатки войск Ланжерона и Дохтурова, смешавшись, теснились около прудов на плотинах и берегах у деревни Аугеста.
В 6 м часу только у плотины Аугеста еще слышалась жаркая канонада одних французов, выстроивших многочисленные батареи на спуске Праценских высот и бивших по нашим отступающим войскам.
В арьергарде Дохтуров и другие, собирая батальоны, отстреливались от французской кавалерии, преследовавшей наших. Начинало смеркаться. На узкой плотине Аугеста, на которой столько лет мирно сиживал в колпаке старичок мельник с удочками, в то время как внук его, засучив рукава рубашки, перебирал в лейке серебряную трепещущую рыбу; на этой плотине, по которой столько лет мирно проезжали на своих парных возах, нагруженных пшеницей, в мохнатых шапках и синих куртках моравы и, запыленные мукой, с белыми возами уезжали по той же плотине, – на этой узкой плотине теперь между фурами и пушками, под лошадьми и между колес толпились обезображенные страхом смерти люди, давя друг друга, умирая, шагая через умирающих и убивая друг друга для того только, чтобы, пройдя несколько шагов, быть точно. так же убитыми.
Каждые десять секунд, нагнетая воздух, шлепало ядро или разрывалась граната в средине этой густой толпы, убивая и обрызгивая кровью тех, которые стояли близко. Долохов, раненый в руку, пешком с десятком солдат своей роты (он был уже офицер) и его полковой командир, верхом, представляли из себя остатки всего полка. Влекомые толпой, они втеснились во вход к плотине и, сжатые со всех сторон, остановились, потому что впереди упала лошадь под пушкой, и толпа вытаскивала ее. Одно ядро убило кого то сзади их, другое ударилось впереди и забрызгало кровью Долохова. Толпа отчаянно надвинулась, сжалась, тронулась несколько шагов и опять остановилась.
Пройти эти сто шагов, и, наверное, спасен; простоять еще две минуты, и погиб, наверное, думал каждый. Долохов, стоявший в середине толпы, рванулся к краю плотины, сбив с ног двух солдат, и сбежал на скользкий лед, покрывший пруд.
– Сворачивай, – закричал он, подпрыгивая по льду, который трещал под ним, – сворачивай! – кричал он на орудие. – Держит!…
Лед держал его, но гнулся и трещал, и очевидно было, что не только под орудием или толпой народа, но под ним одним он сейчас рухнется. На него смотрели и жались к берегу, не решаясь еще ступить на лед. Командир полка, стоявший верхом у въезда, поднял руку и раскрыл рот, обращаясь к Долохову. Вдруг одно из ядер так низко засвистело над толпой, что все нагнулись. Что то шлепнулось в мокрое, и генерал упал с лошадью в лужу крови. Никто не взглянул на генерала, не подумал поднять его.
– Пошел на лед! пошел по льду! Пошел! вороти! аль не слышишь! Пошел! – вдруг после ядра, попавшего в генерала, послышались бесчисленные голоса, сами не зная, что и зачем кричавшие.
Одно из задних орудий, вступавшее на плотину, своротило на лед. Толпы солдат с плотины стали сбегать на замерзший пруд. Под одним из передних солдат треснул лед, и одна нога ушла в воду; он хотел оправиться и провалился по пояс.
Ближайшие солдаты замялись, орудийный ездовой остановил свою лошадь, но сзади всё еще слышались крики: «Пошел на лед, что стал, пошел! пошел!» И крики ужаса послышались в толпе. Солдаты, окружавшие орудие, махали на лошадей и били их, чтобы они сворачивали и подвигались. Лошади тронулись с берега. Лед, державший пеших, рухнулся огромным куском, и человек сорок, бывших на льду, бросились кто вперед, кто назад, потопляя один другого.
Ядра всё так же равномерно свистели и шлепались на лед, в воду и чаще всего в толпу, покрывавшую плотину, пруды и берег.


На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в руках, лежал князь Андрей Болконский, истекая кровью, и, сам не зная того, стонал тихим, жалостным и детским стоном.
К вечеру он перестал стонать и совершенно затих. Он не знал, как долго продолжалось его забытье. Вдруг он опять чувствовал себя живым и страдающим от жгучей и разрывающей что то боли в голове.
«Где оно, это высокое небо, которое я не знал до сих пор и увидал нынче?» было первою его мыслью. «И страдания этого я не знал также, – подумал он. – Да, я ничего, ничего не знал до сих пор. Но где я?»
Он стал прислушиваться и услыхал звуки приближающегося топота лошадей и звуки голосов, говоривших по французски. Он раскрыл глаза. Над ним было опять всё то же высокое небо с еще выше поднявшимися плывущими облаками, сквозь которые виднелась синеющая бесконечность. Он не поворачивал головы и не видал тех, которые, судя по звуку копыт и голосов, подъехали к нему и остановились.
Подъехавшие верховые были Наполеон, сопутствуемый двумя адъютантами. Бонапарте, объезжая поле сражения, отдавал последние приказания об усилении батарей стреляющих по плотине Аугеста и рассматривал убитых и раненых, оставшихся на поле сражения.
– De beaux hommes! [Красавцы!] – сказал Наполеон, глядя на убитого русского гренадера, который с уткнутым в землю лицом и почернелым затылком лежал на животе, откинув далеко одну уже закоченевшую руку.
– Les munitions des pieces de position sont epuisees, sire! [Батарейных зарядов больше нет, ваше величество!] – сказал в это время адъютант, приехавший с батарей, стрелявших по Аугесту.
– Faites avancer celles de la reserve, [Велите привезти из резервов,] – сказал Наполеон, и, отъехав несколько шагов, он остановился над князем Андреем, лежавшим навзничь с брошенным подле него древком знамени (знамя уже, как трофей, было взято французами).
– Voila une belle mort, [Вот прекрасная смерть,] – сказал Наполеон, глядя на Болконского.
Князь Андрей понял, что это было сказано о нем, и что говорит это Наполеон. Он слышал, как называли sire того, кто сказал эти слова. Но он слышал эти слова, как бы он слышал жужжание мухи. Он не только не интересовался ими, но он и не заметил, а тотчас же забыл их. Ему жгло голову; он чувствовал, что он исходит кровью, и он видел над собою далекое, высокое и вечное небо. Он знал, что это был Наполеон – его герой, но в эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком в сравнении с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущими по нем облаками. Ему было совершенно всё равно в эту минуту, кто бы ни стоял над ним, что бы ни говорил об нем; он рад был только тому, что остановились над ним люди, и желал только, чтоб эти люди помогли ему и возвратили бы его к жизни, которая казалась ему столь прекрасною, потому что он так иначе понимал ее теперь. Он собрал все свои силы, чтобы пошевелиться и произвести какой нибудь звук. Он слабо пошевелил ногою и произвел самого его разжалобивший, слабый, болезненный стон.
– А! он жив, – сказал Наполеон. – Поднять этого молодого человека, ce jeune homme, и свезти на перевязочный пункт!
Сказав это, Наполеон поехал дальше навстречу к маршалу Лану, который, сняв шляпу, улыбаясь и поздравляя с победой, подъезжал к императору.
Князь Андрей не помнил ничего дальше: он потерял сознание от страшной боли, которую причинили ему укладывание на носилки, толчки во время движения и сондирование раны на перевязочном пункте. Он очнулся уже только в конце дня, когда его, соединив с другими русскими ранеными и пленными офицерами, понесли в госпиталь. На этом передвижении он чувствовал себя несколько свежее и мог оглядываться и даже говорить.
Первые слова, которые он услыхал, когда очнулся, – были слова французского конвойного офицера, который поспешно говорил:
– Надо здесь остановиться: император сейчас проедет; ему доставит удовольствие видеть этих пленных господ.
– Нынче так много пленных, чуть не вся русская армия, что ему, вероятно, это наскучило, – сказал другой офицер.
– Ну, однако! Этот, говорят, командир всей гвардии императора Александра, – сказал первый, указывая на раненого русского офицера в белом кавалергардском мундире.
Болконский узнал князя Репнина, которого он встречал в петербургском свете. Рядом с ним стоял другой, 19 летний мальчик, тоже раненый кавалергардский офицер.
Бонапарте, подъехав галопом, остановил лошадь.
– Кто старший? – сказал он, увидав пленных.
Назвали полковника, князя Репнина.
– Вы командир кавалергардского полка императора Александра? – спросил Наполеон.
– Я командовал эскадроном, – отвечал Репнин.
– Ваш полк честно исполнил долг свой, – сказал Наполеон.
– Похвала великого полководца есть лучшая награда cолдату, – сказал Репнин.
– С удовольствием отдаю ее вам, – сказал Наполеон. – Кто этот молодой человек подле вас?
Князь Репнин назвал поручика Сухтелена.
Посмотрев на него, Наполеон сказал, улыбаясь:
– II est venu bien jeune se frotter a nous. [Молод же явился он состязаться с нами.]
– Молодость не мешает быть храбрым, – проговорил обрывающимся голосом Сухтелен.
– Прекрасный ответ, – сказал Наполеон. – Молодой человек, вы далеко пойдете!
Князь Андрей, для полноты трофея пленников выставленный также вперед, на глаза императору, не мог не привлечь его внимания. Наполеон, видимо, вспомнил, что он видел его на поле и, обращаясь к нему, употребил то самое наименование молодого человека – jeune homme, под которым Болконский в первый раз отразился в его памяти.
– Et vous, jeune homme? Ну, а вы, молодой человек? – обратился он к нему, – как вы себя чувствуете, mon brave?
Несмотря на то, что за пять минут перед этим князь Андрей мог сказать несколько слов солдатам, переносившим его, он теперь, прямо устремив свои глаза на Наполеона, молчал… Ему так ничтожны казались в эту минуту все интересы, занимавшие Наполеона, так мелочен казался ему сам герой его, с этим мелким тщеславием и радостью победы, в сравнении с тем высоким, справедливым и добрым небом, которое он видел и понял, – что он не мог отвечать ему.
Да и всё казалось так бесполезно и ничтожно в сравнении с тем строгим и величественным строем мысли, который вызывали в нем ослабление сил от истекшей крови, страдание и близкое ожидание смерти. Глядя в глаза Наполеону, князь Андрей думал о ничтожности величия, о ничтожности жизни, которой никто не мог понять значения, и о еще большем ничтожестве смерти, смысл которой никто не мог понять и объяснить из живущих.
Император, не дождавшись ответа, отвернулся и, отъезжая, обратился к одному из начальников:
– Пусть позаботятся об этих господах и свезут их в мой бивуак; пускай мой доктор Ларрей осмотрит их раны. До свидания, князь Репнин, – и он, тронув лошадь, галопом поехал дальше.
На лице его было сиянье самодовольства и счастия.
Солдаты, принесшие князя Андрея и снявшие с него попавшийся им золотой образок, навешенный на брата княжною Марьею, увидав ласковость, с которою обращался император с пленными, поспешили возвратить образок.
Князь Андрей не видал, кто и как надел его опять, но на груди его сверх мундира вдруг очутился образок на мелкой золотой цепочке.
«Хорошо бы это было, – подумал князь Андрей, взглянув на этот образок, который с таким чувством и благоговением навесила на него сестра, – хорошо бы это было, ежели бы всё было так ясно и просто, как оно кажется княжне Марье. Как хорошо бы было знать, где искать помощи в этой жизни и чего ждать после нее, там, за гробом! Как бы счастлив и спокоен я был, ежели бы мог сказать теперь: Господи, помилуй меня!… Но кому я скажу это! Или сила – неопределенная, непостижимая, к которой я не только не могу обращаться, но которой не могу выразить словами, – великое всё или ничего, – говорил он сам себе, – или это тот Бог, который вот здесь зашит, в этой ладонке, княжной Марьей? Ничего, ничего нет верного, кроме ничтожества всего того, что мне понятно, и величия чего то непонятного, но важнейшего!»
Носилки тронулись. При каждом толчке он опять чувствовал невыносимую боль; лихорадочное состояние усилилось, и он начинал бредить. Те мечтания об отце, жене, сестре и будущем сыне и нежность, которую он испытывал в ночь накануне сражения, фигура маленького, ничтожного Наполеона и над всем этим высокое небо, составляли главное основание его горячечных представлений.
Тихая жизнь и спокойное семейное счастие в Лысых Горах представлялись ему. Он уже наслаждался этим счастием, когда вдруг являлся маленький Напoлеон с своим безучастным, ограниченным и счастливым от несчастия других взглядом, и начинались сомнения, муки, и только небо обещало успокоение. К утру все мечтания смешались и слились в хаос и мрак беспамятства и забвения, которые гораздо вероятнее, по мнению самого Ларрея, доктора Наполеона, должны были разрешиться смертью, чем выздоровлением.
– C'est un sujet nerveux et bilieux, – сказал Ларрей, – il n'en rechappera pas. [Это человек нервный и желчный, он не выздоровеет.]
Князь Андрей, в числе других безнадежных раненых, был сдан на попечение жителей.


В начале 1806 года Николай Ростов вернулся в отпуск. Денисов ехал тоже домой в Воронеж, и Ростов уговорил его ехать с собой до Москвы и остановиться у них в доме. На предпоследней станции, встретив товарища, Денисов выпил с ним три бутылки вина и подъезжая к Москве, несмотря на ухабы дороги, не просыпался, лежа на дне перекладных саней, подле Ростова, который, по мере приближения к Москве, приходил все более и более в нетерпение.
«Скоро ли? Скоро ли? О, эти несносные улицы, лавки, калачи, фонари, извозчики!» думал Ростов, когда уже они записали свои отпуски на заставе и въехали в Москву.
– Денисов, приехали! Спит! – говорил он, всем телом подаваясь вперед, как будто он этим положением надеялся ускорить движение саней. Денисов не откликался.
– Вот он угол перекресток, где Захар извозчик стоит; вот он и Захар, и всё та же лошадь. Вот и лавочка, где пряники покупали. Скоро ли? Ну!
– К какому дому то? – спросил ямщик.
– Да вон на конце, к большому, как ты не видишь! Это наш дом, – говорил Ростов, – ведь это наш дом! Денисов! Денисов! Сейчас приедем.
Денисов поднял голову, откашлялся и ничего не ответил.
– Дмитрий, – обратился Ростов к лакею на облучке. – Ведь это у нас огонь?
– Так точно с и у папеньки в кабинете светится.
– Еще не ложились? А? как ты думаешь? Смотри же не забудь, тотчас достань мне новую венгерку, – прибавил Ростов, ощупывая новые усы. – Ну же пошел, – кричал он ямщику. – Да проснись же, Вася, – обращался он к Денисову, который опять опустил голову. – Да ну же, пошел, три целковых на водку, пошел! – закричал Ростов, когда уже сани были за три дома от подъезда. Ему казалось, что лошади не двигаются. Наконец сани взяли вправо к подъезду; над головой своей Ростов увидал знакомый карниз с отбитой штукатуркой, крыльцо, тротуарный столб. Он на ходу выскочил из саней и побежал в сени. Дом также стоял неподвижно, нерадушно, как будто ему дела не было до того, кто приехал в него. В сенях никого не было. «Боже мой! все ли благополучно?» подумал Ростов, с замиранием сердца останавливаясь на минуту и тотчас пускаясь бежать дальше по сеням и знакомым, покривившимся ступеням. Всё та же дверная ручка замка, за нечистоту которой сердилась графиня, также слабо отворялась. В передней горела одна сальная свеча.