Бруни-Саркози, Карла

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Карла Бруни»)
Перейти к: навигация, поиск
Карла Бруни-Саркози
Carla Bruni Sarkozy

Карла Бруни в Париже, 2008 год
Имя при рождении:

Карла Бруни
Carla Bruni

Дата рождения:

23 декабря 1967(1967-12-23) (52 года)

Место рождения:

Турин, Италия

Гражданство:

Италия Италия
Франция Франция

Супруг:

Николя Саркози

Дети:

сын Орельен (2001 г. р.),
дочь Джулия (2011 г. р.)

Награды и премии:

Ка́рла Бру́ни (итал. Carla Bruni, по заключении брака Карла Бруни (Брюни́)-Саркози, фр. Carla Bruni Sarkozy, род. 23 декабря 1967, Турин, Италия) — итало-французская топ-модель, композитор, поэтесса-песенница и певица, а также экс-первая леди Французской республики. Третья жена 23-го президента Франции Николя Саркози со 2 февраля 2008.





Фотомодель

Падчерица промышленника (владельца концерна «Пирелли») и композитора Альберто Бруни-Тедески, дочь пианистки Марисы Борини. Её сестра Валерия Бруни-Тедески — актриса. Младший брат Карлы, Виржинио Бруни-Тедески умер от СПИДа в 2006 году. С 5 лет Карла живёт во Франции (хотя до июля 2008 г. имела только итальянское гражданство), училась в элитной школе-интернате в Швейцарии. Карьеру фотомодели начала в 19 лет, входила в двадцатку наиболее высокооплачиваемых моделей мира, работала с целым рядом домов моды. Позировала, в частности, полностью обнажённой.

Певица

В 1997 году покинула подиум и выступает как певица; до брака с президентом выпустила два альбома с песнями как собственного сочинения (на французском и итальянском языках, Quelqu’un m’a dit, 2002), так и на стихи известных англоязычных поэтов (Кристины Россетти, Эмили Дикинсон, У. Б. Йейтса и других — альбом No Promises, 2007). В 2006 году Бруни приняла участие в альбоме памяти Сержа Генсбура Monsieur Gainsbourg Revisited. 11 июля 2008 года вышел её третий альбом, уже в качестве первой леди, под названием «Как ни в чём не бывало» (Comme si de rien n'était); он привлёк к себе большое внимание публики, за первые 3 дня было продано 14 100 экземпляров. К концу 2008 года альбом разошёлся тиражом в 500 000 экземпляров, из которых первые 300 000 были проданы во Франции.

Победительница престижного национального конкурса Виктуар де ля мюзик (2004).

Частная и семейная жизнь

В 2001 году у 33-летней Бруни родился сын Орельен (Aurelien) от 23-летнего студента (впоследствии профессора философии и ведущего ряда радиопередач) Рафаэля Энтовена. Ранее Энтовен был женат на Жюстин Леви, дочери французского «медиатического интеллектуала» Бернара-Анри Леви, известного как BHL. Бруни в то время жила с отцом Энтовена и лучшим другом Леви, критиком, философом и издателем Жаном-Полем Энтовеном. Впоследствии Бруни и Энтовен-младший расстались, она посвятила ему песню «Рафаэль» в своём первом альбоме. Оскорблённая Жюстин Леви отомстила разлучнице в романе «Rien de grave» («Ничего особенного»), где нарисован довольно желчный портрет «Паулы», «самки богомола с улыбкой Терминатора». Бруни неоднократно заявляла, что ей «наскучила моногамия», среди её многочисленных возлюбленных, помимо отца и сына Энтовенов, были Мик Джаггер, Эрик Клэптон, Кевин Костнер, Венсан Перес и бывший премьер-министр Франции Лоран Фабьюс[1].

Брак с Саркози

Знакомство Бруни с Николя Саркози произошло осенью 2007 года, вскоре после его развода; вместе они провели рождественские каникулы и посещали много мест отдыха. 8 января 2008 года Саркози на пресс-конференции подтвердил факт их романа и намекнул на то, что собирается жениться на Карле. 2 февраля 2008 года свадьба Бруни и Саркози состоялась в Елисейском дворце. Для Николя это третий брак. Впервые глава Французской республики женился, будучи в должности президента.

В марте 2008 года Карла сопровождала мужа во время официального визита в Великобританию, где к ней было приковано значительное внимание публики. Летом (не позднее 9 июля — публикация в «Фигаро») она получила французское гражданство.

19 октября 2011 года Карла Бруни родила дочь Джулию[2].

Политические взгляды

Не будучи на тот момент гражданкой Франции, Карла Бруни не голосовала на президентских выборах 2007 года, но утверждала в одном из интервью, что отдала бы голос за оппонента Саркози — Сеголен Руаяль[3]. Она высказывалась также против использования генетических тестов при воссоединении семьи (животрепещущий вопрос во Франции конца 2007 года, рассматривавшийся Конституционным советом). В целом она заверяет, что политической фигурой не является. Вышеупомянутая пресс-конференция Саркози — единственный текст, в котором она упоминается на официальном сайте президента республики.

Награды

Напишите отзыв о статье "Бруни-Саркози, Карла"

Примечания

  1. [news.bbc.co.uk/2/hi/europe/7189773.stm Profile: Carla Bruni] (англ.). BBC News (15 January 2008). Проверено 18 февраля 2015.
  2. [www.vesti.ru/doc.html?id=607081&cid=9 Карла Бруни-Саркози назвала дочь Джулией] (рус.). Проверено 21 октября 2011. [www.webcitation.org/65u6pggz8 Архивировано из первоисточника 4 марта 2012].
  3. [www.francesoir.fr/dossier/2008/02/04/nicolas-sarkozy-et-carla-bruni-maries-dans-la-plus-grande-discretion.html Nicolas Sarkozy et Carla Bruni — Mariés dans la plus grande discrétion | France Soir]  (фр.)
  4. [www.derecho.com/l/boe/real-decreto-770-2009-concede-gran-cruz-real-distinguida-orden-espa%F1ola-carlos-iii-excelentisima-sra-carla-sarkozy-esposa-presidente-republica-francesa/ Real Decreto 770/2009, de 24 de abril, por el que se concede la Gran Cruz de la Real y Distinguida Orden Española de Carlos III a la Excelentísima Sra. Carla Sarkozy, esposa del Presidente de la República Francesa] (исп.)

Ссылки

Предшественник:
Сесилия Саркози
Первая леди Франции
2 февраля 200815 мая 2012
Преемник:
Валери Триервейлер

Отрывок, характеризующий Бруни-Саркози, Карла

– Уволь ты меня, матушка, ради бога, вели от меня ключи принять, – сказал он. – Служил двадцать три года, худого не делал; уволь, ради бога.
Княжна Марья не понимала, чего он хотел от нее и от чего он просил уволить себя. Она отвечала ему, что она никогда не сомневалась в его преданности и что она все готова сделать для него и для мужиков.


Через час после этого Дуняша пришла к княжне с известием, что пришел Дрон и все мужики, по приказанию княжны, собрались у амбара, желая переговорить с госпожою.
– Да я никогда не звала их, – сказала княжна Марья, – я только сказала Дронушке, чтобы раздать им хлеба.
– Только ради бога, княжна матушка, прикажите их прогнать и не ходите к ним. Все обман один, – говорила Дуняша, – а Яков Алпатыч приедут, и поедем… и вы не извольте…
– Какой же обман? – удивленно спросила княжна
– Да уж я знаю, только послушайте меня, ради бога. Вот и няню хоть спросите. Говорят, не согласны уезжать по вашему приказанию.
– Ты что нибудь не то говоришь. Да я никогда не приказывала уезжать… – сказала княжна Марья. – Позови Дронушку.
Пришедший Дрон подтвердил слова Дуняши: мужики пришли по приказанию княжны.
– Да я никогда не звала их, – сказала княжна. – Ты, верно, не так передал им. Я только сказала, чтобы ты им отдал хлеб.
Дрон, не отвечая, вздохнул.
– Если прикажете, они уйдут, – сказал он.
– Нет, нет, я пойду к ним, – сказала княжна Марья
Несмотря на отговариванье Дуняши и няни, княжна Марья вышла на крыльцо. Дрон, Дуняша, няня и Михаил Иваныч шли за нею. «Они, вероятно, думают, что я предлагаю им хлеб с тем, чтобы они остались на своих местах, и сама уеду, бросив их на произвол французов, – думала княжна Марья. – Я им буду обещать месячину в подмосковной, квартиры; я уверена, что Andre еще больше бы сделав на моем месте», – думала она, подходя в сумерках к толпе, стоявшей на выгоне у амбара.
Толпа, скучиваясь, зашевелилась, и быстро снялись шляпы. Княжна Марья, опустив глаза и путаясь ногами в платье, близко подошла к ним. Столько разнообразных старых и молодых глаз было устремлено на нее и столько было разных лиц, что княжна Марья не видала ни одного лица и, чувствуя необходимость говорить вдруг со всеми, не знала, как быть. Но опять сознание того, что она – представительница отца и брата, придало ей силы, и она смело начала свою речь.
– Я очень рада, что вы пришли, – начала княжна Марья, не поднимая глаз и чувствуя, как быстро и сильно билось ее сердце. – Мне Дронушка сказал, что вас разорила война. Это наше общее горе, и я ничего не пожалею, чтобы помочь вам. Я сама еду, потому что уже опасно здесь и неприятель близко… потому что… Я вам отдаю все, мои друзья, и прошу вас взять все, весь хлеб наш, чтобы у вас не было нужды. А ежели вам сказали, что я отдаю вам хлеб с тем, чтобы вы остались здесь, то это неправда. Я, напротив, прошу вас уезжать со всем вашим имуществом в нашу подмосковную, и там я беру на себя и обещаю вам, что вы не будете нуждаться. Вам дадут и домы и хлеба. – Княжна остановилась. В толпе только слышались вздохи.
– Я не от себя делаю это, – продолжала княжна, – я это делаю именем покойного отца, который был вам хорошим барином, и за брата, и его сына.
Она опять остановилась. Никто не прерывал ее молчания.
– Горе наше общее, и будем делить всё пополам. Все, что мое, то ваше, – сказала она, оглядывая лица, стоявшие перед нею.
Все глаза смотрели на нее с одинаковым выражением, значения которого она не могла понять. Было ли это любопытство, преданность, благодарность, или испуг и недоверие, но выражение на всех лицах было одинаковое.
– Много довольны вашей милостью, только нам брать господский хлеб не приходится, – сказал голос сзади.
– Да отчего же? – сказала княжна.
Никто не ответил, и княжна Марья, оглядываясь по толпе, замечала, что теперь все глаза, с которыми она встречалась, тотчас же опускались.
– Отчего же вы не хотите? – спросила она опять.
Никто не отвечал.
Княжне Марье становилось тяжело от этого молчанья; она старалась уловить чей нибудь взгляд.
– Отчего вы не говорите? – обратилась княжна к старому старику, который, облокотившись на палку, стоял перед ней. – Скажи, ежели ты думаешь, что еще что нибудь нужно. Я все сделаю, – сказала она, уловив его взгляд. Но он, как бы рассердившись за это, опустил совсем голову и проговорил:
– Чего соглашаться то, не нужно нам хлеба.
– Что ж, нам все бросить то? Не согласны. Не согласны… Нет нашего согласия. Мы тебя жалеем, а нашего согласия нет. Поезжай сама, одна… – раздалось в толпе с разных сторон. И опять на всех лицах этой толпы показалось одно и то же выражение, и теперь это было уже наверное не выражение любопытства и благодарности, а выражение озлобленной решительности.
– Да вы не поняли, верно, – с грустной улыбкой сказала княжна Марья. – Отчего вы не хотите ехать? Я обещаю поселить вас, кормить. А здесь неприятель разорит вас…
Но голос ее заглушали голоса толпы.
– Нет нашего согласия, пускай разоряет! Не берем твоего хлеба, нет согласия нашего!
Княжна Марья старалась уловить опять чей нибудь взгляд из толпы, но ни один взгляд не был устремлен на нее; глаза, очевидно, избегали ее. Ей стало странно и неловко.
– Вишь, научила ловко, за ней в крепость иди! Дома разори да в кабалу и ступай. Как же! Я хлеб, мол, отдам! – слышались голоса в толпе.
Княжна Марья, опустив голову, вышла из круга и пошла в дом. Повторив Дрону приказание о том, чтобы завтра были лошади для отъезда, она ушла в свою комнату и осталась одна с своими мыслями.


Долго эту ночь княжна Марья сидела у открытого окна в своей комнате, прислушиваясь к звукам говора мужиков, доносившегося с деревни, но она не думала о них. Она чувствовала, что, сколько бы она ни думала о них, она не могла бы понять их. Она думала все об одном – о своем горе, которое теперь, после перерыва, произведенного заботами о настоящем, уже сделалось для нее прошедшим. Она теперь уже могла вспоминать, могла плакать и могла молиться. С заходом солнца ветер затих. Ночь была тихая и свежая. В двенадцатом часу голоса стали затихать, пропел петух, из за лип стала выходить полная луна, поднялся свежий, белый туман роса, и над деревней и над домом воцарилась тишина.