Карлсруэ

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Карлсруэ
Karlsruhe
Герб
Страна
Германия
Земля
Баден-Вюртемберг
Координаты
Внутреннее деление
27 городских районов
Обербургомистр
Франк Ментруп
(СДПГ/SPD)
Основан
Площадь
173,46 км²
Высота центра
115 м
Население
300 051[1] человек (2014)
Плотность
1730 чел./км²
Часовой пояс
Телефонный код
+49 721
Почтовый индекс
76131-76229
Автомобильный код
KA
Официальный код
08 2 12 000
Официальный сайт

[www.karlsruhe.de/ lsruhe.de]  (нем.)</div>

К:Населённые пункты, основанные в 1715 году

Ка́рлсруэ (нем. Karlsruhe [ˈkaʁlsˌʁuːə], алем. Karlsrueh, ю.-франк. и пфальц. Kallsruh) — город в Германии, в земле Баден-Вюртемберг, расположенный в окрестностях реки Рейн недалеко от французско-германской границы.

Карлсруэ является третьим по численности населения (290 736 человек на 31 декабря 2008) городом земли Баден-Вюртемберг и 21-м в Германии.

В «резиденции права», как иногда называют Карлсруэ, расположены Федеральный конституционный суд, Верховный суд Германии и Генеральная прокуратура Германии, а также многочисленные федеральные и земельные ведомства. В городе проживает большое количество чиновников и госслужащих.





История

По легенде, идея основать город возникла у маркграфа Карла III Вильгельма в 1715 г., когда он, утомившись от охоты, заснул под деревом на одном из местных лугов и ему приснился собственный город, который был «Карловой тишиной» (нем. Ruhe «тишина, покой»). Город начал строиться на территории между тремя древними (старше X века) населёнными пунктами: Мюльбургом, Дурлахом и Эттлингеном, из которых первые два по мере расширения города стали его частями. Впоследствии, Карлсруэ стал столицей Великого герцогства Баден, что во многом определяет самосознание его жителей до наших дней. Во время Второй мировой войны значительная часть города пострадала от бомбардировок союзников.

Архитектура

Основатель города Карл III Вильгельм оставил свой след не только в названии города, но и в его необычной застройке: маркграф выразил пожелание, чтобы все главные улицы его города лучеобразно расходились в стороны от центрального дворца, построенного в стиле барокко (1752—82, архитекторы Л. Ф. де ла Гепьер, Ф. А. Кеслау). 32 улицы-луча центральной части города были соединены позднее двумя кольцевыми дорогами. С тех пор столицу баденского региона называют городом-веером. Существует также гипотеза об астроморфном происхождении планировки города: в соответствии с этой гипотезой звёздным прототипом города послужило выделенное на звёздном небе незадолго до основания города созвездие Секстанта.

В первой трети XIX века архитектор Фридрих Вайнбреннер застраивал Карлсруэ классицистическими зданиями. Южная часть города — новый Карлсруэ со зданиями XIXXX веков. В середине города на Рыночной площади находится ставшая символом города пирамида, под которой похоронен основатель города маркграф Карл Вильгельм.

Достопримечательности

К достопримечательностям города, помимо главного дворца и музеев, относятся многочисленные архитектуные ансамбли различных эпох — такие как замок Готтесауэ, в котором расположена Высшая школа музыки Карлсруэ, Дворец принца Макса, в котором в настоящее время расположился городской музей, или Великогерцогский дворец, в котором находится Верховный суд Германии. В районе Дурлах интересно посетить Замок Карлсбург и руины крепости на горе Турмберг. Различные районы города украшают многочисленные кирхи. Среди них можно выделить протестантские церкви Христускирхе, Лютеркирхе и Городскую кирху, католические церкви Святого Стефана, Святого Бонифация и Святого Бернарда.
Музеи города предлагают многочисленные постоянные и сезонные экспозиции. В здании главного дворца находится музей земли Баден, располагающий многочисленными культурно-историческими экспонатами и коллекциями древностей, охватывающими период более чем в 5500 лет. Государственный художественный музей представляет работы преимущественно немецких, французских и нидерландских мастеров последних семи веков. Один из крупнейших германских естественнонаучных музеев Государственный музей естествознания демонстрирет ископаемые, минералы, чучела и скелеты современных и вымерших животных; имеется большая экспозиция живых экзотических особей. Музей мультимедийного искусства располагает весьма богатой коллекцией (нем. Zentrum für Kunst und Medientechnologie (ZKM)). В городе расположены одни из старейших в Европе Ботанический сад и зоопарк. Город хорошо озеленён, к услугам жителей города многочисленные парковые зоны. Среди них можно выделить парк Гюнтера Клотца, протянувшийся в черте города вдоль реки Альб. Каждый год в июле здесь проводится музыкальный фестиваль, собирающий более 200000 зрителей.

В городе установлены памятники нескольким его известным жителям. На рыночной площади около ратуши расположена пирамида, установленная над гробницей основателя города маркграфа Карла Вильгельма. В центре города находятся памятники внуку основателя Калсруэ Карлу Фридриху Баденскому — одному из самых просвещённых монархов Европы, а также его внуку Карлу Людвигу Фридриху, во многом способствовашему развитию архитектуры города. На одной зелёных аллей города установлены памятники знаменитым карлсруэвским изобретателям Карлу фон Дрезу (изобретение велосипеда в 1817 г.) и Карлу Бенцу (изобретение автомобиля в 1885 г.). Здесь же находится памятник основателю научных методов в машиностроении профессору Францу Грасгофу, преподававшему во второй половине 19 века прикладную механику в университете Карлсруэ. На территории университета установлен памятник Генриху Герцу, открывшему здесь электромагнитные волны в 1886 г.

Существует памятник советским гражданам-жертвам фашизма (в основном, военнопленным) на еврейском кладбище (нем. jüdischer Friedhof).

Экономика

В Карслсруэ находятся различные предприятия транспортного и электротехнического машиностроения, нефтеперерабатывающая, металлообрабатывающая, химическая, полиграфическая, пищевая промышленность. Карлсруэ является вторым по величине речным портом Германии. В городе находится второй по величине в Германии нефтеперерабатывающий завод MiRO. Третьему по величине в стране энергетическому концерну EnBW, имеющему штаб-квартиру в Карлсруэ, принадлежит расположенная в городе крупная паро- и газотурбинная ТЭЦ мощностью более 1 ГВ. В городе расположен один из самых больших филиалов Siemens, являющийся крупнейшим в Карлсруэ негосударственным работодателем. Здесь находятся также большие отделения концернов L’Oréal и Michelin.

Наука, культура, образование

Университет Карлсруэ (основан в 1825 году, 18 245 студентов на 30 ноября 2005 г.) является старейшим в Германии техническим высшим учебным заведением и входит в число лучших высших учебных заведений по таким направлениям, как машиностроение, информатика и электротехника. В 2009 году он был объединен с находящимся в 10 км к северу от Карлсруэ научно-исследовательским центром (нем. Forschungszentrum Karlsruhe), основанным в 1956 году. Объединенное высшее учебное заведение получило название Технологический Институт Карлсруэ (KIT, нем. Karlsruher Institut für Technologie, англ. Karlsruhe Institute of Technology) по аналогии с Массачусетским технологическим институтом.

В Карлсруэ находится Баденский государственный театр, основанный в 1808 году. Новое здание театра построено в 1975 году.

В Карлсруэ расположена Государственная Академия художеств.

В Карлсруэ в 1860 году был проведён первый Международный съезд химиков, где впервые были определены чёткие формулировки атома и молекулы.

Транспорт

Карлсруэ широко известен в транспортных кругах как мировой пионер в концепции использования железнодорожных путей трамваями в целях создания более эффективной и удобной системы общественного транспорта (см. трамвай-поезд). Воплощённая в жизнь система позволяет добираться до соседних городов (Эттлингена, Бад Херренальба, Пфорцхайма, Бад-Вильдбада, Бреттена, Брухзаля, Хайльбронна, Баден-Бадена и даже до Фройденштадта в Шварцвальде) прямо из центра города с обычной трамвайной остановки. В центре города трамвайные линии спрятаны под землю в туннели, остановки тоже на подземных уровнях.

Карлсруэ соединяется скоростными железными (ICE) и автомобильными дорогами (автобанами A5 и A8) с Франкфуртом, Штутгартом и далее с Мюнхеном и Фрайбургом, далее Базелем (Швейцария). Автобан Запад-Восток А8 начинается от города Карлсруэ.

Ближайший аэропорт находится к югу от города в сторону Баден-Бадена (30 км от Карлсруэ) и официально называется «Аэропорт Карлсруэ и Баден-Бадена», с регулярными рейсами на Берлин, Лондон, Рим, Барселону и другие города (объём пассажирских перевозок составил в 2006 г. 835 809 чел.). Крупные аэропорты Франкфурта и Штутгарта также находятся в пределах пары часов езды на автомобиле или поезде.

В Карлсруэ располагалась одна из железнодорожных дирекций Deutsche Bundesbahn[2] и Deutsche Bundespost.

Спорт

Ежегодно в здании «Europahalle» проводятся международные соревнования по лёгкой атлетике в помещении. Здесь же регулярно устраиваются чемпионаты мира по рок-н-роллу.

В городе существует футбольный клуб Karlsruher SC, чемпион Германии 1909 года и обладатель Кубка ФРГ 1955 и 1956 гг. В конце 1980-х — начале 1990-х гг. в рамках Кубка УЕФА прослыл грозой авторитетов, разгромив испанскую «Валенсию» со счётом 7:0. В «Карлсруэ» начинали свою футбольную карьеру Мехмет Шолль, Йенс Новотны и легендарный голкипер Оливер Кан.

Также в городе существуют команды по баскетболу и гандболу. Проводятся соревнования по фристайлу.

Города-побратимы

Карлсруэ является городом-побратимом следующих городов:

Известные уроженцы

Напишите отзыв о статье "Карлсруэ"

Примечания

  1. [www.statistik.baden-wuerttemberg.de/Service/Veroeff/Statistische_Berichte/312614001.pdf (нем.) Статистическая отчётность: Изменение численности населения в муниципалитетах земли Баден-Вюртемберг 2014.]
  2. Железнодорожный транспорт. Энциклопедия. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1995. — стр. 88-89.

Литература

Ссылки

  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Карлсруэ
  • [www.karlsruhe.de/ Официальный сайт] (нем.)
  • [www.fzk.de/ Центр научных исследований (Forschungszentrum) в Карлсруэ] (нем.) (англ.)
  • [ru.ka.stadtwiki.net/ Городская вики Карлсруэ] (нем.) (англ.) (фр.) (рус.)

Отрывок, характеризующий Карлсруэ

– Не более того? – заметил Болконский.
– Но всё таки Билибин нашел серьезный титул адреса. И остроумный и умный человек.
– Как же?
– Главе французского правительства, au chef du gouverienement francais, – серьезно и с удовольствием сказал князь Долгоруков. – Не правда ли, что хорошо?
– Хорошо, но очень не понравится ему, – заметил Болконский.
– О, и очень! Мой брат знает его: он не раз обедал у него, у теперешнего императора, в Париже и говорил мне, что он не видал более утонченного и хитрого дипломата: знаете, соединение французской ловкости и итальянского актерства? Вы знаете его анекдоты с графом Марковым? Только один граф Марков умел с ним обращаться. Вы знаете историю платка? Это прелесть!
И словоохотливый Долгоруков, обращаясь то к Борису, то к князю Андрею, рассказал, как Бонапарт, желая испытать Маркова, нашего посланника, нарочно уронил перед ним платок и остановился, глядя на него, ожидая, вероятно, услуги от Маркова и как, Марков тотчас же уронил рядом свой платок и поднял свой, не поднимая платка Бонапарта.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказал Болконский, – но вот что, князь, я пришел к вам просителем за этого молодого человека. Видите ли что?…
Но князь Андрей не успел докончить, как в комнату вошел адъютант, который звал князя Долгорукова к императору.
– Ах, какая досада! – сказал Долгоруков, поспешно вставая и пожимая руки князя Андрея и Бориса. – Вы знаете, я очень рад сделать всё, что от меня зависит, и для вас и для этого милого молодого человека. – Он еще раз пожал руку Бориса с выражением добродушного, искреннего и оживленного легкомыслия. – Но вы видите… до другого раза!
Бориса волновала мысль о той близости к высшей власти, в которой он в эту минуту чувствовал себя. Он сознавал себя здесь в соприкосновении с теми пружинами, которые руководили всеми теми громадными движениями масс, которых он в своем полку чувствовал себя маленькою, покорною и ничтожной» частью. Они вышли в коридор вслед за князем Долгоруковым и встретили выходившего (из той двери комнаты государя, в которую вошел Долгоруков) невысокого человека в штатском платье, с умным лицом и резкой чертой выставленной вперед челюсти, которая, не портя его, придавала ему особенную живость и изворотливость выражения. Этот невысокий человек кивнул, как своему, Долгорукому и пристально холодным взглядом стал вглядываться в князя Андрея, идя прямо на него и видимо, ожидая, чтобы князь Андрей поклонился ему или дал дорогу. Князь Андрей не сделал ни того, ни другого; в лице его выразилась злоба, и молодой человек, отвернувшись, прошел стороной коридора.
– Кто это? – спросил Борис.
– Это один из самых замечательнейших, но неприятнейших мне людей. Это министр иностранных дел, князь Адам Чарторижский.
– Вот эти люди, – сказал Болконский со вздохом, который он не мог подавить, в то время как они выходили из дворца, – вот эти то люди решают судьбы народов.
На другой день войска выступили в поход, и Борис не успел до самого Аустерлицкого сражения побывать ни у Болконского, ни у Долгорукова и остался еще на время в Измайловском полку.


На заре 16 числа эскадрон Денисова, в котором служил Николай Ростов, и который был в отряде князя Багратиона, двинулся с ночлега в дело, как говорили, и, пройдя около версты позади других колонн, был остановлен на большой дороге. Ростов видел, как мимо его прошли вперед казаки, 1 й и 2 й эскадрон гусар, пехотные батальоны с артиллерией и проехали генералы Багратион и Долгоруков с адъютантами. Весь страх, который он, как и прежде, испытывал перед делом; вся внутренняя борьба, посредством которой он преодолевал этот страх; все его мечтания о том, как он по гусарски отличится в этом деле, – пропали даром. Эскадрон их был оставлен в резерве, и Николай Ростов скучно и тоскливо провел этот день. В 9 м часу утра он услыхал пальбу впереди себя, крики ура, видел привозимых назад раненых (их было немного) и, наконец, видел, как в середине сотни казаков провели целый отряд французских кавалеристов. Очевидно, дело было кончено, и дело было, очевидно небольшое, но счастливое. Проходившие назад солдаты и офицеры рассказывали о блестящей победе, о занятии города Вишау и взятии в плен целого французского эскадрона. День был ясный, солнечный, после сильного ночного заморозка, и веселый блеск осеннего дня совпадал с известием о победе, которое передавали не только рассказы участвовавших в нем, но и радостное выражение лиц солдат, офицеров, генералов и адъютантов, ехавших туда и оттуда мимо Ростова. Тем больнее щемило сердце Николая, напрасно перестрадавшего весь страх, предшествующий сражению, и пробывшего этот веселый день в бездействии.
– Ростов, иди сюда, выпьем с горя! – крикнул Денисов, усевшись на краю дороги перед фляжкой и закуской.
Офицеры собрались кружком, закусывая и разговаривая, около погребца Денисова.
– Вот еще одного ведут! – сказал один из офицеров, указывая на французского пленного драгуна, которого вели пешком два казака.
Один из них вел в поводу взятую у пленного рослую и красивую французскую лошадь.
– Продай лошадь! – крикнул Денисов казаку.
– Изволь, ваше благородие…
Офицеры встали и окружили казаков и пленного француза. Французский драгун был молодой малый, альзасец, говоривший по французски с немецким акцентом. Он задыхался от волнения, лицо его было красно, и, услыхав французский язык, он быстро заговорил с офицерами, обращаясь то к тому, то к другому. Он говорил, что его бы не взяли; что он не виноват в том, что его взяли, а виноват le caporal, который послал его захватить попоны, что он ему говорил, что уже русские там. И ко всякому слову он прибавлял: mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval [Но не обижайте мою лошадку,] и ласкал свою лошадь. Видно было, что он не понимал хорошенько, где он находится. Он то извинялся, что его взяли, то, предполагая перед собою свое начальство, выказывал свою солдатскую исправность и заботливость о службе. Он донес с собой в наш арьергард во всей свежести атмосферу французского войска, которое так чуждо было для нас.
Казаки отдали лошадь за два червонца, и Ростов, теперь, получив деньги, самый богатый из офицеров, купил ее.
– Mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval, – добродушно сказал альзасец Ростову, когда лошадь передана была гусару.
Ростов, улыбаясь, успокоил драгуна и дал ему денег.
– Алё! Алё! – сказал казак, трогая за руку пленного, чтобы он шел дальше.
– Государь! Государь! – вдруг послышалось между гусарами.
Всё побежало, заторопилось, и Ростов увидал сзади по дороге несколько подъезжающих всадников с белыми султанами на шляпах. В одну минуту все были на местах и ждали. Ростов не помнил и не чувствовал, как он добежал до своего места и сел на лошадь. Мгновенно прошло его сожаление о неучастии в деле, его будничное расположение духа в кругу приглядевшихся лиц, мгновенно исчезла всякая мысль о себе: он весь поглощен был чувством счастия, происходящего от близости государя. Он чувствовал себя одною этою близостью вознагражденным за потерю нынешнего дня. Он был счастлив, как любовник, дождавшийся ожидаемого свидания. Не смея оглядываться во фронте и не оглядываясь, он чувствовал восторженным чутьем его приближение. И он чувствовал это не по одному звуку копыт лошадей приближавшейся кавалькады, но он чувствовал это потому, что, по мере приближения, всё светлее, радостнее и значительнее и праздничнее делалось вокруг него. Всё ближе и ближе подвигалось это солнце для Ростова, распространяя вокруг себя лучи кроткого и величественного света, и вот он уже чувствует себя захваченным этими лучами, он слышит его голос – этот ласковый, спокойный, величественный и вместе с тем столь простой голос. Как и должно было быть по чувству Ростова, наступила мертвая тишина, и в этой тишине раздались звуки голоса государя.
– Les huzards de Pavlograd? [Павлоградские гусары?] – вопросительно сказал он.
– La reserve, sire! [Резерв, ваше величество!] – отвечал чей то другой голос, столь человеческий после того нечеловеческого голоса, который сказал: Les huzards de Pavlograd?
Государь поровнялся с Ростовым и остановился. Лицо Александра было еще прекраснее, чем на смотру три дня тому назад. Оно сияло такою веселостью и молодостью, такою невинною молодостью, что напоминало ребяческую четырнадцатилетнюю резвость, и вместе с тем это было всё таки лицо величественного императора. Случайно оглядывая эскадрон, глаза государя встретились с глазами Ростова и не более как на две секунды остановились на них. Понял ли государь, что делалось в душе Ростова (Ростову казалось, что он всё понял), но он посмотрел секунды две своими голубыми глазами в лицо Ростова. (Мягко и кротко лился из них свет.) Потом вдруг он приподнял брови, резким движением ударил левой ногой лошадь и галопом поехал вперед.
Молодой император не мог воздержаться от желания присутствовать при сражении и, несмотря на все представления придворных, в 12 часов, отделившись от 3 й колонны, при которой он следовал, поскакал к авангарду. Еще не доезжая до гусар, несколько адъютантов встретили его с известием о счастливом исходе дела.
Сражение, состоявшее только в том, что захвачен эскадрон французов, было представлено как блестящая победа над французами, и потому государь и вся армия, особенно после того, как не разошелся еще пороховой дым на поле сражения, верили, что французы побеждены и отступают против своей воли. Несколько минут после того, как проехал государь, дивизион павлоградцев потребовали вперед. В самом Вишау, маленьком немецком городке, Ростов еще раз увидал государя. На площади города, на которой была до приезда государя довольно сильная перестрелка, лежало несколько человек убитых и раненых, которых не успели подобрать. Государь, окруженный свитою военных и невоенных, был на рыжей, уже другой, чем на смотру, энглизированной кобыле и, склонившись на бок, грациозным жестом держа золотой лорнет у глаза, смотрел в него на лежащего ничком, без кивера, с окровавленною головою солдата. Солдат раненый был так нечист, груб и гадок, что Ростова оскорбила близость его к государю. Ростов видел, как содрогнулись, как бы от пробежавшего мороза, сутуловатые плечи государя, как левая нога его судорожно стала бить шпорой бок лошади, и как приученная лошадь равнодушно оглядывалась и не трогалась с места. Слезший с лошади адъютант взял под руки солдата и стал класть на появившиеся носилки. Солдат застонал.
– Тише, тише, разве нельзя тише? – видимо, более страдая, чем умирающий солдат, проговорил государь и отъехал прочь.
Ростов видел слезы, наполнившие глаза государя, и слышал, как он, отъезжая, по французски сказал Чарторижскому:
– Какая ужасная вещь война, какая ужасная вещь! Quelle terrible chose que la guerre!
Войска авангарда расположились впереди Вишау, в виду цепи неприятельской, уступавшей нам место при малейшей перестрелке в продолжение всего дня. Авангарду объявлена была благодарность государя, обещаны награды, и людям роздана двойная порция водки. Еще веселее, чем в прошлую ночь, трещали бивачные костры и раздавались солдатские песни.
Денисов в эту ночь праздновал производство свое в майоры, и Ростов, уже довольно выпивший в конце пирушки, предложил тост за здоровье государя, но «не государя императора, как говорят на официальных обедах, – сказал он, – а за здоровье государя, доброго, обворожительного и великого человека; пьем за его здоровье и за верную победу над французами!»
– Коли мы прежде дрались, – сказал он, – и не давали спуску французам, как под Шенграбеном, что же теперь будет, когда он впереди? Мы все умрем, с наслаждением умрем за него. Так, господа? Может быть, я не так говорю, я много выпил; да я так чувствую, и вы тоже. За здоровье Александра первого! Урра!
– Урра! – зазвучали воодушевленные голоса офицеров.
И старый ротмистр Кирстен кричал воодушевленно и не менее искренно, чем двадцатилетний Ростов.
Когда офицеры выпили и разбили свои стаканы, Кирстен налил другие и, в одной рубашке и рейтузах, с стаканом в руке подошел к солдатским кострам и в величественной позе взмахнув кверху рукой, с своими длинными седыми усами и белой грудью, видневшейся из за распахнувшейся рубашки, остановился в свете костра.
– Ребята, за здоровье государя императора, за победу над врагами, урра! – крикнул он своим молодецким, старческим, гусарским баритоном.
Гусары столпились и дружно отвечали громким криком.
Поздно ночью, когда все разошлись, Денисов потрепал своей коротенькой рукой по плечу своего любимца Ростова.
– Вот на походе не в кого влюбиться, так он в ца'я влюбился, – сказал он.
– Денисов, ты этим не шути, – крикнул Ростов, – это такое высокое, такое прекрасное чувство, такое…
– Ве'ю, ве'ю, д'ужок, и 'азделяю и одоб'яю…
– Нет, не понимаешь!
И Ростов встал и пошел бродить между костров, мечтая о том, какое было бы счастие умереть, не спасая жизнь (об этом он и не смел мечтать), а просто умереть в глазах государя. Он действительно был влюблен и в царя, и в славу русского оружия, и в надежду будущего торжества. И не он один испытывал это чувство в те памятные дни, предшествующие Аустерлицкому сражению: девять десятых людей русской армии в то время были влюблены, хотя и менее восторженно, в своего царя и в славу русского оружия.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Карлсруэ&oldid=81624635»