Карл XII

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Карл XII (король Швеции)»)
Перейти к: навигация, поиск
Карл XII
Karl XII<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Король Швеции
26 марта (5 апреля 1697) — 19 (30 ноября 1718)
Девиз: Med Guds hjälp
(С Божьей помощью)
Коронация: 4 (14 декабря 1697)
Предшественник: Карл XI
Преемник: Ульрика Элеонора
 
Рождение: 17 (27) июня 1682(1682-06-27)
Тре-Крунур, Швеция
Смерть: 30 ноября (11 декабря) 1718(1718-12-11) (36 лет)
Фредриксхальд, Норвегия
Место погребения: 15 (26 февраля 1719), Риддархольмская церковь, Стокгольм
Род: Пфальц-Цвейбрюкен
Отец: Карл XI
Мать: Ульрика Элеонора Датская
 
Автограф:
Монограмма:

Карл XII (швед. Carolus XII; 17 (27) июня 1682, Тре-Крунур, Швеция — 30 ноября (11 декабря1718, Фредриксхальд, Норвегия) — король Швеции в 1697—1718 годах, полководец, потративший большую часть своего правления на продолжительные войны в Европе. Карл XII взошёл на трон после смерти отца Карла XI в возрасте 15 лет и спустя 3 года надолго покинул страну, приступив к растянувшимся на 18 лет многочисленным военным кампаниям с целью окончательно сделать Швецию доминирующей силой в Северной Европе.

Янычары, восторгавшиеся его упрямством, дали Карлу XII прозвище «Железная башка» (тур. Demirbaş)[1].





Датская кампания

Его по-юношески авантюрная политика дала повод другим странам развернуть в 1700 военные действия в Шведской Прибалтике. Польша с Саксонией, Дания с Норвегией и Россия создали коалицию против Швеции накануне Северной войны. Но 18-летний Карл XII оказался проницательнее, чем могли предположить его более великовозрастные монархи-противники.

Первая военная кампания Карла была направлена против Дании, королём которой был в то время его кузен Фредерик IV Датский, летом 1700 напавшей на шведского союзника Фридриха IV Гольштейн-Готторпского (другого кузена Карла XII, женатого на его сестре Хедвиг-Софии). Карл с экспедиционным корпусом неожиданно высадился у Копенгагена, и Дания запросила мира, однако возвышение Швеции на Балтике вызвало недовольство у двух крупных соседей: у польского короля Августа II (он приходился кузеном и Карлу XII и Фредерику IV Датскому; ещё в феврале 1700 его саксонские войска осадили центр Шведской Прибалтики — город-крепость Ригу, но известия о поражении Дании заставили Августа II отступить), а также у русского царя Петра I.

Северная война

Битва при Нарве

Вторгнувшись в Шведскую Прибалтику летом 1700, русские войска под командованием Петра I осадили стоящие рядом крепости Нарва и Ивангород с единым гарнизоном. В ответ на это ведомый Карлом шведский экспедиционный корпус, так удачно выведший из войны Данию, морем переправился в Пярну (Пернов) и двинулся на помощь осаждённым. 30 ноября Карл решительно атаковал русскую армию с оставленным Петром I на командование фельдмаршалом де Круа при Нарве. В этом упорном сражении русское войско почти троекратно превосходило шведскую армию (9-12 тысяч при 37 пушках у шведов против 32-35 тысяч русских при 184 орудиях). Наступая под прикрытием снежной пурги, шведы вплотную подошли к русским позициям, растянувшимся тонкой линией перед стенами Нарвы, и короткими ударами прорвали их в нескольких местах. Командующий де Круа и многие иностранные офицеры тут же сдались шведам. Центральная часть русских войск начала беспорядочный отход к своему правому флангу, где находился единственный мост через реку Нарова. Мост не выдержал массы отступавших и рухнул. На левом фланге 5-тысячная конница Шереметева, увидев бегство других частей, поддалась общей панике и бросилась через реку вплавь. Несмотря на то, что стоявшие на правом фланге Семёновский и Преображенский полки сумели отбить атаки шведов, устояла и пехота на левом фланге, сражение завершилось капитуляцией русских войск ввиду их полного разгрома. Потери убитыми, утонувшими в реке и ранеными составили около 7000 человек (против 677 убитых и 1247 раненых у шведов). Была потеряна вся артиллерия (179 пушек), в плен попало 700 человек, в том числе 56 офицеров и 10 генералов. По условиям капитуляции (русским частям, кроме сдавшихся в плен во время боя, было разрешено переправиться к своим, но без оружия, знамён и обоза) шведам досталось 20 тысяч мушкетов и царская казна в 32 тысячи рублей, а также 210 знамён.

Польская кампания

Затем Карл ХII повернул армию против Польши, разбив Августа II и его саксонскую армию (Август Сильный, будучи избранным польским королём, остался наследственным курфюрстом Саксонии) в битве при Клишове в 1702. После смещения с польского престола Августа II Карл заменил его своим ставленником Станиславом Лещинским.

Поход в Гетманщину и Полтавское поражение

Тем временем Пётр I отвоевал у Карла часть прибалтийских земель и основал на отвоёванных землях новую крепость Санкт-Петербург. Это заставило Карла принять фатальное решение о захвате русской столицы Москвы. Во время похода им было принято решение повести свою армию в Малороссию, гетман которой Мазепа перешёл на сторону Карла, но не был поддержан основной массой украинского казачества. Шедший на помощь Карлу корпус Левенгаупта был разбит русскими в сражении у деревни Лесной. К тому моменту, когда шведские войска подошли к Полтаве, Карл потерял до трети своей армии. После неудачной для шведов трехмесячной осады Полтавы, произошло сражение 27 июня (8 июля) 1709 года в 6 верстах от города Полтава на русских землях (Левобережье Днепра) с основными силами русской армии, в результате которого шведская армия потерпела поражение. Карл бежал на юг в Османскую империю, где он организовал лагерь в Бендерах.

Бендерское сидение. Кризис

Турки первоначально приветствовали шведского короля, который подговаривал их начать войну с русскими. Однако султан, в конечном счёте уставший от амбиций Карла, проявил коварство и распорядился арестовать его. Старые враги короля — Россия и Польша — использовали в своих интересах его отсутствие, чтобы восстановить утраченные земли и даже расширить территории. Англия, союзник Швеции, отказалась от союзных обязательств, в то время как Пруссия захватила шведские капиталы в Германии (под которыми надо понимать шведские владения в Германии, временно уступленные Пруссии по секвестрационному договору). Россия захватила часть Финляндии, а Август II вновь вернулся на польский трон. В 1713 году султан под давлением России и европейских держав распорядился силой выпроводить Карла из Бендер, при исполнении этого приказа произошло даже небольшое вооруженное столкновение шведов с янычарами, т. н. «калабалык», в котором Карл был ранен, потеряв кончик носа.

Возвращение и загадочная смерть

Ситуация в самом королевстве была угрожающей, поэтому Карл бежал из Османской империи, потратив лишь 15 дней, чтобы пересечь Европу и вернуться в контролируемый Швецией Штральзунд в Померании, а затем и в саму Швецию. Его попытки восстановить потерянную власть и влияние потерпели неудачу (в столице — Стокгольме — он так и не побывал, покинув, таким образом, в 1700 году город навсегда). Незадолго до смерти Карл попытался завершить Северную войну с Россией Аландским конгрессом. В декабре 1718 года Карл во время своего последнего похода в Норвегию (которая была тогда под властью Дании) при осаде крепости Фредрикстен находился в передовой траншее и был убит шальной пулей (пуговицей). По другой версии — он стал жертвой заговора шведской аристократии, недовольной продолжением разорительной войны, и был убит в результате покушения (обстоятельства гибели короля до сих пор являются причиной ожесточённых споров). Карл XII стал последним монархом Европы, павшим на поле боя. После Карла шведский трон наследовала его сестра Ульрика Элеонора, но вскоре престол перешёл к её мужу Фридриху (Фредрику I) Гессен-Кассельскому. После неудачной попытки продолжения войны Фредрик I заключил в 1721 Ништадтский мир с Россией.

Характеристика

Карл XII считается большинством историков блестящим полководцем, но плохим государственным деятелем. Обходясь без алкоголя и женщин, он прекрасно чувствовал себя в походе и на поле боя. По оценкам современников, он очень мужественно переносил боль и лишения, и умел сдерживать свои эмоции. Король привел Швецию к вершине могущества, обеспечив огромный престиж страны через свои блестящие военные кампании.

Король интересовался разными аспектами военного дела, в том числе математическими. Эммануил Сведенборг утверждал, что в 1716 году Карл XII предложил новую восьмеричную систему счисления, которую находил более подходящей в военном ремесле из-за кубической формы коробок; впрочем, некоторые историки науки предполагают, что истинным автором предложения был сам Сведенборг либо Кристофер Польхем.

Несостоявшиеся браки

Король Швеции мог вступить два раза в брак, в истории известны две претендентки:

Памятники

В кинематографе

В музыке

  • Power metal группа из Швеции Sabaton в 2012 выпустила альбом под названием «Carolus Rex», посвященный военным походам короля 1700—1721 гг.

В почтовых марках

2 февраля 2013 года в Приднестровье прошло спецгашение почтового блока и «конверта первого дня». На почтовом блоке, посвящённом 300-летию пребывания шведского короля в Бендерах, центральное место занимает датированная 1789 годом картина русского художника М. М. Иванова «Вид крепости в Бендерах». Кроме марок с портретами короля Карла XII и турецкого султана Ахмеда III, в блок включены ещё две почтовые миниатюры, иллюстрирующие эпизоды так называемого «бендерского калабалыка».[2]

Напишите отзыв о статье "Карл XII"

Литература

  • Григорьев Б. Н. Карл XII, или Пять пуль для короля. Москва : Молодая гвардия, 2006. 547, [3] с., [16] л. ил. (Жизнь замечательных людей; Вып. 1198 (998)). ISBN 5-235-02910-0, 5000 экз.
  • Станислав Куняев. А все-таки нация чтит короля.
  • [www.memoirs.ru/rarhtml/PetrovIV93_7.htm Петров А. Н. Противник Петра Великого // Исторический вестник, 1893. — Т. 53. — № 7. — С. 168—182.]
  • Рильке Р. М. Карл XII Шведский терпит поражение на Украйне // Избранные сочинения. М., 1998.
  • Цветков С. Карл XII. Последний викинг. 1682—1718 — М.: Центрполиграф, 2005—480стр.
  • Bengtsson F.G. The Life of Charles XII, King of Sweden, 1697—1718. — Stockholm, 1960.
  • Haintz О. König Karl XII. von Schweden. 3 Bände. — Berlin: De Gruyter, 1951.
  • Hatton R. Charles XII of Sweden. — London, 1968.

Источники

  • [militera.lib.ru/h/tarle2/index.html Северная война и шведское нашествие на Россию], Евгений Тарле, Москва 1958
  • [memoirs.ru/texts/Gillenkrok1844.htm Гилленкрок А. Сказание о выступлении его величества короля Карла XII из Саксонии и о том, что во время похода к Полтаве, при осаде её и после случилось / Пер. с нем., введ. и примеч. Я. Турунова // Военный журнал, 1844. — № 6. — С. 1-105.]
  • [memoirs.ru/texts/Dalberg_RA89K1V3.htm Дальберг Е. Оправдательное донесение Карлу XII-му Рижского губернатора Дальберга (по поводу посещения Риги Петром Великим в 1697 году) / Перевод и предисл. С. В. Арсеньева // Русский архив, 1889. — Кн. 1. — Вып. 3. — С. 385—391.]
  • [memoirs.ru/texts/Karl_Grot1901.htm Карл XII. Письмо о полтавском сражении. 1709 г / Публ. Я. К. Грота. // Грот Я. К. Труды Я. К. Грота из русской истории. Исследования, очерки, критические заметки и материалы — Т. 4. — Спб., 1901. — С. 157—159.]
  • [www.memoirs.ru/rarhtml/Koros_RA69_10.htm Коростовцов Л. Дом, где жил Карл XII, стоя под Полтавой // Русский архив, 1869. — Вып. 10. — Стб. 1721—1723.]

Примечания

  1. Kessler J. S. Echoes of Empire: An Accidental Historian’s Journey Through the Post-Ottoman World. N.Y., 2016. P. XV-XVII; Nazir B. Osmanlı Misafirperverliği ve Avrupa'daki Yankıları. Istanbul, 2009. S. 11-13.
  2. [novostipmr.com/ru/news/13-02-02/300-let-benderskomu-kalabalyku 300 лет «Бендерскому калабалыку»] (рус.) (02.02.2013). Проверено 12 марта 2013.

Ссылки

Предшественник:
Карл XI
Король Швеции
16971718
Преемник:
Ульрика Элеонора

Отрывок, характеризующий Карл XII

Князь Андрей, после Аустерлицкой кампании, твердо pешил никогда не служить более в военной службе; и когда началась война, и все должны были служить, он, чтобы отделаться от действительной службы, принял должность под начальством отца по сбору ополчения. Старый князь с сыном как бы переменились ролями после кампании 1805 года. Старый князь, возбужденный деятельностью, ожидал всего хорошего от настоящей кампании; князь Андрей, напротив, не участвуя в войне и в тайне души сожалея о том, видел одно дурное.
26 февраля 1807 года, старый князь уехал по округу. Князь Андрей, как и большею частью во время отлучек отца, оставался в Лысых Горах. Маленький Николушка был нездоров уже 4 й день. Кучера, возившие старого князя, вернулись из города и привезли бумаги и письма князю Андрею.
Камердинер с письмами, не застав молодого князя в его кабинете, прошел на половину княжны Марьи; но и там его не было. Камердинеру сказали, что князь пошел в детскую.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, Петруша с бумагами пришел, – сказала одна из девушек помощниц няни, обращаясь к князю Андрею, который сидел на маленьком детском стуле и дрожащими руками, хмурясь, капал из стклянки лекарство в рюмку, налитую до половины водой.
– Что такое? – сказал он сердито, и неосторожно дрогнув рукой, перелил из стклянки в рюмку лишнее количество капель. Он выплеснул лекарство из рюмки на пол и опять спросил воды. Девушка подала ему.
В комнате стояла детская кроватка, два сундука, два кресла, стол и детские столик и стульчик, тот, на котором сидел князь Андрей. Окна были завешаны, и на столе горела одна свеча, заставленная переплетенной нотной книгой, так, чтобы свет не падал на кроватку.
– Мой друг, – обращаясь к брату, сказала княжна Марья от кроватки, у которой она стояла, – лучше подождать… после…
– Ах, сделай милость, ты всё говоришь глупости, ты и так всё дожидалась – вот и дождалась, – сказал князь Андрей озлобленным шопотом, видимо желая уколоть сестру.
– Мой друг, право лучше не будить, он заснул, – умоляющим голосом сказала княжна.
Князь Андрей встал и, на цыпочках, с рюмкой подошел к кроватке.
– Или точно не будить? – сказал он нерешительно.
– Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. Она указала брату на девушку, шопотом вызывавшую его.
Была вторая ночь, что они оба не спали, ухаживая за горевшим в жару мальчиком. Все сутки эти, не доверяя своему домашнему доктору и ожидая того, за которым было послано в город, они предпринимали то то, то другое средство. Измученные бессоницей и встревоженные, они сваливали друг на друга свое горе, упрекали друг друга и ссорились.
– Петруша с бумагами от папеньки, – прошептала девушка. – Князь Андрей вышел.
– Ну что там! – проговорил он сердито, и выслушав словесные приказания от отца и взяв подаваемые конверты и письмо отца, вернулся в детскую.
– Ну что? – спросил князь Андрей.
– Всё то же, подожди ради Бога. Карл Иваныч всегда говорит, что сон всего дороже, – прошептала со вздохом княжна Марья. – Князь Андрей подошел к ребенку и пощупал его. Он горел.
– Убирайтесь вы с вашим Карлом Иванычем! – Он взял рюмку с накапанными в нее каплями и опять подошел.
– Andre, не надо! – сказала княжна Марья.
Но он злобно и вместе страдальчески нахмурился на нее и с рюмкой нагнулся к ребенку. – Ну, я хочу этого, сказал он. – Ну я прошу тебя, дай ему.
Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Ребенок закричал и захрипел. Князь Андрей, сморщившись, взяв себя за голову, вышел из комнаты и сел в соседней, на диване.
Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.
«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».
«Le Marieechal se fache contre l'Empereur et nous punit tous; n'est ce pas que с'est logique!
«Voila le premier acte. Aux suivants l'interet et le ridicule montent comme de raison. Apres le depart du Marieechal il se trouve que nous sommes en vue de l'ennemi, et qu'il faut livrer bataille. Boukshevden est general en chef par droit d'anciennete, mais le general Benigsen n'est pas de cet avis; d'autant plus qu'il est lui, avec son corps en vue de l'ennemi, et qu'il veut profiter de l'occasion d'une bataille „aus eigener Hand“ comme disent les Allemands. Il la donne. C'est la bataille de Poultousk qui est sensee etre une grande victoire, mais qui a mon avis ne l'est pas du tout. Nous autres pekins avons, comme vous savez, une tres vilaine habitude de decider du gain ou de la perte d'une bataille. Celui qui s'est retire apres la bataille, l'a perdu, voila ce que nous disons, et a ce titre nous avons perdu la bataille de Poultousk. Bref, nous nous retirons apres la bataille, mais nous envoyons un courrier a Petersbourg, qui porte les nouvelles d'une victoire, et le general ne cede pas le commandement en chef a Boukshevden, esperant recevoir de Petersbourg en reconnaissance de sa victoire le titre de general en chef. Pendant cet interregne, nous commencons un plan de man?uvres excessivement interessant et original. Notre but ne consiste pas, comme il devrait l'etre, a eviter ou a attaquer l'ennemi; mais uniquement a eviter le general Boukshevden, qui par droit d'ancnnete serait notre chef. Nous poursuivons ce but avec tant d'energie, que meme en passant une riviere qui n'est рas gueable, nous brulons les ponts pour nous separer de notre ennemi, qui pour le moment, n'est pas Bonaparte, mais Boukshevden. Le general Boukshevden a manque etre attaque et pris par des forces ennemies superieures a cause d'une de nos belles man?uvres qui nous sauvait de lui. Boukshevden nous poursuit – nous filons. A peine passe t il de notre cote de la riviere, que nous repassons de l'autre. A la fin notre ennemi Boukshevden nous attrappe et s'attaque a nous. Les deux generaux se fachent. Il y a meme une provocation en duel de la part de Boukshevden et une attaque d'epilepsie de la part de Benigsen. Mais au moment critique le courrier, qui porte la nouvelle de notre victoire de Poultousk, nous apporte de Petersbourg notre nomination de general en chef, et le premier ennemi Boukshevden est enfonce: nous pouvons penser au second, a Bonaparte. Mais ne voila t il pas qu'a ce moment se leve devant nous un troisieme ennemi, c'est le православное qui demande a grands cris du pain, de la viande, des souchary, du foin, – que sais je! Les magasins sont vides, les сhemins impraticables. Le православное se met a la Marieaude, et d'une maniere dont la derieniere campagne ne peut vous donner la moindre idee. La moitie des regiments forme des troupes libres, qui parcourent la contree en mettant tout a feu et a sang. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. Deux fois le quartier general a ete attaque par des troupes de Marieaudeurs et le general en chef a ete oblige lui meme de demander un bataillon pour les chasser. Dans une de ces attaques on m'a еmporte ma malle vide et ma robe de chambre. L'Empereur veut donner le droit a tous les chefs de divisions de fusiller les Marieaudeurs, mais je crains fort que cela n'oblige une moitie de l'armee de fusiller l'autre.