Каролинские острова

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Каролинские островаКаролинские острова

</tt>

</tt> </tt>

Каролинские острова
англ. Caroline Islands, исп. Carolinas Islas
6°03′ с. ш. 147°05′ в. д. / 6.050° с. ш. 147.083° в. д. / 6.050; 147.083 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=6.050&mlon=147.083&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 6°03′ с. ш. 147°05′ в. д. / 6.050° с. ш. 147.083° в. д. / 6.050; 147.083 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=6.050&mlon=147.083&zoom=9 (O)] (Я)
АкваторияТихий океан
Количество островов936
Крупнейший островПонпеи
Общая площадь1160 км²
Наивысшая точка791 м
СтраныФедеративные Штаты Микронезии Федеративные Штаты Микронезии
Палау Палау
Каролинские острова
Население (2010 год)125 000 чел.
Плотность населения107,759 чел./км²

Кароли́нские острова́ (англ. Caroline Islands, исп. Carolinas Islas; названы по имени испанского короля Карла II) — архипелаг в западной части Тихого океана, в Микронезии. После обретения независимости от США на островах архипелага образовалось два государства: Федеративные Штаты Микронезии и Палау.





История

К моменту начала колонизации островов европейцами местное население находилось на стадии разложения первобытно-общинного строя. Общество подразделялось на ряд неравноправных по своему положению социальных групп. На некоторых островных группах возникли крупные территориальные объединения, хотя государства ещё созданы не были.

Каролинские острова были открыты в 1527 году испанским мореплавателем Сааведра (по другой версии их открыл вместе с Маршалловыми в 1526 году Саласар). Отдельные острова архипелага были исследованы и подробно описаны русским мореплавателем Ф. П. Литке в 1828 году.

В XVII веке Испания объявила Каролины своим владением, однако фактического контроля над архипелагом установлено не было. В 1885 году о своих претензиях на Каролинские острова объявила Германия, на одном из островов был водружён германский флаг. Испания обратилась к международному арбитражу, и избранный арбитром папа Лев XIII присудил острова Испании. В 1899 году Германия купила Каролинские острова у Испании.

В ходе Первой мировой войны в 1914 году острова были захвачены Японией, после окончания войны по Версальскому договору острова были отданы Японии в качестве «мандатной территории». Японцы создали там крупные сахарные плантации, активно проводилась политика переселения японцев на Каролины. Местные жители подвергались японцами насильственной ассимиляции.

Во время 2-й мировой войны Каролины были заняты США, которые с 1947 года управляли ими по мандату ООН в составе Подопечной территории Тихоокеанские о-ва. В 1978 году Каролинские острова получили статус «свободно ассоциированной с США территории» (соглашение подписано в 1982 году).

География

Архипелаг состоит из 936 отдельных или собранных в группы вулканических островов и атоллов, расположенных между 1—10° с. ш. и 131—163° в. д. Площадь суши около 1160 км². Крупные группы и острова: Палау (остров Бабелтуап, 391 км²), Яп (105 км²) — западная группа; острова Сенявина (остров Понапе, 334 км²), Трук (100 км²), Кусаие (110 км²) — восточная группа.

Все крупные острова вулканического происхождения (высота до 791 м), окружены коралловыми рифами. Острова западной группы относятся к системе островных дуг и испытывают медленный устойчивый подъём; острова восточной группы сформированы на океаническом ложе. Месторождения фосфатов органического происхождения. Климат экваториальный и субэкваториальный. Осадков от 2250 мм до 3000—4500 и 6000 мм (в горах острова Кусаие) в год. Каролинские острова являются областью зарождения тайфунов (в среднем 25 в год), случающихся во все времена года (чаще — в период с июля по ноябрь, с максимумом в сентябре). На вулканических островах — вечнозелёные тропические леса из панданусов. На склонах гор — влажные вечнозелёные леса с древовидными папоротниками; бамбук образует их верхнюю границу; на засушливых склонах — саванны; на коралловых островах преобладают кокосовая пальма и панданус.

Население

Население Каролинских островов составляет примерно 125 000 человек (2010 год).

Флаг Герб Страна Площадь,
км²
Население,
чел.
Плотность,
чел./км²
Количество островов Карта
Федеративные Штаты Микронезии 702 102 843 (2010 г.) 146,50 608
Палау 458 19 907 (2005 г.) 40,79 328
Всего 1160 936

Этнический состав, религия и язык

Основное население Каролинских островов — небольшие этнические группы микронезийцев, говорящие на различных языках малайско-полинезийской семьи. Общая численность — 67 000 чел. (1969, оценка). Наиболее крупные из них (по оценке на 1969) — трукцы (26 000 чел., на островах Трук, Номой и др.), понапеанцы (15 000 чел., на островах Понапе, Пингелап и др.), палауанцы (12 000 чел., на острове Палау). По религии большинство островитян христиане (католики и протестанты). Официальный язык английский. Население занимается земледелием (кокосовая пальма, сахарный тростник, таро, батат), рыболовством, скотоводством.

См. также

Напишите отзыв о статье "Каролинские острова"

Отрывок, характеризующий Каролинские острова

Около деревни Праца Ростову велено было искать Кутузова и государя. Но здесь не только не было их, но не было ни одного начальника, а были разнородные толпы расстроенных войск.
Он погонял уставшую уже лошадь, чтобы скорее проехать эти толпы, но чем дальше он подвигался, тем толпы становились расстроеннее. По большой дороге, на которую он выехал, толпились коляски, экипажи всех сортов, русские и австрийские солдаты, всех родов войск, раненые и нераненые. Всё это гудело и смешанно копошилось под мрачный звук летавших ядер с французских батарей, поставленных на Праценских высотах.
– Где государь? где Кутузов? – спрашивал Ростов у всех, кого мог остановить, и ни от кого не мог получить ответа.
Наконец, ухватив за воротник солдата, он заставил его ответить себе.
– Э! брат! Уж давно все там, вперед удрали! – сказал Ростову солдат, смеясь чему то и вырываясь.
Оставив этого солдата, который, очевидно, был пьян, Ростов остановил лошадь денщика или берейтора важного лица и стал расспрашивать его. Денщик объявил Ростову, что государя с час тому назад провезли во весь дух в карете по этой самой дороге, и что государь опасно ранен.
– Не может быть, – сказал Ростов, – верно, другой кто.
– Сам я видел, – сказал денщик с самоуверенной усмешкой. – Уж мне то пора знать государя: кажется, сколько раз в Петербурге вот так то видал. Бледный, пребледный в карете сидит. Четверню вороных как припустит, батюшки мои, мимо нас прогремел: пора, кажется, и царских лошадей и Илью Иваныча знать; кажется, с другим как с царем Илья кучер не ездит.
Ростов пустил его лошадь и хотел ехать дальше. Шедший мимо раненый офицер обратился к нему.
– Да вам кого нужно? – спросил офицер. – Главнокомандующего? Так убит ядром, в грудь убит при нашем полку.
– Не убит, ранен, – поправил другой офицер.
– Да кто? Кутузов? – спросил Ростов.
– Не Кутузов, а как бишь его, – ну, да всё одно, живых не много осталось. Вон туда ступайте, вон к той деревне, там всё начальство собралось, – сказал этот офицер, указывая на деревню Гостиерадек, и прошел мимо.
Ростов ехал шагом, не зная, зачем и к кому он теперь поедет. Государь ранен, сражение проиграно. Нельзя было не верить этому теперь. Ростов ехал по тому направлению, которое ему указали и по которому виднелись вдалеке башня и церковь. Куда ему было торопиться? Что ему было теперь говорить государю или Кутузову, ежели бы даже они и были живы и не ранены?
– Этой дорогой, ваше благородие, поезжайте, а тут прямо убьют, – закричал ему солдат. – Тут убьют!
– О! что говоришь! сказал другой. – Куда он поедет? Тут ближе.
Ростов задумался и поехал именно по тому направлению, где ему говорили, что убьют.
«Теперь всё равно: уж ежели государь ранен, неужели мне беречь себя?» думал он. Он въехал в то пространство, на котором более всего погибло людей, бегущих с Працена. Французы еще не занимали этого места, а русские, те, которые были живы или ранены, давно оставили его. На поле, как копны на хорошей пашне, лежало человек десять, пятнадцать убитых, раненых на каждой десятине места. Раненые сползались по два, по три вместе, и слышались неприятные, иногда притворные, как казалось Ростову, их крики и стоны. Ростов пустил лошадь рысью, чтобы не видать всех этих страдающих людей, и ему стало страшно. Он боялся не за свою жизнь, а за то мужество, которое ему нужно было и которое, он знал, не выдержит вида этих несчастных.
Французы, переставшие стрелять по этому, усеянному мертвыми и ранеными, полю, потому что уже никого на нем живого не было, увидав едущего по нем адъютанта, навели на него орудие и бросили несколько ядер. Чувство этих свистящих, страшных звуков и окружающие мертвецы слились для Ростова в одно впечатление ужаса и сожаления к себе. Ему вспомнилось последнее письмо матери. «Что бы она почувствовала, – подумал он, – коль бы она видела меня теперь здесь, на этом поле и с направленными на меня орудиями».
В деревне Гостиерадеке были хотя и спутанные, но в большем порядке русские войска, шедшие прочь с поля сражения. Сюда уже не доставали французские ядра, и звуки стрельбы казались далекими. Здесь все уже ясно видели и говорили, что сражение проиграно. К кому ни обращался Ростов, никто не мог сказать ему, ни где был государь, ни где был Кутузов. Одни говорили, что слух о ране государя справедлив, другие говорили, что нет, и объясняли этот ложный распространившийся слух тем, что, действительно, в карете государя проскакал назад с поля сражения бледный и испуганный обер гофмаршал граф Толстой, выехавший с другими в свите императора на поле сражения. Один офицер сказал Ростову, что за деревней, налево, он видел кого то из высшего начальства, и Ростов поехал туда, уже не надеясь найти кого нибудь, но для того только, чтобы перед самим собою очистить свою совесть. Проехав версты три и миновав последние русские войска, около огорода, окопанного канавой, Ростов увидал двух стоявших против канавы всадников. Один, с белым султаном на шляпе, показался почему то знакомым Ростову; другой, незнакомый всадник, на прекрасной рыжей лошади (лошадь эта показалась знакомою Ростову) подъехал к канаве, толкнул лошадь шпорами и, выпустив поводья, легко перепрыгнул через канаву огорода. Только земля осыпалась с насыпи от задних копыт лошади. Круто повернув лошадь, он опять назад перепрыгнул канаву и почтительно обратился к всаднику с белым султаном, очевидно, предлагая ему сделать то же. Всадник, которого фигура показалась знакома Ростову и почему то невольно приковала к себе его внимание, сделал отрицательный жест головой и рукой, и по этому жесту Ростов мгновенно узнал своего оплакиваемого, обожаемого государя.