Касаткин, Андрей Георгиевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Георгиевич Касаткин
Дата рождения:

1903(1903)

Место рождения:

Камешково, Ковровский уезд, Владимирская губерния, Российская империя

Дата смерти:

1963(1963)

Страна:

СССР СССР

Научная сфера:

химия

Место работы:

Московский химико-технологический институт

Учёное звание:

профессор

Альма-матер:

Московский химико-технологический институт

Награды и премии:

Андре́й Гео́ргиевич Каса́ткин (1903—1963) — советский химик-технолог, лауреат сталинской премии 2-й степени в 1951 году.



Биография

Родился в деревне Камешково (ныне Владимирской области). Окончил Московский химико-технологический институт в 1929 году. Работал там же, с 1939 года профессор, одновременно в тресте «Анилпроект» (1933—1937) и народном комиссариате химической промышленности СССР (1937—1947, с 1942 года заместитель народного комиссара), Бюро по металлургии и химии при Совете Министров СССР (1947—1949), Государственном комитете Совета Министров СССР по науке и технике (1949—1951, заместителем председателя), Комитете стандартов при Совете Министров СССР (с 1951 заместитель председателя).

Во время Великой Отечественной войны командировался Сталиным к Черчиллю[1] для организации противохимической обороны и контратаки. После Победы помогал с подготовкой таких учёных как В. В. Кафаров, Ю. И. Дытнерский, В. А. Лекае, С. З. Каган.

Основные работы посвящены изучению массообменных процессов и аппаратов. Разработал методы расчета абсорбционных, ректификационных и экстракционных колонн, широко используемые в инженерной практике. Создал первый в СССР вузовский курс процессов и аппаратов химической технологии. Автор книги «Основные процессы и аппараты химической технологии» (1935, 9-е издание в 1973), переведённой на многие иностранные языки.

Напишите отзыв о статье "Касаткин, Андрей Георгиевич"

Примечания

  1. [stalinism.ru/dokumentyi/perepiska-i-v-stalina-s-u-cherchillem-i-k-ettli-v-godyi-voynyi.html Переписка И. В. Сталина с У. Черчиллем и К. Эттли в годы войны]

Ссылки

  • [www.chem-eng.ru/history.htm РХТУ им. Менделеева. История нашей кафедры]


Отрывок, характеризующий Касаткин, Андрей Георгиевич

«Je serais maudit par la posterite si l'on me regardait comme le premier moteur d'un accommodement quelconque. Tel est l'esprit actuel de ma nation», [Я бы был проклят, если бы на меня смотрели как на первого зачинщика какой бы то ни было сделки; такова воля нашего народа. ] – отвечал Кутузов и продолжал употреблять все свои силы на то, чтобы удерживать войска от наступления.
В месяц грабежа французского войска в Москве и спокойной стоянки русского войска под Тарутиным совершилось изменение в отношении силы обоих войск (духа и численности), вследствие которого преимущество силы оказалось на стороне русских. Несмотря на то, что положение французского войска и его численность были неизвестны русским, как скоро изменилось отношение, необходимость наступления тотчас же выразилась в бесчисленном количестве признаков. Признаками этими были: и присылка Лористона, и изобилие провианта в Тарутине, и сведения, приходившие со всех сторон о бездействии и беспорядке французов, и комплектование наших полков рекрутами, и хорошая погода, и продолжительный отдых русских солдат, и обыкновенно возникающее в войсках вследствие отдыха нетерпение исполнять то дело, для которого все собраны, и любопытство о том, что делалось во французской армии, так давно потерянной из виду, и смелость, с которою теперь шныряли русские аванпосты около стоявших в Тарутине французов, и известия о легких победах над французами мужиков и партизанов, и зависть, возбуждаемая этим, и чувство мести, лежавшее в душе каждого человека до тех пор, пока французы были в Москве, и (главное) неясное, но возникшее в душе каждого солдата сознание того, что отношение силы изменилось теперь и преимущество находится на нашей стороне. Существенное отношение сил изменилось, и наступление стало необходимым. И тотчас же, так же верно, как начинают бить и играть в часах куранты, когда стрелка совершила полный круг, в высших сферах, соответственно существенному изменению сил, отразилось усиленное движение, шипение и игра курантов.


Русская армия управлялась Кутузовым с его штабом и государем из Петербурга. В Петербурге, еще до получения известия об оставлении Москвы, был составлен подробный план всей войны и прислан Кутузову для руководства. Несмотря на то, что план этот был составлен в предположении того, что Москва еще в наших руках, план этот был одобрен штабом и принят к исполнению. Кутузов писал только, что дальние диверсии всегда трудно исполнимы. И для разрешения встречавшихся трудностей присылались новые наставления и лица, долженствовавшие следить за его действиями и доносить о них.