Касаткин, Леонид Леонидович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Леонид Леонидович Касаткин
Дата рождения:

30 декабря 1926(1926-12-30) (95 лет)

Место рождения:

Фрунзе

Страна:

СССР СССРРоссия Россия

Научная сфера:

лингвистика

Место работы:

Институт русского языка имени В. В. Виноградова

Учёная степень:

доктор филологических наук

Альма-матер:

филологический факультет МГУ

Награды и премии:


Премия имени А. С. Пушкина (2016)

Леони́д Леони́дович Каса́ткин (род. 30 декабря 1926 года, Фрунзе (ныне — Бишкек) — российский лингвист, специалист по фонетике русского языка и диалектологии. Доктор филологических наук (1986), профессор МГУ (19932004), до 2012 года возглавлял отдел диалектологии и лингвистической географии Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН (с 1998 года), в настоящее время работает в отделе современного русского языка. Муж Р. Ф. Касаткиной.





Биография

Участник Великой Отечественной войны; окончил филологический факультет МГУ в 1952 г. В 19561959 гг. обучался в аспирантуре ИРЯ АН СССР, в 1965 г. защитил там кандидатскую диссертацию «Прогрессивное ассимилятивное смягчение задненёбных согласных в русских говорах» (научный руководитель В. Г. Орлова; диссертация была опубликована отдельной книгой в 1968 г.). С 1952 г. преподавал в разных вузах; в 19611974 — младший научный сотрудник ИРЯ АН СССР, откуда был вынужден уволиться под давлением администрации (в частности, Ф. П. Филина) из-за сочувствия к диссидентскому движению. В 1990 г. вернулся в Институт русского языка на должность ведущего научного сотрудника; в 1998 г. возглавил отдел диалектологии и лингвистической географии. Докторскую диссертацию «Современная русская диалектная фонетика как источник для истории русского языка» защитил в МГУ в 1986 г.

Лауреат премии имени А. С. Пушкина РАН 2016-го года (совместно с М. Л. Каленчук, Р. Ф. Касаткиной) — за «Большой орфоэпический словарь русского языка. Литературное произношение и ударение начала XXI века: норма и её варианты»

Вклад в науку

Работы по фонетике русского языка, диалектологии, теории письма. Л. Л. Касаткин — автор многих вузовских учебников по современному русскому языку и русской диалектологии.

В трудах по русской литературной и диалектной фонетике Л. Л. Касаткин предпринимает попытку развития идей Московской фонологической школы, высказанных в трудах Р. И. Аванесова и М. В. Панова, разрабатывает теорию фонетических позиций, фонетических чередований; им введено понятие суперфонемы.

Л. Л. Касаткин использует данные фонетики русских диалектов для реконструкции фонетической системы древнерусского языка и происходивших в ней процессов. Так, им выдвинуты версии о первичности «европейского», нейтрального [l] (а не веляризованного [л]) в русском языке; описаны говоры без категории твёрдости/мягкости согласных (Касаткин, опираясь на закон Бодуэна де Куртенэ — Панова, считает это архаичной чертой данных говоров, где, по его мнению, корреляция по твёрдости/мягкости не успела сформироваться); предложены уточнения традиционной хронологии падения редуцированных в истории русского языка.

Работы

  • Прогрессивное ассимилятивное смягчение задненёбных согласных в русских говорах. М.: Наука, 1968.
  • Современная русская диалектная и литературная фонетика как источник для истории русского языка. М.: Наука; Школа «Языки русской культуры», 1999. 528 с. (Studia philologica). ISBN 5-02-011718-8 (Наука), ISBN 5-7859-0059-9 (Школа «ЯРК») [ruthenia.ru/fest/w/kasatkin1999.pdf книга в сети]
  • Долгота / краткость согласного на месте сочетаний двух согласных букв в современном русском литературном языке. М.: МГУ, 1999 (в соавт. с М. Ч. Чой). 2-е изд. — М.: Языки славянских культур, 2005.
  • Фонетика современного русского литературного языка. М.: Изд-во МГУ, 2003. 224 с. ISBN 5-211-04814-8
  • Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. М.: Просвещение, 1989. 2-е изд.: М.: Академия, 2005. 288 с. ISBN 5-7695-2007-8
  • Русские народные говоры. Звучащая хрестоматия. Южнорусское наречие / Под ред. Р. Ф. Касаткиной. М.: Наука, 1999 (в соавт. с Р. Ф. Касаткиной, А. М. Красовицким, Д. М. Савиновым, Е. В. Щигель).

См. также: Язык: изменчивость и постоянство. Сборник статей. К 70-летию Л. Л. Касаткина / Отв. ред. М. Л. Каленчук. М.: ИРЯ РАН, 1998. 420 с. [danefae.org/cts/kasatk.htm содержание]

Награды

Напишите отзыв о статье "Касаткин, Леонид Леонидович"

Примечания

  1. [podvignaroda.ru/?#id=1523064183&tab=navDetailManUbil Касаткин Леонид Леонидович] № записи: 1523064183. Подвиг народа. Проверено 6 сентября 2016.

Ссылки

  • [www.ruslang.ru/agens.php?id=publica&sp=65 Страница на сайте ИРЯ РАН]
  • [danefae.org/djvu/#K Работы Л. Л. Касаткина в сети]
  • [iiisaev.narod.ru/links_mp3.html Популярная лекция Л. Л. Касаткина о русских диалектах]

Отрывок, характеризующий Касаткин, Леонид Леонидович

– Как же, нынче узнал, – сказал Шиншин, входивший в ложу Ростовых.
Наташа посмотрела по тому направлению, по которому смотрел отец, и увидала, Жюли, которая с жемчугами на толстой красной шее (Наташа знала, обсыпанной пудрой) сидела с счастливым видом, рядом с матерью.
Позади их с улыбкой, наклоненная ухом ко рту Жюли, виднелась гладко причесанная, красивая голова Бориса. Он исподлобья смотрел на Ростовых и улыбаясь говорил что то своей невесте.
«Они говорят про нас, про меня с ним!» подумала Наташа. «И он верно успокоивает ревность ко мне своей невесты: напрасно беспокоятся! Ежели бы они знали, как мне ни до кого из них нет дела».
Сзади сидела в зеленой токе, с преданным воле Божией и счастливым, праздничным лицом, Анна Михайловна. В ложе их стояла та атмосфера – жениха с невестой, которую так знала и любила Наташа. Она отвернулась и вдруг всё, что было унизительного в ее утреннем посещении, вспомнилось ей.
«Какое право он имеет не хотеть принять меня в свое родство? Ах лучше не думать об этом, не думать до его приезда!» сказала она себе и стала оглядывать знакомые и незнакомые лица в партере. Впереди партера, в самой середине, облокотившись спиной к рампе, стоял Долохов с огромной, кверху зачесанной копной курчавых волос, в персидском костюме. Он стоял на самом виду театра, зная, что он обращает на себя внимание всей залы, так же свободно, как будто он стоял в своей комнате. Около него столпившись стояла самая блестящая молодежь Москвы, и он видимо первенствовал между ними.
Граф Илья Андреич, смеясь, подтолкнул краснеющую Соню, указывая ей на прежнего обожателя.
– Узнала? – спросил он. – И откуда он взялся, – обратился граф к Шиншину, – ведь он пропадал куда то?
– Пропадал, – отвечал Шиншин. – На Кавказе был, а там бежал, и, говорят, у какого то владетельного князя был министром в Персии, убил там брата шахова: ну с ума все и сходят московские барыни! Dolochoff le Persan, [Персианин Долохов,] да и кончено. У нас теперь нет слова без Долохова: им клянутся, на него зовут как на стерлядь, – говорил Шиншин. – Долохов, да Курагин Анатоль – всех у нас барынь с ума свели.
В соседний бенуар вошла высокая, красивая дама с огромной косой и очень оголенными, белыми, полными плечами и шеей, на которой была двойная нитка больших жемчугов, и долго усаживалась, шумя своим толстым шелковым платьем.
Наташа невольно вглядывалась в эту шею, плечи, жемчуги, прическу и любовалась красотой плеч и жемчугов. В то время как Наташа уже второй раз вглядывалась в нее, дама оглянулась и, встретившись глазами с графом Ильей Андреичем, кивнула ему головой и улыбнулась. Это была графиня Безухова, жена Пьера. Илья Андреич, знавший всех на свете, перегнувшись, заговорил с ней.
– Давно пожаловали, графиня? – заговорил он. – Приду, приду, ручку поцелую. А я вот приехал по делам и девочек своих с собой привез. Бесподобно, говорят, Семенова играет, – говорил Илья Андреич. – Граф Петр Кириллович нас никогда не забывал. Он здесь?
– Да, он хотел зайти, – сказала Элен и внимательно посмотрела на Наташу.
Граф Илья Андреич опять сел на свое место.
– Ведь хороша? – шопотом сказал он Наташе.
– Чудо! – сказала Наташа, – вот влюбиться можно! В это время зазвучали последние аккорды увертюры и застучала палочка капельмейстера. В партере прошли на места запоздавшие мужчины и поднялась занавесь.
Как только поднялась занавесь, в ложах и партере всё замолкло, и все мужчины, старые и молодые, в мундирах и фраках, все женщины в драгоценных каменьях на голом теле, с жадным любопытством устремили всё внимание на сцену. Наташа тоже стала смотреть.


На сцене были ровные доски по средине, с боков стояли крашеные картины, изображавшие деревья, позади было протянуто полотно на досках. В середине сцены сидели девицы в красных корсажах и белых юбках. Одна, очень толстая, в шелковом белом платье, сидела особо на низкой скамеечке, к которой был приклеен сзади зеленый картон. Все они пели что то. Когда они кончили свою песню, девица в белом подошла к будочке суфлера, и к ней подошел мужчина в шелковых, в обтяжку, панталонах на толстых ногах, с пером и кинжалом и стал петь и разводить руками.
Мужчина в обтянутых панталонах пропел один, потом пропела она. Потом оба замолкли, заиграла музыка, и мужчина стал перебирать пальцами руку девицы в белом платье, очевидно выжидая опять такта, чтобы начать свою партию вместе с нею. Они пропели вдвоем, и все в театре стали хлопать и кричать, а мужчина и женщина на сцене, которые изображали влюбленных, стали, улыбаясь и разводя руками, кланяться.
После деревни и в том серьезном настроении, в котором находилась Наташа, всё это было дико и удивительно ей. Она не могла следить за ходом оперы, не могла даже слышать музыку: она видела только крашеные картоны и странно наряженных мужчин и женщин, при ярком свете странно двигавшихся, говоривших и певших; она знала, что всё это должно было представлять, но всё это было так вычурно фальшиво и ненатурально, что ей становилось то совестно за актеров, то смешно на них. Она оглядывалась вокруг себя, на лица зрителей, отыскивая в них то же чувство насмешки и недоумения, которое было в ней; но все лица были внимательны к тому, что происходило на сцене и выражали притворное, как казалось Наташе, восхищение. «Должно быть это так надобно!» думала Наташа. Она попеременно оглядывалась то на эти ряды припомаженных голов в партере, то на оголенных женщин в ложах, в особенности на свою соседку Элен, которая, совершенно раздетая, с тихой и спокойной улыбкой, не спуская глаз, смотрела на сцену, ощущая яркий свет, разлитый по всей зале и теплый, толпою согретый воздух. Наташа мало по малу начинала приходить в давно не испытанное ею состояние опьянения. Она не помнила, что она и где она и что перед ней делается. Она смотрела и думала, и самые странные мысли неожиданно, без связи, мелькали в ее голове. То ей приходила мысль вскочить на рампу и пропеть ту арию, которую пела актриса, то ей хотелось зацепить веером недалеко от нее сидевшего старичка, то перегнуться к Элен и защекотать ее.