Катастрофа Ан-26 под Петропавловском-Камчатским

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><th style="">Пункт назначения</th><td class="" style=""> Елизово, Петропавловск-Камчатский (Камчатская область, РСФСР) </td></tr><tr><th style="">Бортовой номер</th><td class="" style=""> 09 </td></tr><tr><th style="">Пассажиры</th><td class="" style=""> 31 </td></tr><tr><th style="">Экипаж</th><td class="" style=""> 6 </td></tr><tr><th style="">Погибшие</th><td class="" style=""> 37 (все) </td></tr> </table> Катастрофа Ан-26 под Петропавловском-Камчатскимавиационная катастрофа, произошедшая в четверг 26 октября1989 года к северу от Петропавловска-Камчатского.

Катастрофа

Ан-26 84-го отдельного смешанного авиационного полка Ракетных войск стратегического назначения выполнял полёт с аэродрома базирования, расположенного на полигоне Кура близ Ключей, в Петропавловск-Камчатский. Командиром самолёта был лётчик 1-го класса Юденич В. Н., помощником командира был лётчик Кучмий И. И. Всего на борту находились 6 членов экипажа и 31 пассажир — военнослужащие и члены их семей[1].

Полёт проходил на эшелоне 5400 метров. На подходе к аэропорту Елизово экипаж приступил к снижению. В это время стояла облачность и дул сильный ветер. В процессе снижения самолёт из-за ошибки лётчиков начал уклоняться влево. Затем экипаж получил разрешение снижаться по правилам визуальных полётов. Когда Ан-26 влетел в облака, экипаж не стал прерывать снижение. В 14:58 летящий в облаках на высоте около 1500 метров самолёт врезался в склон горы Ааг (высота 2310 метров), крутизной около 70°, и полностью разрушился. Все 37 человек на борту погибли[1][2].

По некоторым данным, это крупнейшая авиационная катастрофа в истории Камчатки.

Напишите отзыв о статье "Катастрофа Ан-26 под Петропавловском-Камчатским"

Примечания

  1. 1 2 [war.airdisaster.ru/database.php?id=28 Катастрофа Ан-26 близ Петропавловск-Камчатского (борт 09), 26 октября 1989 года.] (рус.). AirDisaster.ru. Проверено 11 июля 2014.
  2. [kik-sssr.ru/Airdisaster_Kamchatka.htm ТРАУРНАЯ СТРАНИЦА ИСТОРИИ АВИАЦИИ КАМЧАТСКОГО РАКЕТНОГО ПОЛИГОНА] (рус.). Авиация ОНИС-43. Проверено 11 июля 2014.
Катастрофа на Камчатке

Ан-26, идентичный разбившемуся
Общие сведения
Дата

26 октября 1989 года

Время

14:58

Характер

Столкновение с горой

Причина

Ошибка экипажа

Место

гора Ааг, 35 км севернее Петропавловска-Камчатского, Камчатская область (РСФСР, СССР)

Воздушное судно
Модель

Ан-26

Принадлежность

ВВС РВСН (84 осап)

Пункт вылета

Ключи</span>ruen (Камчатская область, РСФСР)

Отрывок, характеризующий Катастрофа Ан-26 под Петропавловском-Камчатским

«У них всё то же» – подумал Николай, заглядывая в гостиную, где он увидал Веру и мать с старушкой.
– А! вот и Николенька! – Наташа подбежала к нему.
– Папенька дома? – спросил он.
– Как я рада, что ты приехал! – не отвечая, сказала Наташа, – нам так весело. Василий Дмитрич остался для меня еще день, ты знаешь?
– Нет, еще не приезжал папа, – сказала Соня.
– Коко, ты приехал, поди ко мне, дружок! – сказал голос графини из гостиной. Николай подошел к матери, поцеловал ее руку и, молча подсев к ее столу, стал смотреть на ее руки, раскладывавшие карты. Из залы всё слышались смех и веселые голоса, уговаривавшие Наташу.
– Ну, хорошо, хорошо, – закричал Денисов, – теперь нечего отговариваться, за вами barcarolla, умоляю вас.
Графиня оглянулась на молчаливого сына.
– Что с тобой? – спросила мать у Николая.
– Ах, ничего, – сказал он, как будто ему уже надоел этот всё один и тот же вопрос.
– Папенька скоро приедет?
– Я думаю.
«У них всё то же. Они ничего не знают! Куда мне деваться?», подумал Николай и пошел опять в залу, где стояли клавикорды.
Соня сидела за клавикордами и играла прелюдию той баркароллы, которую особенно любил Денисов. Наташа собиралась петь. Денисов восторженными глазами смотрел на нее.
Николай стал ходить взад и вперед по комнате.
«И вот охота заставлять ее петь? – что она может петь? И ничего тут нет веселого», думал Николай.
Соня взяла первый аккорд прелюдии.
«Боже мой, я погибший, я бесчестный человек. Пулю в лоб, одно, что остается, а не петь, подумал он. Уйти? но куда же? всё равно, пускай поют!»
Николай мрачно, продолжая ходить по комнате, взглядывал на Денисова и девочек, избегая их взглядов.
«Николенька, что с вами?» – спросил взгляд Сони, устремленный на него. Она тотчас увидала, что что нибудь случилось с ним.
Николай отвернулся от нее. Наташа с своею чуткостью тоже мгновенно заметила состояние своего брата. Она заметила его, но ей самой так было весело в ту минуту, так далека она была от горя, грусти, упреков, что она (как это часто бывает с молодыми людьми) нарочно обманула себя. Нет, мне слишком весело теперь, чтобы портить свое веселье сочувствием чужому горю, почувствовала она, и сказала себе:
«Нет, я верно ошибаюсь, он должен быть весел так же, как и я». Ну, Соня, – сказала она и вышла на самую середину залы, где по ее мнению лучше всего был резонанс. Приподняв голову, опустив безжизненно повисшие руки, как это делают танцовщицы, Наташа, энергическим движением переступая с каблучка на цыпочку, прошлась по середине комнаты и остановилась.
«Вот она я!» как будто говорила она, отвечая на восторженный взгляд Денисова, следившего за ней.
«И чему она радуется! – подумал Николай, глядя на сестру. И как ей не скучно и не совестно!» Наташа взяла первую ноту, горло ее расширилось, грудь выпрямилась, глаза приняли серьезное выражение. Она не думала ни о ком, ни о чем в эту минуту, и из в улыбку сложенного рта полились звуки, те звуки, которые может производить в те же промежутки времени и в те же интервалы всякий, но которые тысячу раз оставляют вас холодным, в тысячу первый раз заставляют вас содрогаться и плакать.
Наташа в эту зиму в первый раз начала серьезно петь и в особенности оттого, что Денисов восторгался ее пением. Она пела теперь не по детски, уж не было в ее пеньи этой комической, ребяческой старательности, которая была в ней прежде; но она пела еще не хорошо, как говорили все знатоки судьи, которые ее слушали. «Не обработан, но прекрасный голос, надо обработать», говорили все. Но говорили это обыкновенно уже гораздо после того, как замолкал ее голос. В то же время, когда звучал этот необработанный голос с неправильными придыханиями и с усилиями переходов, даже знатоки судьи ничего не говорили, и только наслаждались этим необработанным голосом и только желали еще раз услыхать его. В голосе ее была та девственная нетронутость, то незнание своих сил и та необработанная еще бархатность, которые так соединялись с недостатками искусства пенья, что, казалось, нельзя было ничего изменить в этом голосе, не испортив его.