Катастрофа A320 возле Кане-ан-Руссийон

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Рейс 888T XL Airways Germany

Airbus A320-232 авиакомпании Air New Zealand, идентичный разбившемуся
Общие сведения
Дата

27 ноября 2008 года

Время

15:46 UTC

Характер

Крушение при заходе на посадку

Причина

LOC-I (потеря управления), ошибки техобслуживания

Место

Средиземное море, в 7 км от Кане-ан-Руссийон, Франция

Координаты

42°39′48″ с. ш. 03°06′00″ в. д. / 42.66333° с. ш. 3.10000° в. д. / 42.66333; 3.10000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=42.66333&mlon=3.10000&zoom=14 (O)] (Я)Координаты: 42°39′48″ с. ш. 03°06′00″ в. д. / 42.66333° с. ш. 3.10000° в. д. / 42.66333; 3.10000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=42.66333&mlon=3.10000&zoom=14 (O)] (Я)

Погибшие

7 (все)

Воздушное судно
Модель

Airbus A320-232

Авиакомпания

XL Airways Germany

Принадлежность

Air New Zealand

Пункт вылета

Международный аэропорт Перпиньян-Ривесальт, Перпиньян (Франция)

Остановки в пути

аэропорт Гайак, Гайак (Франция)

Пункт назначения

Международный аэропорт Перпиньян-Ривесальт, Перпиньян (Франция)

Рейс

GXL888T

Бортовой номер

D-AXLA

Дата выпуска

30 июня 2005 года (первый полёт)

Пассажиры

5

Экипаж

2

Выживших

0

Катастрофа A320 возле Кане-ан-Руссийон — авиационная катастрофа, произошедшая 27 ноября 2008 года у побережья Франции. Авиалайнер Airbus A320-232 авиакомпании Air New Zealand, совершавший тестовый полёт (рейс GXL888T для авиакомпании XL Airways Germany) из Перпиньяна в Гайак и обратно, при заходе на посадку в Перпиньяне рухнул в Средиземное море в 7 километрах от Кане-ан-Руссийон. Погибли все находившиеся на его борту 7 человек — 2 пилота и 5 пассажиров.





Самолёт

Airbus A320-232 (регистрационный номер D-AXLA, серийный 2500) был выпущен в 2005 году (первый полёт совершил 30 июня под тестовым б/н F-WWIP). 29 июля того же года с бортовым номером ZK-OJL был передан авиакомпании Freedom Air (лоу-кост-авиакомпании Air New Zealand). 25 мая 2006 года был взят в мокрый лизинг немецкой авиакомпанией XL Airways Germany и получил бортовой номер D-AXLA. Оснащён двумя двухконтурными турбовентиляторными двигателями International Aero Engines V2527-A5. На день катастрофы совершил 3931 цикл «взлёт-посадка» и налетал 10124 часа[1][2].

Экипаж и пассажиры

Рейсом GXL888T управляли два пилота:

  • Командир воздушного судна (КВС) — 51-летний Норберт Кэппел (нем. Norbert Käppel). Очень опытный пилот, проработал в авиакомпании XL Airways Germany 21 год (с 24 августа 1987 года). В должности командира Airbus A320 — с февраля 2006 года. Налетал 12709 часов, 7038 из них на Airbus A320.
  • Второй пилот — 58-летний Теодор Кетцер (нем. Theodor Ketzer). Очень опытный пилот, проработал в авиакомпании XL Airways Germany 20 лет (со 2 марта 1988 года). В должности второго пилота Airbus A320 — с апреля 2006 года. Налетал 11660 часов, 5529 из них на Airbus A320.

В салоне самолёта летели пять пассажиров:

  • 52-летний Брайан Хоррелл (англ. Brian Horrell), пилот авиакомпании Air New Zealand (КВС). Проработал в ней 22 года (с сентября 1986 года). Управлял самолётами Fairchild F-27, Boeing 737 и Boeing 767. В должности командира Airbus A320 — с 27 сентября 2004 года. Налетал 15211 часов, 2078 из них на Airbus A320.
  • 37-летний Мюррей Уайт (англ. Murray White), инженер авиакомпании Air New Zealand.
  • 49-летний Майкл Гайлс (англ. Michael Gyles), инженер авиакомпании Air New Zealand.
  • 35-летний Ноэл Марш (англ. Noel Marsh), инженер авиакомпании Air New Zealand.
  • 58-летний Джереми Кук (англ. Jeremy Cook), инспектор Управления Гражданской Авиации Новой Зеландии (CAA).
Гражданство Пассажиры Экипаж Всего
Германия 0 2 2
Новая Зеландия 5 0 5
Всего 5 2 7

Всего на борту самолёта находилось 7 человек — 2 члена экипажа и 5 пассажиров.

Катастрофа

27 ноября 2008 года Airbus A320-232 борт D-AXLA вылетел из аэропорта Перпиньяна в направлении аэропорта Гайак в 14:44 UTC и около 16:00 должен был вернуться обратно в Перпиньян. Самолёт совершал тестовый полёт (рейс GXL888T) после технического обслуживания и смены ливреи (1 декабря 2008 года самолёт должен был вернуться в авиакомпанию Air New Zealand).

В 15:33, возвращаясь из Гайака, самолёт заходил на посадку со стороны Средиземного моря. Во время захода на посадку в 15:46 UTC лайнер внезапно исчез с радаров.

После исчезновения самолёта с радаров начались его поиски. Вскоре его обломки были найдены у побережья Франции в 7 километрах от Кане-ан-Руссийон. Все 7 человек (5 пассажиров и 2 пилота) погибли. 2 тела были обнаружены сразу, остальные 5 нашли спустя несколько недель.

Расследование

Изучив обломки, которые плавали на поверхности, следователи Бюро по расследованию и анализу безопасности гражданской авиации (BEA) сделали вывод, что самолёт разбился с высокой скоростью, что не характерно для полёта перед посадкой.

30 ноября 2008 года водолазы нашли оба бортовых самописца — речевой и параметрический. Хотя речевой самописец был повреждён, следователи заявили, что вероятность восстановления данных очень велика. В конце декабря 2008 года французские следователи заявили, что информация из «чёрных ящиков» не была извлечена из-за повреждений. Позже информацию на самописцах удалось восстановить заводу-производителю.

Анализ информации «чёрных ящиков» привёл следователей к выводу, что пилоты потеряли управление самолётом. Самолёт летел низко и очень медленно, управление было на автопилоте. Когда в 15:44:30 UTC приборная скорость упала с 250 до 183 км/ч, предупреждение о сваливании звучало 4 раза, в 15:46:00 UTC сигнализация отключилась. Это подтверждало, что пилоты выводили самолёт из режима сваливания. Спустя 6 секунд после восстановления скорости самолёт начал снижение с приборной скоростью 487 км/ч и углом тангажа 14° вниз. Из-за малой высоты полёта, которая составляла всего 103 метра, лайнер в 15:46:07 UTC вертикально упал в воду.

Причина катастрофы

Окончательный отчёт расследования BEA был опубликован 16 сентября 2010 года.

Согласно отчёту, главной причиной катастрофы стало плохое техническое обслуживание самолёта, во время которого в датчики АУАСП попала вода, тем самым выведшая их из строя. Вода в полёте замёрзла, образовавшийся лед заблокировал сенсоры. Когда экипаж проводил тест АУАСП, они не знали о данной ситуации, а так как информация датчиков была искажена, то защита не сработала и пилоты потеряли управление самолётом. Следователи дали 5 рекомендаций по улучшению безопасности полётов.

Культурные аспекты

Катастрофа возле Кане-ан-Руссийон показана в 13 сезоне канадского документального телесериала Расследования авиакатастроф в серии Смертельный тест.

Напишите отзыв о статье "Катастрофа A320 возле Кане-ан-Руссийон"

Примечания

  1. [www.airfleets.net/ficheapp/plane-a320-2500.htm XL Airways Germany D-AXLA (Airbus A320 - MSN 2500) ( Ex ZK-OJL )]
  2. [www.planespotters.net/airframe/Airbus/A320/2500/D-AXLA-XL-Airways-Germany D-AXLA XL Airways Germany Airbus A320-232 - cn 2500]

Ссылки

  • [aviation-safety.net/database/record.php?id=20081127-0 Описание катастрофы на Aviation Safety Network]
  • Бюро по расследованию и анализу безопасности гражданской авиации (BEA)
    • [www.bea.aero/en/enquetes/perpignan/perpignan.php Accident on approach to Perpignan] ([archive.is/Lkgmb Archive])
    • [www.bea.aero/docspa/2008/d-la081127e.en/pdf/d-la081127e.en.pdf Interim report] ([www.webcitation.org/5zlrCG9RE Archive])
    • [www.bea.aero/docspa/2008/d-la081127.en/pdf/d-la081127.en.pdf Final report] ([www.webcitation.org/5zhUj19wD Archive])
    • [www.bea.aero/docspa/2008/d-la081127e/pdf/d-la081127e.pdf Interim Report]  (фр.) ([www.webcitation.org/5zlrKTrlJ Archive])
    • [www.bea.aero/docspa/2008/d-la081127/pdf/d-la081127.pdf Final Report]  (фр.) ([www.webcitation.org/5zhUfS6g1 Archive])
  • [www.skybrary.aero/index.php/Non_Revenue_Flights Accidents and Incidents during Non-Revenue Flights — SKYbrary]

Отрывок, характеризующий Катастрофа A320 возле Кане-ан-Руссийон

– Кто это? – спросил Борис.
– Это один из самых замечательнейших, но неприятнейших мне людей. Это министр иностранных дел, князь Адам Чарторижский.
– Вот эти люди, – сказал Болконский со вздохом, который он не мог подавить, в то время как они выходили из дворца, – вот эти то люди решают судьбы народов.
На другой день войска выступили в поход, и Борис не успел до самого Аустерлицкого сражения побывать ни у Болконского, ни у Долгорукова и остался еще на время в Измайловском полку.


На заре 16 числа эскадрон Денисова, в котором служил Николай Ростов, и который был в отряде князя Багратиона, двинулся с ночлега в дело, как говорили, и, пройдя около версты позади других колонн, был остановлен на большой дороге. Ростов видел, как мимо его прошли вперед казаки, 1 й и 2 й эскадрон гусар, пехотные батальоны с артиллерией и проехали генералы Багратион и Долгоруков с адъютантами. Весь страх, который он, как и прежде, испытывал перед делом; вся внутренняя борьба, посредством которой он преодолевал этот страх; все его мечтания о том, как он по гусарски отличится в этом деле, – пропали даром. Эскадрон их был оставлен в резерве, и Николай Ростов скучно и тоскливо провел этот день. В 9 м часу утра он услыхал пальбу впереди себя, крики ура, видел привозимых назад раненых (их было немного) и, наконец, видел, как в середине сотни казаков провели целый отряд французских кавалеристов. Очевидно, дело было кончено, и дело было, очевидно небольшое, но счастливое. Проходившие назад солдаты и офицеры рассказывали о блестящей победе, о занятии города Вишау и взятии в плен целого французского эскадрона. День был ясный, солнечный, после сильного ночного заморозка, и веселый блеск осеннего дня совпадал с известием о победе, которое передавали не только рассказы участвовавших в нем, но и радостное выражение лиц солдат, офицеров, генералов и адъютантов, ехавших туда и оттуда мимо Ростова. Тем больнее щемило сердце Николая, напрасно перестрадавшего весь страх, предшествующий сражению, и пробывшего этот веселый день в бездействии.
– Ростов, иди сюда, выпьем с горя! – крикнул Денисов, усевшись на краю дороги перед фляжкой и закуской.
Офицеры собрались кружком, закусывая и разговаривая, около погребца Денисова.
– Вот еще одного ведут! – сказал один из офицеров, указывая на французского пленного драгуна, которого вели пешком два казака.
Один из них вел в поводу взятую у пленного рослую и красивую французскую лошадь.
– Продай лошадь! – крикнул Денисов казаку.
– Изволь, ваше благородие…
Офицеры встали и окружили казаков и пленного француза. Французский драгун был молодой малый, альзасец, говоривший по французски с немецким акцентом. Он задыхался от волнения, лицо его было красно, и, услыхав французский язык, он быстро заговорил с офицерами, обращаясь то к тому, то к другому. Он говорил, что его бы не взяли; что он не виноват в том, что его взяли, а виноват le caporal, который послал его захватить попоны, что он ему говорил, что уже русские там. И ко всякому слову он прибавлял: mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval [Но не обижайте мою лошадку,] и ласкал свою лошадь. Видно было, что он не понимал хорошенько, где он находится. Он то извинялся, что его взяли, то, предполагая перед собою свое начальство, выказывал свою солдатскую исправность и заботливость о службе. Он донес с собой в наш арьергард во всей свежести атмосферу французского войска, которое так чуждо было для нас.
Казаки отдали лошадь за два червонца, и Ростов, теперь, получив деньги, самый богатый из офицеров, купил ее.
– Mais qu'on ne fasse pas de mal a mon petit cheval, – добродушно сказал альзасец Ростову, когда лошадь передана была гусару.
Ростов, улыбаясь, успокоил драгуна и дал ему денег.
– Алё! Алё! – сказал казак, трогая за руку пленного, чтобы он шел дальше.
– Государь! Государь! – вдруг послышалось между гусарами.
Всё побежало, заторопилось, и Ростов увидал сзади по дороге несколько подъезжающих всадников с белыми султанами на шляпах. В одну минуту все были на местах и ждали. Ростов не помнил и не чувствовал, как он добежал до своего места и сел на лошадь. Мгновенно прошло его сожаление о неучастии в деле, его будничное расположение духа в кругу приглядевшихся лиц, мгновенно исчезла всякая мысль о себе: он весь поглощен был чувством счастия, происходящего от близости государя. Он чувствовал себя одною этою близостью вознагражденным за потерю нынешнего дня. Он был счастлив, как любовник, дождавшийся ожидаемого свидания. Не смея оглядываться во фронте и не оглядываясь, он чувствовал восторженным чутьем его приближение. И он чувствовал это не по одному звуку копыт лошадей приближавшейся кавалькады, но он чувствовал это потому, что, по мере приближения, всё светлее, радостнее и значительнее и праздничнее делалось вокруг него. Всё ближе и ближе подвигалось это солнце для Ростова, распространяя вокруг себя лучи кроткого и величественного света, и вот он уже чувствует себя захваченным этими лучами, он слышит его голос – этот ласковый, спокойный, величественный и вместе с тем столь простой голос. Как и должно было быть по чувству Ростова, наступила мертвая тишина, и в этой тишине раздались звуки голоса государя.
– Les huzards de Pavlograd? [Павлоградские гусары?] – вопросительно сказал он.
– La reserve, sire! [Резерв, ваше величество!] – отвечал чей то другой голос, столь человеческий после того нечеловеческого голоса, который сказал: Les huzards de Pavlograd?
Государь поровнялся с Ростовым и остановился. Лицо Александра было еще прекраснее, чем на смотру три дня тому назад. Оно сияло такою веселостью и молодостью, такою невинною молодостью, что напоминало ребяческую четырнадцатилетнюю резвость, и вместе с тем это было всё таки лицо величественного императора. Случайно оглядывая эскадрон, глаза государя встретились с глазами Ростова и не более как на две секунды остановились на них. Понял ли государь, что делалось в душе Ростова (Ростову казалось, что он всё понял), но он посмотрел секунды две своими голубыми глазами в лицо Ростова. (Мягко и кротко лился из них свет.) Потом вдруг он приподнял брови, резким движением ударил левой ногой лошадь и галопом поехал вперед.
Молодой император не мог воздержаться от желания присутствовать при сражении и, несмотря на все представления придворных, в 12 часов, отделившись от 3 й колонны, при которой он следовал, поскакал к авангарду. Еще не доезжая до гусар, несколько адъютантов встретили его с известием о счастливом исходе дела.
Сражение, состоявшее только в том, что захвачен эскадрон французов, было представлено как блестящая победа над французами, и потому государь и вся армия, особенно после того, как не разошелся еще пороховой дым на поле сражения, верили, что французы побеждены и отступают против своей воли. Несколько минут после того, как проехал государь, дивизион павлоградцев потребовали вперед. В самом Вишау, маленьком немецком городке, Ростов еще раз увидал государя. На площади города, на которой была до приезда государя довольно сильная перестрелка, лежало несколько человек убитых и раненых, которых не успели подобрать. Государь, окруженный свитою военных и невоенных, был на рыжей, уже другой, чем на смотру, энглизированной кобыле и, склонившись на бок, грациозным жестом держа золотой лорнет у глаза, смотрел в него на лежащего ничком, без кивера, с окровавленною головою солдата. Солдат раненый был так нечист, груб и гадок, что Ростова оскорбила близость его к государю. Ростов видел, как содрогнулись, как бы от пробежавшего мороза, сутуловатые плечи государя, как левая нога его судорожно стала бить шпорой бок лошади, и как приученная лошадь равнодушно оглядывалась и не трогалась с места. Слезший с лошади адъютант взял под руки солдата и стал класть на появившиеся носилки. Солдат застонал.