Катастрофа ATR 42 под Меридой

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Рейс 518 Santa Bárbara Airlines

ATR 42-300 авиакомпании Santa Bárbara Airlines, идентичный разбившемуся
Общие сведения
Дата

21 февраля 2008 года

Время

17:05 VET

Характер

CFIT (врезался в гору)

Причина

Ошибка экипажа

Место

в 10 км от аэропорта Альберто Карневальи, Мерида, Венесуэла

Координаты

8°39′33″ с. ш. 71°14′17″ з. д. / 8.65939000° с. ш. 71.23814083° з. д. / 8.65939000; -71.23814083 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=8.65939000&mlon=-71.23814083&zoom=14 (O)] (Я)Координаты: 8°39′33″ с. ш. 71°14′17″ з. д. / 8.65939000° с. ш. 71.23814083° з. д. / 8.65939000; -71.23814083 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=8.65939000&mlon=-71.23814083&zoom=14 (O)] (Я)

Погибшие

46 (все)

Воздушное судно
Модель

ATR 42-300

Авиакомпания

Santa Bárbara Airlines

Пункт вылета

аэропорт Альберто Карневальи, Мерида, Венесуэла

Пункт назначения

Каракас, Венесуэла

Рейс

BBR518

Бортовой номер

YV-1449

Дата выпуска

22 октября 1986 года (первый полёт)

Пассажиры

43

Экипаж

3

Выживших

0

Катастрофа ATR-42 под Меридойавиационная катастрофа, произошедшая 21 февраля 2008 года. Авиалайнер ATR 42-300 авиакомпании Santa Bárbara Airlines, совершавший рейс BBR518 по маршруту МеридаКаракас, врезался в гору через 6 минут и 47 секунд после взлёта. Погибли все находившиеся на его борту 46 человек (43 пассажира и 3 члена экипажа).





Самолёт

ATR 42-300 (регистрационный номер YV-1449, серийный 028) был выпущен в 1986 году (первый полёт совершил 22 октября). 13 ноября того же года с бортовым номером N422MQ был передан авиакомпании American Eagle Airlines. 1 ноября 1999 года был передан авиакомпании Aerogaviota (борт CU-T1452), 1 августа 2002 года был продан авиакомпании Total Linhas Aereas (борт PR-TTC). 19 октября 2005 года был куплен венесуэльской авиакомпанией Santa Bárbara Airlines и получил бортовой номер YV-1449[1]. Оснащен двумя винтовыми двигателями Pratt & Whitney Canada PW120.

Экипаж

Катастрофа

В 16:59 VET рейс BBR518 взлетел из Мериды и следовал на Каракас. Через 6 минут после взлёта в самолёте сработала система предупреждения опасного сближения с землёй (GPWS). Через несколько мгновений, увидев гору, пилоты попытались поднять самолёт, однако из-за малой высоты полёта самолёт врезался в гору в 10 километрах от аэропорта. Пилоты не передавали никаких предупреждений перед катастрофой, самолёт просто не вышел на связь в ожидаемое время. Аэропорт Мериды не был оснащён радаром, отслеживающем самолёты, поэтому место падения рейса 518 пришлось искать с помощью вертолётов, но на обычном маршруте его найти не удалось. В итоге обломки рейса 518 были найдены в труднодоступном месте в горах на высоте 3100 метров. Погибли все 46 человек — 3 члена экипажа и 43 пассажира[2].

Расследование

Культурные аспекты

Катастрофа рейса 518 показана в 12 сезоне канадского документального сериала «Расследования авиакатастроф» в серии «28 секунд на выживание».

Напишите отзыв о статье "Катастрофа ATR 42 под Меридой"

Примечания

  1. [www.airfleets.net/ficheapp/plane-atr-028.htm ATR 42/72 - MSN 028 - YV-1449 Last Airline SBA Airlines]
  2. [aviation-safety.net/database/record.php?id=20080221-0 Santa Bárbara Airlines Accident description]

Ссылки

  •  (исп.) [www.vuelo518.com/ Vuelo 518 Santa Bárbara]
  • [www.vuelo518.com Página Oficial de Noticias, Familiares y Anuncios del Vuelo 518]
  • [www.noticias24.com/actualidad/?p=12237 Ocupantes del avión y comentarios de allegados]
  •  (исп.) "[jca.tsj.gov.ve/decisiones/2010/marzo/927-17-LP01-P-2009-004881-.html REPUBLICA BOLIVARIANA DE VENEZUELA TRIBUNAL TERCERO DE PRIMERA INSTANCIA EN FUNCIONES DE CONTROL]." ([www.webcitation.org/6EAI0YCT6 Archive])

Отрывок, характеризующий Катастрофа ATR 42 под Меридой

Через несколько минут князь Андрей позвонил, и Наташа вошла к нему; а Соня, испытывая редко испытанное ею волнение и умиление, осталась у окна, обдумывая всю необычайность случившегося.
В этот день был случай отправить письма в армию, и графиня писала письмо сыну.
– Соня, – сказала графиня, поднимая голову от письма, когда племянница проходила мимо нее. – Соня, ты не напишешь Николеньке? – сказала графиня тихим, дрогнувшим голосом, и во взгляде ее усталых, смотревших через очки глаз Соня прочла все, что разумела графиня этими словами. В этом взгляде выражались и мольба, и страх отказа, и стыд за то, что надо было просить, и готовность на непримиримую ненависть в случае отказа.
Соня подошла к графине и, став на колени, поцеловала ее руку.
– Я напишу, maman, – сказала она.
Соня была размягчена, взволнована и умилена всем тем, что происходило в этот день, в особенности тем таинственным совершением гаданья, которое она сейчас видела. Теперь, когда она знала, что по случаю возобновления отношений Наташи с князем Андреем Николай не мог жениться на княжне Марье, она с радостью почувствовала возвращение того настроения самопожертвования, в котором она любила и привыкла жить. И со слезами на глазах и с радостью сознания совершения великодушного поступка она, несколько раз прерываясь от слез, которые отуманивали ее бархатные черные глаза, написала то трогательное письмо, получение которого так поразило Николая.


На гауптвахте, куда был отведен Пьер, офицер и солдаты, взявшие его, обращались с ним враждебно, но вместе с тем и уважительно. Еще чувствовалось в их отношении к нему и сомнение о том, кто он такой (не очень ли важный человек), и враждебность вследствие еще свежей их личной борьбы с ним.
Но когда, в утро другого дня, пришла смена, то Пьер почувствовал, что для нового караула – для офицеров и солдат – он уже не имел того смысла, который имел для тех, которые его взяли. И действительно, в этом большом, толстом человеке в мужицком кафтане караульные другого дня уже не видели того живого человека, который так отчаянно дрался с мародером и с конвойными солдатами и сказал торжественную фразу о спасении ребенка, а видели только семнадцатого из содержащихся зачем то, по приказанию высшего начальства, взятых русских. Ежели и было что нибудь особенное в Пьере, то только его неробкий, сосредоточенно задумчивый вид и французский язык, на котором он, удивительно для французов, хорошо изъяснялся. Несмотря на то, в тот же день Пьера соединили с другими взятыми подозрительными, так как отдельная комната, которую он занимал, понадобилась офицеру.
Все русские, содержавшиеся с Пьером, были люди самого низкого звания. И все они, узнав в Пьере барина, чуждались его, тем более что он говорил по французски. Пьер с грустью слышал над собою насмешки.
На другой день вечером Пьер узнал, что все эти содержащиеся (и, вероятно, он в том же числе) должны были быть судимы за поджигательство. На третий день Пьера водили с другими в какой то дом, где сидели французский генерал с белыми усами, два полковника и другие французы с шарфами на руках. Пьеру, наравне с другими, делали с той, мнимо превышающею человеческие слабости, точностью и определительностью, с которой обыкновенно обращаются с подсудимыми, вопросы о том, кто он? где он был? с какою целью? и т. п.
Вопросы эти, оставляя в стороне сущность жизненного дела и исключая возможность раскрытия этой сущности, как и все вопросы, делаемые на судах, имели целью только подставление того желобка, по которому судящие желали, чтобы потекли ответы подсудимого и привели его к желаемой цели, то есть к обвинению. Как только он начинал говорить что нибудь такое, что не удовлетворяло цели обвинения, так принимали желобок, и вода могла течь куда ей угодно. Кроме того, Пьер испытал то же, что во всех судах испытывает подсудимый: недоумение, для чего делали ему все эти вопросы. Ему чувствовалось, что только из снисходительности или как бы из учтивости употреблялась эта уловка подставляемого желобка. Он знал, что находился во власти этих людей, что только власть привела его сюда, что только власть давала им право требовать ответы на вопросы, что единственная цель этого собрания состояла в том, чтоб обвинить его. И поэтому, так как была власть и было желание обвинить, то не нужно было и уловки вопросов и суда. Очевидно было, что все ответы должны были привести к виновности. На вопрос, что он делал, когда его взяли, Пьер отвечал с некоторою трагичностью, что он нес к родителям ребенка, qu'il avait sauve des flammes [которого он спас из пламени]. – Для чего он дрался с мародером? Пьер отвечал, что он защищал женщину, что защита оскорбляемой женщины есть обязанность каждого человека, что… Его остановили: это не шло к делу. Для чего он был на дворе загоревшегося дома, на котором его видели свидетели? Он отвечал, что шел посмотреть, что делалось в Москве. Его опять остановили: у него не спрашивали, куда он шел, а для чего он находился подле пожара? Кто он? повторили ему первый вопрос, на который он сказал, что не хочет отвечать. Опять он отвечал, что не может сказать этого.