Катастрофа DC-9 в Эверглейдсе

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Рейс 592 ValuJet Airlines

Мемориал рейсу 592
Общие сведения
Дата

11 мая 1996 года

Время

14:13 EDT

Характер

F-NI (пожар на борту)

Причина

Небрежно упакованный груз

Место

болото Эверглейдс, в 36 км от аэропорта Майами, Майами (Флорида, США)

Координаты

25°54′47″ с. ш. 80°34′41″ з. д. / 25.91306° с. ш. 80.57806° з. д. / 25.91306; -80.57806 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=25.91306&mlon=-80.57806&zoom=14 (O)] (Я)Координаты: 25°54′47″ с. ш. 80°34′41″ з. д. / 25.91306° с. ш. 80.57806° з. д. / 25.91306; -80.57806 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=25.91306&mlon=-80.57806&zoom=14 (O)] (Я)

Погибшие

110 (все)

Воздушное судно


DC-9-32 авиакомпании ValuJet Airlines, идентичный разбившемуся

Модель

McDonnell Douglas DC-9-32

Авиакомпания

ValuJet Airlines

Пункт вылета

Международный аэропорт Майами, Майами (Флорида, США)

Пункт назначения

Международный аэропорт Хартсфилд-Джексон Атланта, Атланта (Джорджия, США)

Рейс

VJ592

Бортовой номер

N904VJ

Дата выпуска

18 апреля 1969 года (первый полет)

Пассажиры

105

Экипаж

5

Выживших

0

Катастрофа DC-9 в Эверглейдсеавиационная катастрофа, произошедшая 11 мая 1996 года. Авиалайнер McDonnell Douglas DC-9-32 авиакомпании ValuJet Airlines выполнял рейс VJ592 (позывной — Critter 592) по маршруту МайамиАтланта, но через 8,5 минут после взлёта в его грузовом отсеке вспыхнул пожар, который вскоре проник в салон самолёта. Экипаж попытался развернуть самолёт и посадить его в Майами, но лайнер резко перешёл в пикирование и рухнул в болото Эверглейдс в 36 километрах от аэропорта Майами. Погибли все находившиеся на его борту 110 человек — 5 членов экипажа и 105 пассажиров.

Катастрофа вызвала проблемы с платежеспособностью лоу-кост-авиакомпании ValuJet Airlines, что привело к её реорганизации.





Самолет

McDonnell Douglas DC-9-32 (регистрационный номер N904VJ, заводской 47377, серийный 496) был выпущен в 1969 году (первый полёт совершил 18 апреля). 2 июля того же года с б/н N1281L был передан авиакомпании Delta Air Lines. 3 декабря 1993 года был куплен авиакомпанией ValuJet Airlines и получил бортовой номер N904VJ. Оснащён двумя двигателями Pratt & Whitney JT8D-9A. На день катастрофы совершил 80633 цикла «взлёт-посадка» и налетал 68395 часов[1][2].

Экипаж

Самолётом управлял опытный экипаж, состав которого был таким:

  • Командир воздушного судна (КВС) — 35-летняя Кендалин Кьюбек (англ. Candalyn Kubeck). Очень опытный пилот, проработала в авиакомпании ValuJet Airlines 2,5 года (с 12 октября 1993 года). Управляла самолетами Beechcraft 1900, SA-227 и Boeing 737. В должности командира McDonnell Douglas DC-9 — с 1 мая 1994 года. Налетала 8928 часов, 2116 из них на DC-9 (1784 из них в качестве КВС).
  • Второй пилот — 52-летний Ричард Хэйзен (англ. Richard Hazen). Опытный пилот, проработал в авиакомпании ValuJet Airlines 7 месяцев (с 6 октября 1995 года). В должности второго пилота DC-9 — со 2 декабря 1995 года. Налетал 6448 часов, 2148 из них на DC-9.

В салоне работали три стюардессы:

  • Дженнифер Стернс (англ. Jennifer Stearns), 36 лет — старшая стюардесса. На летной работе с 26 октября 1995 года.
  • Мэнди Саммерс (англ. Mandy Summers), 22 года. На летной работе с 15 марта 1996 года.
  • Лори Кашинг (англ. Lori Cushing), 22 года. На летной работе с 31 января 1995 года.

Хронология событий

Предшествующие обстоятельства

11 мая 1996 года за час до вылета из Международного аэропорта Майами грузчики авиакомпании ValuJet Airlines погрузили в передний багажный отсек McDonnell Douglas DC-9-32 борт N904VJ несколько картонных коробок, поставленных компанией «SabreTech». В них находились просроченные пиротехнические кислородные генераторы для аварийной подачи кислорода в случае разгерметизации самолета. При погрузке рядом с коробками оказалось колесо от другого авиалайнера.

В 13:58 EDT лайнер начал выруливать на взлетную полосу. В это время один из кислородных генераторов в коробке самопроизвольно сработал: химическое вещество внутри стального корпуса воспламенилось и в отсек начал поступать кислород с одновременным нагревом корпуса до высокой температуры. В 13:59 коробка, в которой находился работающий генератор, загорелась и в грузовом отсеке начался пожар. Пилоты ничего не знали о грузе, а системы о быстром предупреждении о пожаре на приборной панели DC-9 не было.

Катастрофа

В 14:03 рейс VJ592 вылетел из аэропорта Майами. Перелёт из Майами в Атланту составлял 1 час 35 минут.

В 14:10 на борту начались неполадки: самопроизвольно включилась подзарядка аккумуляторных батарей, очевидно, из-за короткого замыкания. Сразу после этого первый салон лайнера начал наполняться густым дымом. Через полминуты дым начал просачиваться в кабину экипажа. Пилоты не понимали, что происходит. Они начали запрашивать у диспетчера Международного аэропорта Майами координаты самого ближайшего аэропорта.

В 14:11:30 в грузовом отсеке взорвалась самолетная шина. Дым охватил весь самолет изнутри. Старшая стюардесса ворвалась в кабину пилотов с просьбой выдать пассажирам кислородные маски. КВС ответила ей отказом, понимая, что кислород только усилит пожар. Крики пассажиров: Огонь, огонь, огонь! попали на запись бортового самописца, когда дверь кабины пилотов была открыта. Рейс 592 начал разворачиваться для возращения в аэропорт Майами. В 14:13:15 пол в переднем салоне провалился в охваченный огнём багажный отсек вместе с креслами и пассажирами. Пожар быстро охватил салон авиалайнера. В 14:13:35 лайнер вошел в вертикальное пикирование и начал падать. Пилоты, вероятно, потеряли сознание.

В 14:13:42 рейс VJ592 на скорости примерно 800 км/ч рухнул в болото Эверглейдс в 36 километрах от аэропорта Майами и полностью разрушился. Никто из 110 человек на его борту не выжил.

Причина катастрофы

Расследованием причин катастрофы рейса VJ592 занялся Национальный совет по безопасности на транспорте (NTSB).

Окончательный отчёт расследования был опубликован 19 августа 1997 года.

Согласно отчёту, причиной катастрофы стало возгорание в переднем багажном отсеке авиалайнера. Согласно официальной версии источником возгорания стали химические кислородные генераторы, перевозившиеся с грубейшими нарушениями правил перевозки опасных грузов. Один из генераторов, упакованных в картонную коробку, сработал самопроизвольно, при этом его корпус сильно нагрелся, что вызвало пожар в закрытом багажном отсеке.

Последствия катастрофы

  • На приборных панелях всех самолетов появилась система быстрого предупреждения о пожаре.
  • Авиакомпания ValuJet Airlines в 1997 году была перекуплена авиакомпанией AirTran Airways.
  • Компания «SabreTech», поставившая смертельный груз на рейс VJ592, была оштрафована на $ 500 000, но предприятие самоликвидировалось, так и не заплатив штраф.

Культурные аспекты

См. также

Напишите отзыв о статье "Катастрофа DC-9 в Эверглейдсе"

Примечания

  1. [www.planespotters.net/airframe/McDonnell-Douglas/DC-9/47377/N904VJ-Valujet-Airlines N904VJ ValuJet Airlines McDonnell Douglas DC-9-32 - cn 47377 / 496]
  2. [www.planelogger.com/Aircraft/Registration/N904VJ/639791 N904VJ — PlaneLogger]

Ссылки

  • [aviation-safety.net/database/record.php?id=19960511-0 Описание катастрофы на Aviation Safety Network]
  • [web.archive.org/web/20070712153242/www.flight592.com/ ValuJet Flight 592 Memorial]
  • [www.cnn.com/US/valujet.592/ Flight 592 special report (CNN)]
  • [rutube.ru/tracks/14298.html?v=853c800a8282316d6f89dc6e61757911 Секунды до катастрофы: Авиакатастрофа на болотах Флориды]
  • [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9A06E4D8103EF934A35751C1A96F958260 Contractor Found Guilty in Trial on ValuJet Crash] — The New York Times
  • Langewiesche, William [www.theatlantic.com/doc/199803/valujet-crash The Lessons of Valujet 592]. The Atlantic (March 1, 1998). Проверено 1 июня 2013. - Langewiesche presents a case that the ValuJet crash is an example of a "system accident," including the overly formal labeling and safety information on the oxygen 'canisters' (which actually were oxygen generators).
  • Larson, Eric [www.time.com/time/magazine/article/0,9171,984555,00.html Death in the Everglades]. TIME (May 20, 1996). Проверено 1 июня 2013. (Subscription required for access to full article.)
  • [www.airliners.net/open.file?id=0070503&size=L&width=1024&height=627&sok=JURER%20%20%28ert%20%3D%20%27A1281Y%27%29%20%20BEQRE%20OL%20cubgb_vq%20QRFP&photo_nr=2 Фото разбившегося самолёта в ливрее Delta Air Lines]
  • [www.airliners.net/open.file?id=0029996&size=L&width=733&height=492&sok=JURER%20%20%28pa%20%3D%20%2747377%2F496%27%29%20%20BEQRE%20OL%20cubgb_vq%20QRFP&photo_nr=5 Фото разбившегося самолёта в ливрее ValuJet Airlines]
  • [www.flight592.com/TheGallery/passenge.htm Passenger list and gallery]. flight592.com. [web.archive.org/web/20070614161529/www.flight592.com/TheGallery/passenge.htm Архивировано из первоисточника 14 июня 2007].
  • [www.waymarking.com/waymarks/WM6HNC_ValuJet_Flight_592_Memorial_Everglades_National_Park ValuJet Flight 592 Memorial]
  • [asndata.aviation-safety.net/reports/1996/19960511-0_DC93_N904VJ.pdf NTSB full report] (PDF)
  • [www.hazmat-news.com/archives/valujettranscri.html Audio transcript of the Air Traffic Control conversations]
  • [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9501E1DB103AF93AA25752C1A960958260 Valujet 592's Last Flight] — Transcript CVR of the ValuJet Flight 592 in The New York Times
  • [www.google.com/mapmaker?gw=39&fid=0x88d98d217bac104b:0x4b752f6fc23ce86e Memorial location] on Google Maps
  • [www.airworthy.us What Really Brought Down Flight 592?]

Отрывок, характеризующий Катастрофа DC-9 в Эверглейдсе

– Нет нашего согласия, пускай разоряет! Не берем твоего хлеба, нет согласия нашего!
Княжна Марья старалась уловить опять чей нибудь взгляд из толпы, но ни один взгляд не был устремлен на нее; глаза, очевидно, избегали ее. Ей стало странно и неловко.
– Вишь, научила ловко, за ней в крепость иди! Дома разори да в кабалу и ступай. Как же! Я хлеб, мол, отдам! – слышались голоса в толпе.
Княжна Марья, опустив голову, вышла из круга и пошла в дом. Повторив Дрону приказание о том, чтобы завтра были лошади для отъезда, она ушла в свою комнату и осталась одна с своими мыслями.


Долго эту ночь княжна Марья сидела у открытого окна в своей комнате, прислушиваясь к звукам говора мужиков, доносившегося с деревни, но она не думала о них. Она чувствовала, что, сколько бы она ни думала о них, она не могла бы понять их. Она думала все об одном – о своем горе, которое теперь, после перерыва, произведенного заботами о настоящем, уже сделалось для нее прошедшим. Она теперь уже могла вспоминать, могла плакать и могла молиться. С заходом солнца ветер затих. Ночь была тихая и свежая. В двенадцатом часу голоса стали затихать, пропел петух, из за лип стала выходить полная луна, поднялся свежий, белый туман роса, и над деревней и над домом воцарилась тишина.
Одна за другой представлялись ей картины близкого прошедшего – болезни и последних минут отца. И с грустной радостью она теперь останавливалась на этих образах, отгоняя от себя с ужасом только одно последнее представление его смерти, которое – она чувствовала – она была не в силах созерцать даже в своем воображении в этот тихий и таинственный час ночи. И картины эти представлялись ей с такой ясностью и с такими подробностями, что они казались ей то действительностью, то прошедшим, то будущим.
То ей живо представлялась та минута, когда с ним сделался удар и его из сада в Лысых Горах волокли под руки и он бормотал что то бессильным языком, дергал седыми бровями и беспокойно и робко смотрел на нее.
«Он и тогда хотел сказать мне то, что он сказал мне в день своей смерти, – думала она. – Он всегда думал то, что он сказал мне». И вот ей со всеми подробностями вспомнилась та ночь в Лысых Горах накануне сделавшегося с ним удара, когда княжна Марья, предчувствуя беду, против его воли осталась с ним. Она не спала и ночью на цыпочках сошла вниз и, подойдя к двери в цветочную, в которой в эту ночь ночевал ее отец, прислушалась к его голосу. Он измученным, усталым голосом говорил что то с Тихоном. Ему, видно, хотелось поговорить. «И отчего он не позвал меня? Отчего он не позволил быть мне тут на месте Тихона? – думала тогда и теперь княжна Марья. – Уж он не выскажет никогда никому теперь всего того, что было в его душе. Уж никогда не вернется для него и для меня эта минута, когда бы он говорил все, что ему хотелось высказать, а я, а не Тихон, слушала бы и понимала его. Отчего я не вошла тогда в комнату? – думала она. – Может быть, он тогда же бы сказал мне то, что он сказал в день смерти. Он и тогда в разговоре с Тихоном два раза спросил про меня. Ему хотелось меня видеть, а я стояла тут, за дверью. Ему было грустно, тяжело говорить с Тихоном, который не понимал его. Помню, как он заговорил с ним про Лизу, как живую, – он забыл, что она умерла, и Тихон напомнил ему, что ее уже нет, и он закричал: „Дурак“. Ему тяжело было. Я слышала из за двери, как он, кряхтя, лег на кровать и громко прокричал: „Бог мой!Отчего я не взошла тогда? Что ж бы он сделал мне? Что бы я потеряла? А может быть, тогда же он утешился бы, он сказал бы мне это слово“. И княжна Марья вслух произнесла то ласковое слово, которое он сказал ей в день смерти. «Ду ше нь ка! – повторила княжна Марья это слово и зарыдала облегчающими душу слезами. Она видела теперь перед собою его лицо. И не то лицо, которое она знала с тех пор, как себя помнила, и которое она всегда видела издалека; а то лицо – робкое и слабое, которое она в последний день, пригибаясь к его рту, чтобы слышать то, что он говорил, в первый раз рассмотрела вблизи со всеми его морщинами и подробностями.
«Душенька», – повторила она.
«Что он думал, когда сказал это слово? Что он думает теперь? – вдруг пришел ей вопрос, и в ответ на это она увидала его перед собой с тем выражением лица, которое у него было в гробу на обвязанном белым платком лице. И тот ужас, который охватил ее тогда, когда она прикоснулась к нему и убедилась, что это не только не был он, но что то таинственное и отталкивающее, охватил ее и теперь. Она хотела думать о другом, хотела молиться и ничего не могла сделать. Она большими открытыми глазами смотрела на лунный свет и тени, всякую секунду ждала увидеть его мертвое лицо и чувствовала, что тишина, стоявшая над домом и в доме, заковывала ее.
– Дуняша! – прошептала она. – Дуняша! – вскрикнула она диким голосом и, вырвавшись из тишины, побежала к девичьей, навстречу бегущим к ней няне и девушкам.


17 го августа Ростов и Ильин, сопутствуемые только что вернувшимся из плена Лаврушкой и вестовым гусаром, из своей стоянки Янково, в пятнадцати верстах от Богучарова, поехали кататься верхами – попробовать новую, купленную Ильиным лошадь и разузнать, нет ли в деревнях сена.
Богучарово находилось последние три дня между двумя неприятельскими армиями, так что так же легко мог зайти туда русский арьергард, как и французский авангард, и потому Ростов, как заботливый эскадронный командир, желал прежде французов воспользоваться тем провиантом, который оставался в Богучарове.
Ростов и Ильин были в самом веселом расположении духа. Дорогой в Богучарово, в княжеское именье с усадьбой, где они надеялись найти большую дворню и хорошеньких девушек, они то расспрашивали Лаврушку о Наполеоне и смеялись его рассказам, то перегонялись, пробуя лошадь Ильина.
Ростов и не знал и не думал, что эта деревня, в которую он ехал, была именье того самого Болконского, который был женихом его сестры.
Ростов с Ильиным в последний раз выпустили на перегонку лошадей в изволок перед Богучаровым, и Ростов, перегнавший Ильина, первый вскакал в улицу деревни Богучарова.
– Ты вперед взял, – говорил раскрасневшийся Ильин.
– Да, всё вперед, и на лугу вперед, и тут, – отвечал Ростов, поглаживая рукой своего взмылившегося донца.
– А я на французской, ваше сиятельство, – сзади говорил Лаврушка, называя французской свою упряжную клячу, – перегнал бы, да только срамить не хотел.
Они шагом подъехали к амбару, у которого стояла большая толпа мужиков.
Некоторые мужики сняли шапки, некоторые, не снимая шапок, смотрели на подъехавших. Два старые длинные мужика, с сморщенными лицами и редкими бородами, вышли из кабака и с улыбками, качаясь и распевая какую то нескладную песню, подошли к офицерам.
– Молодцы! – сказал, смеясь, Ростов. – Что, сено есть?
– И одинакие какие… – сказал Ильин.
– Развесе…oo…ооо…лая бесе… бесе… – распевали мужики с счастливыми улыбками.
Один мужик вышел из толпы и подошел к Ростову.
– Вы из каких будете? – спросил он.
– Французы, – отвечал, смеючись, Ильин. – Вот и Наполеон сам, – сказал он, указывая на Лаврушку.
– Стало быть, русские будете? – переспросил мужик.
– А много вашей силы тут? – спросил другой небольшой мужик, подходя к ним.
– Много, много, – отвечал Ростов. – Да вы что ж собрались тут? – прибавил он. – Праздник, что ль?
– Старички собрались, по мирскому делу, – отвечал мужик, отходя от него.
В это время по дороге от барского дома показались две женщины и человек в белой шляпе, шедшие к офицерам.
– В розовом моя, чур не отбивать! – сказал Ильин, заметив решительно подвигавшуюся к нему Дуняшу.
– Наша будет! – подмигнув, сказал Ильину Лаврушка.
– Что, моя красавица, нужно? – сказал Ильин, улыбаясь.
– Княжна приказали узнать, какого вы полка и ваши фамилии?
– Это граф Ростов, эскадронный командир, а я ваш покорный слуга.
– Бе…се…е…ду…шка! – распевал пьяный мужик, счастливо улыбаясь и глядя на Ильина, разговаривающего с девушкой. Вслед за Дуняшей подошел к Ростову Алпатыч, еще издали сняв свою шляпу.
– Осмелюсь обеспокоить, ваше благородие, – сказал он с почтительностью, но с относительным пренебрежением к юности этого офицера и заложив руку за пазуху. – Моя госпожа, дочь скончавшегося сего пятнадцатого числа генерал аншефа князя Николая Андреевича Болконского, находясь в затруднении по случаю невежества этих лиц, – он указал на мужиков, – просит вас пожаловать… не угодно ли будет, – с грустной улыбкой сказал Алпатыч, – отъехать несколько, а то не так удобно при… – Алпатыч указал на двух мужиков, которые сзади так и носились около него, как слепни около лошади.
– А!.. Алпатыч… А? Яков Алпатыч!.. Важно! прости ради Христа. Важно! А?.. – говорили мужики, радостно улыбаясь ему. Ростов посмотрел на пьяных стариков и улыбнулся.