Катастрофа EMB 120 под Карролтоном

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><th style="">Координаты</th><td class="" style=""> 33°34′50″ с. ш. 85°12′51″ з. д. / 33.580694° с. ш. 85.214222° з. д. / 33.580694; -85.214222 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=33.580694&mlon=-85.214222&zoom=14 (O)] (Я)Координаты: 33°34′50″ с. ш. 85°12′51″ з. д. / 33.580694° с. ш. 85.214222° з. д. / 33.580694; -85.214222 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=33.580694&mlon=-85.214222&zoom=14 (O)] (Я) </td></tr><tr><th style="">Погибшие</th><td class="" style=""> 8 </td></tr><tr><th style="">Раненые</th><td class="" style=""> 20 </td></tr><tr><th colspan="2" style="text-align:center; background:lightblue;">Воздушное судно</th></tr><tr><th style="">Модель</th><td class="" style=""> Embraer EMB-120RT Brasilia </td></tr><tr><th style="">Авиакомпания</th><td class="" style=""> Atlantic Southeast Airlines (ASA) </td></tr><tr><th style="">Пункт вылета</th><td class="" style=""> Международный аэропорт Хартсфилд-Джексон Атланта, Атланта (Джорджия, США) </td></tr><tr><th style="">Пункт назначения</th><td class="" style=""> Галфпорт</span>ruen (Миссисипи, США) </td></tr><tr><th style="">Рейс</th><td class="" style=""> ASE 529 </td></tr><tr><th style="">Бортовой номер</th><td class="" style=""> N256AS </td></tr><tr><th style="">Дата выпуска</th><td class="" style=""> февраль 1989 года </td></tr><tr><th style="">Пассажиры</th><td class="" style=""> 26 </td></tr><tr><th style="">Экипаж</th><td class="" style=""> 3 </td></tr><tr><th style="">Выживших</th><td class="" style=""> 21 </td></tr> </table>

Катастрофа EMB 120 под Карролтономавиационная катастрофа, произошедшая в понедельник 21 августа 1995 года в окрестностях города Карролтон</span>ruen в штате Джорджия. Авиалайнер Embraer EMB-120RT Brasilia авиакомпании Atlantic Southeast Airlines (ASA) выполнял регулярный рейс ASE 529 по маршруту АтлантаГалфпорт, а на его борту находилось 3 члена экипажа и 26 пассажиров. Но через 20 минут после взлёта при наборе высоты произошло отделение лопасти воздушного винта у левого двигателя. Экипаж объявил чрезвычайную ситуацию и сперва решил вернуться в Атланту, но затем направился в аэропорт Западная Джорджия</span>ruen близ Карролтона. При заходе на посадку из-за быстрого снижения самолёта пилоты совершили вынужденную посадку на лес, при этом авиалайнер разрушился и загорелся. Погибли 8 человек, в том числе командир экипажа.

Причиной катастрофы стало отделение одной из лопастей воздушного винта, а основным виновником — фирма-изготовитель «Hamilton Standard</span>ruen»[1][2].





Самолёт

Embraer EMB-120RT Brasilia (регистрационный номер N256AS, заводской 120122, серийный 122) был выпущен в феврале 1989 года. 3 марта того же года был передан авиакомпании Atlantic Southeast Airlines (ASA). Оснащён двумя винтовыми двигателями Pratt & Whitney Canada PW118. На день катастрофы совершил 18171 цикл «взлёт-посадка» и налетал 17151 час[3].

Экипаж

Состав экипажа рейса 529 был таким:

  • Командир воздушного судна (КВС) — 45-летний Эд Ганнавэй (англ. Ed Gannaway). Очень опытный пилот, проработал в авиакомпании ASA 7 лет (с марта 1988 года). Налетал 9816 часов, 7374 из них на Embraer EMB-120 Brasilia (2186 из них в качестве КВС).
  • Второй пилот — 28-летний Мэтт Уормердам (англ. Matt Warmerdam). Опытный пилот, проработал в авиакомпании ASA 4 месяца (с апреля 1995 года). Налетал 1193 часа, 363 из них на Embraer EMB-120 Brasilia.

В салоне самолёта работала одна стюардесса — 37-летняя Робин Фех (англ. Robin Fech), проработала в авиакомпании ASA 2,5 года (с 8 февраля 1993 года).

Хронология событий

Отказ двигателя

КВС Ганнавэй и второй пилот Уормердам, заступившие на Embraer EMB-120RT Brasilia борт N256AS, сперва выполнили рейс ASE 211[* 1] из Мейкона в Атланту. В кабине вместе с экипажем летел пассажиром ещё один пилот данной авиакомпании, согласно показаниям которого оба пилота перед полётом выглядели отдохнувшими. В аэропорту Атланты командир остался в кабине для связи с диспетчером, а второй пилот вышел и находился рядом. Им теперь предстояло совершить рейс ASE 529 из Атланты в Галфпорт. Полёт должен проходить по ППП на эшелоне FL260 (7,9 км), расчётная продолжительность составляла 1 час 26 минут. На борту самолёта находились 3 члена экипажа (2 пилота и 1 стюардесса), 26 пассажиров, 724 фунта груза и 2700 фунтов топлива[4].

В 12:10[* 2] рейс ASE 529 начал руление к полосе и в 12:23 поднялся в воздух. В 12:36 второй пилот сообщил диспетчеру Западного сектора центра управлением воздушным движением в Атланте (Атланта-центр) о том, что рейс 529 проходит высоту 3960 метров. Около 12:42 после нескольких промежуточных ступенчатых подъёмов диспетчер дал разрешение рейсу 529 подниматься и занимать эшелон FL240 (7,3 км). Экипаж подтвердил получение информации[4].

Согласно записи речевого самописца в 12:43:25 при прохождении высоты 5517 метров со скоростью 296 км/ч раздались несколько глухих стуков, после чего крутящий момент на левом двигателе упал до нуля. Авиалайнер дёрнулся влево, после чего опустил нос и начал быстро снижаться. Пилоты попытались парировать этот момент отклонением штурвала, но тангаж достиг -9°, вертикальная скорость возросла до примерно 28 м/с. Командир сказал второму пилоту: Я не могу сдержать это дело. Помоги мне удержать его. В 12:44:26 второй пилот сообщил в Атланта-контроль, что они объявляют чрезвычайную ситуацию и что у них отказ двигателя. В ответ диспетчер дал прямой заход на аэропорт Атланты[4][5].

По данным бортовых самописцев, скорость снижения менялась скачкообразно со значительными вертикальными и боковыми рывками. В 12:45:46 второй пилот сообщил стюардессе, что произошёл отказ двигателя, объявлено чрезвычайное положение и самолёт возвращается в Атланту. Об этом пилот попросил проинформировать пассажиров. В 12:46:13 второй пилот сообщил диспетчеру, что самолёт быстро снижается, поэтому они запрашивают более близкий аэропорт. Тогда диспетчер указал направление на региональный аэропорт Западная Джорджия</span>ruen[5].

За счёт изменения режима правого двигателя экипажу удалось частично стабилизировать вертикальную скорость снижения между 300 и 600 м/м при приборной скорости между 280 и 320 км/ч. Когда «Эмбраер» снизился ниже 1371 метра, радиолокатор в Атланта-центр потерял его код транспондера, поэтому диспетчер дал указание рейсу 529 переходить на связь с Атланта-подход. Связавшись с диспетчером Атланта-подход, экипаж запросил частоту и векторы радиомаяка аэропорта Западная Джорджия. После получения частоты радиомаяка, экипаж подтвердил получение информации и запросил векторы для визуального захода на посадку. Проверив высоту самолёта и что полёт выполняется по правилам визуальных полётов, диспетчер передал: направление ноль четыре ноль [040°]… Аэропорт на 10 часов в 6 милях от вас. В 12:51:47 с самолёта подтвердили получение информации: ноль четыре ноль, ASE 529. Это было последнее сообщение с рейса 529[5].

По описаниям выживших пассажиров при наборе высоты они услышали громкий шум, после чего самолёт содрогнулся. Взглянув на левую сторону самолёта, они увидели, как в передней части плоскости крыла застряли две или три лопасти. Стюардесса сообщила, что, взглянув в иллюминатор, она увидела вместо левого воздушного винта и начала обтекателя искажённые части конструкции. Когда второй пилот предупредил её о возникшей ситуации и возвращении в Атланту, стюардесса подготовила пассажирский салон для аварийной посадки и эвакуации. После этого с пилотами она до самой катастрофы не общалась[5][6]. Впоследствии следователи при осмотре левого воздушного винта обнаружили, что от одной из лопастей остался кусок около фута длиной, тогда как другие три лопасти остались на втулке. Отделившуюся лопасть обнаружить не удалось[7].

Катастрофа

После 12:51:30 воздушная скорость снизилась с 311 до 222 км/ч, закрылки и шасси при этом не выпускались. В 12:52:45 самолёт врезался в деревья[5]. По примерному курсу 330° он промчался через них на протяжении 110 метров и снижаясь под углом около 20° с увеличивающимся от 15 до 40° левым креном, после чего вылетел на поляну. В примерно 12 метрах от леса авиалайнер врезался в землю и заскользив по траве остановился в 150 метрах от деревьев[8]. Фюзеляж разорвало на три части: позади крыла и позади кабины пилотов[9]. Вытекшее из расположенных в крыльях повреждённых топливных баков топливо примерно через минуту воспламенилось от искр разорванных электрических кабелей, вызвав пожар, уничтоживший переднюю и среднюю части самолёта[10].

По показаниям выживших, люди выбирались через проломы в фюзеляже, появившиеся на левом борту при скольжении самолёта по земле, и после отделения хвостовой части. Вытекшее топливо пропитало одежду многих людей, которые загорелись при пожаре. Стюардесса, несмотря на полученные раны помогала пассажирам, и как минимум с одного из них сбила образовавшееся пламя. Дверьми и эвакуационными выходами по имеющимся показаниям никто не воспользовался. Как впоследствии показал осмотр места происшествия, многие из дверей были заклинены обломками крыла. Те пассажиры, кого зажало обломками, позже задохнулись в дыму. Когда второй пилот попытался выбраться наружу, то взял расположенный позади своего места небольшой топорик и попытался прорубить окно. Однако сделанное отверстие было около 10 сантиметров в диаметре, поэтому он стал звать на помощь. Когда к нему подбежал пассажир, второй пилот передал ему топорик. Вскоре к месту подъехал и шериф округа Каррол, который стал помогать в эвакуации второго пилота. По показаниям шерифа, КВС при этом не подавал признаков жизни. Лишь через несколько минут прибывшим пожарным удалось извлечь второго пилота из горящей кабины[10][11][12].

На месте катастрофы погибли 5 человек (командир экипажа и четыре пассажира), позже ещё 3 пассажира умерли в течение 30 дней от полученных ран. Выжил 21 человек — второй пилот, стюардесса и 11 пассажиров получили серьёзные травмы, 8 пассажиров получили незначительные травмы[2]. Как показала судебно-медицинская экспертиза, дым и пожар стали основной причиной гибели людей. Второй пилот получил ожог более 80% тела, стюардесса получила ожоги второй степени. Проведённый анализ мочи пилотов не выявил никаких признаков алкоголя или наркотических веществ[13]. Катастрофа произошла днём в точке 33°34′50″ с. ш. 85°12′51″ з. д. / 33.580694° с. ш. 85.214222° з. д. / 33.580694; -85.214222 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=33.580694&mlon=-85.214222&zoom=14 (O)] (Я) на высоте 335 метров над уровнем моря[7].

Расследование

Расследованием причин катастрофы рейса ASE 529 занялся Национальный совет по безопасности на транспорте (NTSB).

Окончательный отчёт расследования был опубликован 26 ноября 1996 года.

Согласно отчёту, наиболее вероятной причиной катастрофы стало отделение в полёте одной из лопастей воздушного винта, после чего возникший дисбаланс привёл к изгибам элементов структуры левой мотогондолы. Сильно возросшее лобовое сопротивление вместе с падением подъёмной силы на левой плоскости привело к значительному снижению продольной управляемости самолёта. Отделение лопасти произошло вследствие усталостной трещины, вызванной коррозионными раковинами, которые не были своевременно обнаружены «Hamilton Standard» из-за недостаточного и неэффективного общего контроля ремонта, в том числе в части методов, обучения, ведению документаций и взаимодействию.

Сопутствующей причиной стал отказ фирмы «Hamilton Standard» использовать ультразвуковой контроль для проверки пострадавшего воздушного винта. Также свою роль в катастрофе сыграла и сплошная облачность на небе в районе катастрофы[14].

Культурные аспекты

Катастрофа рейса 529 показана во 2 сезоне канадского документального сериала Расследования авиакатастроф в эпизоде Раненая птица.

См. также

Напишите отзыв о статье "Катастрофа EMB 120 под Карролтоном"

Примечания

Комментарии

  1. ASE — позывные рейсов авиакомпании Atlantic Southeast Airlines
  2. Здесь и далее указано Североамериканское восточное время — EDT

Источники

  1. Report, p. V.
  2. 1 2 Report, p. 1.
  3. [www.airfleets.net/ficheapp/plane-e120-122.htm Atlantic Southeast Airlines N256AS (Embraer 120 Brasilia - MSN 122)]
  4. 1 2 3 Report, p. 2.
  5. 1 2 3 4 5 Report, p. 3.
  6. Report, p. 4.
  7. 1 2 Report, p. 5.
  8. Report, p. 17.
  9. Report, p. 18.
  10. 1 2 Report, p. 21.
  11. Report, p. 22.
  12. Report, p. 23.
  13. Report, p. 20.
  14. Report, p. 79.

Ссылки

  • [aviation-safety.net/database/record.php?id=19950821-0 Описание катастрофы на Aviation Safety Network]
  • [www.ntsb.gov/investigations/accidentreports/reports/aar9606.pdf In-flight Loss of Propeller Blade Forced Landing, and Collision with Terrain Atlantic Southeast Airlines, Inc., Flight 529 Embraer EMB-120RT, N256AS, Carrollton, Georgia, August 21, 1995] (англ.). NTSB.
Рейс 529 Atlantic Southeast Airlines

EMB-120RT авиакомпании Atlantic Southeast Airlines, идентичный разбившемуся
Общие сведения
Дата

21 августа 1995 года

Время

12:53 EDT

Характер

Вынужденная посадка на лес

Причина

Отделение лопасти воздушного винта у левого двигателя, LOC-I (потеря управления), ошибки техобслуживания

Место

в 13 км западнее Карролтона</span>ruen, округ Карролл (Джорджия, США)

Отрывок, характеризующий Катастрофа EMB 120 под Карролтоном

– Ну иди, иди, иди… – сказал Ростов и отказавшись от ужина, и оставшись один в маленькой комнатке, он долго ходил в ней взад и вперед, и слушал веселый французский говор из соседней комнаты.


Ростов приехал в Тильзит в день, менее всего удобный для ходатайства за Денисова. Самому ему нельзя было итти к дежурному генералу, так как он был во фраке и без разрешения начальства приехал в Тильзит, а Борис, ежели даже и хотел, не мог сделать этого на другой день после приезда Ростова. В этот день, 27 го июня, были подписаны первые условия мира. Императоры поменялись орденами: Александр получил Почетного легиона, а Наполеон Андрея 1 й степени, и в этот день был назначен обед Преображенскому батальону, который давал ему батальон французской гвардии. Государи должны были присутствовать на этом банкете.
Ростову было так неловко и неприятно с Борисом, что, когда после ужина Борис заглянул к нему, он притворился спящим и на другой день рано утром, стараясь не видеть его, ушел из дома. Во фраке и круглой шляпе Николай бродил по городу, разглядывая французов и их мундиры, разглядывая улицы и дома, где жили русский и французский императоры. На площади он видел расставляемые столы и приготовления к обеду, на улицах видел перекинутые драпировки с знаменами русских и французских цветов и огромные вензеля А. и N. В окнах домов были тоже знамена и вензеля.
«Борис не хочет помочь мне, да и я не хочу обращаться к нему. Это дело решенное – думал Николай – между нами всё кончено, но я не уеду отсюда, не сделав всё, что могу для Денисова и главное не передав письма государю. Государю?!… Он тут!» думал Ростов, подходя невольно опять к дому, занимаемому Александром.
У дома этого стояли верховые лошади и съезжалась свита, видимо приготовляясь к выезду государя.
«Всякую минуту я могу увидать его, – думал Ростов. Если бы только я мог прямо передать ему письмо и сказать всё, неужели меня бы арестовали за фрак? Не может быть! Он бы понял, на чьей стороне справедливость. Он всё понимает, всё знает. Кто же может быть справедливее и великодушнее его? Ну, да ежели бы меня и арестовали бы за то, что я здесь, что ж за беда?» думал он, глядя на офицера, всходившего в дом, занимаемый государем. «Ведь вот всходят же. – Э! всё вздор. Пойду и подам сам письмо государю: тем хуже будет для Друбецкого, который довел меня до этого». И вдруг, с решительностью, которой он сам не ждал от себя, Ростов, ощупав письмо в кармане, пошел прямо к дому, занимаемому государем.
«Нет, теперь уже не упущу случая, как после Аустерлица, думал он, ожидая всякую секунду встретить государя и чувствуя прилив крови к сердцу при этой мысли. Упаду в ноги и буду просить его. Он поднимет, выслушает и еще поблагодарит меня». «Я счастлив, когда могу сделать добро, но исправить несправедливость есть величайшее счастье», воображал Ростов слова, которые скажет ему государь. И он пошел мимо любопытно смотревших на него, на крыльцо занимаемого государем дома.
С крыльца широкая лестница вела прямо наверх; направо видна была затворенная дверь. Внизу под лестницей была дверь в нижний этаж.
– Кого вам? – спросил кто то.
– Подать письмо, просьбу его величеству, – сказал Николай с дрожанием голоса.
– Просьба – к дежурному, пожалуйте сюда (ему указали на дверь внизу). Только не примут.
Услыхав этот равнодушный голос, Ростов испугался того, что он делал; мысль встретить всякую минуту государя так соблазнительна и оттого так страшна была для него, что он готов был бежать, но камер фурьер, встретивший его, отворил ему дверь в дежурную и Ростов вошел.
Невысокий полный человек лет 30, в белых панталонах, ботфортах и в одной, видно только что надетой, батистовой рубашке, стоял в этой комнате; камердинер застегивал ему сзади шитые шелком прекрасные новые помочи, которые почему то заметил Ростов. Человек этот разговаривал с кем то бывшим в другой комнате.
– Bien faite et la beaute du diable, [Хорошо сложена и красота молодости,] – говорил этот человек и увидав Ростова перестал говорить и нахмурился.
– Что вам угодно? Просьба?…
– Qu'est ce que c'est? [Что это?] – спросил кто то из другой комнаты.
– Encore un petitionnaire, [Еще один проситель,] – отвечал человек в помочах.
– Скажите ему, что после. Сейчас выйдет, надо ехать.
– После, после, завтра. Поздно…
Ростов повернулся и хотел выйти, но человек в помочах остановил его.
– От кого? Вы кто?
– От майора Денисова, – отвечал Ростов.
– Вы кто? офицер?
– Поручик, граф Ростов.
– Какая смелость! По команде подайте. А сами идите, идите… – И он стал надевать подаваемый камердинером мундир.
Ростов вышел опять в сени и заметил, что на крыльце было уже много офицеров и генералов в полной парадной форме, мимо которых ему надо было пройти.
Проклиная свою смелость, замирая от мысли, что всякую минуту он может встретить государя и при нем быть осрамлен и выслан под арест, понимая вполне всю неприличность своего поступка и раскаиваясь в нем, Ростов, опустив глаза, пробирался вон из дома, окруженного толпой блестящей свиты, когда чей то знакомый голос окликнул его и чья то рука остановила его.
– Вы, батюшка, что тут делаете во фраке? – спросил его басистый голос.
Это был кавалерийский генерал, в эту кампанию заслуживший особенную милость государя, бывший начальник дивизии, в которой служил Ростов.
Ростов испуганно начал оправдываться, но увидав добродушно шутливое лицо генерала, отойдя к стороне, взволнованным голосом передал ему всё дело, прося заступиться за известного генералу Денисова. Генерал выслушав Ростова серьезно покачал головой.
– Жалко, жалко молодца; давай письмо.
Едва Ростов успел передать письмо и рассказать всё дело Денисова, как с лестницы застучали быстрые шаги со шпорами и генерал, отойдя от него, подвинулся к крыльцу. Господа свиты государя сбежали с лестницы и пошли к лошадям. Берейтор Эне, тот самый, который был в Аустерлице, подвел лошадь государя, и на лестнице послышался легкий скрип шагов, которые сейчас узнал Ростов. Забыв опасность быть узнанным, Ростов подвинулся с несколькими любопытными из жителей к самому крыльцу и опять, после двух лет, он увидал те же обожаемые им черты, то же лицо, тот же взгляд, ту же походку, то же соединение величия и кротости… И чувство восторга и любви к государю с прежнею силою воскресло в душе Ростова. Государь в Преображенском мундире, в белых лосинах и высоких ботфортах, с звездой, которую не знал Ростов (это была legion d'honneur) [звезда почетного легиона] вышел на крыльцо, держа шляпу под рукой и надевая перчатку. Он остановился, оглядываясь и всё освещая вокруг себя своим взглядом. Кое кому из генералов он сказал несколько слов. Он узнал тоже бывшего начальника дивизии Ростова, улыбнулся ему и подозвал его к себе.
Вся свита отступила, и Ростов видел, как генерал этот что то довольно долго говорил государю.
Государь сказал ему несколько слов и сделал шаг, чтобы подойти к лошади. Опять толпа свиты и толпа улицы, в которой был Ростов, придвинулись к государю. Остановившись у лошади и взявшись рукою за седло, государь обратился к кавалерийскому генералу и сказал громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его.
– Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня, – сказал государь и занес ногу в стремя. Генерал почтительно наклонил голову, государь сел и поехал галопом по улице. Ростов, не помня себя от восторга, с толпою побежал за ним.


На площади куда поехал государь, стояли лицом к лицу справа батальон преображенцев, слева батальон французской гвардии в медвежьих шапках.
В то время как государь подъезжал к одному флангу баталионов, сделавших на караул, к противоположному флангу подскакивала другая толпа всадников и впереди их Ростов узнал Наполеона. Это не мог быть никто другой. Он ехал галопом в маленькой шляпе, с Андреевской лентой через плечо, в раскрытом над белым камзолом синем мундире, на необыкновенно породистой арабской серой лошади, на малиновом, золотом шитом, чепраке. Подъехав к Александру, он приподнял шляпу и при этом движении кавалерийский глаз Ростова не мог не заметить, что Наполеон дурно и не твердо сидел на лошади. Батальоны закричали: Ура и Vive l'Empereur! [Да здравствует Император!] Наполеон что то сказал Александру. Оба императора слезли с лошадей и взяли друг друга за руки. На лице Наполеона была неприятно притворная улыбка. Александр с ласковым выражением что то говорил ему.
Ростов не спуская глаз, несмотря на топтание лошадьми французских жандармов, осаживавших толпу, следил за каждым движением императора Александра и Бонапарте. Его, как неожиданность, поразило то, что Александр держал себя как равный с Бонапарте, и что Бонапарте совершенно свободно, как будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный, обращался с русским царем.
Александр и Наполеон с длинным хвостом свиты подошли к правому флангу Преображенского батальона, прямо на толпу, которая стояла тут. Толпа очутилась неожиданно так близко к императорам, что Ростову, стоявшему в передних рядах ее, стало страшно, как бы его не узнали.
– Sire, je vous demande la permission de donner la legion d'honneur au plus brave de vos soldats, [Государь, я прошу у вас позволенья дать орден Почетного легиона храбрейшему из ваших солдат,] – сказал резкий, точный голос, договаривающий каждую букву. Это говорил малый ростом Бонапарте, снизу прямо глядя в глаза Александру. Александр внимательно слушал то, что ему говорили, и наклонив голову, приятно улыбнулся.
– A celui qui s'est le plus vaillament conduit dans cette derieniere guerre, [Тому, кто храбрее всех показал себя во время войны,] – прибавил Наполеон, отчеканивая каждый слог, с возмутительным для Ростова спокойствием и уверенностью оглядывая ряды русских, вытянувшихся перед ним солдат, всё держащих на караул и неподвижно глядящих в лицо своего императора.
– Votre majeste me permettra t elle de demander l'avis du colonel? [Ваше Величество позволит ли мне спросить мнение полковника?] – сказал Александр и сделал несколько поспешных шагов к князю Козловскому, командиру батальона. Бонапарте стал между тем снимать перчатку с белой, маленькой руки и разорвав ее, бросил. Адъютант, сзади торопливо бросившись вперед, поднял ее.
– Кому дать? – не громко, по русски спросил император Александр у Козловского.
– Кому прикажете, ваше величество? – Государь недовольно поморщился и, оглянувшись, сказал:
– Да ведь надобно же отвечать ему.
Козловский с решительным видом оглянулся на ряды и в этом взгляде захватил и Ростова.
«Уж не меня ли?» подумал Ростов.
– Лазарев! – нахмурившись прокомандовал полковник; и первый по ранжиру солдат, Лазарев, бойко вышел вперед.
– Куда же ты? Тут стой! – зашептали голоса на Лазарева, не знавшего куда ему итти. Лазарев остановился, испуганно покосившись на полковника, и лицо его дрогнуло, как это бывает с солдатами, вызываемыми перед фронт.
Наполеон чуть поворотил голову назад и отвел назад свою маленькую пухлую ручку, как будто желая взять что то. Лица его свиты, догадавшись в ту же секунду в чем дело, засуетились, зашептались, передавая что то один другому, и паж, тот самый, которого вчера видел Ростов у Бориса, выбежал вперед и почтительно наклонившись над протянутой рукой и не заставив ее дожидаться ни одной секунды, вложил в нее орден на красной ленте. Наполеон, не глядя, сжал два пальца. Орден очутился между ними. Наполеон подошел к Лазареву, который, выкатывая глаза, упорно продолжал смотреть только на своего государя, и оглянулся на императора Александра, показывая этим, что то, что он делал теперь, он делал для своего союзника. Маленькая белая рука с орденом дотронулась до пуговицы солдата Лазарева. Как будто Наполеон знал, что для того, чтобы навсегда этот солдат был счастлив, награжден и отличен от всех в мире, нужно было только, чтобы его, Наполеонова рука, удостоила дотронуться до груди солдата. Наполеон только прило жил крест к груди Лазарева и, пустив руку, обратился к Александру, как будто он знал, что крест должен прилипнуть к груди Лазарева. Крест действительно прилип.
Русские и французские услужливые руки, мгновенно подхватив крест, прицепили его к мундиру. Лазарев мрачно взглянул на маленького человечка, с белыми руками, который что то сделал над ним, и продолжая неподвижно держать на караул, опять прямо стал глядеть в глаза Александру, как будто он спрашивал Александра: всё ли еще ему стоять, или не прикажут ли ему пройтись теперь, или может быть еще что нибудь сделать? Но ему ничего не приказывали, и он довольно долго оставался в этом неподвижном состоянии.