Катастрофа Fokker 100 в Сан-Паулу

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Рейс 402 TAM Transportes Aéreos Regionais

Разбившийся самолёт за 7 месяцев и 17 дней до катастрофы
Общие сведения
Дата

31 октября 1996 года

Время

08:27 BRST

Характер

Крушение после взлёта

Причина

Самопроизвольный переход двигателя №2 в режим реверса тяги, ошибки экипажа

Место

в 1,5 км от аэропорта Конгоньяс, Сан-Паулу, Бразилия

Координаты

22°54′29″ ю. ш. 43°11′47″ з. д. / 22.90806° ю. ш. 43.19639° з. д. / -22.90806; -43.19639 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-22.90806&mlon=-43.19639&zoom=14 (O)] (Я)Координаты: 22°54′29″ ю. ш. 43°11′47″ з. д. / 22.90806° ю. ш. 43.19639° з. д. / -22.90806; -43.19639 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-22.90806&mlon=-43.19639&zoom=14 (O)] (Я)

Погибшие

99 (96 в самолёте + 3 на земле)

Воздушное судно
Модель

Fokker F28 Mk 0100

Авиакомпания

TAM Transportes Aéreos Regionais

Пункт вылета

Международный аэропорт Конгоньяс, Сан-Паулу

Остановки в пути

Международный аэропорт Сантос-Дюмон, Рио-де-Жанейро

Пункт назначения

Международный аэропорт Ресифи, Ресифи

Рейс

JJ402

Бортовой номер

PT-MRK

Дата выпуска

8 февраля 1993 года (первый полёт)

Пассажиры

90

Экипаж

6

Выживших

0

Катастрофа Fokker 100 в Сан-Паулуавиационная катастрофа, произошедшая 31 октября 1996 года. Авиалайнер Fokker F28 Mk 0100 авиакомпании TAM Transportes Aéreos Regionais выполнял регулярный внутренний рейс JJ402 по маршруту Сан-ПаулуРио-де-ЖанейроРесифи, но всего через 24 секунды после взлёта в результате самопроизвольного включения реверса тяги правого двигателя во время взлёта накренился вправо, перешел в сваливание и рухнул в густонаселённый район Сан-Паулу. Погибли все находившиеся на его борту 96 человек (90 пассажиров и 6 членов экипажа), а также 3 человека на земле.

На тот момент это была вторая по числу жертв авиакатастрофа в истории бразильской авиации[1], в настоящий момент (2016 год) — четвёртая. Также это крупнейшая катастрофа самолёта Fokker 100.





Самолёт

Fokker F28 Mk 0100 (регистрационный номер PT-MRK, серийный 11440) был выпущен в 1993 году (первый полёт совершил 8 февраля PH-LXD). Ранее принадлежал индонезийской авиакомпании Sempati Air, которой владел президент Индонезии Хаджи Мухаммед Сухарто. 28 августа 1993 года был куплен бразильской авиакомпанией TAM Transportes Aéreos Regionais. Оснащён двумя двухконтурными турбореактивными двигателями Rolls-Royce Tay 620-15. В апреле 1996 года был окрашен в специальную голубую ливрею с надписью «NUMBER 1», относящуюся к премии «REGIONAL AIRLINE OF THE YEAR», которая была присуждена авиакомпании TAM Transportes Aéreos Regionais журналом «Air Transport World». На день катастрофы налетал 8171 час[2][3].

Экипаж

Состав экипажа рейса JJ402 был таким:

  • Командир воздушного судна (КВС) — 45-летний Хосе Антонио Морено (порт. José Antônio Moreno). Очень опытный пилот, проработал в авиакомпании TAM Transportes Aéreos Regionais 18 лет (с 1978 года). Налетал 6433 часа, 2392 из них на Fokker 100.
  • Второй пилот — 27-летний Рикардо Луиз Гомес Мартинс (порт. Ricardo Luiz Gomes Martins). Опытный пилот, проработал в авиакомпании TAM Transportes Aéreos Regionais 8 лет (с 1988 года). Налетал свыше 3000 часов, свыше 230 из них на Fokker 100.

В салоне самолёта работали четыре бортпроводника.

Катастрофа

В 08:25 BRST экипаж рейса JJ402 получил разрешение на взлет с ВПП №17R, ветер был 060°. В 08:26:00 РУДы были переведены во взлётный режим. Через 10 секунд раздался двойной перезвон, после чего КВС предупредил: O autothrottle tá fora (Автомат тяги выключен), и второй пилот установил тягу вручную, сообщив командиру: Тяга установлена, тем самым подтверждая, что взлётная мощность отрегулирована и проверена. В 08:26:19 самолет ускорился до 148 км/ч, второй пилот указал «V1» в 08:26:32. 2 секунды спустя самолёт оторвался от ВПП и набрал скорость 242 км/ч.

В 08:26:36 датчик «воздух/земля» переключился с «земля» на «воздух». Когда скорость полёта увеличилась до 251 км/ч и самолёт набирал высоту под углом 10°, самолёт тряхнуло и мощность двигателя №2 (правый) снизилась с 1,69 до 1,34. На самом деле двигатель перешел в режим реверса тяги. Впоследствии один из очевидцев катастрофы подтвердил, что видел как минимум два полных цикла открытия и закрытия ковша реверса тяги двигателя №2 во время короткого полёта.

Потеря мощности правого двигателя вызвала резкий крен вправо и командир задействовал левый руль и левый элерон, чтобы выровнять лайнер. Второй пилот выдвинул вперёд оба рычага тяги, но они почти сразу задвинулись назад, тяга двигателя №1 упала до 1,33, а двигателя №2 до 1,13. Не понимая характер неисправности, оба пилота снова тщетно передвигают рычаги тяги вперёд. В 08:26:44 КВС приказал выключить автомат тяги. Секундой позже рычаг тяги двигателя №2 снова задвинулся назад и оставался на холостом ходу в течение двух секунд, скорость полёта упала до 233 км/ч. В 08:26:48 второй пилот сказал командиру, что он выключил автомат тяги, а затем снова перевёл рычаг тяги двигателя №2 до упора вперёд. Мощность обоих двигателей в тот момент достигла 1,72.

С включенным реверсом тяги этот маневр заставил скорость самолёта уменьшаться ещё быстрее (до 4 км/ч в секунду). В 08:26:55 на вибросигнализаторе штурвала сработало предупреждение о сваливании. Угол крена вправо достигает недопустимые 39°, включается система GPWS — «DON'T SINK!». В 08:27:02 рейс JJ402 на полной скорости рухнул на густонаселённый район Сан-Паулу и полностью разрушился, разрушив несколько зданий. Погибли все 90 пассажиров и 6 членов экипажа рейса 402 и ещё 3 человека на земле, ещё несколько человек на земле получили ранения различной степени тяжести.

Расследование

Расследованием причин катастрофы рейса JJ402 занялся Национальный комитет по расследованию авиационных инцидентов (CENIPA).

Культурные аспекты

Катастрофа рейса 402 показана в 15 сезоне канадского документального сериала Расследования авиакатастроф в эпизоде Кровавая баня в Сан-Паулу.

См. также

Напишите отзыв о статье "Катастрофа Fokker 100 в Сан-Паулу"

Примечания

  1. Germano da Silva, Carlos Ari César (2008).
  2. [www.airfleets.net/ficheapp/plane-f100-11440.htm TAM PT-MRK (Fokker 70/100 - MSN 11440)]
  3. [www.planespotters.net/airframe/Fokker/F100/11440/PT-MRK-TAM-Linhas-Aereas PT-MRK TAM Linhas Aéreas Fokker F100 - cn 11440]

Ссылки

  • [aviation-safety.net/database/record.php?id=19961031-0 Описание катастрофы] на Aviation Safety Network
  • [lessonslearned.faa.gov/TAM402/TAM402_AccidentReport.pdf Окончательный отчёт расследования CENIPA]
  • [www.youtube.com/watch?v=3lQOuHSodj0 Компьютерная реконструкция катастрофы]
  • [www.airliners.net/open.file?id=1047716&size=L&width=1024&height=722&sok=&photo_nr= Фото борта PT-MRK до катастрофы на Airliners.net]

Отрывок, характеризующий Катастрофа Fokker 100 в Сан-Паулу

– Вы, дядюшка, не думайте, чтобы мы помешали кому нибудь, – сказала Наташа. Мы станем на своем месте и не пошевелимся.
– И хорошее дело, графинечка, – сказал дядюшка. – Только с лошади то не упадите, – прибавил он: – а то – чистое дело марш! – не на чем держаться то.
Остров отрадненского заказа виднелся саженях во ста, и доезжачие подходили к нему. Ростов, решив окончательно с дядюшкой, откуда бросать гончих и указав Наташе место, где ей стоять и где никак ничего не могло побежать, направился в заезд над оврагом.
– Ну, племянничек, на матерого становишься, – сказал дядюшка: чур не гладить (протравить).
– Как придется, отвечал Ростов. – Карай, фюит! – крикнул он, отвечая этим призывом на слова дядюшки. Карай был старый и уродливый, бурдастый кобель, известный тем, что он в одиночку бирал матерого волка. Все стали по местам.
Старый граф, зная охотничью горячность сына, поторопился не опоздать, и еще не успели доезжачие подъехать к месту, как Илья Андреич, веселый, румяный, с трясущимися щеками, на своих вороненьких подкатил по зеленям к оставленному ему лазу и, расправив шубку и надев охотничьи снаряды, влез на свою гладкую, сытую, смирную и добрую, поседевшую как и он, Вифлянку. Лошадей с дрожками отослали. Граф Илья Андреич, хотя и не охотник по душе, но знавший твердо охотничьи законы, въехал в опушку кустов, от которых он стоял, разобрал поводья, оправился на седле и, чувствуя себя готовым, оглянулся улыбаясь.
Подле него стоял его камердинер, старинный, но отяжелевший ездок, Семен Чекмарь. Чекмарь держал на своре трех лихих, но также зажиревших, как хозяин и лошадь, – волкодавов. Две собаки, умные, старые, улеглись без свор. Шагов на сто подальше в опушке стоял другой стремянной графа, Митька, отчаянный ездок и страстный охотник. Граф по старинной привычке выпил перед охотой серебряную чарку охотничьей запеканочки, закусил и запил полубутылкой своего любимого бордо.
Илья Андреич был немножко красен от вина и езды; глаза его, подернутые влагой, особенно блестели, и он, укутанный в шубку, сидя на седле, имел вид ребенка, которого собрали гулять. Худой, со втянутыми щеками Чекмарь, устроившись с своими делами, поглядывал на барина, с которым он жил 30 лет душа в душу, и, понимая его приятное расположение духа, ждал приятного разговора. Еще третье лицо подъехало осторожно (видно, уже оно было учено) из за леса и остановилось позади графа. Лицо это был старик в седой бороде, в женском капоте и высоком колпаке. Это был шут Настасья Ивановна.
– Ну, Настасья Ивановна, – подмигивая ему, шопотом сказал граф, – ты только оттопай зверя, тебе Данило задаст.
– Я сам… с усам, – сказал Настасья Ивановна.
– Шшшш! – зашикал граф и обратился к Семену.
– Наталью Ильиничну видел? – спросил он у Семена. – Где она?
– Они с Петром Ильичем от Жаровых бурьяно встали, – отвечал Семен улыбаясь. – Тоже дамы, а охоту большую имеют.
– А ты удивляешься, Семен, как она ездит… а? – сказал граф, хоть бы мужчине в пору!
– Как не дивиться? Смело, ловко.
– А Николаша где? Над Лядовским верхом что ль? – всё шопотом спрашивал граф.
– Так точно с. Уж они знают, где стать. Так тонко езду знают, что мы с Данилой другой раз диву даемся, – говорил Семен, зная, чем угодить барину.
– Хорошо ездит, а? А на коне то каков, а?
– Картину писать! Как намеднись из Заварзинских бурьянов помкнули лису. Они перескакивать стали, от уймища, страсть – лошадь тысяча рублей, а седоку цены нет. Да уж такого молодца поискать!
– Поискать… – повторил граф, видимо сожалея, что кончилась так скоро речь Семена. – Поискать? – сказал он, отворачивая полы шубки и доставая табакерку.
– Намедни как от обедни во всей регалии вышли, так Михаил то Сидорыч… – Семен не договорил, услыхав ясно раздававшийся в тихом воздухе гон с подвыванием не более двух или трех гончих. Он, наклонив голову, прислушался и молча погрозился барину. – На выводок натекли… – прошептал он, прямо на Лядовской повели.
Граф, забыв стереть улыбку с лица, смотрел перед собой вдаль по перемычке и, не нюхая, держал в руке табакерку. Вслед за лаем собак послышался голос по волку, поданный в басистый рог Данилы; стая присоединилась к первым трем собакам и слышно было, как заревели с заливом голоса гончих, с тем особенным подвыванием, которое служило признаком гона по волку. Доезжачие уже не порскали, а улюлюкали, и из за всех голосов выступал голос Данилы, то басистый, то пронзительно тонкий. Голос Данилы, казалось, наполнял весь лес, выходил из за леса и звучал далеко в поле.
Прислушавшись несколько секунд молча, граф и его стремянной убедились, что гончие разбились на две стаи: одна большая, ревевшая особенно горячо, стала удаляться, другая часть стаи понеслась вдоль по лесу мимо графа, и при этой стае было слышно улюлюканье Данилы. Оба эти гона сливались, переливались, но оба удалялись. Семен вздохнул и нагнулся, чтоб оправить сворку, в которой запутался молодой кобель; граф тоже вздохнул и, заметив в своей руке табакерку, открыл ее и достал щепоть. «Назад!» крикнул Семен на кобеля, который выступил за опушку. Граф вздрогнул и уронил табакерку. Настасья Ивановна слез и стал поднимать ее.
Граф и Семен смотрели на него. Вдруг, как это часто бывает, звук гона мгновенно приблизился, как будто вот, вот перед ними самими были лающие рты собак и улюлюканье Данилы.
Граф оглянулся и направо увидал Митьку, который выкатывавшимися глазами смотрел на графа и, подняв шапку, указывал ему вперед, на другую сторону.
– Береги! – закричал он таким голосом, что видно было, что это слово давно уже мучительно просилось у него наружу. И поскакал, выпустив собак, по направлению к графу.
Граф и Семен выскакали из опушки и налево от себя увидали волка, который, мягко переваливаясь, тихим скоком подскакивал левее их к той самой опушке, у которой они стояли. Злобные собаки визгнули и, сорвавшись со свор, понеслись к волку мимо ног лошадей.
Волк приостановил бег, неловко, как больной жабой, повернул свою лобастую голову к собакам, и также мягко переваливаясь прыгнул раз, другой и, мотнув поленом (хвостом), скрылся в опушку. В ту же минуту из противоположной опушки с ревом, похожим на плач, растерянно выскочила одна, другая, третья гончая, и вся стая понеслась по полю, по тому самому месту, где пролез (пробежал) волк. Вслед за гончими расступились кусты орешника и показалась бурая, почерневшая от поту лошадь Данилы. На длинной спине ее комочком, валясь вперед, сидел Данила без шапки с седыми, встрепанными волосами над красным, потным лицом.
– Улюлюлю, улюлю!… – кричал он. Когда он увидал графа, в глазах его сверкнула молния.