Каторга и ссылка

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Каторга и ссылка
Специализация:

история

Периодичность:
Язык:

русский

Адрес редакции:

Москва

Главный редактор:

В. Д. Виленский-Сибиряков (1923—1927)
Ф. Я. Кон (1927—1929)
И. А. Теодорович (1929—1935)

Учредители:

Всесоюзное общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев

Издатель:

Всесоюзное общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев

Страна:

СССР СССР

История издания:

19211935

Каторга и ссылка в Викитеке

«Ка́торга и ссы́лка» — историко-революционный журнал, выпускавшийся в РСФСР, в Москве с 1921 года по 1935 год.[1] Орган Всесоюзного общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев.[1]



История

Историко-революционный журнал «Каторга и ссылка» начали издавать в Москве в 1921 году и закончили в 1935 году. С 1923 года по 1927 год журнал публиковался под общей редакцией В. Д. Виленского-Сибирякова. С 1927 года по 1929 год — Ф. Я. Кона. С 1929 года по 1935 год — И. А. Теодоровича. Главные области журнала «Каторга и ссылка»: история революционного движения в России; тюрьма, каторга, ссылка и эмиграция; некрологи; библиографии; хроники — , кроме того издавались исследовательские статьи на тему революции, мемуары и архивы[1].

Среди авторов были активисты из партии большевиков и Коминтерна, такие как: А. М. Коллонтай, Б. Кун, Д. З. Мануильский, С. И. Мицкевич, В. И. Невский, Н. А. Семашко, Ем. Ярославский; народовольцы: В. Н. Фигнер, М. Ф. Фроленко, А. В. Якимова-Диковская; помогали: Ю. В. Готье, А. В. Шестаков, Н. М. Дружинин, Б. П. Козьмин, заведующий редакцией журнала, М. В. Нечкина, А. Е. Пресняков, Е. В. Тарле и историки[1].

Всего напечатано 116 выпусков[1].

Напишите отзыв о статье "Каторга и ссылка"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 «Каторга и ссылка» // Италия — Кваркуш. — М. : Советская энциклопедия, 1973. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 11).</span>
  2. </ol>

Отрывок, характеризующий Каторга и ссылка

Вернувшись после второй озабоченной поездки по линии, Наполеон сказал:
– Шахматы поставлены, игра начнется завтра.
Велев подать себе пуншу и призвав Боссе, он начал с ним разговор о Париже, о некоторых изменениях, которые он намерен был сделать в maison de l'imperatrice [в придворном штате императрицы], удивляя префекта своею памятливостью ко всем мелким подробностям придворных отношений.
Он интересовался пустяками, шутил о любви к путешествиям Боссе и небрежно болтал так, как это делает знаменитый, уверенный и знающий свое дело оператор, в то время как он засучивает рукава и надевает фартук, а больного привязывают к койке: «Дело все в моих руках и в голове, ясно и определенно. Когда надо будет приступить к делу, я сделаю его, как никто другой, а теперь могу шутить, и чем больше я шучу и спокоен, тем больше вы должны быть уверены, спокойны и удивлены моему гению».
Окончив свой второй стакан пунша, Наполеон пошел отдохнуть пред серьезным делом, которое, как ему казалось, предстояло ему назавтра.
Он так интересовался этим предстоящим ему делом, что не мог спать и, несмотря на усилившийся от вечерней сырости насморк, в три часа ночи, громко сморкаясь, вышел в большое отделение палатки. Он спросил о том, не ушли ли русские? Ему отвечали, что неприятельские огни всё на тех же местах. Он одобрительно кивнул головой.
Дежурный адъютант вошел в палатку.
– Eh bien, Rapp, croyez vous, que nous ferons do bonnes affaires aujourd'hui? [Ну, Рапп, как вы думаете: хороши ли будут нынче наши дела?] – обратился он к нему.
– Sans aucun doute, Sire, [Без всякого сомнения, государь,] – отвечал Рапп.
Наполеон посмотрел на него.
– Vous rappelez vous, Sire, ce que vous m'avez fait l'honneur de dire a Smolensk, – сказал Рапп, – le vin est tire, il faut le boire. [Вы помните ли, сударь, те слова, которые вы изволили сказать мне в Смоленске, вино откупорено, надо его пить.]
Наполеон нахмурился и долго молча сидел, опустив голову на руку.
– Cette pauvre armee, – сказал он вдруг, – elle a bien diminue depuis Smolensk. La fortune est une franche courtisane, Rapp; je le disais toujours, et je commence a l'eprouver. Mais la garde, Rapp, la garde est intacte? [Бедная армия! она очень уменьшилась от Смоленска. Фортуна настоящая распутница, Рапп. Я всегда это говорил и начинаю испытывать. Но гвардия, Рапп, гвардия цела?] – вопросительно сказал он.
– Oui, Sire, [Да, государь.] – отвечал Рапп.
Наполеон взял пастильку, положил ее в рот и посмотрел на часы. Спать ему не хотелось, до утра было еще далеко; а чтобы убить время, распоряжений никаких нельзя уже было делать, потому что все были сделаны и приводились теперь в исполнение.
– A t on distribue les biscuits et le riz aux regiments de la garde? [Роздали ли сухари и рис гвардейцам?] – строго спросил Наполеон.