Катхакали

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Катхакали — традиционное танцевально-драматическое искусство южно-индийского штата Керала, возникшее в XVII веке. Истоки катхакали — народная драма и танцы, которые исполнялись керальскими крестьянами. Традиционно катхакали исполнялось на открытом месте в лунную ночь и длилось до рассвета. Сюжетом катхакали, как правило, являются сцены из древнеиндийских эпосов «Махабхараты» и «Рамаяны». Катхакали исполняется мужчинами, которых готовят в специальных школах. Обучение начинается с 11-летнего возраста и продолжается 5-6 лет. В состав труппы артистов катхакали обычно входят несколько танцоров, оркестр из четырёх человек и два-три исполнителя речитатива, излагающие изображаемый сюжет. Основная роль в Катхакали отводится пантомиме и языку жестов, поэтому исполнители катхакали считаются актёрами, а не танцовщиками. К середине ХIХ века катхакали пришёл в упадок. Ключевую роль в его возрождении сыграл малаяламский поэт Нараяна Менон Валлатхол (1878—1958).

Напишите отзыв о статье "Катхакали"



Ссылки

  • [www.kathakalicentre.in Международный центр Катхакали]  (англ.)
  • [www.carnaticindia.com/dance/kathakali.html Kathakali: The classical Dance Drama of Kerala]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Катхакали

– Les cosaques! [Казаки!] – прокричал один из них, и через минуту толпа русских лиц окружила Пьера.
Долго не мог понять Пьер того, что с ним было. Со всех сторон он слышал вопли радости товарищей.
– Братцы! Родимые мои, голубчики! – плача, кричали старые солдаты, обнимая казаков и гусар. Гусары и казаки окружали пленных и торопливо предлагали кто платья, кто сапоги, кто хлеба. Пьер рыдал, сидя посреди их, и не мог выговорить ни слова; он обнял первого подошедшего к нему солдата и, плача, целовал его.
Долохов стоял у ворот разваленного дома, пропуская мимо себя толпу обезоруженных французов. Французы, взволнованные всем происшедшим, громко говорили между собой; но когда они проходили мимо Долохова, который слегка хлестал себя по сапогам нагайкой и глядел на них своим холодным, стеклянным, ничего доброго не обещающим взглядом, говор их замолкал. С другой стороны стоял казак Долохова и считал пленных, отмечая сотни чертой мела на воротах.
– Сколько? – спросил Долохов у казака, считавшего пленных.
– На вторую сотню, – отвечал казак.
– Filez, filez, [Проходи, проходи.] – приговаривал Долохов, выучившись этому выражению у французов, и, встречаясь глазами с проходившими пленными, взгляд его вспыхивал жестоким блеском.