Керамическая плитка

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Кафель»)
Перейти к: навигация, поиск

Керамическая плитка или кафель (от нем. Kachel) — это, как правило, прямоугольные пластины из обожжённой глины.

Кафель часто используется для облицовки стен и пола, и может представлять собой как простые квадратные плитки, так и сложную мозаику.





Изобретение

Первые образцы керамической плитки были найдены в Междуречье Тигра и Евфрата.

По мнению исследователей первая плитка по размерам и форме напоминала мозаику, которая во втором и третьем тысячелетии до нашей эры использовалась для отделки храмов и дворцов знати. Однако от мозаики такая плитка отличалась целостным рисунком, изображённым на каждой плитке. По толщине она была немного тоньше небольшого кирпича. На лицевую сторону плитки наносился орнамент в виде узоров различной формы. Современная плитка в восточном стиле унаследовала немало общих с плиткой Междуречья тенденций в изготовлении орнамента, однако значение большинства символов безвозвратно утеряно.

Долгое время отделка в вавилонских храмах и дворцах выполнялась покрытым глазурью кирпичом — предшественником керамической плитки. Толщина глазури на таких кирпичах превышала 10 мм, что придавало ей необычайную прочность. Применялась преимущественно бирюзовая и светло-зелёная глазурь, которая наносилась на рисунок. В Вавилоне популярными были рисунки, стилизовавшие растения, животных, геометрические фигуры.

Однако керамическая плитка в том виде, в каком её знаем мы, появилась только в эпоху Ахеменидов — древнеперсидской династии, самым известным представителем которой был Дарий III, наголову разбитый Александром Македонским. В древнеиранских городах Сузе и Персеполе была найдена керамическая плитка размером 15х15 см и толщиной 10 мм.

Методики изготовления

Литьё — глиняная масса разливается по формочкам и обжигается. Это самый древний способ изготовления плитки, но теперь он не используется: края плитки получаются неровными, а плитки — неодинаковыми. Этот метод иногда используется на отдельных мелких фабриках, но такое производство получается дорогим.

Резка — распиливание природного камня (травертина или песчаника) на плитки. Ещё более дорогой метод производства, обладающий, к тому же, малым выходом плиток.

Экструдирование — вытягивание и резка глиняной массы с помощью специального станка.

Прессование — в настоящий момент это самый распространённый и технологичный метод изготовления керамической плитки. Готовые изделия получаются максимально прочными, а также обладают высокими эстетическими качествами. Существуют две основные технологии прессования керамических покрытий: бикоттура и монокоттура[1].

Укладка керамической плитки

Место, куда будет укладываться плитка, и сама плитка должны быть обезжирены и зачищены. Начиная укладку полов керамической плиткой, вам нужно выбрать стену, от которой начнётся работа. Перед укладкой следует промерить помещение рулеткой, чтобы приблизительно иметь представление о размере подрезки у противоположной стены. Не допускайте чтобы оставались слишком тонкие кусочки, подрезая плитку у стены, от которой начинаете укладку. Учитывайте места установки ревизионных люков. Сами плитки перед укладкой не помешает проверить на соответствие размеру (прикладывая одну к другой), часто бывает, что в разных коробках плитки немного отличаются по размеру. Затем нужно покрыть клеем приблизительно один квадратный метр поверхности, и начать укладку плитки. Обязательно проследите за тем, чтобы всё время получившаяся поверхность была ровной, а между плитками не было больших зазоров.

Керамическую плитку размером 100 х 100 и 150 х 150 укладывают на стяжку из цементно-песчаного раствора, основание предвари­тельно очищают и обильно смачивают, плитки сортируют по размерам, также смачивают водой. поле подготовки основания приступают к его раз­метке и установке маяков. Уровень постели из рас­твора должен быть выше на 2...3 мм необходимо­го, чтобы плитку можно было осадить легкими ударами лопатки. После окончания настилки по­крытия по всей длине на плитки укладывают отре­зок доски 50- 70 си и ударами молотка по ней оса­живают плитки до уровня пола, тем самым выравнивая и поверхность.

Напольная плитка

Напольная плитка обычно производится из керамики или природного камня. Керамическая плитка может быть глазурированной и неглазурированной. Мозаика выкладывается различными методами. Плитка на полу кладётся, как правило, на клей, состоящий из песка, цемента и иногда латексной присадки для дополнительной прочности. Межплиточные швы (промежутки между плитками) как правило заполняются специальными составами — затирками.

Плитка из природного камня может быть особенно красивой. Однако, поскольку это натуральный продукт они менее однообразны и требуют большего планирования с точки зрения использования и укладки. Каменная плитка, как гранит может быть распилена с обеих сторон а затем отполирована с верхней стороны для получения плиток одинаковой толщины.

Некоторые полированные плитки из натурального камня при намокании становятся скользкими, как гранит и мрамор. Каменная плитка с шероховатой или необработанной поверхностью обладают меньшим скольжением. Керамическая плитка для использования во влажных помещениях применяется менее скользящая, либо используются очень мелкие плитки так что раствор действует как препятствующие скольжению линии.

Каменная напольная плитка, как правило, тяжелее, чем керамическая плитка, и несколько более подвержена бою во время транспортировки из-за своей меньшей прочности.

Следует отметить, что правильное название у плитки, покрытой глазурью, — глазурованная керамическая плитка[2]. Соответственно, неглазурованная — не покрытая глазурью. Керамическая плитка (кафельная плитка) часто используется в общественных местах, включая поликлиники, больницы и прочие.

Также существует разновидность керамической плитки — керамический гранит (керамогранит). Этот материал, в отличие от керамической плитки подходит для наружных работ. Эта особенность обусловлена тем, что керамический гранит изготавливается из смеси каолиновых и иллитовых глин с добавлением кварцевого песка и полевого шпата, прессуется при большем давлении и обжигается при температуре около 1300 °C. При этом получается более плотный материал с водопоглощением менее 0,05 % (у керамической плитки до 20 %). Важным следствием малого водопоглощения является морозостойкость керамогранита.

Метлахская плитка

Метлахская плитка своим названием обязана городу Метлах (Mettlach) в Германии. В средние века в этом городе было налажено существующее до сих пор производство плиток. В России метлахской плиткой называются керамические малоформатные плитки различных образцов, изготавливаемые из цветных фарфоровых масс. Метлахская плитка производится из тугоплавкой глины методом высоко­темпера­тур­но­го обжига (1200 °С). В результате плотного спекания изначального вещества метлахская плитка приобретает твердо­стой­кость, морозо­стой­кость, кислото­упор­ность. Приобретённые после обжига качества позволяют использовать метлахскую плитку для внутренней и наружной отделки не только жилых, но и общественных помещений. Метлахская плитка имеет разновидность напольной плитки из обожжённой прессованной глины, с окрашенным верхним слоем. По большинству параметров метлахские плитки близки к современному керамограниту. Широкое распространение этот вид плитки получил в конце 19 века. На сегодняшний день традиционных фабрик по производству метлахской плитки осталось сравнительно немного.

Декоративная плитка

Декоративная керамическая плитка обычно имеет форму мозаики на стене, полу или потолке здания. Хотя декоративная плитка была известна и широко использовалась в древнем мире (о чём свидетельствуют великолепные мозаики из Помпеи и Геркуланума), она, пожалуй, достигла своего наибольшего распространения в исламском мире.

Декоративную керамическую плитку с рельефными узорами или сюжетным художественным оформлением, применяемую для облицовки печей и каминов или стилизации под такое оформление, называют (во множественном числе) изразцы́.

Тротуарная плитка

Тротуарная плитка (брусчатка) производится двумя методами:

  • вибропрессование — в специальные матрицы укладывают полусухую бетонную смесь;
  • вибролитьё — формы с бетонной массой размещают на столе с вибрирующей поверхностью, где плитка выстаивается до тех пор, пока не утрамбуется полностью.

Разница между тротуарными плитками, произведенными этими способами, довольно значительна. Отличаются и качество, и прочность, и внешний вид получившихся изделий. Вибропрессованная плитка прекрасно подойдёт для тротуара в общественном месте, а вот двор на своей даче лучше вымостить плиткой, изготовленной с помощью вибролитья.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3958 дней]

У тротуарной плитки есть множество преимуществ перед асфальтом.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3958 дней] Это дорожное покрытие можно быстро демонтировать при проведении земляных работ, и так же быстро восстановить по их завершении.

Восточная школа керамической плитки

Возможно, из-за норм мусульманского права (шариат), которые отказываются от изображения религиозных святынь в пользу более абстрактных и универсальных представлений о божественном, многие считают, что декоративная плитка достигла своего зенита на Востоке. Замки, общественные здания, мечети обильно украшены густыми, нередко повсеместными мозаиками и фресками удивительной сложности. Благодаря влиянию и распространению ислама в Средние века эта традиция нашла выражение в садах и двориках Малаги в Испании и витражах из Великобритании.

См. также

Напишите отзыв о статье "Керамическая плитка"

Примечания

  1. Инна Волгина. [www.remontblizko.ru/articles/3511/ Выбираем керамическое покрытие для отделки стен]. «BLIZKO Ремонт» (05 апреля 2011 г.). [www.webcitation.org/65r4TPU7N Архивировано из первоисточника 2 марта 2012].
  2. ГОСТ 6141-91. Плитки керамические глазурованные для внутренней облицовки стен.

Литература

  • ГОСТ 6787-2001 Плитки керамические для полов.
  • ГОСТ 3979-83 Плитки керамические. Термины и определения.

Ссылки

  • [etoprosto.ru/articles/28/ История иранской плитки]


Отрывок, характеризующий Керамическая плитка

– Ну что вам за охота? – сказала княжна Марья. – Зачем вы пришли ко мне?…
– Нет, ведь я шучу, Пелагеюшка, – сказал Пьер. – Princesse, ma parole, je n'ai pas voulu l'offenser, [Княжна, я право, не хотел обидеть ее,] я так только. Ты не думай, я пошутил, – говорил он, робко улыбаясь и желая загладить свою вину. – Ведь это я, а он так, пошутил только.
Пелагеюшка остановилась недоверчиво, но в лице Пьера была такая искренность раскаяния, и князь Андрей так кротко смотрел то на Пелагеюшку, то на Пьера, что она понемногу успокоилась.


Странница успокоилась и, наведенная опять на разговор, долго потом рассказывала про отца Амфилохия, который был такой святой жизни, что от ручки его ладоном пахло, и о том, как знакомые ей монахи в последнее ее странствие в Киев дали ей ключи от пещер, и как она, взяв с собой сухарики, двое суток провела в пещерах с угодниками. «Помолюсь одному, почитаю, пойду к другому. Сосну, опять пойду приложусь; и такая, матушка, тишина, благодать такая, что и на свет Божий выходить не хочется».
Пьер внимательно и серьезно слушал ее. Князь Андрей вышел из комнаты. И вслед за ним, оставив божьих людей допивать чай, княжна Марья повела Пьера в гостиную.
– Вы очень добры, – сказала она ему.
– Ах, я право не думал оскорбить ее, я так понимаю и высоко ценю эти чувства!
Княжна Марья молча посмотрела на него и нежно улыбнулась. – Ведь я вас давно знаю и люблю как брата, – сказала она. – Как вы нашли Андрея? – спросила она поспешно, не давая ему времени сказать что нибудь в ответ на ее ласковые слова. – Он очень беспокоит меня. Здоровье его зимой лучше, но прошлой весной рана открылась, и доктор сказал, что он должен ехать лечиться. И нравственно я очень боюсь за него. Он не такой характер как мы, женщины, чтобы выстрадать и выплакать свое горе. Он внутри себя носит его. Нынче он весел и оживлен; но это ваш приезд так подействовал на него: он редко бывает таким. Ежели бы вы могли уговорить его поехать за границу! Ему нужна деятельность, а эта ровная, тихая жизнь губит его. Другие не замечают, а я вижу.
В 10 м часу официанты бросились к крыльцу, заслышав бубенчики подъезжавшего экипажа старого князя. Князь Андрей с Пьером тоже вышли на крыльцо.
– Это кто? – спросил старый князь, вылезая из кареты и угадав Пьера.
– AI очень рад! целуй, – сказал он, узнав, кто был незнакомый молодой человек.
Старый князь был в хорошем духе и обласкал Пьера.
Перед ужином князь Андрей, вернувшись назад в кабинет отца, застал старого князя в горячем споре с Пьером.
Пьер доказывал, что придет время, когда не будет больше войны. Старый князь, подтрунивая, но не сердясь, оспаривал его.
– Кровь из жил выпусти, воды налей, тогда войны не будет. Бабьи бредни, бабьи бредни, – проговорил он, но всё таки ласково потрепал Пьера по плечу, и подошел к столу, у которого князь Андрей, видимо не желая вступать в разговор, перебирал бумаги, привезенные князем из города. Старый князь подошел к нему и стал говорить о делах.
– Предводитель, Ростов граф, половины людей не доставил. Приехал в город, вздумал на обед звать, – я ему такой обед задал… А вот просмотри эту… Ну, брат, – обратился князь Николай Андреич к сыну, хлопая по плечу Пьера, – молодец твой приятель, я его полюбил! Разжигает меня. Другой и умные речи говорит, а слушать не хочется, а он и врет да разжигает меня старика. Ну идите, идите, – сказал он, – может быть приду, за ужином вашим посижу. Опять поспорю. Мою дуру, княжну Марью полюби, – прокричал он Пьеру из двери.
Пьер теперь только, в свой приезд в Лысые Горы, оценил всю силу и прелесть своей дружбы с князем Андреем. Эта прелесть выразилась не столько в его отношениях с ним самим, сколько в отношениях со всеми родными и домашними. Пьер с старым, суровым князем и с кроткой и робкой княжной Марьей, несмотря на то, что он их почти не знал, чувствовал себя сразу старым другом. Они все уже любили его. Не только княжна Марья, подкупленная его кроткими отношениями к странницам, самым лучистым взглядом смотрела на него; но маленький, годовой князь Николай, как звал дед, улыбнулся Пьеру и пошел к нему на руки. Михаил Иваныч, m lle Bourienne с радостными улыбками смотрели на него, когда он разговаривал с старым князем.
Старый князь вышел ужинать: это было очевидно для Пьера. Он был с ним оба дня его пребывания в Лысых Горах чрезвычайно ласков, и велел ему приезжать к себе.
Когда Пьер уехал и сошлись вместе все члены семьи, его стали судить, как это всегда бывает после отъезда нового человека и, как это редко бывает, все говорили про него одно хорошее.


Возвратившись в этот раз из отпуска, Ростов в первый раз почувствовал и узнал, до какой степени сильна была его связь с Денисовым и со всем полком.
Когда Ростов подъезжал к полку, он испытывал чувство подобное тому, которое он испытывал, подъезжая к Поварскому дому. Когда он увидал первого гусара в расстегнутом мундире своего полка, когда он узнал рыжего Дементьева, увидал коновязи рыжих лошадей, когда Лаврушка радостно закричал своему барину: «Граф приехал!» и лохматый Денисов, спавший на постели, выбежал из землянки, обнял его, и офицеры сошлись к приезжему, – Ростов испытывал такое же чувство, как когда его обнимала мать, отец и сестры, и слезы радости, подступившие ему к горлу, помешали ему говорить. Полк был тоже дом, и дом неизменно милый и дорогой, как и дом родительский.
Явившись к полковому командиру, получив назначение в прежний эскадрон, сходивши на дежурство и на фуражировку, войдя во все маленькие интересы полка и почувствовав себя лишенным свободы и закованным в одну узкую неизменную рамку, Ростов испытал то же успокоение, ту же опору и то же сознание того, что он здесь дома, на своем месте, которые он чувствовал и под родительским кровом. Не было этой всей безурядицы вольного света, в котором он не находил себе места и ошибался в выборах; не было Сони, с которой надо было или не надо было объясняться. Не было возможности ехать туда или не ехать туда; не было этих 24 часов суток, которые столькими различными способами можно было употребить; не было этого бесчисленного множества людей, из которых никто не был ближе, никто не был дальше; не было этих неясных и неопределенных денежных отношений с отцом, не было напоминания об ужасном проигрыше Долохову! Тут в полку всё было ясно и просто. Весь мир был разделен на два неровные отдела. Один – наш Павлоградский полк, и другой – всё остальное. И до этого остального не было никакого дела. В полку всё было известно: кто был поручик, кто ротмистр, кто хороший, кто дурной человек, и главное, – товарищ. Маркитант верит в долг, жалованье получается в треть; выдумывать и выбирать нечего, только не делай ничего такого, что считается дурным в Павлоградском полку; а пошлют, делай то, что ясно и отчетливо, определено и приказано: и всё будет хорошо.
Вступив снова в эти определенные условия полковой жизни, Ростов испытал радость и успокоение, подобные тем, которые чувствует усталый человек, ложась на отдых. Тем отраднее была в эту кампанию эта полковая жизнь Ростову, что он, после проигрыша Долохову (поступка, которого он, несмотря на все утешения родных, не мог простить себе), решился служить не как прежде, а чтобы загладить свою вину, служить хорошо и быть вполне отличным товарищем и офицером, т. е. прекрасным человеком, что представлялось столь трудным в миру, а в полку столь возможным.
Ростов, со времени своего проигрыша, решил, что он в пять лет заплатит этот долг родителям. Ему посылалось по 10 ти тысяч в год, теперь же он решился брать только две, а остальные предоставлять родителям для уплаты долга.

Армия наша после неоднократных отступлений, наступлений и сражений при Пултуске, при Прейсиш Эйлау, сосредоточивалась около Бартенштейна. Ожидали приезда государя к армии и начала новой кампании.
Павлоградский полк, находившийся в той части армии, которая была в походе 1805 года, укомплектовываясь в России, опоздал к первым действиям кампании. Он не был ни под Пултуском, ни под Прейсиш Эйлау и во второй половине кампании, присоединившись к действующей армии, был причислен к отряду Платова.
Отряд Платова действовал независимо от армии. Несколько раз павлоградцы были частями в перестрелках с неприятелем, захватили пленных и однажды отбили даже экипажи маршала Удино. В апреле месяце павлоградцы несколько недель простояли около разоренной до тла немецкой пустой деревни, не трогаясь с места.
Была ростепель, грязь, холод, реки взломало, дороги сделались непроездны; по нескольку дней не выдавали ни лошадям ни людям провианта. Так как подвоз сделался невозможен, то люди рассыпались по заброшенным пустынным деревням отыскивать картофель, но уже и того находили мало. Всё было съедено, и все жители разбежались; те, которые оставались, были хуже нищих, и отнимать у них уж было нечего, и даже мало – жалостливые солдаты часто вместо того, чтобы пользоваться от них, отдавали им свое последнее.
Павлоградский полк в делах потерял только двух раненых; но от голоду и болезней потерял почти половину людей. В госпиталях умирали так верно, что солдаты, больные лихорадкой и опухолью, происходившими от дурной пищи, предпочитали нести службу, через силу волоча ноги во фронте, чем отправляться в больницы. С открытием весны солдаты стали находить показывавшееся из земли растение, похожее на спаржу, которое они называли почему то машкин сладкий корень, и рассыпались по лугам и полям, отыскивая этот машкин сладкий корень (который был очень горек), саблями выкапывали его и ели, несмотря на приказания не есть этого вредного растения.
Весною между солдатами открылась новая болезнь, опухоль рук, ног и лица, причину которой медики полагали в употреблении этого корня. Но несмотря на запрещение, павлоградские солдаты эскадрона Денисова ели преимущественно машкин сладкий корень, потому что уже вторую неделю растягивали последние сухари, выдавали только по полфунта на человека, а картофель в последнюю посылку привезли мерзлый и проросший. Лошади питались тоже вторую неделю соломенными крышами с домов, были безобразно худы и покрыты еще зимнею, клоками сбившеюся шерстью.