Квинсленд

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Квинсленд
англ. Queensland
Герб
Флаг
Страна

Австралия

Статус

Штат

Административный центр

Брисбен

Крупнейший город

Брисбен

Др. крупные города

Голд-Кост, Логан, Редланд-Сити, Ипсуич, Тувумба

Губернатор

Пол де Джерси[en][1]

Премьер

Анастасия Палащук

Официальный язык

английский

Население (2011)

4 332 739 (3-е место)

Плотность

2,5 чел./км² (6-е место)

Конфессиональный состав

Католики, англикане, объединённая церковь, лютеране, буддисты, мусульмане, индуисты, иудеи

Площадь

1 730 648 км²
(2-е место)

Часовой пояс

UTC+10

Код ISO 3166-2

AU-QLD

[www.qld.gov.au Официальный сайт]
Координаты: 23°00′ ю. ш. 143°00′ в. д. / 23.000° ю. ш. 143.000° в. д. / -23.000; 143.000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-23.000&mlon=143.000&zoom=12 (O)] (Я)

Кви́нсленд (англ. Queensland) — штат на северо-востоке материковой части Австралии. Население — 4 332 739 человек[2] (3-е место среди штатов страны). Столица и крупнейший город — Брисбен. Девиз: Audax at Fidelis («Смелый, но верный»). Официальные прозвища — «Штат солнечного сияния»[3] и «Умный штат» (Sunshine State, Smart State).

Первыми поселенцами региона были австралийские аборигены и островитяне пролива Торреса, которые прибыли, согласно различным методам датирования, 40—65 тысяч лет назад. Позже, после прибытия европейских колонистов, на территории Квинсленда была создана британская колония, ставшая отдельной административно-территориальной единицей 6 июня 1859 года. Эта дата теперь ежегодно отмечается как День Квинсленда</span>ruen.

Территория, которую ныне занимает Брисбен, изначально была колонией Мортон-Бей, предназначенной для ссылки туда осуждённых-рецидивистов, которые совершили повторное преступление, находясь в ссылке в Новом Южном Уэльсе. Позднее власти штата стали поощрять создание свободных поселений, что на сегодняшний день привело к развитию сельского хозяйства, туризма и использования природных ресурсов.

Большинство населения штата проживает в Юго-Восточном Квинсленде, включающем в себя столицу Брисбен, Логан-Сити, Редланд-Сити, Ипсуич, Тувумбу, а также Голд-Кост и Саншайн-Кост. Остальные важные региональные центры: Кэрнс, Таунсвилл, Маккай, Рокгемптон, Бандаберг, Харви-Бей, Ингем и Маунт-Айза.





Название

Штат получил своё название в честь королевы Виктории, которая 6 июня 1859 года подписала указ о создании нового штата на части территории Нового Южного Уэльса. Популярная в те времена Виктория предпочла название в честь себя Куксленду, которое предлагал местный влиятельный пресвитерианский министр Джон Данмор Лэнг в честь английского мореплавателя Джеймса Кука. В честь этой королевы также был назван южный австралийский штат Виктория.

География

Территория Квинсленда занимает площадь 1 730 648 км²[4] (второе место среди штатов страны). На севере штат омывается водами залива Карпентария и Коралловым морем Тихого океана, на востоке — Тихим океаном. На юге Квинсленд граничит с Новым Южным Уэльсом, на западе — с Северной Территорией и Южной Австралией.

Столица штата Брисбен находится на побережье в 100 км севернее границы с Новым Южным Уэльсом. На территории штата расположен Маунт-Айза — пятый по площади город в мире. Площадь города более 40 000 км². Квинсленд делится на 11 крупных географических регионов и 3 меньших (Атертон, Грэнит-Белт и Ченнел-Кантри), расположенных на крайнем юго-западе штата.

Квинсленд богат живописными местами природного происхождения, такими как: Саншайн-Кост и Голд-Кост, имеющие лучшие пляжи штата; горы Баня и Большой Водораздельный хребет с многочисленными водопадами, местами для пикников и великолепными пейзажами; ущелье Карнарвон; острова Уитсанди и остров Хинчинбрук.

В штате пять охранных зон объектов Всемирного наследия: Австралийский заповедник окаменелостей млекопитающих в Риверслей в Галф-Кантри, Центрально-восточный заповедник тропических лесов, остров Фрейзер, Большой Барьерный риф и Влажные тропики Квинсленда.

Климат

Из-за большого размера штата климат в разных частях его территории крайне разнообразен. Малое количество осадков и жаркое лето характерны для внутреннего запада, муссонный ‘влажный’ сезон для крайнего севера и умеренно тёплый климат для прибрежной полосы. Температурный минимум типичен для внутренних и южных районов штата. Климат прибрежной полосы находится под влиянием тёплых вод океана, что обуславливает отсутствие экстремальных температур и постоянную влажность для осадков.

Есть пять климатических зон преобладающих в Квинсленде и различающихся по температуре и влажности:

  • горячее влажное лето (крайний север и побережье)
  • тёплое влажное лето (прибрежные возвышенные внутренние районы и прибрежный юго-восток)
  • жаркое сухое лето, умеренная зима (центральный запад)
  • жаркое сухое лето, холодная зима (южный запад)
  • умеренно-тёплое лето, холодная зима (внутренний юго-восток, например Грэнит-Белт)

Тем не менее большинство населённых пунктов Квинсленда подвержены сменам двух сезонов: «зимнего» с преобладанием тёплых температур и минимальным количеством осадков, и душного летнего с высокими температурами и большим количеством осадков.

Среднегодовая статистика для некоторых центров Квинсленда:

Город Мин. темп. °C Макс. темп. °C Кол. ясных дней Осадки (мм)
Брисбен 14 26 123 1061
Маккай 18 27 113 1667
Кэрнс 20 29 86 2223
Таунсвилл 18 29 н/д 1144

Зафиксированный официально максимум температуры в штате составил 49,5 °C, Бердсвилл 24 декабря 1972 года (максимум составивший 53,1 °C, Клонкарри 16 января 1889 года не признан официально).

Минимум температуры −10.6 °C, Станторп 23 июня 1961 года и Зе Хермитедж 12 июля 1965 года.

История

История региона насчитывает тысячи лет, включая в себя длительный аборигенный (доколониальный) период и времена колонизации Австралии европейскими поселенцами. Первые австралийские аборигены пришли в регион около 40000 лет назад, а первыми мореходами, исследовавшими северо-восток Австралии до того как её обнаружил капитан Джеймс Кук в 1770 году, были голландцы, португальцы и французы. В июне 2009 года была отмечена 150-летняя годовщина создания штата и отделения его о Нового Южного Уэльса. Квинсленд был ареной военных столкновений между аборигенами и колонистами, а также одним из центров трудовой миграции канаков с островов Океании.

Власть

Исполнительная власть представлена губернатором, которого представляет и назначает королева Елизавета II по рекомендации премьер-министра. На данный момент пост губернатора занимает госпожа Пенелопа Венсли, AO. Глава правительства — премьер-министр, назначаемый губернатором при обязательном утверждении его кандидатуры Законодательным собранием. Пост премьер-министра на данный момент занимает Кэмпбелл Ньюман, представляющий Либеральную национальную партию Квинсленда. Остальные министры, формирующие Исполнительный совет, назначаются губернатором из числа членов Законодательного собрания по рекомендации премьер-министра.

Парламент Квинсленда, или Законодательное собрание, является однопалатным. Квинсленд — единственный австралийский штат с однопалатным законодательным органом. Двухпалатная система существовала до 1922 года, когда Законодательный совет был упразднён лейбористскими членами «команды самоубийц», так названными из-за того, что их назначили для голосования за упразднение своих должностей и постов.

Судебная система Квинсленда состоит из Верховного и Окружного суда, утверждённых в соответствии с Конституцией Квинсленда, а также различных других судов и трибуналов, утверждённых обычными актами парламента Квинсленда.

В 2001 году Квинсленд принял новую кодифицированную конституцию, отменяющую большинство различных парламентских законов являвшихся частью прежней конституции. Новая конституция вступила в силу 6 июня 2002 года, в годовщину подписания королевой Викторией грамоты о формировании колонии Квинсленд в 1859 году.

Административное деление

Демография

Основная часть населения Квинсленда проживает вне столицы, что отличает его от других материковых штатов. На июнь 2004 года численность столичного населения составила 45,7 % от населения штата, по стране же в целом столичное население составляет 63,8 % от общего числа жителей.

  • Неверующие: 14,8 %
  • Не указали: 12,0 %

9 декабря 2005 года численность населения Квинсленда официально достигла отметки в 4 миллиона человек. Квинсленд является наиболее динамично развивающимся штатом Австралии, в который прибывает более 1500 человек в неделю, из них 1000 в южную часть штата. Согласно прогнозам к концу 2020 года Квинсленд станет вторым по населению штатом Австралии. По данным Управления Кливленда по экономическим и статистическим исследованиям численность населения штата на конец 2007 года насчитывала 4 228 290 чел, что составляет почти 20 % от всего населения Австралии.

В 2007 году суммарный коэффициент рождаемости по Квинсленду достиг значения 2,09, что стало наивысшей отметкой после 1977 года.

Экономика

Экономика Квинсленда на протяжении последних 20-ти лет переживала бум в сфере туризма и горной промышленности. Значительный приток австралийских и зарубежных мигрантов, большое количество инвестиций федерального правительства, увеличение добычи полезных ископаемых и постоянно растущий аэрокосмический сектор обеспечивают самый быстрый рост экономики среди австралийских штатов до обозримого будущего.

С 1992 по 2002 год рост Валового Продукта Штата Квинсленда превзошёл показатели всех других штатов и территорий. В этот период ВПШ Квинсленда возрастал на 5,0 % ежегодно, в то время как Валовой Внутренний Продукт (ВВП) Австралии ежегодно рос в среднем на 3,9 %.

В 2003 году в Брисбене был самый низкий прожиточный минимум среди всех столиц штатов Австралии. Но уже по состоянию на конец 2005 года он стал третьим по стоимости проживания среди столиц штатов после Сиднея и Канберры, обогнав в стоимости жизни Мельбурн на 15 000$.

Первичный сектор экономики включает в себя: выращивание бананов, ананасов, арахиса, большого разнообразия других овощей и фруктов умеренного климата и тропиков, зерновых, виноделие, животноводство, производство хлопка, сахарного тростника, шерсти и добывающую промышленность: бокситы, уголь, серебро, свинец, цинк, золото и медь.

Вторичный сектор экономики в основном представляет собой дальнейшую обработку вышеупомянутой продукции первичного сектора: бокситы из Уэйпы перерабатывают в глинозём в Гладстоне. Есть также переработка меди и переработка сахарного тростника на сахар.

Главными отраслями третичного сектора являются розничная торговля и туризм.

Туризм

Туризм является ведущей отраслью третичного сектора экономики Квинсленда. Ежегодно Штат солнечного сияния привлекает миллионы австралийских и иностранных туристов. Квинсленд — штат контрастов, состоящих из солнечных тропических прибрежных районов, пышных тропических лесов и засушливых внутренних областей.

Основными туристическими достопримечательностями являются:

Квинслендский Голд-Кост иногда называют «Столицей Тематических Парков Австралии» за его пять главных парков развлечений:

Имеются также парки дикой природы, включая:

Голд-Кост
Саншайн-Кост
(дом Стива Ирвина вплоть до его смерти 4 сентября 2006 года)
Брисбен
К северу от Брисбена
  • Заповедник живой природы «Камбартчо» (первоначально Заповедник живой природы «Баня-Парк»)

Проживание в гостиницах Квинсленда составляет около 22 % от общей суммы расходов туриста, далее следуют рестораны/питание (15 %), стоимость авиабилетов (11 %), топливо (11 %), и шоппинг/покупка подарков (11 %).

Транспорт

Через Квинсленд проходит ряд Национальных Шоссе, в частности через Юго-Восточный Квинсленд проходят такие высококачественные автомагистрали как M1.

Основными железнодорожными компаниями являются Квинсленд-Рэйл и Пасифик-Нэшнл преимущественно обслуживающие прибрежные порты, включая Брисбенский порт и вспомогательные порты Гладстона и Таунсвилла.

Аэропорт Брисбена является главным в штате для международного и местного авиасообщения. Аэропорты Голд-Коста и Кэрнса являются двумя следующимим по значению в обслуживании международных рейсов. Другие региональные аэропорты обслуживают внутреннее сообщение: Грейт-Барриер-Риф, Харви-Бей, Маккай, Маунт-Айза, Прозерпайн/Уитсанди-Кост, Рокгемптон, Саншайн-Кост и Таунсвилл.

Передвижение пассажиров в Юго-Восточном Квинсленде осуществляется с помощью комплексной системы общественного транспорта ТрансЛинк, состоящей из автобусного, железнодорожного и паромного сообщения. Также есть региональная автобусная сеть и железнодорожное сообщение с другими штатами. В большинстве региональных центров имеются автовокзалы.

Университеты

Спорт

Штат Квинсленд представлен во всех национальных спортивных соревнованиях Австралии, а также проводит ряд внутренних и международных спортивных мероприятий. Наиболее популярные виды спорта — крикет и регбилиг. Ежегодная регбийная серия Стейт оф Ориджин — главное спортивное событие в Квинсленде.

Плавание также популярный вид спорта в штате, большинство членов сборной Австралии и победителей международных соревнований родом из Квинсленда. На Летних Олимпийских играх 2008 квинслендские пловцы выиграли все шесть золотых медалей Австралии.

Главные профессиональные команды:

Спортивные мероприятия:

Галерея

Напишите отзыв о статье "Квинсленд"

Примечания

  1. [www.govhouse.qld.gov.au/the-governor-of-queensland/about-the-governor/his-excellency-the-honourable-paul-de-jersey-ac.aspx His Excellency the Honourable Paul de Jersey AC - Government House Queensland]
  2. [www.censusdata.abs.gov.au/census_services/getproduct/census/2011/quickstat/3?opendocument&navpos=220 Перепись населения (2011)]
  3. [geosfera.info/avstraliya-i-okeaniya/avstraliya/621-shtat-kvinslend-shtat-solnechnogo-sveta-v-avstralii.html Штат солнечного света]
  4. [www.ga.gov.au/education/geoscience-basics/dimensions/area-of-australia-states-and-territories.html Площадь Австралии — Штаты и территории] (англ.). Geoscience Australia. Проверено 27 октября 2011. [www.webcitation.org/659diA6N9 Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012].

Ссылки

  • [www.qld.gov.au/ Сайт правительства Квинсленда  (англ.)]
  • [www.parliament.qld.gov.au/ Сайт парламента Квинсленда  (англ.)]

Отрывок, характеризующий Квинсленд

Мужчины, по английски, остались за столом и за портвейном. В середине начавшегося разговора об испанских делах Наполеона, одобряя которые, все были одного и того же мнения, князь Андрей стал противоречить им. Сперанский улыбнулся и, очевидно желая отклонить разговор от принятого направления, рассказал анекдот, не имеющий отношения к разговору. На несколько мгновений все замолкли.
Посидев за столом, Сперанский закупорил бутылку с вином и сказав: «нынче хорошее винцо в сапожках ходит», отдал слуге и встал. Все встали и также шумно разговаривая пошли в гостиную. Сперанскому подали два конверта, привезенные курьером. Он взял их и прошел в кабинет. Как только он вышел, общее веселье замолкло и гости рассудительно и тихо стали переговариваться друг с другом.
– Ну, теперь декламация! – сказал Сперанский, выходя из кабинета. – Удивительный талант! – обратился он к князю Андрею. Магницкий тотчас же стал в позу и начал говорить французские шутливые стихи, сочиненные им на некоторых известных лиц Петербурга, и несколько раз был прерываем аплодисментами. Князь Андрей, по окончании стихов, подошел к Сперанскому, прощаясь с ним.
– Куда вы так рано? – сказал Сперанский.
– Я обещал на вечер…
Они помолчали. Князь Андрей смотрел близко в эти зеркальные, непропускающие к себе глаза и ему стало смешно, как он мог ждать чего нибудь от Сперанского и от всей своей деятельности, связанной с ним, и как мог он приписывать важность тому, что делал Сперанский. Этот аккуратный, невеселый смех долго не переставал звучать в ушах князя Андрея после того, как он уехал от Сперанского.
Вернувшись домой, князь Андрей стал вспоминать свою петербургскую жизнь за эти четыре месяца, как будто что то новое. Он вспоминал свои хлопоты, искательства, историю своего проекта военного устава, который был принят к сведению и о котором старались умолчать единственно потому, что другая работа, очень дурная, была уже сделана и представлена государю; вспомнил о заседаниях комитета, членом которого был Берг; вспомнил, как в этих заседаниях старательно и продолжительно обсуживалось всё касающееся формы и процесса заседаний комитета, и как старательно и кратко обходилось всё что касалось сущности дела. Он вспомнил о своей законодательной работе, о том, как он озабоченно переводил на русский язык статьи римского и французского свода, и ему стало совестно за себя. Потом он живо представил себе Богучарово, свои занятия в деревне, свою поездку в Рязань, вспомнил мужиков, Дрона старосту, и приложив к ним права лиц, которые он распределял по параграфам, ему стало удивительно, как он мог так долго заниматься такой праздной работой.


На другой день князь Андрей поехал с визитами в некоторые дома, где он еще не был, и в том числе к Ростовым, с которыми он возобновил знакомство на последнем бале. Кроме законов учтивости, по которым ему нужно было быть у Ростовых, князю Андрею хотелось видеть дома эту особенную, оживленную девушку, которая оставила ему приятное воспоминание.
Наташа одна из первых встретила его. Она была в домашнем синем платье, в котором она показалась князю Андрею еще лучше, чем в бальном. Она и всё семейство Ростовых приняли князя Андрея, как старого друга, просто и радушно. Всё семейство, которое строго судил прежде князь Андрей, теперь показалось ему составленным из прекрасных, простых и добрых людей. Гостеприимство и добродушие старого графа, особенно мило поразительное в Петербурге, было таково, что князь Андрей не мог отказаться от обеда. «Да, это добрые, славные люди, думал Болконский, разумеется, не понимающие ни на волос того сокровища, которое они имеют в Наташе; но добрые люди, которые составляют наилучший фон для того, чтобы на нем отделялась эта особенно поэтическая, переполненная жизни, прелестная девушка!»
Князь Андрей чувствовал в Наташе присутствие совершенно чуждого для него, особенного мира, преисполненного каких то неизвестных ему радостей, того чуждого мира, который еще тогда, в отрадненской аллее и на окне, в лунную ночь, так дразнил его. Теперь этот мир уже более не дразнил его, не был чуждый мир; но он сам, вступив в него, находил в нем новое для себя наслаждение.
После обеда Наташа, по просьбе князя Андрея, пошла к клавикордам и стала петь. Князь Андрей стоял у окна, разговаривая с дамами, и слушал ее. В середине фразы князь Андрей замолчал и почувствовал неожиданно, что к его горлу подступают слезы, возможность которых он не знал за собой. Он посмотрел на поющую Наташу, и в душе его произошло что то новое и счастливое. Он был счастлив и ему вместе с тем было грустно. Ему решительно не об чем было плакать, но он готов был плакать. О чем? О прежней любви? О маленькой княгине? О своих разочарованиях?… О своих надеждах на будущее?… Да и нет. Главное, о чем ему хотелось плакать, была вдруг живо сознанная им страшная противуположность между чем то бесконечно великим и неопределимым, бывшим в нем, и чем то узким и телесным, чем он был сам и даже была она. Эта противуположность томила и радовала его во время ее пения.
Только что Наташа кончила петь, она подошла к нему и спросила его, как ему нравится ее голос? Она спросила это и смутилась уже после того, как она это сказала, поняв, что этого не надо было спрашивать. Он улыбнулся, глядя на нее, и сказал, что ему нравится ее пение так же, как и всё, что она делает.
Князь Андрей поздно вечером уехал от Ростовых. Он лег спать по привычке ложиться, но увидал скоро, что он не может спать. Он то, зажжа свечку, сидел в постели, то вставал, то опять ложился, нисколько не тяготясь бессонницей: так радостно и ново ему было на душе, как будто он из душной комнаты вышел на вольный свет Божий. Ему и в голову не приходило, чтобы он был влюблен в Ростову; он не думал о ней; он только воображал ее себе, и вследствие этого вся жизнь его представлялась ему в новом свете. «Из чего я бьюсь, из чего я хлопочу в этой узкой, замкнутой рамке, когда жизнь, вся жизнь со всеми ее радостями открыта мне?» говорил он себе. И он в первый раз после долгого времени стал делать счастливые планы на будущее. Он решил сам собою, что ему надо заняться воспитанием своего сына, найдя ему воспитателя и поручив ему; потом надо выйти в отставку и ехать за границу, видеть Англию, Швейцарию, Италию. «Мне надо пользоваться своей свободой, пока так много в себе чувствую силы и молодости, говорил он сам себе. Пьер был прав, говоря, что надо верить в возможность счастия, чтобы быть счастливым, и я теперь верю в него. Оставим мертвым хоронить мертвых, а пока жив, надо жить и быть счастливым», думал он.


В одно утро полковник Адольф Берг, которого Пьер знал, как знал всех в Москве и Петербурге, в чистеньком с иголочки мундире, с припомаженными наперед височками, как носил государь Александр Павлович, приехал к нему.
– Я сейчас был у графини, вашей супруги, и был так несчастлив, что моя просьба не могла быть исполнена; надеюсь, что у вас, граф, я буду счастливее, – сказал он, улыбаясь.
– Что вам угодно, полковник? Я к вашим услугам.
– Я теперь, граф, уж совершенно устроился на новой квартире, – сообщил Берг, очевидно зная, что это слышать не могло не быть приятно; – и потому желал сделать так, маленький вечерок для моих и моей супруги знакомых. (Он еще приятнее улыбнулся.) Я хотел просить графиню и вас сделать мне честь пожаловать к нам на чашку чая и… на ужин.
– Только графиня Елена Васильевна, сочтя для себя унизительным общество каких то Бергов, могла иметь жестокость отказаться от такого приглашения. – Берг так ясно объяснил, почему он желает собрать у себя небольшое и хорошее общество, и почему это ему будет приятно, и почему он для карт и для чего нибудь дурного жалеет деньги, но для хорошего общества готов и понести расходы, что Пьер не мог отказаться и обещался быть.
– Только не поздно, граф, ежели смею просить, так без 10 ти минут в восемь, смею просить. Партию составим, генерал наш будет. Он очень добр ко мне. Поужинаем, граф. Так сделайте одолжение.
Противно своей привычке опаздывать, Пьер в этот день вместо восьми без 10 ти минут, приехал к Бергам в восемь часов без четверти.
Берги, припася, что нужно было для вечера, уже готовы были к приему гостей.
В новом, чистом, светлом, убранном бюстиками и картинками и новой мебелью, кабинете сидел Берг с женою. Берг, в новеньком, застегнутом мундире сидел возле жены, объясняя ей, что всегда можно и должно иметь знакомства людей, которые выше себя, потому что тогда только есть приятность от знакомств. – «Переймешь что нибудь, можешь попросить о чем нибудь. Вот посмотри, как я жил с первых чинов (Берг жизнь свою считал не годами, а высочайшими наградами). Мои товарищи теперь еще ничто, а я на ваканции полкового командира, я имею счастье быть вашим мужем (он встал и поцеловал руку Веры, но по пути к ней отогнул угол заворотившегося ковра). И чем я приобрел всё это? Главное умением выбирать свои знакомства. Само собой разумеется, что надо быть добродетельным и аккуратным».
Берг улыбнулся с сознанием своего превосходства над слабой женщиной и замолчал, подумав, что всё таки эта милая жена его есть слабая женщина, которая не может постигнуть всего того, что составляет достоинство мужчины, – ein Mann zu sein [быть мужчиной]. Вера в то же время также улыбнулась с сознанием своего превосходства над добродетельным, хорошим мужем, но который всё таки ошибочно, как и все мужчины, по понятию Веры, понимал жизнь. Берг, судя по своей жене, считал всех женщин слабыми и глупыми. Вера, судя по одному своему мужу и распространяя это замечание, полагала, что все мужчины приписывают только себе разум, а вместе с тем ничего не понимают, горды и эгоисты.
Берг встал и, обняв свою жену осторожно, чтобы не измять кружевную пелеринку, за которую он дорого заплатил, поцеловал ее в середину губ.
– Одно только, чтобы у нас не было так скоро детей, – сказал он по бессознательной для себя филиации идей.
– Да, – отвечала Вера, – я совсем этого не желаю. Надо жить для общества.
– Точно такая была на княгине Юсуповой, – сказал Берг, с счастливой и доброй улыбкой, указывая на пелеринку.
В это время доложили о приезде графа Безухого. Оба супруга переглянулись самодовольной улыбкой, каждый себе приписывая честь этого посещения.
«Вот что значит уметь делать знакомства, подумал Берг, вот что значит уметь держать себя!»
– Только пожалуйста, когда я занимаю гостей, – сказала Вера, – ты не перебивай меня, потому что я знаю чем занять каждого, и в каком обществе что надо говорить.
Берг тоже улыбнулся.
– Нельзя же: иногда с мужчинами мужской разговор должен быть, – сказал он.
Пьер был принят в новенькой гостиной, в которой нигде сесть нельзя было, не нарушив симметрии, чистоты и порядка, и потому весьма понятно было и не странно, что Берг великодушно предлагал разрушить симметрию кресла, или дивана для дорогого гостя, и видимо находясь сам в этом отношении в болезненной нерешительности, предложил решение этого вопроса выбору гостя. Пьер расстроил симметрию, подвинув себе стул, и тотчас же Берг и Вера начали вечер, перебивая один другого и занимая гостя.
Вера, решив в своем уме, что Пьера надо занимать разговором о французском посольстве, тотчас же начала этот разговор. Берг, решив, что надобен и мужской разговор, перебил речь жены, затрогивая вопрос о войне с Австриею и невольно с общего разговора соскочил на личные соображения о тех предложениях, которые ему были деланы для участия в австрийском походе, и о тех причинах, почему он не принял их. Несмотря на то, что разговор был очень нескладный, и что Вера сердилась за вмешательство мужского элемента, оба супруга с удовольствием чувствовали, что, несмотря на то, что был только один гость, вечер был начат очень хорошо, и что вечер был, как две капли воды похож на всякий другой вечер с разговорами, чаем и зажженными свечами.
Вскоре приехал Борис, старый товарищ Берга. Он с некоторым оттенком превосходства и покровительства обращался с Бергом и Верой. За Борисом приехала дама с полковником, потом сам генерал, потом Ростовы, и вечер уже совершенно, несомненно стал похож на все вечера. Берг с Верой не могли удерживать радостной улыбки при виде этого движения по гостиной, при звуке этого бессвязного говора, шуршанья платьев и поклонов. Всё было, как и у всех, особенно похож был генерал, похваливший квартиру, потрепавший по плечу Берга, и с отеческим самоуправством распорядившийся постановкой бостонного стола. Генерал подсел к графу Илье Андреичу, как к самому знатному из гостей после себя. Старички с старичками, молодые с молодыми, хозяйка у чайного стола, на котором были точно такие же печенья в серебряной корзинке, какие были у Паниных на вечере, всё было совершенно так же, как у других.


Пьер, как один из почетнейших гостей, должен был сесть в бостон с Ильей Андреичем, генералом и полковником. Пьеру за бостонным столом пришлось сидеть против Наташи и странная перемена, происшедшая в ней со дня бала, поразила его. Наташа была молчалива, и не только не была так хороша, как она была на бале, но она была бы дурна, ежели бы она не имела такого кроткого и равнодушного ко всему вида.
«Что с ней?» подумал Пьер, взглянув на нее. Она сидела подле сестры у чайного стола и неохотно, не глядя на него, отвечала что то подсевшему к ней Борису. Отходив целую масть и забрав к удовольствию своего партнера пять взяток, Пьер, слышавший говор приветствий и звук чьих то шагов, вошедших в комнату во время сбора взяток, опять взглянул на нее.
«Что с ней сделалось?» еще удивленнее сказал он сам себе.
Князь Андрей с бережливо нежным выражением стоял перед нею и говорил ей что то. Она, подняв голову, разрумянившись и видимо стараясь удержать порывистое дыхание, смотрела на него. И яркий свет какого то внутреннего, прежде потушенного огня, опять горел в ней. Она вся преобразилась. Из дурной опять сделалась такою же, какою она была на бале.
Князь Андрей подошел к Пьеру и Пьер заметил новое, молодое выражение и в лице своего друга.
Пьер несколько раз пересаживался во время игры, то спиной, то лицом к Наташе, и во всё продолжение 6 ти роберов делал наблюдения над ней и своим другом.
«Что то очень важное происходит между ними», думал Пьер, и радостное и вместе горькое чувство заставляло его волноваться и забывать об игре.
После 6 ти роберов генерал встал, сказав, что эдак невозможно играть, и Пьер получил свободу. Наташа в одной стороне говорила с Соней и Борисом, Вера о чем то с тонкой улыбкой говорила с князем Андреем. Пьер подошел к своему другу и спросив не тайна ли то, что говорится, сел подле них. Вера, заметив внимание князя Андрея к Наташе, нашла, что на вечере, на настоящем вечере, необходимо нужно, чтобы были тонкие намеки на чувства, и улучив время, когда князь Андрей был один, начала с ним разговор о чувствах вообще и о своей сестре. Ей нужно было с таким умным (каким она считала князя Андрея) гостем приложить к делу свое дипломатическое искусство.
Когда Пьер подошел к ним, он заметил, что Вера находилась в самодовольном увлечении разговора, князь Андрей (что с ним редко бывало) казался смущен.
– Как вы полагаете? – с тонкой улыбкой говорила Вера. – Вы, князь, так проницательны и так понимаете сразу характер людей. Что вы думаете о Натали, может ли она быть постоянна в своих привязанностях, может ли она так, как другие женщины (Вера разумела себя), один раз полюбить человека и навсегда остаться ему верною? Это я считаю настоящею любовью. Как вы думаете, князь?
– Я слишком мало знаю вашу сестру, – отвечал князь Андрей с насмешливой улыбкой, под которой он хотел скрыть свое смущение, – чтобы решить такой тонкий вопрос; и потом я замечал, что чем менее нравится женщина, тем она бывает постояннее, – прибавил он и посмотрел на Пьера, подошедшего в это время к ним.
– Да это правда, князь; в наше время, – продолжала Вера (упоминая о нашем времени, как вообще любят упоминать ограниченные люди, полагающие, что они нашли и оценили особенности нашего времени и что свойства людей изменяются со временем), в наше время девушка имеет столько свободы, что le plaisir d'etre courtisee [удовольствие иметь поклонников] часто заглушает в ней истинное чувство. Et Nathalie, il faut l'avouer, y est tres sensible. [И Наталья, надо признаться, на это очень чувствительна.] Возвращение к Натали опять заставило неприятно поморщиться князя Андрея; он хотел встать, но Вера продолжала с еще более утонченной улыбкой.
– Я думаю, никто так не был courtisee [предметом ухаживанья], как она, – говорила Вера; – но никогда, до самого последнего времени никто серьезно ей не нравился. Вот вы знаете, граф, – обратилась она к Пьеру, – даже наш милый cousin Борис, который был, entre nous [между нами], очень и очень dans le pays du tendre… [в стране нежностей…]
Князь Андрей нахмурившись молчал.
– Вы ведь дружны с Борисом? – сказала ему Вера.
– Да, я его знаю…
– Он верно вам говорил про свою детскую любовь к Наташе?
– А была детская любовь? – вдруг неожиданно покраснев, спросил князь Андрей.
– Да. Vous savez entre cousin et cousine cette intimite mene quelquefois a l'amour: le cousinage est un dangereux voisinage, N'est ce pas? [Знаете, между двоюродным братом и сестрой эта близость приводит иногда к любви. Такое родство – опасное соседство. Не правда ли?]
– О, без сомнения, – сказал князь Андрей, и вдруг, неестественно оживившись, он стал шутить с Пьером о том, как он должен быть осторожным в своем обращении с своими 50 ти летними московскими кузинами, и в середине шутливого разговора встал и, взяв под руку Пьера, отвел его в сторону.
– Ну что? – сказал Пьер, с удивлением смотревший на странное оживление своего друга и заметивший взгляд, который он вставая бросил на Наташу.
– Мне надо, мне надо поговорить с тобой, – сказал князь Андрей. – Ты знаешь наши женские перчатки (он говорил о тех масонских перчатках, которые давались вновь избранному брату для вручения любимой женщине). – Я… Но нет, я после поговорю с тобой… – И с странным блеском в глазах и беспокойством в движениях князь Андрей подошел к Наташе и сел подле нее. Пьер видел, как князь Андрей что то спросил у нее, и она вспыхнув отвечала ему.
Но в это время Берг подошел к Пьеру, настоятельно упрашивая его принять участие в споре между генералом и полковником об испанских делах.
Берг был доволен и счастлив. Улыбка радости не сходила с его лица. Вечер был очень хорош и совершенно такой, как и другие вечера, которые он видел. Всё было похоже. И дамские, тонкие разговоры, и карты, и за картами генерал, возвышающий голос, и самовар, и печенье; но одного еще недоставало, того, что он всегда видел на вечерах, которым он желал подражать.