Кедах

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Кедах
малайск. Kedah Darul Aman
джави:قدح
Герб
Флаг
Страна

Малайзия

Статус

штат Малайзии

Включает

12 районов

Административный центр

Алор-Сетар

Султан

Туанку Абдул Халим Муадзам Шах

Население (2010)

1 947 651 (6-е место)

Плотность

206,65 чел./км² (8-е место)

Площадь

9 425 км²
(8-е место)

Часовой пояс

+8

Аббревиатура

KH

Код ISO 3166-2

MY-02

[www.kedah.gov.my Официальный сайт]
Координаты: 6°07′42″ с. ш. 100°21′46″ в. д. / 6.12833° с. ш. 100.36278° в. д. / 6.12833; 100.36278 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=6.12833&mlon=100.36278&zoom=12 (O)] (Я)

Кеда́х (малайск. Kedah Darul Aman, джави:قدح) — федеральный штат в Малайзии.





Общие сведения

Кедах расположен на северо-западе Малайского полуострова, на его западном побережье и омывается Андаманским морем. В состав штата входит также группа островов Лангкави. На севере граничит с Таиландом и малайзийским штатом Перлис, на юге и юго-западе — со штатами Пенанг и Перак.

Площадь Кедаха составляет 9 425 км². Численность населения — 1 947 651 человек (на 2010 г.). Плотность населения — 206,65 чел./км². Кедах относится, наряду с Тренгану, Келантаном, Перлисом и Пахангом, к тому меньшинству западномалайзийских штатов, где малайцы составляют большинство населения. В Кедахе малайцев 75,5 % от общего числа жителей, китайцев — 14 %, индийцев — 7 %.

Административный центр Кедаха — город Алор-Сетар. По своему государственному устройству Кедах является наследственной монархией, султанатом. Глава государства — султан, является одним из пожилых действующих руководителей государства в мире Туанку Абдул Халим Муадзам Шах1958 года).С 2011 года он вторично возглавляет Малайзию. Двор султана находится в поселении Амак Букит.

История

Первое государственное образование — индуистско-буддистское королевство — появилось на территории Кедаха ещё в IV веке н. э. Это было древнейшее государство на Малайском полуострове. В VII—VIII веках Кедах был вассалом империи Шривиджайя, а затем — Сиама. 1136 год становится датой основания султаната Кедах, когда местный индуистский властитель Пра Онг принял ислам и имя Султан Муджафар Шах.

В XV столетии Кедах подпадает под власть султаната Джохор, на протяжении следующих 2 веков ведёт войны с португальцами и индонезийским воинственным морским народом ачех. В XIX веке находился под властью Сиама, по Англо-таиландскому договору 1909 отошёл к Англии. В 1942 году оккупирован Японией, через 3 года снова занят британскими войсками. В 1957 году вошёл в состав независимой Малайской Федерации, в 1963 году — в состав Малайзии.

Султаны Кедаха

  • Мухаммад Джива Заин ал-Абидин (1472—1506)
  • Махмуд-шах (1506—1546), сын предыдущего
  • Музаффар-шах (1546—1602), сын предыдущего
  • Сулайман-шах (1602—1625), сын предыдущего
  • Раджжал ад-дин-шах (1625—1651), сын предыдущего
  • Мухйи ад-дин-шах (1651—1661), сын предыдущего
  • Зиа ад-дин Мукаррат-шах (1661—1687), сын предыдущего
  • Ата-иллах Мухаммад-шах (1687—1698), сын предыдущего
  • Абдаллах Муаззам-шах (1698—1706), сын предыдущего
  • Мухаммад Джива Заин ад-Абидин Муаззама-шах (1706—1779), сын предыдущего
  • Абдаллах Мукаррам-шах (1779—1802), сын предыдущего
  • Зиа ад-дин Муаззам-шах (1802—1803), брат предыдущего
  • Ахмад Тадж ад-дин Халим-шах (1803—1821, 1843), сын Абдаллаха Мукаррат-шаха, племянник предыдущего
  • Заин ал-Рашид Муаззам I (1843—1854), сын предыдущего
  • Ахмад Тадж ад-дин Мукаррат-шах (1854—1879), сын предыдущего
  • Заин ал-Рашид Муаззам-шах II (1879—1881), сын предыдущего
  • Абдул Хамид Халим-шах (1881—1943), брат предыдущего
  • Бадли-шах (1943—1958), сын предыдущего
  • Абдул Халим Муадзам Шах (с 1958 года), сын предыдущего

Административное деление

Штат делится на 12 районов:

  1. Балинг
  2. Бандар Бахару
  3. Кота Сетар
  4. Куала Муда
  5. Кубанг Пасу
  6. Кулим
  7. Лангкави
  8. Паданг Терап
  9. Пенданг
  10. Покок Сена
  11. Сик
  12. Ян

Крупнейшие города штата

Известные уроженцы

Напишите отзыв о статье "Кедах"

Литература

  • Рыжов, К. В. Все монархи мира. Мусульманский Восток. XV—XX вв. — М. : Вече, 2004. — 544 с.</span>

Отрывок, характеризующий Кедах

– Вы, верно, не все рассказываете; вы, верно, сделали что нибудь… – сказала Наташа и помолчала, – хорошее.
Пьер продолжал рассказывать дальше. Когда он рассказывал про казнь, он хотел обойти страшные подробности; но Наташа требовала, чтобы он ничего не пропускал.
Пьер начал было рассказывать про Каратаева (он уже встал из за стола и ходил, Наташа следила за ним глазами) и остановился.
– Нет, вы не можете понять, чему я научился у этого безграмотного человека – дурачка.
– Нет, нет, говорите, – сказала Наташа. – Он где же?
– Его убили почти при мне. – И Пьер стал рассказывать последнее время их отступления, болезнь Каратаева (голос его дрожал беспрестанно) и его смерть.
Пьер рассказывал свои похождения так, как он никогда их еще не рассказывал никому, как он сам с собою никогда еще не вспоминал их. Он видел теперь как будто новое значение во всем том, что он пережил. Теперь, когда он рассказывал все это Наташе, он испытывал то редкое наслаждение, которое дают женщины, слушая мужчину, – не умные женщины, которые, слушая, стараются или запомнить, что им говорят, для того чтобы обогатить свой ум и при случае пересказать то же или приладить рассказываемое к своему и сообщить поскорее свои умные речи, выработанные в своем маленьком умственном хозяйстве; а то наслажденье, которое дают настоящие женщины, одаренные способностью выбирания и всасыванья в себя всего лучшего, что только есть в проявлениях мужчины. Наташа, сама не зная этого, была вся внимание: она не упускала ни слова, ни колебания голоса, ни взгляда, ни вздрагиванья мускула лица, ни жеста Пьера. Она на лету ловила еще не высказанное слово и прямо вносила в свое раскрытое сердце, угадывая тайный смысл всей душевной работы Пьера.
Княжна Марья понимала рассказ, сочувствовала ему, но она теперь видела другое, что поглощало все ее внимание; она видела возможность любви и счастия между Наташей и Пьером. И в первый раз пришедшая ей эта мысль наполняла ее душу радостию.
Было три часа ночи. Официанты с грустными и строгими лицами приходили переменять свечи, но никто не замечал их.
Пьер кончил свой рассказ. Наташа блестящими, оживленными глазами продолжала упорно и внимательно глядеть на Пьера, как будто желая понять еще то остальное, что он не высказал, может быть. Пьер в стыдливом и счастливом смущении изредка взглядывал на нее и придумывал, что бы сказать теперь, чтобы перевести разговор на другой предмет. Княжна Марья молчала. Никому в голову не приходило, что три часа ночи и что пора спать.
– Говорят: несчастия, страдания, – сказал Пьер. – Да ежели бы сейчас, сию минуту мне сказали: хочешь оставаться, чем ты был до плена, или сначала пережить все это? Ради бога, еще раз плен и лошадиное мясо. Мы думаем, как нас выкинет из привычной дорожки, что все пропало; а тут только начинается новое, хорошее. Пока есть жизнь, есть и счастье. Впереди много, много. Это я вам говорю, – сказал он, обращаясь к Наташе.
– Да, да, – сказала она, отвечая на совсем другое, – и я ничего бы не желала, как только пережить все сначала.
Пьер внимательно посмотрел на нее.
– Да, и больше ничего, – подтвердила Наташа.
– Неправда, неправда, – закричал Пьер. – Я не виноват, что я жив и хочу жить; и вы тоже.
Вдруг Наташа опустила голову на руки и заплакала.
– Что ты, Наташа? – сказала княжна Марья.
– Ничего, ничего. – Она улыбнулась сквозь слезы Пьеру. – Прощайте, пора спать.
Пьер встал и простился.

Княжна Марья и Наташа, как и всегда, сошлись в спальне. Они поговорили о том, что рассказывал Пьер. Княжна Марья не говорила своего мнения о Пьере. Наташа тоже не говорила о нем.
– Ну, прощай, Мари, – сказала Наташа. – Знаешь, я часто боюсь, что мы не говорим о нем (князе Андрее), как будто мы боимся унизить наше чувство, и забываем.
Княжна Марья тяжело вздохнула и этим вздохом признала справедливость слов Наташи; но словами она не согласилась с ней.
– Разве можно забыть? – сказала она.
– Мне так хорошо было нынче рассказать все; и тяжело, и больно, и хорошо. Очень хорошо, – сказала Наташа, – я уверена, что он точно любил его. От этого я рассказала ему… ничего, что я рассказала ему? – вдруг покраснев, спросила она.
– Пьеру? О нет! Какой он прекрасный, – сказала княжна Марья.
– Знаешь, Мари, – вдруг сказала Наташа с шаловливой улыбкой, которой давно не видала княжна Марья на ее лице. – Он сделался какой то чистый, гладкий, свежий; точно из бани, ты понимаешь? – морально из бани. Правда?
– Да, – сказала княжна Марья, – он много выиграл.
– И сюртучок коротенький, и стриженые волосы; точно, ну точно из бани… папа, бывало…
– Я понимаю, что он (князь Андрей) никого так не любил, как его, – сказала княжна Марья.
– Да, и он особенный от него. Говорят, что дружны мужчины, когда совсем особенные. Должно быть, это правда. Правда, он совсем на него не похож ничем?
– Да, и чудесный.
– Ну, прощай, – отвечала Наташа. И та же шаловливая улыбка, как бы забывшись, долго оставалась на ее лице.


Пьер долго не мог заснуть в этот день; он взад и вперед ходил по комнате, то нахмурившись, вдумываясь во что то трудное, вдруг пожимая плечами и вздрагивая, то счастливо улыбаясь.
Он думал о князе Андрее, о Наташе, об их любви, и то ревновал ее к прошедшему, то упрекал, то прощал себя за это. Было уже шесть часов утра, а он все ходил по комнате.
«Ну что ж делать. Уж если нельзя без этого! Что ж делать! Значит, так надо», – сказал он себе и, поспешно раздевшись, лег в постель, счастливый и взволнованный, но без сомнений и нерешительностей.
«Надо, как ни странно, как ни невозможно это счастье, – надо сделать все для того, чтобы быть с ней мужем и женой», – сказал он себе.
Пьер еще за несколько дней перед этим назначил в пятницу день своего отъезда в Петербург. Когда он проснулся, в четверг, Савельич пришел к нему за приказаниями об укладке вещей в дорогу.