Кенозерский национальный парк

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Кенозерский национальный паркКенозерский национальный парк

</tt> </tt>

</tt>

</tt> </tt>

Кенозерский национальный парк
Кенозеро
Категория МСОП — II (Национальный парк)
62°04′39″ с. ш. 38°11′39″ в. д. / 62.0775° с. ш. 38.194167° в. д. / 62.0775; 38.194167 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=62.0775&mlon=38.194167&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 62°04′39″ с. ш. 38°11′39″ в. д. / 62.0775° с. ш. 38.194167° в. д. / 62.0775; 38.194167 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=62.0775&mlon=38.194167&zoom=9 (O)] (Я)
РасположениеАрхангельская область
СтранаРоссия Россия
Площадь139663 га
Дата основания28 декабря 1991 года
Сайт[www.kenozero.ru/ ozero.ru]
Кенозерский национальный парк
Кенозерский национальный парк

Кенозерский национальный парк[1] — национальный парк в Архангельской области. Управляющая компания — ФГУ НП «Кенозерский».

Кенозерский национальный парк образован Постановлением Правительства РФ 28 декабря 1991 года[2]. Территория парка представляет собой природный и историко-культурный комплекс, расположенный в юго-западной части Архангельской области на стыке Плесецкого и Каргопольского районов.

В 2004 году Кенозерский национальный парк получил статус биосферного заповедника и был включён в Список Биосферных Резерватов ЮНЕСКО. С 2014 году является кандидатом на включение в список объектов Всемирного наследия[3].

В России осталось исключительно мало территорий, где культурное и природное наследие сохранилось бы наиболее полно и многогранно. Одной из таких территорий является Кенозерский национальный парк, один из последних островков исконно русского жизненного уклада, культуры, традиций, сохранивший богатство и чистоту своего внутреннего мира, обращенного к истокам. И совсем неслучайно идея создания национального парка в районе Кенозера, выдвинутая еще в 1960-х годах специалистами — историками, географами, искусствоведами, архитекторами, биологами, лесоводами, лесоустроителями благодаря активной поддержке общественности, многочисленных почитателей культуры и природы Кенозерья, обрела своё воплощение.

Во исполнение Постановления Правительства Российской Федерации 28 декабря 1991 года на площади 139663 га был образован Кенозерский национальный парк[4]. Он расположен в юго-западной части Архангельской области на стыке Плесецкого и Каргопольского административных районов, его западная граница проходит по границе с Республикой Карелия. По конфигурации территория национального парка — вытянутый в меридиональном направлении многоугольник. Максимальное расстояние с юга на север — 72 км, с запада на восток — 27 км.





Погодно-климатические условия

Климат района умеренно континентальный. Абсолютный минимум −47 °C, абсолютный максимум +34 °CК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4265 дней]. Устойчивый снежный покров держится 160 дней. Безморозный период 105—110 днейК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4265 дней]. Среднегодовое количество осадков — 500 мм.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4265 дней]

Природа

Со всех сторон Кенозерский национальный парк окружают леса. Территория парка на три четверти покрыта лесной таёжной растительностью, остальную территорию занимают болотные массивы, луга, озёра (Кенозеро,

Лёкшмозеро и др.). За тысячи лет эволюции и смен климатических эпох на этой территории сформировались смешанные сосново-еловые леса, занимающие площадь около 106 тысяч га или 76 % территории национального парка. Хозяйственное освоение территории значительно изменило их облик. В современных лесах парка преобладают смешанные по составу и сложные по строению древостои, в основном — сосновые и еловые насаждения, возраст которых не превышает 120 лет. Относительная молодость лесов связана с довольно активным применением в прошлом подсечно-огневого земледелия, кардинально изменившим их возрастную и породную структуру. Тем не менее, на территории сохранились фрагменты коренных лесов (около 5 тысяч га), практически не затронутых хозяйственной деятельностью. Они занимают низинные, заболоченные участки и представлены ельниками долгомошными и сосняками сфагновыми. Хотя они и не представляют всего спектра типов коренных лесов, их можно рассматривать как рефугиумы естественного биологического разнообразия девственных таёжных лесо-болотных комплексов, исчезнувших в регионе ещё в далёком прошлом. Преобладание производных лесов, а также высокая их возрастная и породная фрагментарность определили высокое экосистемное и видовое разнообразие.

Болота — бескрайние моховые поля с вкраплениями небольших озёр — ламбушек. Болотные массивы (7,3 тыс. га) Парка представлены практически всеми типами. Они различны по характеру водного питания, и соответственно по разнообразию населяющих их видов растений и животных. Обильны здесь ягоды — морошка, клюква, брусника, черника, голубика и водяника.

Флора

Флора Кенозерья имеет специфический облик средней тайги, её особенность — присутствие западно-сибирских и европейских видов. Всего на территории Парка отмечено произрастание более 600 видов высших сосудистых растений из 77 семейств, из которых 53 относятся к категории редких и исчезающих. Наибольшее количество видов приходится на следующие семейства: сложноцветные, злаки, осоковые, розоцветные и норичниковые. Из растений, помещенных в Красную книгу Международного союза охраны природы, встречается башмачок настоящий, а в Красную книгу РФ — башмачок настоящий, полушник тончайший, полушник озёрный и пальчатокоренник Траунштейнера.

Фауна

Расположение парка у северной границы среднетаёжной подзоны, разнообразие ландшафтов наряду с историческими особенностями формирования природных комплексов определяют смешанный состав фауны. На территории Парка обитают как типичные среднетаёжные виды (в частности, рыжая полёвка, лесная мышовка, белка, заяц-беляк, медведь, лось, рябчик, глухарь), так и виды, более характерные для широколиственно-лесной и даже степной природных зон (мышь-малютка, обыкновенная полёвка, перепел, серая куропатка, коростель, пустельга), а также животные северной тайги и тундры (лесной лемминг, красная полёвка, росомаха, белая куропатка и др.). До 40 % видов обитают у северной или южной границ своего ареала. На территории Парка зарегистрировано 263 вида птиц, 50 видов млекопитающих, 5 видов земноводных и 4 вида рептилий. Для ихтиофауны водоёмов Парка также характерен смешанный состав. Здесь обитают 28 видов рыб из 7 отрядов, в том числе лещ, сиг, европейская ряпушка, налим, окунь, язь, обыкновенная щука, ёрш. В озере Кенозеро обитают два вида миног. Из видов животных, занесённых в Красную Книгу Международного союза охраны природы, на территории парка встречаются орлан-белохвост, сапсан, обыкновенная жемчужница и панцирный бокоплав. Одиннадцать видов животных занесены в Красную книгу России, в том числе белоклювая гагара, гусь-пискулька, беркут и кречет.

Охраняемые экосистемы

  • Фрагменты коренных хвойных среднетаёжных лесов, не изменённых традиционной хозяйственной деятельностью — около 5 тыс. га
  • ­Участки лесоболотных комплексов — 7,3 тыс. га

Феномены

  • Озовая гряда (Масельга) — фрагмент водораздела Ледовитого и Атлантического океанов
  • Кенозерская впадина — древнейший разлом земной коры (более 600 млн лет), с глубинами свыше 100 м
  • Каньон реки Порженки в древних меловых отложениях, с разницей высот до 120 м
  • Озёрно-канальная система с древними волоками

См. также

Напишите отзыв о статье "Кенозерский национальный парк"

Примечания

  1. [www.kenozero.ru/ Кенозерский национальный парк (официальный сайт)]
  2. Постановление Правительства РСФСР от 28 декабря 1991 г. N 84 «О создании национального парка „Кенозерский“ Министерства экологии и природных ресурсов РСФСР в Архангельской области» (с изм. и доп. от 9 октября 1995 г.)
  3. UNESCO World Heritage Centre. [whc.unesco.org/en/tentativelists/5936/ Mamayev Kurgan Memorial Complex "To the Heroes of the Battle of Stalingrad" - UNESCO World Heritage Centre] (англ.). whc.unesco.org. Проверено 17 марта 2016.
  4. [www.zapoved.ru/catalog/125 Кенозерский национальный парк / Особо охраняемые территории Российской Федерации]

Ссылки

  • [tourlib.net/statti_tourism/arsenjeva5.htm Экотуристский потенциал Кенозерского национального парка]
  • [shpilenok.livejournal.com/4237.html Край, где обязательно надо побывать!]
  • [bigenc.ru/text/2060773 Кенозёрский национальный парк] // Канцелярия конфискации — Киргизы. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2009. — С. 574. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—, т. 13). — ISBN 978-5-85270-344-6.</span>

Отрывок, характеризующий Кенозерский национальный парк

– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда?.. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как?.. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.