Кибовский, Александр Владимирович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Александр Владимирович Кибовский<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Руководитель Департамента культуры города Москвы
с 10.03.2015
Предшественник: Капков, Сергей Александрович
Руководитель Департамента культурного наследия города Москвы

01 ноября 2010 - 10 марта 2015

Руководитель Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультура)

6 июня 2008 года – 1 ноября 2010 года

Заместитель директора Департамента массовых коммуникаций, культуры и образования Правительства РФ

10 марта 2006 года – 16 июня 2008 года

 
Рождение: 15 ноября 1973(1973-11-15) (45 лет)
Москва
 
Награды:
знак «За достижения в культуре»

Александр Владимирович Кибовский (род. 15 ноября 1973 года, Москва) — министр Правительства Москвы, руководитель Департамента культуры города Москвы с 10 марта 2015 года. Действительный член Российской академии художеств[1].Руководитель рабочей группы по координации подготовки и проведения информационно-пропагандистских мероприятий в связи с памятными датами военной истории Отечества Российского организационного комитета «Победа», возглавляемого Президентом Российской Федерации. Член Государственной комиссии по подготовке к празднованию 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года и председатель Общественного совета по содействию Государственной комиссии. Председатель попечительского совета Общества потомков участников Отечественной войны 1812 года, председатель Московского отделения Российского военно-исторического общества.





Биография

Род Кибовского был занесен в смоленскую дворянскую книгу в 1662 году, когда царь Алексей Михайлович принял его предка Якова Христофоровича Кибовского на военную службу и пожаловал ему деревни в Бельском уезде Смоленской губернии[2][3]. Среди предков Александра Кибовского — участник Отечественной войны 1812 года офицер Смоленского ополчения Петр Демьянович Кибовский, сражавшийся при Бородино и Малоярославце. Многие предки Кибовского как по отцовской, так и по материнской линии воевали на фронтах Великой Отечественной войны[4][5][6][7][8].

В 1988—1989 годах Кибовский принимал участие в археологических работах московской экспедиции Института археологии РАН на Красной площади. Летом 1989 г. в составе подмосковного отряда археологической экспедиции Музея истории и реконструкции г. Москвы под руководством А. Е. Кравцова участвовал в полевой экспедиции и раскопках мезолитической стоянки Беливо в Орехово-Зуевском районе Московской области[9].

В 1990 году поступил в Московский государственный историко-архивный институт (ныне — РГГУ). В 1990 и 1991 годах в составе студенческого отряда «Поиск» (позднее — ИАПЦ «Судьба») участвовал в экспедициях по розыску и захоронению останков воинов 33-й и 43-й армий, погибших в упорных боях в марте — июле 1942 г. на плацдарме «Красная Горка» в районе села Климов Завод Юхновского района Калужской области[10][11]. В 1995 году окончил университет с отличием по специальности «Музейное дело, охрана памятников истории и культуры»[12]. В 1996—1997 годах работал младшим научным сотрудником в музее-панораме «Бородинская битва».

С 1997 года главный специалист, а с 1998 года заместитель начальника отдела Департамента по сохранению культурных ценностей Министерства культуры РФ. В эти годы, работая под руководством А. И. Вилкова, принимал участие в 20 успешных операциях по возвращению в Россию украденных и пропавших произведений искусства, в том числе уникальной иконы «Борис и Глеб» XV века, похищенной 29 июля 1991 года из Устюженского краеведческого музея и возвращенной в 2000 году из Германии[13].

Летом 1999 г. в качестве эксперта по орденам участвовал в Туле в громком судебном процессе над преступной группой Александра Белолипецкого, совершившей в августе 1996 г. кражу уникальной коллекции царских наград М. С. Селиванова общей стоимостью в то время, по разным оценкам, от 1 до 4 млн долларов[14].

В эти годы активно вел работу по правовому определению специфики оборота оружия, имеющего культурную ценность, защите прав коллекционеров старинного оружия и художников-оружейников. При непосредственном участии Кибовского соответствующие положения были впервые учтены в базовом постановлении Правительства РФ от 21.07.1998 г. № 814 «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации»[15], действующем и сейчас. В 1999 г. выступал на стороне защиты на громком суде над пожилым коллекционером М. В. Пораем, привлеченным к уголовной ответственности за хранение фамильных пистолетов середины XIX века[16]. В результате Порай был оправдан, что создало прецедент и позволило де-факто легализовать коллекционирование антикварного оружия[17]. Многие формулировки и предложения, разработанные в это время Кибовским, были учтены в принятых 10 июля 2012 г. поправках Федерального закона «Об оружии», которыми впервые даны юридические определения оружия, имеющего культурную ценность, старинного (антикварного) оружия, копий и реплик с него[18]. В 2000—2001 гг. проходил срочную военную службу в ВМФ России: матрос, младший сержант, сержант. Награждён медалью «За службу в морской пехоте». Это единственный случай в истории современной Российской армии, когда кандидат наук проходил военную службу по призыву. В 2008 году в соавторстве с О. Г. Леоновым выпустил книгу «300 лет российской морской пехоте»[19].

В 2001—2004 гг. заместитель руководителя Департамента по сохранению культурных ценностей Министерства культуры РФ. В эти годы курировал подготовку и издание томов впервые составлявшегося «Сводного каталога культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны»[20]. Принимал непосредственное участие в розыске и возвращении в Россию украденных и похищенных в годы ВОВ культурных ценностей, в том числе вывезенного нацистами «Смоленского архива»[21], а также украденной в 1957 году уникальной иконы «Преображение Господне» XV века[22], возвращенных в 2002 году из США[23][24]. Являлся секретарем комиссии по возвращению из Ватикана Казанской иконы Божией матери, переданной Папой Римским Иоанном Павлом II в Россию 28 августа 2004 года[25].

Совместно с руководителем московского представительства Wintershall Holding AG Юргеном Мёпертом Кибовский возглавлял российско-германский экспертный совет по восстановлению на немецкие средства здания и уникальных фресок храма Успения на Волотовом поле XII века, разрушенного артогнём вермахта в 1941 году. Восстановленная церковь открыта 28 августа 2003 г. В этот период плотно работал с А. И. Комечем, Г. В. Поповым, Л. И. Лифшицем.

В 2004—2008 гг. Кибовский работал в Аппарате Правительства РФ — сначала советником, а затем, в 2006—2008 гг., заместителем директора Департамента массовых коммуникаций, культуры и образования Правительства РФ. Подготовил постановление Правительства РФ от 15.03.2007 г. № 161, которым было прекращено широко использовавшееся региональными властями право в обход требований Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации»[26] своими решениями исключать те или иные здания из числа памятников истории и культуры[27]. Кибовский также является автором-разработчиком постановления Правительства РФ от 26.04.2008 г. № 315 «Об утверждении Положения о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации»[28] — первого подзаконного акта в сфере сохранения культурного наследия с 2002 года[29].

В 2006 году вместе с директором Государственного научно-исследовательского музея архитектуры им. А. В. Щусева Давидом Саркисяном инициировал присвоение знаменитому дому Мельникова в Кривоарбатском переулке статуса памятника федерального значения и передачу права собственности на него государству в лице МУАР[30]. Эта работа была завершена уже совместно с Ириной Коробьиной[31].

С 6 июня 2008 г. — руководитель Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультура)[32].

Во время российско-грузинского военного конфликта в августе 2008 г. Кибовский обращал внимание на то, что в ходе боевых действий в Южной Осетии в нарушение Гаагской конвенции были разрушены такие уникальные памятники культуры, как Кавтская церковь Святого Георгия VIII—IX веков и историческое здание осетинского парламента[3][33][34][35][36][37]. В ноябре 2008 г. Кибовский сообщил, что собранные комиссией Росохранкультуры на месте боев документы и свидетельства разрушения южноосетинских памятников были переданы в Следственный комитет РФ[38].

В июне 2010 г. Александр Кибовский доложил премьер-министру РФ Владимиру Путину о завершении разработки и утверждении 18 нормативных правовых актов, создавших правовой каркас для охраны культурного наследия, в том числе: 2 федеральных законов; 7 постановлений и 2 распоряжений Правительства РФ; 7 приказов Росохранкультуры, зарегистрированных в Министерстве юстиции РФ. Впервые была начата регистрация памятников в Едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. Под номером 1 распоряжением Кибовского в Едином реестре был зарегистрирован монумент на могиле Неизвестного солдата в Москве[39]. Впервые организовано утверждение предметов охраны памятников федерального значения, границ их территорий и режимов использования земельных участков в границах данных территорий[40].

В 2010 году всем регионам впервые перечислены субвенции из федерального бюджета (267,3 млн руб.) на государственную охрану памятников федерального значения, что позволило усилить региональные органы охраны объектов культурного наследия и сделать их финансово независимыми[41].

В 2009—2010 гг. Кибовский являлся членом президиума Рабочей группы при Президенте РФ по вопросам восстановления объектов культурного наследия религиозного назначения, иных культовых зданий и сооружений[42][43]. В эти годы Росохранкультура курировала реставрационные работы на таких знаковых объектах, как Кронштадтский Морской собор во имя Святителя Николая Чудотворца, Ново-Иерусалимский ставропигиальный мужской монастырь, главное здание Большого театра, главное здание Московской Государственной консерватории им. П. И. Чайковского, монумент «Рабочий и колхозница» и др.

По просьбе главы Русской Православной Старообрядческой Церкви митрополита Корнилия Кибовский вместе с С. В. Ямщиковым осуществлял методический надзор за реставрацией Колокольни Рогожской старообрядческой общины архитектора Ф. И. Горностаева.

В феврале 2010 г. Кибовский вошел в инициативную группу под руководством Владимира Якунина, которая организовала исследования, обнаружившие под штукатурным слоем над воротами Спасской и Никольской башен Московского Кремля фресковые образы, считавшиеся утраченными[44]. Иконы раскрыты, отреставрированы и освящены 28 августа и 4 ноября 2010 г. соответственно[45][46]. Заромакской ГЭС, Богучанской ГЭС, АТЭС и олимпийских объектов в Сочи, что позволило спасти памятники, первоначально попадавшие в зону строительства, а также провести масштабные археологические и охранно-спасательные работы. Спасенный во время этих работ уникальный дольмен «Колихо» установлен в основной экспозиции Государственного исторического музея[47][48].

В 2008—2010 гг. Кибовский впервые провел государственную аккредитацию организаций по защите прав авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и аудиовизуальных произведений. Таким образом, была создана система государственной защиты интересов композиторов, певцов, музыкантов, писателей, художников и других обладателей интеллектуальной собственности, действующая в настоящий момент[49][50].

При формировании Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС Кибовский отвечал за подготовку «Положения о порядке ввоза на таможенную территорию государств-участников Таможенного союза и вывоза с таможенной территории государств-участников Таможенного союза культурных ценностей, документов национальных архивных фондов и оригиналов архивных документов» (утверждено Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС от 27.11.2009 г. № 19).

Указом Президента Российской Федерации от 24.02.2010 г. № 251 Кибовскому присвоен чин действительного государственного советника Российской Федерации 2 класса. Распоряжением Президента Российской Федерации от 21.08.2009 г. № 532-РП он награждён Почётной грамотой Президента Российской Федерации. Включен в «первую сотню» резерва управленческих кадров, находящихся под патронажем Президента Российской Федерации[51].

Начиная с осени 2009 года Росохранкультура активно выступала против строительства «Охта-центра» — 80-этажного небоскреба, который ОАО «Газпром» планировал возвести в исторической части Санкт-Петербурга. Против проекта выступили не только многие известные деятели культуры, но и эксперты ЮНЕСКО. В ноябре 2009 г. Кибовский заявил, что власти Санкт-Петербурга, выдав разрешение на строительство небоскреба, допустили существенные нарушения законодательства[52]. Составленный Росохранкультурой акт о допущенных нарушениях послужил основанием для всех последующих судебных разбирательств общественности и правительства города. В конце 2010 года губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко озвучила решение о переносе места строительства небоскреба из исторического центра Санкт-Петербурга на Лахту[53].

В это же время появилась информация о том, что Министр культуры РФ Александр Авдеев выступил с предложением об упразднении Росохранкультуры. Но официально Служба была ликвидирована только в феврале 2011 г. По мнению градозащитников, никаких объективных причин для упразднения Службы не существовало. Причины её ликвидации обычно связывают с отрицательной позицией Росохранкультуры по строительству «Охта-центра»[54].

1 ноября 2010 г. Мэр Москвы Сергей Собянин назначил А. В. Кибовского[55] на пост министра Правительства Москвы, руководителя Департамента культурного наследия города Москвы (Мосгорнаследие). В 2011 году в Москве впервые принята пятилетняя государственная программа по сохранению культурного наследия в рамках городской программы «Культура Москвы 2012—2016 гг.». В результате комплекса мер число реставрационных объектов выросло многократно. В 2011—2014 гг. отреставрированы 487 памятников. Общий объём инвестиций составил более 50 млрд руб., из которых значительную часть составили резко возросшие за этот период частные средства. Количество памятников, находящихся в неудовлетворительном состоянии, сократилось в Москве на 37 %[56].

В результате комплекса мер количество реставрационных объектов выросло многократно. Число памятников, находящихся в неудовлетворительном состоянии, сократилось в 5 раз - с 39 % (1325) в 2010 году до 7 % (250) к 2016 году. За 6 лет в Москве отреставрированы более 700 памятников архитектуры, 400 объектов монументальной скульптуры и некрополя, по 4430 зданиям в историческом центре города проведены фасадные и противоаварийные работы. Общий объём инвестиций составил около 70 млрд руб., из которых значительную часть составили резко выросшие за этот период частные средства.

Наибольшую известность получила реставрация Мосгорнаследием таких объектов, как Триумфальная арка, Дом-музей Василия Львовича Пушкина на Старой Басманной, Храм Священномученика Климента на Пятницкой, «Дом культуры им. Русакова, 1927—1929 гг., арх. Мельников К. С.», Колокольня храма Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках, Храм Николая Чудотворца в Хамовниках, историко-архитектурный ансамбль «Рогожская слобода», храмы Черниговского подворья, церковь Всех Скорбящих Радости на Ордынке и др.

Кибовский является одним из инициаторов получившей известность городской программы «1 рубль за 1 кв. метр»[57]. В рамках этой программы за счет средств арендаторов восстанавливаются памятники, находящиеся в аварийном состоянии. Уже отреставрированы знаменитый «Дом с кариатидами» в Печатниковом переулке[58], здание Московской военно-фельдшерской школы в Лефортово[59], главный дом городской усадьбы XVIII века в Подсосенском переулке[60]. Данный опыт Правительства Москвы был одобрен на федеральном уровне и учтен при подготовке вступившего силу 22 января 2015 г. Федерального закона № 315-ФЗ[61][62].

По инициативе Мосгорнаследия Мэром Москвы одобрена и с 2012 года успешно реализуется городская программа предоставления субсидий религиозным организациям для реставрации объектов культурного наследия[63]. В рамках программы, которая позволяет объединить средства бюджета и верующих, в 2012—2014 гг. отреставрированы 24 храма. Эффективность программы одобрена Рабочей группой при Президенте РФ по вопросам восстановления объектов культурного наследия религиозного назначения, иных культовых зданий и сооружений. Программа также одобрена и рекомендована другим регионам Комиссией по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации. За заслуги в реставрации храмов-памятников Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл вручил 27 сентября 2014 г. Кибовскому Орден преподобного Сергия Радонежского III степени № 001[64].

На главной международной реставрационной выставке Denkmal, проходящей каждые два года в Лейпциге, стенд Правительства Москвы дважды удостаивался золотой медали — в 2012 и 2014 годах[65]. В рамках сотрудничества Москвы и Лейпцига в 2011 и 2013 годах в столице прошли международные выставки «Denkmal-Москва». Очередная такая выставки запланирована на ВДНХ 14-16 октябре 2015 г.

Летом 2013 г. приняты поправки в Кодекс РФ об административных правонарушениях, ужесточившие санкции за нарушения законодательства об охране памятников и многократно увеличившие размеры штрафов, которые стали самыми крупными в Кодексе. По предложениям Мосгорнаследия существенно усилены полномочия органов охраны объектов культурного наследия. Введено административное расследование. Расширен круг подлежащих наказанию лиц, а срок давности их привлечения к ответственности продлен с 3-х месяцев до 1 года. Штраф за невыполнение предписания органа охраны памятников о приостановке незаконных работ увеличен с 10 тыс. до 5 млн рублей[66].

Впервые начались работы по сносу незаконных строений и пристроек на объектах культурного наследия. Снесены рестораны «Белая лошадь»[67] на Страстном бульваре и «Бакинский дворик»[68] на территории ДК им. Русакова, незаконные мансарды на памятниках в Столовом[69] и Оружейном[70] переулках.

С 16 ноября 2010 г. Кибовский член Градостроительно-земельной комиссии города Москвы (ГЗК). С 4 октября 2011 г. является заместителем председателя Комиссии при Правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия. За три года Комиссией спасены от сноса 195 исторических зданий. На государственную охрану поставлены 95 памятников. С учетом решений Комиссии и её рабочей группы, ГЗК были пересмотрены и расторгнуты старые инвестконтракты на несколько млн. квадратных метров нового строительства в центре Москвы. Многие проекты были понижены, уменьшены, разуплотнены на десятки тысяч квадратных метров[71].

Популярностью среди москвичей пользуются организованные Мосгорнаследием [www.vihod-v-gorod.ru/ проект «Выход в город»] и [dkn.mos.ru/popularization/the-magazine-moscow-heritage/ журнал «Московское наследие»].

12 июля 2013 г. Кибовский назначен руководителем рабочей группы по координации подготовки и проведения информационно-пропагандистских мероприятий в связи с памятными датами военной истории Отечества Российского организационного комитета «Победа», возглавляемого Президентом Российской Федерации[72].

Указом Президента Российской Федерации от 20 января 2015 г. № 25 А. В. Кибовский награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени[73]. В поздравительном письме Президент Российской академии художеств Зураб Церетели отметил заслуги Кибовского в научно-просветительской области и поблагодарил за вклад в дело популяризации русской портретной школы[74].

10 марта 2015 года назначен руководителем департамента культуры города Москвы вместо ушедшего в отставку Сергея Капкова[75].

В первый же месяц сократил аппарат ведомства в 2 раза. При этом увольнение сразу 100 чиновников никак не отразилось на проведении Департаментом праздников, концертов, фестивалей и выставок. Появились новые ежегодные акции - «Линия памяти» 22 июня на Крымской набережной и «Ночь кино» 27 августа. Праздничный концерт в честь Дня города на Красной площади впервые стал транслироваться на Первом канале. Первый прямой эфир 5 сентября 2015 года провел вместе с популярной ведущей Яной Чуриковой. Только в центральной части России концерт посмотрели 2,5 млн. человек, в 2016 году охват аудитории составил более 3 млн. человек.

С 25 по 27 марта 2016 года в «Манеже» с большим успехом прошел Московский культурный форум, который посетили 54 тысячи человек. 26 марта был поставлен абсолютный рекорд Манежа по посещаемости за день - 24,5 тысячи человек.

Завершены ремонтные работы и открыты: Музей археологии Москвы на Манежной площади, музей «Старый Английский двор» в Зарядье, Музей истории ГУЛАГа. Начаты реставрационные работы в Особняке И.С.Тургенева («Дом Му-Му») на Остоженке, где к юбилею писателя будет открыт музей. Музею М.А.Булгакова передана мемориальная квартира на Большой Пироговской улице, где был написан роман «Мастер и Маргарита». До 2016 года в ней располагался ДЭЗ.

Введены в эксплуатацию и репертуар после завершения ремонта комплекс Московского музыкального театра «Геликон-опера» на Большой Никитской улице, новое здание Московского театра Олега Табакова на Сухаревской площади, новое здание Театра Александра Градского, новое здание Театра Романа Виктюка, новое здание Театра «Вишневый сад», новое здание Театра «Волшебная лампа», малая сцена Электротеатра «Станиславский», детская сцена Театра «Луны», малая сцена Театра Армена Джигарханяна, выделены дополнительные помещения Московскому театру юного актера. В октябре 2016 года начата масштабная реконструкция здания театра «Современник» на Чистых прудах.

В июне 2016 года Департаментом введен новый порядок выделения бюджетных средств городским театрам на премьерные постановки. Принятие решений о финансировании передано профессиональному сообществу. Созданный при Департаменте Совет художественных руководителей театров распределил для сезона 2016/2017 гг. 120 млн руб. на 33 премьеры.

Учитывая мнение театральной общественности, в июне 2015 года принято беспрецедентное решение - выпускной курс Школы-студии МХАТ Дмитрия Брусникина сохранен и принят Департаментом на работу. В августе 2016 года Дмитрий Брусникин назначен художественным руководителем театра «Практика».

В августе 2016 года руководителем Центра драматургии и режиссуры назначен известный режиссер Владимир Панков. Это назначение очень позитивно воспринято всем театральным сообществом. В состав ЦДР вошел Московский театр поэтов под руководством Владислава Маленко.

В 2016 году учреждены гранты Мэра Москвы в сфере культуры и искусства 100 наиболее талантливым учащимся 156 московских колледжей и школ искусств. В конкурсе приняли участие более 2000 учеников. В состав жюри вошли Владимир Спиваков, Денис Мацуев, Николай Цискаридзе, Владимир Васильев, Юрий Розум, Сергей Андрияка. Первое вручение состоялось 3 ноября 2016 года на сцене театра «Геликон-опера».

С 2016 года организованы открытые концерты учеников и выпускников музыкальных и художественных школ по итогам учебного года в Московском Доме музыки и в парках города. В июне 2016 года учреждены ежегодные гранты Мэра Москвы для режиссеров за создание образа современной столицы в киноискусстве: 50, 30 и 20 млн руб. Первое вручение должно состояться летом 2017 года.

По итогам голосования москвичей на портале Правительства Москвы «Активный гражданин» с 23 апреля 2016 года все библиотеки перешли на удобный для горожан график работы. Теперь они работают в вечерние часы, а также в субботу и воскресение. Выходной, как и у музеев, один - понедельник. Благодаря принятым поправкам в уставные документы библиотек, легализована и расширена их культурно-досуговая работа.

С июля 2016 года без выходных стал работать Московский зоопарк, раньше закрывавшийся по понедельникам. Продолжается комплексное благоустройство парков культуры и отдыха. В сентябре 2016 года открыт парк «Олимпийская деревня». Завершаются работы по реконструкции Красногвардейских прудов и детского парка им. Прямикова. Полное благоустройство всех парков культуры и отдыха должно завершиться в 2018 году.

В мае 2016 года подписал с вице-мэром Лондона Жюстин Саймонс соглашение о проведении в Москве саммита Культурного форума мировых городов - аналога G20 в сфере культуры. 5-7 октября в саммите в Москве приняли участие вице-мэры и главы ведомств культуры 22 крупнейших мегаполисов из 17 стран мира, представляющих 150 млн жителей и половину креативной экономики планеты. Проведение саммита в России имело большой международный резонанс.

Научная и творческая деятельность

Автор многочисленных публикаций по истории российской императорской армии, а также по идентификации портретов русских офицеров XVIII—XIX вв. на основе сведений о форменной одежде и наградах.

С 1993 года — редактор, а с 1998 года — заместитель главного редактора Российского военно-исторического журнала «Цейхгауз» (ныне — «Старый Цейхгауз»).[76]

В 2000 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук по теме: «Историко-предметный метод атрибуции произведений портретной живописи России XVIII — 1-й половины XIX вв.»[77] Является автором многочисленных статей по данной теме.[78][79][80] Провел научную работу по идентификации 224 русских портретов [81] XVIII—XIX вв. из собраний Государственного Эрмитажа, Государственной Третьяковской галереи, Государственного Исторического музея, Государственного Русского музея, ГМИИ им. А. С. Пушкина и др.[82] 27 марта 2012 года Кибовский был избран действительным членом Российской Академии Художеств.[1] Один из основателей и активных авторов издаваемой с 2013 года научной серии «Русские портреты XVIII — начала XX вв. Материалы по русской иконографии».[83]

В 2004—2008 гг. преподавал историю военного костюма в Школе-студии МХАТ. Консультировал такие фильмы, как, "Дело о «Мертвых душах» (2005) и «Остров» (2006) Павла Лунгина; сериал «Гибель империи» (2005) и фильм «1612» (2007) Владимира Хотиненко; «Юнкера» Игоря Черницкого (2006); «Русская игра» Павла Чухрая (2007); «Адмиралъ» Андрея Кравчука (2008); «Елки 1914» Тимура Бекмамбетова (2015).

С 9 октября 2014 г. председатель Московского отделения Российского военно-исторического общества[84].

Книги

  • Сибирский цирюльник. Правда и вымысел киноэпопеи. М.: «Экспринт», 2002.
  • Униформа российского военного воздушного флота. В 3-х т. (в соавторстве с А. Б. Степановым, К. В. Цыпленковым) М.: «Русские Витязи», 2004—2007.
  • Воздухоплавание в фалеристике. Знаки, значки, медали, жетоны. (в соавторстве с В. П. Тараном, Д. Б. Павловым) М.: «Русские Витязи», 2005.
  • 300 лет российской морской пехоте. Том I (1705—1855) (в соавторстве с О. Г. Леоновым), М. «Русские витязи», 2008.
  • Униформа российского военного воздушного флота. 1890—2012. В 2-х т. (в соавторстве с А. Б. Степановым, К. В. Цыпленковым) М.: «Русские Витязи», 2012.
  • Русский военный костюм. Армия Александра I: пехота, артиллерия, инженеры. (в соавторстве с С. А. Поповым, О. Г. Леоновым) М. «Русские Витязи», 2013.
  • Русский военный костюм. Армия Александра I: кавалерия. (в соавторстве с С. А. Поповым, О. Г. Леоновым) М.: «Русские Витязи», 2014.

Награды

24 февраля 2010 года Кибовскому присвоен чин действительного государственного советника Российской Федерации второго класса.

Семья

  • Женат, воспитывает сына Владимира (2012 г.)
  • Сестра — Екатерина Кибовская (1983 г.). Принимала активное участие в формировании концепции современного развития Парка Горького в должности креативного директора (2011—2013 гг.). В данный момент — креативный директор проекта «АртКвартал». 2016 год — комиссар V Московской международной биеннале молодого искусства.

Напишите отзыв о статье "Кибовский, Александр Владимирович"

Примечания

  1. 1 2 [rah.ru/the_academy_today/the_members_of_the_academie/member.php?ID=21380 Кибовский на сайте РАХ]
  2. [www.rg.ru/2008/11/26/pamyatniki.html Реставрация участи и чести]
  3. 1 2 [lenta.ru/lib/14195669/#13 Кибовский, Александр, глава департамента культурного наследия Москвы]
  4. [soldaty-pobedy.ru/soldiers-of-victory/detail.php?ID=17151 Кибовский Титан Николаевич]
  5. [soldaty-pobedy.ru/soldiers-of-victory/detail.php?ID=17158 Кибовский Руслан Николаевич]
  6. [soldaty-pobedy.ru/soldiers-of-victory/detail.php?ID=17358 Кибовский Иван Иванович]
  7. [soldaty-pobedy.ru/soldiers-of-victory/detail.php?ID=17349 Гребенев Леонид Иванович]
  8. [soldaty-pobedy.ru/soldiers-of-victory/detail.php?ID=17441 Гребенев Алексей Иванович]
  9. [dissertation1.narod.ru/avtoreferats/avtoref121.htm Планиграфический анализ «дюнных» мезолитических стоянок Волго-окского междуречья]
  10. [histrf.ru/ru/biblioteka/book/kniga-pamiati Книга памяти]
  11. [www.timehobby.ru/catalog/129/779 Садовников С. И. «Поиск, ставший судьбой»]
  12. [www.rsuh.ru/news/detail.php?ID=30551 Празднование Дня рождения РГГУ]
  13. [www.allkriminal.ru/article/5334/455 Иконы возвращаются на родину…]
  14. [www.kommersant.ru/doc/226404 Приговор по делу о краже уникальной коллекции наград]
  15. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=170984 Устаревший или неподдерживаемый веб-обозреватель]
  16. [www.kommersant.ru/doc/224766 Коллекционеру вернули огнестрельный антиквариат]
  17. [www.sniper.ru/doc/read.php?id=147 «Вне закона» или в законе?]
  18. [www.gelos.ru/sobytie/fultextrab.html Судьба антикварного оружия в России]
  19. [xn----dtbhkbdbj7ckase1p.xn--p1ai/Uniform6 300 лет российской морской пехоте. Том I (1705—1855 гг.)]
  20. [lostart.ru/ru/restore/?PAGEN_1=2 Утраченные культурные ценности]
  21. [www.newsru.com/russia/13dec2002/archiv.html В Россию возвращается «Смоленский архив» — секретные документы компартии СССР]
  22. [izvestia.ru/news/267216 «Преображение» вернулось]
  23. [www.religio.ru/arch/17Sep2002/news/4396.html В Россию возвратилась похищенная ценная икона XV века ]
  24. [izvestia.ru/news/270703 Американцы вернули Смоленский архив]
  25. [history-kazan.ru/kazan-vchera-segodnya-zavtra/retrospektiva/kazanskaya-guberniya-1708-1920-gody/3813-638 Икона Казанской Божией Матери: загадка, которой более пяти сотен лет]
  26. [www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_170121/ Федеральный закон от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 22.10.2014, с изм. от 01.12.2014) "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерац...]
  27. [russist.ru/newss/engine/content_news.php?id=1&fg=127 Региональные власти потеряли право самостоятельно лишать исторические здания статуса памятников]
  28. [base.garant.ru/193198/ Постановление Правительства РФ от 26.04.2008 N 315 "Об утверждении Положения о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Фе...]
  29. [www.rg.ru/2008/05/07/pamyatniki-dok.html Постановление Правительства Российской Федерации от 26 апреля 2008 г. N 315 г. Москва]
  30. [www.rodgaz.ru/index.php?action=News&tek=5491 Дом Мельникова стал объектом культурного наследия федерального значения]
  31. [government.ru/docs/11112/ О придании Дому Мельникова статуса объекта культурного наследия федерального значения ]
  32. [www.mobus.com/kultura/95799.html Путин назначил главу Росохранкультуры]
  33. www.rusrep.ru/article/print/153641/
  34. [lenta.ru/lib/14195669/#18 Кибовский, Александр, глава департамента культурного наследия Москвы]
  35. [www.newsru.com/cinema/12aug2008/osetia.html Росохранкультура: в Южной Осетии разрушена значительная часть культурного наследия]
  36. [www.religare.ru/2_56788.html В Росохранкультуре возмущены молчанием мирового сообщества по поводу разрушения в Южной Осетии уникальных памятников истории культуры]
  37. [www.rg.ru/2008/11/12/kibovskij.html Деньги есть. Люди ушли]
  38. [www.rg.ru/2008/11/12/kibovskij.html Деньги есть. Люди ушли ]
  39. [www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_99807/ Приказ Росохранкультуры от 14.04.2010 N 59 "О совершенствовании деятельности по ведению единого государственного реестра объектов культурного наследия]
  40. [rosohrancult.ru/itogi/itogi_arhiv/?SECTION_ID=4186 Аккредитация организаций по управлению правами на коллективной основе]
  41. [www.vesti.ru/doc.html?id=370613 На охрану памятников культуры будет выделено 267 миллионов рублей]
  42. [pravo.gov.ru/proxy/ips/?doc_itself=&&nd=102134048&&page=1&rdk=0&intelsearch=??+255 Распоряжение президента Российской Федерации]
  43. [mkrf.ru/press-tsentr/novosti/ministerstvo/28-aprelya-2010g-v-kremle-ministr-a-a-avdeev-prinyal-uchastie-v-zasedanii-rabochey-gruppy-pri-prezidente-rossiyskoy-fede?code=28-aprelya-2010g-v-kremle-ministr-a-a-avdeev-prinyal-uchastie-v-zasedanii-rabochey-gruppy-pri-prezidente-rossiyskoy-fede&print=Y Новости Министерства]
  44. [archive.cnsr.ru/news.php?id=2724&print=1 Члены комиссии по реставрации надвратных икон Московского Кремля]
  45. [www.vesti.ru/doc.html?id=358432 На башнях Московского Кремля обнаружены утерянные фресковые иконы]
  46. [m.lenta.ru/articles/2010/05/13/kremlin/ Лики Кремля: на Спасской и Никольской башнях нашли иконы]
  47. [www.nkj.ru/news/16439/ Реликтовый дольмен «Колихо» отправляется в Исторический музей]
  48. [azur.ru/agoi/news.php?view=5766 Спасение дольмена в посёлке Агуй-Шапсуг]
  49. [rao.ru/index.php/ob-obshchestve/dokumenty/svidetelstva Свидетельства о государственной аккредитации]
  50. [rosohrancult.ru/activity/akred/ Назначена дата заседания аккредитационной комиссии]
  51. [www.rg.ru/2009/02/18/sotnya.html В президентскую сотню вошли самые умные и честные люди — Владимир Кузьмин — Российская газета]
  52. [lenta.ru/lib/14195669/#10 Кибовский, Александр, глава департамента культурного наследия Москвы]
  53. [ria.ru/society/20110310/344633558.html «Газпром» приобрел в Петербурге новый участок под «Охта центр»]
  54. [www.kommersant.ru/doc/1581754 Росохранкультуре пора ставить памятник]
  55. [center.ria.ru/politics/20101102/82229356.html РИА Новости - Центр - Политика - Собянин преобразовал Москомнаследие в департамент культурного наследия Москвы]
  56. [dkn.mos.ru/multimedia/presentations/25_03%20%D0%9E%D1%82%D1%87%D0%B5%D1%82%202013.pdf Об итогах выполнения мероприятий по реставрации памятников в городе москве в 2013 году и задачах на 2014 год]
  57. [dgi.mos.ru/torgi/imuwestvennue%20aukcionu/the-objects-of-cultural-heritage/realized-projects-kulture/ Программа «Рубль за кв метр»]
  58. [soviet-life.livejournal.com/2102676.html Знаменитый дом с кариатидами отреставрировали!]
  59. [www.m24.ru/articles/48539?attempt=2 Здание оранжереи из ансамбля Екатерининского дворца отреставрировали]
  60. [www.m24.ru/articles/47094?attempt=1 Эксперты поставили «лайк» реставрации усадьбы в Подсосенском переулке]
  61. [www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121252/ Минкультуры России от 02.02.2015 N 31-01-39-ГП <О некоторых вопросах, связанных с проведением государственной историко-культурной экспертизы> (02 февраля 2015 г.)]
  62. [docs.cntd.ru/document/902284026 О внесении изменений в перечень отдельных объектов культурного наследия федерального значения, полномочия по государственной охране которых осуществляются Минкультуры России]
  63. [dkn.mos.ru/presscenter/presentations/%D0%9F%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_%20%D1%81%D1%83%D0%B1%D1%81%D0%B8%D0%B4%D0%B8%D0%B8%20%D0%A0%D0%9E%20_%D0%B4%D0%BB%D1%8F%20%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8.pdf КОМИССИЯ ПО ВОПРОСАМ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ И ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ СУБСИДИЙ ИЗ БЮДЖЕТА ГОРОДА МОСКВЫ РЕЛИГИОЗНЫМ ОРГАНИЗАЦИЯМ]
  64. [rossk.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=5441:2014-12-29-19-57-53&catid=302:2011-04-26-05-24-43&Itemid=562 Патриарх вручил награды - РСК - Российский Строительный Комплекс. - Федеральный отраслевой портал]
  65. [dkn.mos.ru/about/news/detail/1395162.html DENKMAL 2014: Мосгорнаследие удостоилось золотой медали за стенд, посвященный реставрации памятников конструктивизма]
  66. [dkn.mos.ru/presscenter/presentations/96-%D0%A4%D0%97.pdf Усиление ответственности за нарушения законодательства в отношении объектов культурного наследия]
  67. [riarealty.ru/news/20141022/403757482.html Власти Москвы планируют снести 25 незаконных объектов на территории памятников]
  68. [mosday.ru/news/item.php?150251 «Бакинский дворик» покинул здание Театра Виктюка]
  69. [www.irn.ru/news/78623.html В Москве снесут незаконную пристройку к памятнику архитектуры ]
  70. [riarealty.ru/news/20131031/401702677.html Дому, в котором родился Борис Пастернак, вернули исторический облик]
  71. [www.interfax.ru/424357 Александр Кибовский: надо, господа, дело делать!]
  72. [www.kremlin.ru/transcripts/18714 Заседание Российского организационного комитета «Победа»]
  73. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=EXP;n=610560 Указ Президента РФ от 20.01.2015 N 25 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»]
  74. [rah.ru/news/detail.php?ID=29548 Поздравление академика А.Кибовского с высокой государственной наградой ]
  75. [news.mail.ru/inregions/moscow/90/politics/21324867/?frommail=1 Капков ушел с поста главы департамента культуры Москвы]
  76. [aerospaceproject.ru/OldZeughauz Редакция журнала «Старый Цейхгауз»]
  77. [www.dissercat.com/content/istoriko-predmetnyi-metod-atributsii-proizvedenii-portretnoi-zhivopisi-rossii-xviii-1-oi-pol Историко-предметный метод атрибуции произведений портретной живописи России XVIII — 1-ой половины XIX вв. ]
  78. [www.reenactor.ru/ARH/PDF/Kibovskiy_00.pdf Портреты гвардейских казаков (атрибуция двух портретов из иностранных собраний)]
  79. [www.reenactor.ru/ARH/PDF/Kibovskiy.pdf Через сословные препоны. Стремительная гвардейская карьера солдатского сына]
  80. [www.1812db.simvolika.org/?action=list&table=Subject&query=Autor%20=%20%27%CA%E8%E1%EE%E2%F1%EA%E8%E9%20%C0%EB%E5%EA%F1%E0%ED%E4%F0%20%C2%EB%E0%E4%E8%EC%E8%F0%EE%E2%E8%F7%27&id=&sort=ORDER%20BY%20Name%20ASC&page=1&title=%CA%E8%E1%EE%E2%F1%EA%E8%E9%20%C0%EB%E5%EA%F1%E0%ED%E4%F0%20%C2%EB%E0%E4%E8%EC%E8%F0%EE%E2%E8%F7%20%95%20%D0%E0%E1%EE%F2%FB%20%E0%E2%F2%EE%F0%E0 ЭЛЕКТРОННЫЙ АРХИВ "МЕМОРИАЛ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА]
  81. [echo.msk.ru/programs/Diletanti/1817728-echo/ Детективная история портрета]
  82. [www.russiskusstvo.ru/journal/2-2005/a369/ Господин N и госпожа NN. Кто они?]
  83. [русские-витязи.рф/arthistory Литература военно-исторической, авиационной и космической тематики]
  84. [ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE Российского военно-исторического общества]
  85. [publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201501210017?index=16&rangeSize=1&filtercode=daily&back=False Указ Президента Российской Федерации от 20 января 2015 года № 25 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Кибовский, Александр Владимирович

24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.
Дело же, очевидно, было так: позиция была избрана по реке Колоче, пересекающей большую дорогу не под прямым, а под острым углом, так что левый фланг был в Шевардине, правый около селения Нового и центр в Бородине, при слиянии рек Колочи и Во йны. Позиция эта, под прикрытием реки Колочи, для армии, имеющей целью остановить неприятеля, движущегося по Смоленской дороге к Москве, очевидна для всякого, кто посмотрит на Бородинское поле, забыв о том, как произошло сражение.
Наполеон, выехав 24 го к Валуеву, не увидал (как говорится в историях) позицию русских от Утицы к Бородину (он не мог увидать эту позицию, потому что ее не было) и не увидал передового поста русской армии, а наткнулся в преследовании русского арьергарда на левый фланг позиции русских, на Шевардинский редут, и неожиданно для русских перевел войска через Колочу. И русские, не успев вступить в генеральное сражение, отступили своим левым крылом из позиции, которую они намеревались занять, и заняли новую позицию, которая была не предвидена и не укреплена. Перейдя на левую сторону Колочи, влево от дороги, Наполеон передвинул все будущее сражение справа налево (со стороны русских) и перенес его в поле между Утицей, Семеновским и Бородиным (в это поле, не имеющее в себе ничего более выгодного для позиции, чем всякое другое поле в России), и на этом поле произошло все сражение 26 го числа. В грубой форме план предполагаемого сражения и происшедшего сражения будет следующий:

Ежели бы Наполеон не выехал вечером 24 го числа на Колочу и не велел бы тотчас же вечером атаковать редут, а начал бы атаку на другой день утром, то никто бы не усомнился в том, что Шевардинский редут был левый фланг нашей позиции; и сражение произошло бы так, как мы его ожидали. В таком случае мы, вероятно, еще упорнее бы защищали Шевардинский редут, наш левый фланг; атаковали бы Наполеона в центре или справа, и 24 го произошло бы генеральное сражение на той позиции, которая была укреплена и предвидена. Но так как атака на наш левый фланг произошла вечером, вслед за отступлением нашего арьергарда, то есть непосредственно после сражения при Гридневой, и так как русские военачальники не хотели или не успели начать тогда же 24 го вечером генерального сражения, то первое и главное действие Бородинского сражения было проиграно еще 24 го числа и, очевидно, вело к проигрышу и того, которое было дано 26 го числа.
После потери Шевардинского редута к утру 25 го числа мы оказались без позиции на левом фланге и были поставлены в необходимость отогнуть наше левое крыло и поспешно укреплять его где ни попало.
Но мало того, что 26 го августа русские войска стояли только под защитой слабых, неконченных укреплений, – невыгода этого положения увеличилась еще тем, что русские военачальники, не признав вполне совершившегося факта (потери позиции на левом фланге и перенесения всего будущего поля сражения справа налево), оставались в своей растянутой позиции от села Нового до Утицы и вследствие того должны были передвигать свои войска во время сражения справа налево. Таким образом, во все время сражения русские имели против всей французской армии, направленной на наше левое крыло, вдвое слабейшие силы. (Действия Понятовского против Утицы и Уварова на правом фланге французов составляли отдельные от хода сражения действия.)
Итак, Бородинское сражение произошло совсем не так, как (стараясь скрыть ошибки наших военачальников и вследствие того умаляя славу русского войска и народа) описывают его. Бородинское сражение не произошло на избранной и укрепленной позиции с несколько только слабейшими со стороны русских силами, а Бородинское сражение, вследствие потери Шевардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов, то есть в таких условиях, в которых не только немыслимо было драться десять часов и сделать сражение нерешительным, но немыслимо было удержать в продолжение трех часов армию от совершенного разгрома и бегства.


25 го утром Пьер выезжал из Можайска. На спуске с огромной крутой и кривой горы, ведущей из города, мимо стоящего на горе направо собора, в котором шла служба и благовестили, Пьер вылез из экипажа и пошел пешком. За ним спускался на горе какой то конный полк с песельниками впереди. Навстречу ему поднимался поезд телег с раненными во вчерашнем деле. Возчики мужики, крича на лошадей и хлеща их кнутами, перебегали с одной стороны на другую. Телеги, на которых лежали и сидели по три и по четыре солдата раненых, прыгали по набросанным в виде мостовой камням на крутом подъеме. Раненые, обвязанные тряпками, бледные, с поджатыми губами и нахмуренными бровями, держась за грядки, прыгали и толкались в телегах. Все почти с наивным детским любопытством смотрели на белую шляпу и зеленый фрак Пьера.
Кучер Пьера сердито кричал на обоз раненых, чтобы они держали к одной. Кавалерийский полк с песнями, спускаясь с горы, надвинулся на дрожки Пьера и стеснил дорогу. Пьер остановился, прижавшись к краю скопанной в горе дороги. Из за откоса горы солнце не доставало в углубление дороги, тут было холодно, сыро; над головой Пьера было яркое августовское утро, и весело разносился трезвон. Одна подвода с ранеными остановилась у края дороги подле самого Пьера. Возчик в лаптях, запыхавшись, подбежал к своей телеге, подсунул камень под задние нешиненые колеса и стал оправлять шлею на своей ставшей лошаденке.
Один раненый старый солдат с подвязанной рукой, шедший за телегой, взялся за нее здоровой рукой и оглянулся на Пьера.
– Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы? – сказал он.
Пьер так задумался, что не расслышал вопроса. Он смотрел то на кавалерийский, повстречавшийся теперь с поездом раненых полк, то на ту телегу, у которой он стоял и на которой сидели двое раненых и лежал один, и ему казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса. Один из сидевших на телеге солдат был, вероятно, ранен в щеку. Вся голова его была обвязана тряпками, и одна щека раздулась с детскую голову. Рот и нос у него были на сторону. Этот солдат глядел на собор и крестился. Другой, молодой мальчик, рекрут, белокурый и белый, как бы совершенно без крови в тонком лице, с остановившейся доброй улыбкой смотрел на Пьера; третий лежал ничком, и лица его не было видно. Кавалеристы песельники проходили над самой телегой.
– Ах запропала… да ежова голова…
– Да на чужой стороне живучи… – выделывали они плясовую солдатскую песню. Как бы вторя им, но в другом роде веселья, перебивались в вышине металлические звуки трезвона. И, еще в другом роде веселья, обливали вершину противоположного откоса жаркие лучи солнца. Но под откосом, у телеги с ранеными, подле запыхавшейся лошаденки, у которой стоял Пьер, было сыро, пасмурно и грустно.
Солдат с распухшей щекой сердито глядел на песельников кавалеристов.
– Ох, щегольки! – проговорил он укоризненно.
– Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят, – сказал с грустной улыбкой солдат, стоявший за телегой и обращаясь к Пьеру. – Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одью слово – Москва. Один конец сделать хотят. – Несмотря на неясность слов солдата, Пьер понял все то, что он хотел сказать, и одобрительно кивнул головой.
Дорога расчистилась, и Пьер сошел под гору и поехал дальше.
Пьер ехал, оглядываясь по обе стороны дороги, отыскивая знакомые лица и везде встречая только незнакомые военные лица разных родов войск, одинаково с удивлением смотревшие на его белую шляпу и зеленый фрак.
Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда?.. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как?.. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.
Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась и надавила Пьера. Кто то, вероятно, очень важное лицо, судя по поспешности, с которой перед ним сторонились, подходил к иконе.
Это был Кутузов, объезжавший позицию. Он, возвращаясь к Татариновой, подошел к молебну. Пьер тотчас же узнал Кутузова по его особенной, отличавшейся от всех фигуре.
В длинном сюртуке на огромном толщиной теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице, Кутузов вошел своей ныряющей, раскачивающейся походкой в круг и остановился позади священника. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову. За Кутузовым был Бенигсен и свита. Несмотря на присутствие главнокомандующего, обратившего на себя внимание всех высших чинов, ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться.
Когда кончился молебен, Кутузов подошел к иконе, тяжело опустился на колена, кланяясь в землю, и долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости. Седая голова его подергивалась от усилий. Наконец он встал и с детски наивным вытягиванием губ приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли. Генералитет последовал его примеру; потом офицеры, и за ними, давя друг друга, топчась, пыхтя и толкаясь, с взволнованными лицами, полезли солдаты и ополченцы.


Покачиваясь от давки, охватившей его, Пьер оглядывался вокруг себя.
– Граф, Петр Кирилыч! Вы как здесь? – сказал чей то голос. Пьер оглянулся.
Борис Друбецкой, обчищая рукой коленки, которые он запачкал (вероятно, тоже прикладываясь к иконе), улыбаясь подходил к Пьеру. Борис был одет элегантно, с оттенком походной воинственности. На нем был длинный сюртук и плеть через плечо, так же, как у Кутузова.
Кутузов между тем подошел к деревне и сел в тени ближайшего дома на лавку, которую бегом принес один казак, а другой поспешно покрыл ковриком. Огромная блестящая свита окружила главнокомандующего.
Икона тронулась дальше, сопутствуемая толпой. Пьер шагах в тридцати от Кутузова остановился, разговаривая с Борисом.
Пьер объяснил свое намерение участвовать в сражении и осмотреть позицию.
– Вот как сделайте, – сказал Борис. – Je vous ferai les honneurs du camp. [Я вас буду угощать лагерем.] Лучше всего вы увидите все оттуда, где будет граф Бенигсен. Я ведь при нем состою. Я ему доложу. А если хотите объехать позицию, то поедемте с нами: мы сейчас едем на левый фланг. А потом вернемся, и милости прошу у меня ночевать, и партию составим. Вы ведь знакомы с Дмитрием Сергеичем? Он вот тут стоит, – он указал третий дом в Горках.
– Но мне бы хотелось видеть правый фланг; говорят, он очень силен, – сказал Пьер. – Я бы хотел проехать от Москвы реки и всю позицию.
– Ну, это после можете, а главный – левый фланг…
– Да, да. А где полк князя Болконского, не можете вы указать мне? – спросил Пьер.
– Андрея Николаевича? мы мимо проедем, я вас проведу к нему.
– Что ж левый фланг? – спросил Пьер.
– По правде вам сказать, entre nous, [между нами,] левый фланг наш бог знает в каком положении, – сказал Борис, доверчиво понижая голос, – граф Бенигсен совсем не то предполагал. Он предполагал укрепить вон тот курган, совсем не так… но, – Борис пожал плечами. – Светлейший не захотел, или ему наговорили. Ведь… – И Борис не договорил, потому что в это время к Пьеру подошел Кайсаров, адъютант Кутузова. – А! Паисий Сергеич, – сказал Борис, с свободной улыбкой обращаясь к Кайсарову, – А я вот стараюсь объяснить графу позицию. Удивительно, как мог светлейший так верно угадать замыслы французов!
– Вы про левый фланг? – сказал Кайсаров.
– Да, да, именно. Левый фланг наш теперь очень, очень силен.
Несмотря на то, что Кутузов выгонял всех лишних из штаба, Борис после перемен, произведенных Кутузовым, сумел удержаться при главной квартире. Борис пристроился к графу Бенигсену. Граф Бенигсен, как и все люди, при которых находился Борис, считал молодого князя Друбецкого неоцененным человеком.
В начальствовании армией были две резкие, определенные партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при этой последней партии, и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном. Теперь наступила решительная минута сражения, которая должна была или уничтожить Кутузова и передать власть Бенигсену, или, ежели бы даже Кутузов выиграл сражение, дать почувствовать, что все сделано Бенигсеном. Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день.
За Кайсаровым к Пьеру еще подошли другие из его знакомых, и он не успевал отвечать на расспросы о Москве, которыми они засыпали его, и не успевал выслушивать рассказов, которые ему делали. На всех лицах выражались оживление и тревога. Но Пьеру казалось, что причина возбуждения, выражавшегося на некоторых из этих лиц, лежала больше в вопросах личного успеха, и у него не выходило из головы то другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах и которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и группу, собравшуюся около него.
– Позовите его ко мне, – сказал Кутузов. Адъютант передал желание светлейшего, и Пьер направился к скамейке. Но еще прежде него к Кутузову подошел рядовой ополченец. Это был Долохов.
– Этот как тут? – спросил Пьер.
– Это такая бестия, везде пролезет! – отвечали Пьеру. – Ведь он разжалован. Теперь ему выскочить надо. Какие то проекты подавал и в цепь неприятельскую ночью лазил… но молодец!..
Пьер, сняв шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым.
– Я решил, что, ежели я доложу вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вам известно то, что я докладываю, и тогда меня не убудет… – говорил Долохов.
– Так, так.
– А ежели я прав, то я принесу пользу отечеству, для которого я готов умереть.
– Так… так…
– И ежели вашей светлости понадобится человек, который бы не жалел своей шкуры, то извольте вспомнить обо мне… Может быть, я пригожусь вашей светлости.
– Так… так… – повторил Кутузов, смеющимся, суживающимся глазом глядя на Пьера.
В это время Борис, с своей придворной ловкостью, выдвинулся рядом с Пьером в близость начальства и с самым естественным видом и не громко, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру:
– Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!
Борис сказал это Пьеру, очевидно, для того, чтобы быть услышанным светлейшим. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и действительно светлейший обратился к нему:
– Ты что говоришь про ополченье? – сказал он Борису.
– Они, ваша светлость, готовясь к завтрашнему дню, к смерти, надели белые рубахи.
– А!.. Чудесный, бесподобный народ! – сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. – Бесподобный народ! – повторил он со вздохом.
– Хотите пороху понюхать? – сказал он Пьеру. – Да, приятный запах. Имею честь быть обожателем супруги вашей, здорова она? Мой привал к вашим услугам. – И, как это часто бывает с старыми людьми, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как будто забыв все, что ему нужно было сказать или сделать.
Очевидно, вспомнив то, что он искал, он подманил к себе Андрея Сергеича Кайсарова, брата своего адъютанта.
– Как, как, как стихи то Марина, как стихи, как? Что на Геракова написал: «Будешь в корпусе учитель… Скажи, скажи, – заговорил Кутузов, очевидно, собираясь посмеяться. Кайсаров прочел… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в такт стихов.
Когда Пьер отошел от Кутузова, Долохов, подвинувшись к нему, взял его за руку.
– Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствием посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня.
Пьер, улыбаясь, глядел на Долохова, не зная, что сказать ему. Долохов со слезами, выступившими ему на глаза, обнял и поцеловал Пьера.
Борис что то сказал своему генералу, и граф Бенигсен обратился к Пьеру и предложил ехать с собою вместе по линии.
– Вам это будет интересно, – сказал он.
– Да, очень интересно, – сказал Пьер.
Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.
Распоряжение это на левом фланге еще более заставило Пьера усумниться в его способности понять военное дело. Слушая Бенигсена и генералов, осуждавших положение войск под горою, Пьер вполне понимал их и разделял их мнение; но именно вследствие этого он не мог понять, каким образом мог тот, кто поставил их тут под горою, сделать такую очевидную и грубую ошибку.
Пьер не знал того, что войска эти были поставлены не для защиты позиции, как думал Бенигсен, а были поставлены в скрытое место для засады, то есть для того, чтобы быть незамеченными и вдруг ударить на подвигавшегося неприятеля. Бенигсен не знал этого и передвинул войска вперед по особенным соображениям, не сказав об этом главнокомандующему.


Князь Андрей в этот ясный августовский вечер 25 го числа лежал, облокотившись на руку, в разломанном сарае деревни Князькова, на краю расположения своего полка. В отверстие сломанной стены он смотрел на шедшую вдоль по забору полосу тридцатилетних берез с обрубленными нижними сучьями, на пашню с разбитыми на ней копнами овса и на кустарник, по которому виднелись дымы костров – солдатских кухонь.
Как ни тесна и никому не нужна и ни тяжка теперь казалась князю Андрею его жизнь, он так же, как и семь лет тому назад в Аустерлице накануне сражения, чувствовал себя взволнованным и раздраженным.
Приказания на завтрашнее сражение были отданы и получены им. Делать ему было больше нечего. Но мысли самые простые, ясные и потому страшные мысли не оставляли его в покое. Он знал, что завтрашнее сражение должно было быть самое страшное изо всех тех, в которых он участвовал, и возможность смерти в первый раз в его жизни, без всякого отношения к житейскому, без соображений о том, как она подействует на других, а только по отношению к нему самому, к его душе, с живостью, почти с достоверностью, просто и ужасно, представилась ему. И с высоты этого представления все, что прежде мучило и занимало его, вдруг осветилось холодным белым светом, без теней, без перспективы, без различия очертаний. Вся жизнь представилась ему волшебным фонарем, в который он долго смотрел сквозь стекло и при искусственном освещении. Теперь он увидал вдруг, без стекла, при ярком дневном свете, эти дурно намалеванные картины. «Да, да, вот они те волновавшие и восхищавшие и мучившие меня ложные образы, – говорил он себе, перебирая в своем воображении главные картины своего волшебного фонаря жизни, глядя теперь на них при этом холодном белом свете дня – ясной мысли о смерти. – Вот они, эти грубо намалеванные фигуры, которые представлялись чем то прекрасным и таинственным. Слава, общественное благо, любовь к женщине, самое отечество – как велики казались мне эти картины, какого глубокого смысла казались они исполненными! И все это так просто, бледно и грубо при холодном белом свете того утра, которое, я чувствую, поднимается для меня». Три главные горя его жизни в особенности останавливали его внимание. Его любовь к женщине, смерть его отца и французское нашествие, захватившее половину России. «Любовь!.. Эта девочка, мне казавшаяся преисполненною таинственных сил. Как же я любил ее! я делал поэтические планы о любви, о счастии с нею. О милый мальчик! – с злостью вслух проговорил он. – Как же! я верил в какую то идеальную любовь, которая должна была мне сохранить ее верность за целый год моего отсутствия! Как нежный голубок басни, она должна была зачахнуть в разлуке со мной. А все это гораздо проще… Все это ужасно просто, гадко!