Кильватерная колонна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Кильватерная колонна (строй кильватера) — строй кораблей, при котором они следуют на установленном между ними расстоянии (дистанции) в кильватерной струе, один за другим, иначе говоря, в кильватер друг другу.

В эпоху парусного флота была основным боевым порядком соединения кораблей (дивизиона, эскадры, флота) и называлась линией баталии (анфиладой кораблей), а тактика действий подобного морского боя — линейной тактикой.

Кильватерная колонна является самым простым для выдерживания строем, так как после уравнивания скоростей рулевому каждого последующего корабля (мателота) достаточно править в корму впереди идущему (ведущему) кораблю. Часто применяется при плавании в узкостях, по фарватерам, при форсировании минных полей. Но благодаря простоте предпочтительна для совместного плавания в любых условиях, где возможно.

В кильватерную колонну (или несколько параллельных колонн) обычно строятся транспорты, идущие в составе конвоев. Во время мировых войн кильватерная колонна считалась основным строем линейных кораблей, однако на практике применялась лишь в нескольких сражениях. Зачастую крейсера так же вели бой в кильватерной колонне, хотя изначально строились не для этого. То же можно сказать и о линейных крейсерах.


Напишите отзыв о статье "Кильватерная колонна"

Отрывок, характеризующий Кильватерная колонна

– Но два дня тому назад, – начала Наташа, – вдруг это сделалось… – Она удержала рыданья. – Я не знаю отчего, но вы увидите, какой он стал.
– Ослабел? похудел?.. – спрашивала княжна.
– Нет, не то, но хуже. Вы увидите. Ах, Мари, Мари, он слишком хорош, он не может, не может жить… потому что…


Когда Наташа привычным движением отворила его дверь, пропуская вперед себя княжну, княжна Марья чувствовала уже в горле своем готовые рыданья. Сколько она ни готовилась, ни старалась успокоиться, она знала, что не в силах будет без слез увидать его.
Княжна Марья понимала то, что разумела Наташа словами: сним случилось это два дня тому назад. Она понимала, что это означало то, что он вдруг смягчился, и что смягчение, умиление эти были признаками смерти. Она, подходя к двери, уже видела в воображении своем то лицо Андрюши, которое она знала с детства, нежное, кроткое, умиленное, которое так редко бывало у него и потому так сильно всегда на нее действовало. Она знала, что он скажет ей тихие, нежные слова, как те, которые сказал ей отец перед смертью, и что она не вынесет этого и разрыдается над ним. Но, рано ли, поздно ли, это должно было быть, и она вошла в комнату. Рыдания все ближе и ближе подступали ей к горлу, в то время как она своими близорукими глазами яснее и яснее различала его форму и отыскивала его черты, и вот она увидала его лицо и встретилась с ним взглядом.
Он лежал на диване, обложенный подушками, в меховом беличьем халате. Он был худ и бледен. Одна худая, прозрачно белая рука его держала платок, другою он, тихими движениями пальцев, трогал тонкие отросшие усы. Глаза его смотрели на входивших.