Кира

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Кира (женское имя)»)
Перейти к: навигация, поиск
Кира
греческое
Род: жен.
Этимологическое значение: Госпожа

Мужское парное имя: Кир

Производ. формы: Кирка; Кируся; Кируша[1]
Иноязычные аналоги:

англ. Kira
исп. Kira
нем. Kira
польск. Kira

Связанные статьи: начинающиеся с «Кира»

[ru.wikipedia.org/wiki/Special:Search?search=%D0%9A%D0%B8%D1%80%D0%B0&fulltext=Search все статьи с «Кира»]

    В Викисловаре есть статья
     «Кира»

Ки́ра — женское греческо-русское личное имя, парное к мужскому Кир.





Происхождение имени

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Имя Кира может иметь различное происхождение. Оно может быть женским вариантом мужского имени Кир, происходящего от др.-греч. κύριος, «господин», или персидского царского имени Кир (перс. کوروش بزرگ ‎, др.-перс. Куруш), означающего «Как солнце». Также может происходить от индийского гендерно-нейтрального имени Киран (хинди किरण, от санскр. किरणः kiraṇaḥ IAST «луч света»).

Именины

Известные носители

Вымышленные персонажи

Напишите отзыв о статье "Кира"

Примечания

  1. [dic.academic.ru/dic.nsf/personal_names/1216/%D0%9A%D0%B8%D1%80%D0%B0 Кира].
  2. [www.calend.ru/names/0/0/241/ Имя Кира]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Кира

Опять, но очень близко этот раз, засвистело что то, как сверху вниз летящая птичка, блеснул огонь посередине улицы, выстрелило что то и застлало дымом улицу.
– Злодей, что ж ты это делаешь? – прокричал хозяин, подбегая к кухарке.
В то же мгновение с разных сторон жалобно завыли женщины, испуганно заплакал ребенок и молча столпился народ с бледными лицами около кухарки. Из этой толпы слышнее всех слышались стоны и приговоры кухарки:
– Ой о ох, голубчики мои! Голубчики мои белые! Не дайте умереть! Голубчики мои белые!..
Через пять минут никого не оставалось на улице. Кухарку с бедром, разбитым гранатным осколком, снесли в кухню. Алпатыч, его кучер, Ферапонтова жена с детьми, дворник сидели в подвале, прислушиваясь. Гул орудий, свист снарядов и жалостный стон кухарки, преобладавший над всеми звуками, не умолкали ни на мгновение. Хозяйка то укачивала и уговаривала ребенка, то жалостным шепотом спрашивала у всех входивших в подвал, где был ее хозяин, оставшийся на улице. Вошедший в подвал лавочник сказал ей, что хозяин пошел с народом в собор, где поднимали смоленскую чудотворную икону.
К сумеркам канонада стала стихать. Алпатыч вышел из подвала и остановился в дверях. Прежде ясное вечера нее небо все было застлано дымом. И сквозь этот дым странно светил молодой, высоко стоящий серп месяца. После замолкшего прежнего страшного гула орудий над городом казалась тишина, прерываемая только как бы распространенным по всему городу шелестом шагов, стонов, дальних криков и треска пожаров. Стоны кухарки теперь затихли. С двух сторон поднимались и расходились черные клубы дыма от пожаров. На улице не рядами, а как муравьи из разоренной кочки, в разных мундирах и в разных направлениях, проходили и пробегали солдаты. В глазах Алпатыча несколько из них забежали на двор Ферапонтова. Алпатыч вышел к воротам. Какой то полк, теснясь и спеша, запрудил улицу, идя назад.
– Сдают город, уезжайте, уезжайте, – сказал ему заметивший его фигуру офицер и тут же обратился с криком к солдатам:
– Я вам дам по дворам бегать! – крикнул он.
Алпатыч вернулся в избу и, кликнув кучера, велел ему выезжать. Вслед за Алпатычем и за кучером вышли и все домочадцы Ферапонтова. Увидав дым и даже огни пожаров, видневшиеся теперь в начинавшихся сумерках, бабы, до тех пор молчавшие, вдруг заголосили, глядя на пожары. Как бы вторя им, послышались такие же плачи на других концах улицы. Алпатыч с кучером трясущимися руками расправлял запутавшиеся вожжи и постромки лошадей под навесом.