Китэйн, Тони

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Тони Китэйн
Tawny Kitaen
Имя при рождении:

Джули Китэйн

Род деятельности:

актриса

Дата рождения:

6 августа 1961(1961-08-06) (57 лет)

Место рождения:

Сан-Диего, Калифорния, США

Супруг:

Дэвид Ковердэйл (1989—1991)
Чак Финли (1997—2002)

Джули «Тони» Китэйн (англ. Julie Tawny Kitaen, род. 6 августа 1961) — американская актриса, модель[1]. Стала известна в 1980-х годах после появления в нескольких клипах группы «Whitesnake», на песни-хиты из альбома "1987" — «Here I Go Again», «Is This Love», "Still of the Night", а также «The Deeper the Love».





Краткая биография

Родилась 6 августа 1961-го года в городе Сан-Диего штат Калифорния.
Её карьера началась в 1983-м году со второстепенной роли в телефильме «Малибу». В 1984-м году она сыграла главную роль в фильме «Гвендолин». Также Тони сыграла одну из центральных ролей в фильме «Мальчишник», исполнив роль невесты главного героя, роль которого исполнил молодой Том Хэнкс. В 1986-м году снялась в остросюжетном фильме ужасов «Колдовская доска». Активно снималась на ТВ: В конце 1980-х работа в популярном телесериале «Санта Барбара», затем постоянные роли в таких телесериалах, как «Удивительные странствия Геракла» и «Самые забавные люди Америки» в период с 1992-го по 1994-й год.
В 2006-м году Тони Китэйн была арестована за хранение наркотиков, после чего прошла курс реабилитации.
В 2009-м году в Ньюпорт-Бич штат Калифорния была задержана за вождение автомобиля в нетрезвом виде.

Личная жизнь

Тони Китэйн была дважды замужем:

Напишите отзыв о статье "Китэйн, Тони"

Примечания

  1. [www.thesmokinggun.com/archive/kitaen2.html Tawny Kitaen: Major League Hitter | The Smoking Gun]

Ссылки

  • Китэйн, Тони (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • [www.nndb.com/people/839/000025764/ Tawny Kitaen] at the NNDB
  • [www.kinopoisk.ru/name/156618/ Тони Китэйн на сайте «Кинопоиск.ру»]

Отрывок, характеризующий Китэйн, Тони

Под влиянием выпитого вина и после дней, проведенных в уединении с своими мрачными мыслями, Пьер испытывал невольное удовольствие в разговоре с этим веселым и добродушным человеком.
– Pour en revenir a vos dames, on les dit bien belles. Quelle fichue idee d'aller s'enterrer dans les steppes, quand l'armee francaise est a Moscou. Quelle chance elles ont manque celles la. Vos moujiks c'est autre chose, mais voua autres gens civilises vous devriez nous connaitre mieux que ca. Nous avons pris Vienne, Berlin, Madrid, Naples, Rome, Varsovie, toutes les capitales du monde… On nous craint, mais on nous aime. Nous sommes bons a connaitre. Et puis l'Empereur! [Но воротимся к вашим дамам: говорят, что они очень красивы. Что за дурацкая мысль поехать зарыться в степи, когда французская армия в Москве! Они пропустили чудесный случай. Ваши мужики, я понимаю, но вы – люди образованные – должны бы были знать нас лучше этого. Мы брали Вену, Берлин, Мадрид, Неаполь, Рим, Варшаву, все столицы мира. Нас боятся, но нас любят. Не вредно знать нас поближе. И потом император…] – начал он, но Пьер перебил его.
– L'Empereur, – повторил Пьер, и лицо его вдруг привяло грустное и сконфуженное выражение. – Est ce que l'Empereur?.. [Император… Что император?..]
– L'Empereur? C'est la generosite, la clemence, la justice, l'ordre, le genie, voila l'Empereur! C'est moi, Ram ball, qui vous le dit. Tel que vous me voyez, j'etais son ennemi il y a encore huit ans. Mon pere a ete comte emigre… Mais il m'a vaincu, cet homme. Il m'a empoigne. Je n'ai pas pu resister au spectacle de grandeur et de gloire dont il couvrait la France. Quand j'ai compris ce qu'il voulait, quand j'ai vu qu'il nous faisait une litiere de lauriers, voyez vous, je me suis dit: voila un souverain, et je me suis donne a lui. Eh voila! Oh, oui, mon cher, c'est le plus grand homme des siecles passes et a venir. [Император? Это великодушие, милосердие, справедливость, порядок, гений – вот что такое император! Это я, Рамбаль, говорю вам. Таким, каким вы меня видите, я был его врагом тому назад восемь лет. Мой отец был граф и эмигрант. Но он победил меня, этот человек. Он завладел мною. Я не мог устоять перед зрелищем величия и славы, которым он покрывал Францию. Когда я понял, чего он хотел, когда я увидал, что он готовит для нас ложе лавров, я сказал себе: вот государь, и я отдался ему. И вот! О да, мой милый, это самый великий человек прошедших и будущих веков.]
– Est il a Moscou? [Что, он в Москве?] – замявшись и с преступным лицом сказал Пьер.