Клан Анструтер

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Клан Анструтер
Anstruther
Девиз

Без упорства я бы погиб (лат. Periissem ni periissem, англ. I would have perished had I not persisted)

Земли

Анструтер (Файф)

Анструтер (англ. Anstruther) — один из кланов равнинной части Шотландии.



История клана

В начале XII века король Александр I даровал земли в окрестностях Анструтера (область Файф) норманну Вильгельму де Кандела, потомку итальянской дворянской фамилии. Эта семья оказывала помощь Вильгельму Завоевателю — в частности известно, что Вильгельм, граф Кандела из Апулии, отправил ко двору норманнского герцога своего сына или внука, который вероятно и был тем самым Вильгельмом, получившим земельные наделы от шотландского короля.

Сын Вильгельма де Кандела, которого также звали Вильгельмом, был покровителем цистерцианского аббатства Балмерино. Его сын Генри продолжил дело отца, кроме того известно, что именно он сменил фамилию предков на Анструтер. В грамоте, которая свитедельствовала о передаче средств аббатству Балмерино, есть подтверждающая этот факт запись — Henricus de Aynstrother dominus ejusdem. Его сын, Генри, принимал участие в крестовых походах, которые предпринимал король Франции Людовик Святой. В 1292 и 1296 годах Генри Анструтер был вынужден дважды присягать на верность королю Англии Эдуарду Длинноногому.

В 1483 году Эндрю Анструтер из Анструтера получил баронский титул, а 9 сентября 1513 года сражался бок о бок с другими шотландскими дворянами в битве при Флоддене. Затем он женился на Кристине Сэндилэндс, которая была потомком сэра Джеймса Сэндилэндса из Калдера и принцессы Жанны, дочери короля Роберта II. Младший сын Кристины и Эндрю принимал участие в битве при Павии в 1525 году.

Напишите отзыв о статье "Клан Анструтер"

Ссылки

  • [clananstruther.com/ ClanAnstruther.com]  (англ.)
  • [www.electricscotland.com/webclans/atoc/anstruther.html Клан Анструтер (Electric Scotland)]  (англ.)
  • [www.scotclans.com/scottish_clans/clan_anstruther/history.html Клан Анструтер (ScotClans.com)]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Клан Анструтер

– Parole d'honneur, sans parler de ce que je vous dois, j'ai de l'amitie pour vous. Puis je faire quelque chose pour vous? Disposez de moi. C'est a la vie et a la mort. C'est la main sur le c?ur que je vous le dis, [Честное слово, не говоря уже про то, чем я вам обязан, я чувствую к вам дружбу. Не могу ли я сделать для вас что нибудь? Располагайте мною. Это на жизнь и на смерть. Я говорю вам это, кладя руку на сердце,] – сказал он, ударяя себя в грудь.
– Merci, – сказал Пьер. Капитан посмотрел пристально на Пьера так же, как он смотрел, когда узнал, как убежище называлось по немецки, и лицо его вдруг просияло.
– Ah! dans ce cas je bois a notre amitie! [А, в таком случае пью за вашу дружбу!] – весело крикнул он, наливая два стакана вина. Пьер взял налитой стакан и выпил его. Рамбаль выпил свой, пожал еще раз руку Пьера и в задумчиво меланхолической позе облокотился на стол.
– Oui, mon cher ami, voila les caprices de la fortune, – начал он. – Qui m'aurait dit que je serai soldat et capitaine de dragons au service de Bonaparte, comme nous l'appellions jadis. Et cependant me voila a Moscou avec lui. Il faut vous dire, mon cher, – продолжал он грустным я мерным голосом человека, который сбирается рассказывать длинную историю, – que notre nom est l'un des plus anciens de la France. [Да, мой друг, вот колесо фортуны. Кто сказал бы мне, что я буду солдатом и капитаном драгунов на службе у Бонапарта, как мы его, бывало, называли. Однако же вот я в Москве с ним. Надо вам сказать, мой милый… что имя наше одно из самых древних во Франции.]
И с легкой и наивной откровенностью француза капитан рассказал Пьеру историю своих предков, свое детство, отрочество и возмужалость, все свои родственныеимущественные, семейные отношения. «Ma pauvre mere [„Моя бедная мать“.] играла, разумеется, важную роль в этом рассказе.
– Mais tout ca ce n'est que la mise en scene de la vie, le fond c'est l'amour? L'amour! N'est ce pas, monsieur; Pierre? – сказал он, оживляясь. – Encore un verre. [Но все это есть только вступление в жизнь, сущность же ее – это любовь. Любовь! Не правда ли, мосье Пьер? Еще стаканчик.]
Пьер опять выпил и налил себе третий.
– Oh! les femmes, les femmes! [О! женщины, женщины!] – и капитан, замаслившимися глазами глядя на Пьера, начал говорить о любви и о своих любовных похождениях. Их было очень много, чему легко было поверить, глядя на самодовольное, красивое лицо офицера и на восторженное оживление, с которым он говорил о женщинах. Несмотря на то, что все любовные истории Рамбаля имели тот характер пакостности, в котором французы видят исключительную прелесть и поэзию любви, капитан рассказывал свои истории с таким искренним убеждением, что он один испытал и познал все прелести любви, и так заманчиво описывал женщин, что Пьер с любопытством слушал его.