Князь

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Князь — глава феодального монархического государства или отдельного политического образования (удельный князь) в IX-XVI веках у славян и некоторых др. народов; представитель феодальной аристократии; позднее — высший дворянский титул, в зависимости от важности приравниваемый к принцу или к герцогу в Западной и Южной Европе, в Центральной Европе (бывшей Священной Римской империи) этот титул именуется фюрст, а в Северной — конунг. Термин «князь» используется для передачи западноевропейских титулов, восходящих к princeps и Fürst, также иногда dux (обычно герцог).

Великий князь/княгиня — в России дворянский титул членов царской семьи.

Княгиня — жена князя, а также собственно титул женского лица дворянского сословия, княжич — сын князя (только у славян), княжна — дочь князя.





У славян

Первоначально князь был племенным вождём, возглавлявшим органы военной демократии. Древнейшее качество князя как старейшины рода отложилось в русской свадебной лексике, где новобрачные (условные основатели рода) именуются «князем» и «княгиней»[1]. Затем князь постепенно превратился в главу раннефеодального государства.

Функции князя:

  • Военная — организация нападения и защиты племени. В древнерусском обществе высоко ценилась военная храбрость князя.
  • Судебная — князь лично председательствовал на гласном суде, а также взимал судебные штрафы (виры)
  • Религиозная — в языческое время князья являлись инициаторами и организаторами жертвоприношений[2], что связано с развитием у слова «князь» значения «священник» в чешском и польском (ср. ксёндз).

Княжеская власть, сначала чаще всего выборная, постепенно становится наследственной (Рюриковичи на Руси, Гедиминовичи и Ягеллоны в Великом княжестве Литовском, Пясты в Польше, Пржемысловичи (?) в Чехии и т. д.).

Князья, являвшиеся главами крупных феодальных государственных образований на Руси и в Литве, назывались великими князьями (в некоторых странах, например, в Хорватии925), Польше1025), Чехии (c 1198), Сербии1217), Галицко-Волынском княжестве1254), князья — главы феодальных монархий — приняли титул королей).

С образованием централизованного государства удельные князья постепенно переходили в состав великокняжеского (с 1547 — царского) двора в Московском княжестве (царстве) и королевского двора в Польско-Литовском государстве.

В России до XVIII века звание князя было только родовым. С начала XVIII века титул князя стал также жаловаться царём высшим сановникам за особые заслуги (первый пожалованный князь — А. Д. Меншиков).

При этом существовали следующие разновидности титула:

  • великий князь — сын, брат, внук, а в 1797—1886 также правнук и праправнук императора в мужском поколении. Титулование «Ваше Императорское высочество»[3].
  • князь императорской крови — правнук и праправнук императора (до 1797 и после 1886), обладал правом на титул «Ваше высочество»[4]
  • светлейший князь — титул жаловался по воле императора, его также носили младшие сыновья правнуков императора и их потомки по мужской линии. Титулование «Ваша светлость»[5];
  • сиятельный князь — «природный» князь, имевший право на титул как потомок удельных или великих князей. Титулование «Ваше сиятельство», в гербе — княжеская шапка с горностаевым околышем над бархатной с горностаями сенью[6].

Княжеский титул (вместе с другими дворянскими) отменён декретом ВЦИК «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» от 10 ноября 1917.

В Сербии с 1817 по 1882, на Самосе с 1832 по 1912, в Черногории с 1852 по 1910, в Болгарии с 1878 по 1908, в Албании с 1914 по 1925 и в Пинде с 1941 по 1944 — титул главы государства. После преобразования Болгарского княжества Фердинандом I в царство титул князя носили потомки правящего царя Болгарии. В настоящее время титулом князя пользуются дети последнего царя Болгарии Симеона II — Кардам, князь Тырновский (ум. 2015), Кирилл, князь Преславский, Кубрат, князь Панагюрский, Константин-Асен, князь Видинский и княжна Калина Болгарская, а также его внуки.

Также в ряде случаев в русском языке титулом «князь» заменяют некоторые специфические титулы, которые примерно равны с княжеским (жупан (правители балканских славян), господарь (правители Молдавии и Валахии), доминатор (правители Объединённого княжества Валахии и Молдавии), тавади (феодальные князья в Грузии), мтавар (правители Абхазского, Гурийского, Мегрельского и Сванского княжеств/самтавро) и т. д.).

Западноевропейские титулы

Термин «князь» используется для передачи романских титулов, восходящих к лат. princeps (ср. принцепс) — prince, principe и т. д. Для членов королевских домов, имеющих право на престол, princeps обычно переводится как принц, принц крови.

В средневековой Германии князь (нем. Fürst) — представитель высшей имперской аристократии, обладавший особыми привилегиями, титул этот носили также представители высшего духовенства («князья Церкви», имевшие и политические права в Империи). Наряду с титулом Fürst существовал и титул Prinz.

В современной Европе имеются независимые княжества Андорра, Монако и Лихтенштейн. Титул князя-епископа имеет и папа римский. Также титул князя имеет магистр Мальтийского ордена.

Ср. также:

Этимология слова

Слово «князь» (праславянское *kъnędzь) — древнее общеславянское заимствование и восходит к древнегерманскому корню *kun-ing- (-ꙃь по третьей (прогрессивной) палатализации[7], -g- сохранялось в образованиях вроде кнѧгꙑн҄и), этого же происхождения германские слова König, king 'король', скандинавское «конунг» — термин для обозначения старейшины рода[8][9][10].

Противоположная точка зрения, предложенная Ш. Ондрушем в 1977 г., об обратном направлении заимствования (из предполагаемого слав. *kun-ingo- 'торчащий, выдающийся', от kъnъ, как в польск. устар. kien 'пень, колода', словинс. kno 'рукоять весла'[10] в германские языки) в науке признания не получила.

В некоторых славянских языках у этого корня есть дополнительные значения, разграничившиеся формально: в болгарском языке «кнез» — старейшина ('князь' — княз), в чешском, словацком и польском knez, ksiąz — 'священник', ср. ксёндз (для значения 'князь' в этих языках используется слово с первоначальным значением 'сын князя', 'княжич'), в верхне- и нижнелужицком языках knjez — вежливое обращение к мужчине, knjeni — к замужной женщине, а knježna — к незамужней.

  • Белорусский: князь, княгіня, князёўна.
  • Русский: князь, княгиня, княжна.
  • Украинский: князь, княгиня, князівна.
  • Чешский: kněz, kněžka 'священник, попадья'; kníže, kněžna 'князь, княгиня'
  • Польский: ksiądz 'священник (ксёндз)'; książę 'князь'.
  • Словацкий: kňaz, kňažka 'священник, попадья'; knieža, kňažná 'князь, княгиня'
  • Сербо-лужицкие языки: knjez.
  • Сербский: кнез, кнегиња, књаз, књегиња
  • Словенский: knez, kneginja.
  • Болгарский: княз.
  • Хорватский: knez.

Заимствования в неславянские языки:

  • Румынский: cneaz (из славянского языка)
  • Венгерский: kenéz (из славянского языка)
  • Чувашский: князь (из славянского языка)
  • Осетинский: князь (из славянского языка)
  • Татарский: kenäz (из славянского языка)
  • Саамский: gonagas или konagas (видимо, заимствовано из скандинавских языков)
  • Литовский: kunigas 'священник' (возможно, непосредственно из германских, тогда значение под польским влиянием); kunigaikštis 'князь', kunigaikštienė 'княгиня', kunigaikštytė 'княжна'
  • Латышский: kungs 'господин' (то же)

Списки князей по странам

См. также

В Викисловаре есть статья «князь»

Напишите отзыв о статье "Князь"

Примечания

  1. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка в 4-х т. М., 1956. Т. 2, с. 126; Рабинович М. Г. Очерки этнографии феодального города. М., 1978, с. 228.
  2. Фроянов И. Я. Киевская Русь. Л., 1980. С. 17
  3. [www.speakrus.ru/starina/03.htm#ВЕЛИКИЙ%20КНЯЗЬ Великий князь // Слова давно минувших дней. Энциклопедия русской старины (speakrus.ru)  (Проверено 28 марта 2012)]
  4. [www.speakrus.ru/starina/10.htm#КНЯЗЬ%20ИМПЕРАТОРСКОЙ%20КРОВИ Князь императорской крови // Слова давно минувших дней. Энциклопедия русской старины (speakrus.ru)  (Проверено 28 марта 2012)]
  5. [www.speakrus.ru/starina/17.htm#СВЕТЛЕЙШИЙ%20КНЯЗЬ Светлейший князь // Слова давно минувших дней. Энциклопедия русской старины (speakrus.ru)  (Проверено 28 марта 2012)]
  6. [www.speakrus.ru/starina/17.htm#СИЯТЕЛЬНЫЙ%20КНЯЗЬ Сиятельный князь // Слова давно минувших дней. Энциклопедия русской старины (speakrus.ru)  (Проверено 28 марта 2012)]
  7. В старославянском отмечена также форма кънѧгъ, без палатализации; в древнерусском всех регионов известно только к(ъ)нѧзь, несмотря на то, что в древненовгородском диалекте прогрессивная палатализация в таких сочетаниях не прошла, ср. северные заимствования с -ing варѧгъ, колбѧгъ, стѧгъ, фрѧгъ. По-видимому, это связано с тем, что более древнее славянское заимствование, означавшее правителя, употреблялось по всей Руси в наддиалектной (киевской) форме (А. А. Зализняк. Древненовгородский диалект, 2-е изд. М., 2004, с. 46-47)
  8. Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка. М., 1959. Т. 1, с. 324
  9. [starling.rinet.ru/cgi-bin/response.cgi?root=%2Fusr%2Flocal%2Fshare%2Fstarling%2Fmorpho&basename=morpho\vasmer\vasmer&first=1&text_word=Князь&method_word=beginning&ww_word=on&ic_word=on&sort=word&encoding=utf-rus Князь] // [etymolog.ruslang.ru/index.php?act=contents&book=vasmer Этимологический словарь русского языка] = Russisches etymologisches Wörterbuch : в 4 т. / авт.-сост. М. Фасмер ; пер. с нем. и доп. чл.‑кор. АН СССР О. Н. Трубачёва, под ред. и с предисл. проф. Б. А. Ларина [т. I]. — Изд. 2-е, стер. — М. : Прогресс, 1986—1987.</span>
  10. 1 2 Этимологический словарь славянских языков, под редакцией О. Н. Трубачёва. Праславянский лексический фонд. Вып. 13, М., 1987, с. 200
  11. </ol>

Литература

Ссылки

  • Час истины. [rutube.ru/tracks/5156950.html Программа «Древняя Русь. Князь и его дружина». Рассказывают сотрудники ИРИ РАН П. С. Стефанович и П. В. Лукин]

Отрывок, характеризующий Князь

– В этот день уж я всегда езжу прикладываться к мощам князя Николая Андреича.
– Ах да, да, – отвечал главнокомандующий. – Что он?..
Небольшое общество, собравшееся в старомодной, высокой, с старой мебелью, гостиной перед обедом, было похоже на собравшийся, торжественный совет судилища. Все молчали и ежели говорили, то говорили тихо. Князь Николай Андреич вышел серьезен и молчалив. Княжна Марья еще более казалась тихою и робкою, чем обыкновенно. Гости неохотно обращались к ней, потому что видели, что ей было не до их разговоров. Граф Ростопчин один держал нить разговора, рассказывая о последних то городских, то политических новостях.
Лопухин и старый генерал изредка принимали участие в разговоре. Князь Николай Андреич слушал, как верховный судья слушает доклад, который делают ему, только изредка молчанием или коротким словцом заявляя, что он принимает к сведению то, что ему докладывают. Тон разговора был такой, что понятно было, никто не одобрял того, что делалось в политическом мире. Рассказывали о событиях, очевидно подтверждающих то, что всё шло хуже и хуже; но во всяком рассказе и суждении было поразительно то, как рассказчик останавливался или бывал останавливаем всякий раз на той границе, где суждение могло относиться к лицу государя императора.
За обедом разговор зашел о последней политической новости, о захвате Наполеоном владений герцога Ольденбургского и о русской враждебной Наполеону ноте, посланной ко всем европейским дворам.
– Бонапарт поступает с Европой как пират на завоеванном корабле, – сказал граф Ростопчин, повторяя уже несколько раз говоренную им фразу. – Удивляешься только долготерпению или ослеплению государей. Теперь дело доходит до папы, и Бонапарт уже не стесняясь хочет низвергнуть главу католической религии, и все молчат! Один наш государь протестовал против захвата владений герцога Ольденбургского. И то… – Граф Ростопчин замолчал, чувствуя, что он стоял на том рубеже, где уже нельзя осуждать.
– Предложили другие владения заместо Ольденбургского герцогства, – сказал князь Николай Андреич. – Точно я мужиков из Лысых Гор переселял в Богучарово и в рязанские, так и он герцогов.
– Le duc d'Oldenbourg supporte son malheur avec une force de caractere et une resignation admirable, [Герцог Ольденбургский переносит свое несчастие с замечательной силой воли и покорностью судьбе,] – сказал Борис, почтительно вступая в разговор. Он сказал это потому, что проездом из Петербурга имел честь представляться герцогу. Князь Николай Андреич посмотрел на молодого человека так, как будто он хотел бы ему сказать кое что на это, но раздумал, считая его слишком для того молодым.
– Я читал наш протест об Ольденбургском деле и удивлялся плохой редакции этой ноты, – сказал граф Ростопчин, небрежным тоном человека, судящего о деле ему хорошо знакомом.
Пьер с наивным удивлением посмотрел на Ростопчина, не понимая, почему его беспокоила плохая редакция ноты.
– Разве не всё равно, как написана нота, граф? – сказал он, – ежели содержание ее сильно.
– Mon cher, avec nos 500 mille hommes de troupes, il serait facile d'avoir un beau style, [Мой милый, с нашими 500 ми тысячами войска легко, кажется, выражаться хорошим слогом,] – сказал граф Ростопчин. Пьер понял, почему графа Ростопчина беспокоила pедакция ноты.
– Кажется, писак довольно развелось, – сказал старый князь: – там в Петербурге всё пишут, не только ноты, – новые законы всё пишут. Мой Андрюша там для России целый волюм законов написал. Нынче всё пишут! – И он неестественно засмеялся.
Разговор замолк на минуту; старый генерал прокашливаньем обратил на себя внимание.
– Изволили слышать о последнем событии на смотру в Петербурге? как себя новый французский посланник показал!
– Что? Да, я слышал что то; он что то неловко сказал при Его Величестве.
– Его Величество обратил его внимание на гренадерскую дивизию и церемониальный марш, – продолжал генерал, – и будто посланник никакого внимания не обратил и будто позволил себе сказать, что мы у себя во Франции на такие пустяки не обращаем внимания. Государь ничего не изволил сказать. На следующем смотру, говорят, государь ни разу не изволил обратиться к нему.
Все замолчали: на этот факт, относившийся лично до государя, нельзя было заявлять никакого суждения.
– Дерзки! – сказал князь. – Знаете Метивье? Я нынче выгнал его от себя. Он здесь был, пустили ко мне, как я ни просил никого не пускать, – сказал князь, сердито взглянув на дочь. И он рассказал весь свой разговор с французским доктором и причины, почему он убедился, что Метивье шпион. Хотя причины эти были очень недостаточны и не ясны, никто не возражал.
За жарким подали шампанское. Гости встали с своих мест, поздравляя старого князя. Княжна Марья тоже подошла к нему.
Он взглянул на нее холодным, злым взглядом и подставил ей сморщенную, выбритую щеку. Всё выражение его лица говорило ей, что утренний разговор им не забыт, что решенье его осталось в прежней силе, и что только благодаря присутствию гостей он не говорит ей этого теперь.
Когда вышли в гостиную к кофе, старики сели вместе.
Князь Николай Андреич более оживился и высказал свой образ мыслей насчет предстоящей войны.
Он сказал, что войны наши с Бонапартом до тех пор будут несчастливы, пока мы будем искать союзов с немцами и будем соваться в европейские дела, в которые нас втянул Тильзитский мир. Нам ни за Австрию, ни против Австрии не надо было воевать. Наша политика вся на востоке, а в отношении Бонапарта одно – вооружение на границе и твердость в политике, и никогда он не посмеет переступить русскую границу, как в седьмом году.
– И где нам, князь, воевать с французами! – сказал граф Ростопчин. – Разве мы против наших учителей и богов можем ополчиться? Посмотрите на нашу молодежь, посмотрите на наших барынь. Наши боги – французы, наше царство небесное – Париж.
Он стал говорить громче, очевидно для того, чтобы его слышали все. – Костюмы французские, мысли французские, чувства французские! Вы вот Метивье в зашей выгнали, потому что он француз и негодяй, а наши барыни за ним ползком ползают. Вчера я на вечере был, так из пяти барынь три католички и, по разрешенью папы, в воскресенье по канве шьют. А сами чуть не голые сидят, как вывески торговых бань, с позволенья сказать. Эх, поглядишь на нашу молодежь, князь, взял бы старую дубину Петра Великого из кунсткамеры, да по русски бы обломал бока, вся бы дурь соскочила!
Все замолчали. Старый князь с улыбкой на лице смотрел на Ростопчина и одобрительно покачивал головой.
– Ну, прощайте, ваше сиятельство, не хворайте, – сказал Ростопчин, с свойственными ему быстрыми движениями поднимаясь и протягивая руку князю.
– Прощай, голубчик, – гусли, всегда заслушаюсь его! – сказал старый князь, удерживая его за руку и подставляя ему для поцелуя щеку. С Ростопчиным поднялись и другие.


Княжна Марья, сидя в гостиной и слушая эти толки и пересуды стариков, ничего не понимала из того, что она слышала; она думала только о том, не замечают ли все гости враждебных отношений ее отца к ней. Она даже не заметила особенного внимания и любезностей, которые ей во всё время этого обеда оказывал Друбецкой, уже третий раз бывший в их доме.
Княжна Марья с рассеянным, вопросительным взглядом обратилась к Пьеру, который последний из гостей, с шляпой в руке и с улыбкой на лице, подошел к ней после того, как князь вышел, и они одни оставались в гостиной.
– Можно еще посидеть? – сказал он, своим толстым телом валясь в кресло подле княжны Марьи.
– Ах да, – сказала она. «Вы ничего не заметили?» сказал ее взгляд.
Пьер находился в приятном, после обеденном состоянии духа. Он глядел перед собою и тихо улыбался.
– Давно вы знаете этого молодого человека, княжна? – сказал он.
– Какого?
– Друбецкого?
– Нет, недавно…
– Что он вам нравится?
– Да, он приятный молодой человек… Отчего вы меня это спрашиваете? – сказала княжна Марья, продолжая думать о своем утреннем разговоре с отцом.
– Оттого, что я сделал наблюдение, – молодой человек обыкновенно из Петербурга приезжает в Москву в отпуск только с целью жениться на богатой невесте.
– Вы сделали это наблюденье! – сказала княжна Марья.
– Да, – продолжал Пьер с улыбкой, – и этот молодой человек теперь себя так держит, что, где есть богатые невесты, – там и он. Я как по книге читаю в нем. Он теперь в нерешительности, кого ему атаковать: вас или mademoiselle Жюли Карагин. Il est tres assidu aupres d'elle. [Он очень к ней внимателен.]
– Он ездит к ним?
– Да, очень часто. И знаете вы новую манеру ухаживать? – с веселой улыбкой сказал Пьер, видимо находясь в том веселом духе добродушной насмешки, за который он так часто в дневнике упрекал себя.
– Нет, – сказала княжна Марья.
– Теперь чтобы понравиться московским девицам – il faut etre melancolique. Et il est tres melancolique aupres de m lle Карагин, [надо быть меланхоличным. И он очень меланхоличен с m elle Карагин,] – сказал Пьер.
– Vraiment? [Право?] – сказала княжна Марья, глядя в доброе лицо Пьера и не переставая думать о своем горе. – «Мне бы легче было, думала она, ежели бы я решилась поверить кому нибудь всё, что я чувствую. И я бы желала именно Пьеру сказать всё. Он так добр и благороден. Мне бы легче стало. Он мне подал бы совет!»
– Пошли бы вы за него замуж? – спросил Пьер.
– Ах, Боже мой, граф, есть такие минуты, что я пошла бы за всякого, – вдруг неожиданно для самой себя, со слезами в голосе, сказала княжна Марья. – Ах, как тяжело бывает любить человека близкого и чувствовать, что… ничего (продолжала она дрожащим голосом), не можешь для него сделать кроме горя, когда знаешь, что не можешь этого переменить. Тогда одно – уйти, а куда мне уйти?…
– Что вы, что с вами, княжна?
Но княжна, не договорив, заплакала.
– Я не знаю, что со мной нынче. Не слушайте меня, забудьте, что я вам сказала.
Вся веселость Пьера исчезла. Он озабоченно расспрашивал княжну, просил ее высказать всё, поверить ему свое горе; но она только повторила, что просит его забыть то, что она сказала, что она не помнит, что она сказала, и что у нее нет горя, кроме того, которое он знает – горя о том, что женитьба князя Андрея угрожает поссорить отца с сыном.
– Слышали ли вы про Ростовых? – спросила она, чтобы переменить разговор. – Мне говорили, что они скоро будут. Andre я тоже жду каждый день. Я бы желала, чтоб они увиделись здесь.