Коауила

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Коауила
исп. Coahuila de Zaragoza
Герб
Флаг
Страна

Мексика

Статус

Штат

Включает

38 муниципалитетов

Административный центр

Сальтильо

Крупнейший город

Торреон

Др. крупные города

Сальтильо, Монклова

Дата образования

7 мая 1824

Губернатор

Рубен Морейра Вальдес (Rubén Moreira Valdez), PRI с 01.12.2011

Население (2010)

2 748 391 (16-е место)

Плотность

18,13 чел./км² (27-е место)

Национальный состав

Метисы, белые, кикапу.

Конфессиональный состав

Католики (86,4 %), протестанты и евангелисты (6,8 %), другие христиане (1,8 %), иудеи (0,1 %), другие религии (0,1 %), атеисты и агностики (3,8 %).

Площадь

151 571 км²
(3-е место)

Высота
над уровнем моря
 • Наивысшая точка



 3710 м

Часовой пояс

UTC-6

Код ISO 3166-2

MX-COA

Почтовые индексы

25 — 27

[www.coahuila.gob.mx/ Официальный сайт]
Координаты: 27°18′08″ с. ш. 102°02′41″ з. д. / 27.30222° с. ш. 102.04472° з. д. / 27.30222; -102.04472 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=27.30222&mlon=-102.04472&zoom=12 (O)] (Я)

Коауила (исп. Coahuila de Zaragoza; испанское произношение: [koaˈwila ðe saɾaˈɣosa]). Официальное название Свободный и Суверенный Штат Коауила де Сарагоса (Estado Libre y Soberano de Coahuila de Zaragoza) — штат на севере Мексики, на границе с США. Площадь штата составляет 151 571 км² (третий по площади штат страны после Чиуауа и Соноры).





Происхождение названия

Происхождение названия весьма спорно. Возможно, происходит из языка ацтеков и означает «летающая змея» (coatl «змея» + huila «летать»)) или «место множества деревьев» (quautli «деревья» + la «изобилие»)). Декретом президента Бенито Хуареса от 26 февраля 1864 года к названию добавлено "de Zaragoza" — в честь героя битвы при Пуэбле генерала Игнасио Сарагосы.

География

Коауила расположена в северной части Мексики, граничит с США (на севере) и штатами: Сакатекас (на юге), Сан-Луис-Потоси (на юго-востоке), Дуранго (на юго-западе), Нуэво-Леон (на востоке) и Чиуауа (на западе). Сьерра-Мадре Восточная пересекает штат с северо-запада на юго-восток. К востоку от хребта территория медленно понимается к долине Рио-Гранде, в этих местах протекает несколько рек, среди них река Саладо. Восточную часть штата представляет достаточно засушливый регион, поросший кустарником и продолжающийся дальше, на территорию Техаса. Регион к западу от Сьерра-Мадре расположен в области Мексиканского плато и частично в пустыне Чиуауа. Склоны гор покрыты сосновыми и дубовыми лесами. На западе штата представлены кактусы, агава, мескита и другие полупустынные виды. Несмотря на засушливый климат, реки штата позволяют заниматься ирригационным сельским хозяйством.

Главная река штата — Рио-Гранде, которая здесь носит название Рио-Браво, она формирует естественную границу с США. После Рио Гранде второй по значению рекой штата признана Насас (Nazas). Другие реки штата — это Рио Сан Родриго (Río San Rodrigo), Рио Сан Диего (Río San Diego), Эскондидо (Río Escondido), Аламо (Río Álamo) — реки, которые берут своё начало в предгорьях Burro; Агуанаваль (Río Aguanaval) (прежнее название реки Buen Aval), Río Monclova. В целях мелиорации засушливых почв штата построено 15 плотин. Климат на большей части штата засушливый, жаркий. На юго-востоке весьма жарко весной и летом, а зимой холодно и туманно. В регионе Лагунеро весной и летом тепло, осенью жарко и сухо, сравнительно мягкий зимой. В центре — лето жаркое, однако зимой холодно. На севере в горах возможно выпадение снега. Средняя температура колеблется от + 12 °C в январе до +23 °C — в середине лета. Среднее количество осадков составляет 610 мм в год, и в основном дожди выпадают в сентябре — октябре.

История

До-испанский период

Территория современного штата Коауила, как и большинство районов на севере Мексики, была первоначально населена кочевыми народами охотников и собирателей. Они были искусными добытчиками и использовали лук и примитивные каменные орудия труда. Только в регионе Лагунера рацион людей был обогащён рыбой. Нет доказательств того, что туземцы этого района вели оседлый образ жизни. Вместо этого кочевники оставили следы своего присутствия в виде петроглифов и наскальных рисунков. Кочевники данного региона принадлежали к различным народам. Для жителей Центральной Америки, принадлежащих к более развитым обществам, они были чичимеками, то есть варварами. Некоторые исследователи предлагают именовать этих номадов — уаучичили (huauchichiles), коауильтеки (coahuiltecos), тобосы (tobosos), ирритилы (irritilas) и райяды (rayados). Описываемые как «варварский и дикий народ», коренные жители Коауилы находились в постоянном движении, вызванным необходимостью пропитания. Нет свидетельств об их религии, но кочевники сильно боялись ураганов-торнадо, соотнося их со злым божеством. Между различными племенами часто возникали конфликты и войны. Не зная гончарного дела, туземцы хранили пищевые запасы в отшлифованных деревянных ёмкостях.

Испанский период

После завоевания Мексики в 1521, туда хлынул поток испанских иммигрантов, которые начали расселяться по всей Новой Испании. По поручению губернатора провинции Новая Бискайя, А. дель Канто (Alberto del Canto) с солдатами, в 1577 основал опорный пункт испанского завоевания Северной Америки, город Сальтильо (Santiago del Saltillo del Ojo del Agua). Годы спустя был заложен ещё ряд населённых пунктов. Однако, колонисты, встречая упорное сопротивление индейцев, не очень-то преуспели в продвижении на север. Испанцы, с помощью военной силы, миссионерского движения, пытались продолжить свою экспансию. В конце декабря 1674 монахи францисканцы обосновались на севере. В 1675 мэр Сальтильо А. Балькарсель (Antonio Balcárcel Rivadeneyra) возглавил экспедицию, которая достигла реки Рио Гранде, и расширила контроль над этими районами. Обстановка в регионе постепенно стабилизировалась, особенно в конце 17 — начале 18вв., когда при помощи католической церкви, был установлен контроль над непокорными индейскими племенами. Испанцы своим более высоким положением способствовали тому, чтобы туземцы постепенно отказывались от кочевого образа жизни и привыкали к европейской цивилизации.

В 1810 на севере Новой Испании вспыхнуло восстание против испанского правления. В январе 7. 1811 на ранчо Агуануэва (Aguanueva) встретились войска губернатора А. Кордеро (don Antonio Cordero y Bustamante) численностью 700 человек и повстанческие силы во главе с М. Хименесом (Mariano Jiménez) численностью 8000 солдат. Роялистские солдаты обескураженные численностью своих противников, бросили оружие и разбежались, чтобы присоединиться к инсургентам. На следующий день колонны Хименеса вошли в Сальтильо. Из этого города он поддерживал связь с лидерами восстания Идальго и Альенде, которые находились в Гвадалахаре. В январе 17. после того, как повстанцы потерпели поражение в битве при Пуэнте де Кальдерон (Puente de Calderón), остатки их армии направились на север и соединились с войсками Хименеса. Однако, испанцы, вскоре одержали победу, и восстание было подавлено. Причиной этого можно назвать то, что землевладельцы были больше озабочены борьбой с индейцами и обработкой земли, чем политическими вопросами. Таким образом, вплоть до 1821 земли Коауилы находились под контролем роялистов.

Период независимости

После достижения Мексикой независимости в 1821 из провинций Новая Бискайя и Новая Эстремадура был образован департамент Коауила и Техас, который в 1824 был, в соответствии с новой федеральной конституцией, преобразован в штат. Первым губернатором стал Р. Эка (Rafael Eca y Muzquiz). В 1825 была принята первая конституция штата Коауила и Техас.

Однако, с конца XVIII в. назревали тенденции к размежеванию между этими территориями. В течение первых 3 декад XIX в. благодаря законам, благоприятствовавшим заселению колонистами огромных незанятых территорий, американское население в Техасе заметно стало превосходить по численности мексиканское. Не прекращавшаяся долгое время гражданская война между сторонниками либералов-федералистов и консерваторами — сторонниками унитарного государства в Мексике, побудила жителей Техаса к отложению. Губернатор Коауилы и Техаса, федералист А. Вьеска (Agustín Viesca) был вынужден уйти в отставку, и был заключен в тюрьму. Этот сдвиг в национальной политике вызвал большую тревогу у населения Техаса. В 1836, наконец, техасцы провозгласили свою независимость от Мексики. Чтобы избежать отложения территории президент Санта-Анна во главе армии отправился в Техас. После нескольких побед над малочисленными гарнизонами Аламо (Álamo) и Голиад (Goliad), в битве при Сан Хасинто Санта-Анна потерпел поражение и попал в плен. 14 мая 1836 года он подписал Договоры Веласко, в которых признавал независимость Техаса. Однако Конгресс Мексики отказался ратифицировать документ, по причине отсутствия у Санта-Анны подписывать такой договор. В 1840 году Коауила на короткое время стала частью сепаратистской Республики Рио Гранде. В июне 21. 1845 Техас присоединился к США, таким образом, был открыт путь к войне между двумя странами. После мирного договора Гуадалупе-Идальго, который в 1848 году окончил войну, Коауила потеряла все свои территории за Рио Гранде.
В ходе войны за реформу губернатор штата Нуэво Леон Сантьяго Видаурри (Santiago Vidaurri) собственным декретом от 19 февраля 1856 года аннексирует Коауилу в состав штата Нуэво Леон. Президент Игнасио Комонфорт осудил этот акт и была достигнута договорённость о проведении плебисцита о статусе Коауилы. Плебисцит признал объединение двух штатов и с принятием новой конституции, реорганизовавшей административное деление, штат Коауила официально был присоединён к штату Нуэво-Леон, став называться Нуэво Леон и Коауила. Во время второй империи, президент Бенито Хуарес, будучи в изгнании и находясь в Сальтильо, издал декрет от 26 февраля 1864 года, согласно которому Коауила была отделена от штата Нуэво Леон, а штат стал именоваться Коауила де Сарагоса в честь генерала Игнасио Сарагосы. С падением империи и восстановленим республики, декрет был ратифицирован конгрессом Мексики 18 ноября 1868 года.

Во время «порфириата» обстановка в штате стабилизировалась. Получила развитее горная промышленность. Однако, не всё население получало выгоды от экономической модернизации. Большинство населения — крестьяне, рабочие, продолжали жить в очень тяжёлых условиях. Именно в Коауиле начались волнения, послужившие началом Мексиканской революции. В 1910 главный оппозиционный деятель, уроженец Коауилы Ф. Мадеро (Francisco Madero) принял решение участвовать в президентских выборах в соперничестве с П. Диасом, который к этому времени правил страной открыто диктаторскими методами. Результаты выборов оказались сфальсифицированными в пользу Диаса, что послужило сигналом к началу революции. Наконец, в 1911 Мадеро был, всё же, избран президентом, однако, два года спустя он был убит. В течение этой революции Ф. Вилья (Francisco Villa) напал на город Торреон. Из Коауилы происходит другой лидер революции В. Карранса (Venustiano Carranza), который президентствовал также недолго, и был убит в 1920.

С 1925, после введения новой конституции Мексики (в 1917), победу на губернаторских выборах всегда одерживали представители право-социалистической Институционно-Революционной партии (PRI). В этом году был избран губернатором М. Перес Тревиньо (Manuel Pérez Treviño). В 1994 был заключен договор о свободной торговле с США (NAFTA), который дал возможность развиваться промышленности штата. Начали развиваться заводы (maquiladoras), продукция которых шла в основном на американский рынок, и их штаб-квартиры находились также в США. В апреле 4. 2004 пограничный город Пьедрас Неграс подвергся наводнению. Более чем 30 человек погибли, и более 4 000 лишились крова. В начале 21в. продолжала развитие горная промышленность, ведь около 95 % запасов угля в Мексике сосредоточено в Коауиле. Начала развиваться автомобильная промышленность. В штате начали своё производство американские авто-концерны General Motors и Chrysler.

Население

По данным переписи 2010 года население штата составляет 2 748 391 человек. Плотность населения — 18,13 чел./км².

Крупные города:

Изменение численности населения:

  • 1950 год — 720 619 чел.
  • 1960 год — 907 734 чел.
  • 1970 год — 1 114 956 чел.
  • 1980 год — 1 557 265 чел.
  • 1990 год — 1 972 340 чел.
  • 1995 год — 2 173 775 чел.
  • 2000 год — 2 298 070 чел.
  • 2005 год — 2 495 200 чел.
  • 2010 год — 2 748 391 чел.

Административное деление

В административном отношении делится на 38 муниципалитетов:

Экономика

Важное место занимает горная промышленность, в штате сосредоточено до 95 % мексиканских запасов каменного угля. Имеется автомобильная промышленность На 2005 год ВВП штата составил 22 874 млн долларов США, или 3,5 % от ВВП Мексики. Развит производственный сектор, ориентированный на экспорт с использованием иностранного капитала. Наиболее важными полезными ископаемыми, которые добывают в штате являются: уголь, железо, титан, свинец и доломит. Важной отраслью экономики остаётся сельское хозяйство. Здесь культивируют такие культуры, как хлопок, картофель, виноград, пшеница, кукуруза и сорго. Разводят также крупный рогатый скот молочных пород.

Герб

Герб Коауилы представляет собой трёхчастный щит, разделённый фигурно. В нижней большей части изображена река меж зелёных берегов. Это река Монклова (Monclova), на берегу которой был построен город Сан Франсиско де Коауила (позже переименован в Монклову), который был долгое время столицей штата Коауила. На берегах растёт лес, а над деревьями сияет солнце — символ мексиканской революции. В правой части изображены два бегущих волка перед и за растущим дубом. Это символ Басконии — испанской провинции. Территория Коауилы входила в состав провинции Новой Испании Нуэва Вискайя (Новая Баскония). В левой части изображён восстающий червлёный лев, опирающийся на белую колонну с девизной лентой, на которой написано по-латыни «PLVS VLTRA» (по-латыни — «ВДАЛИ»). Это символ испанской провинции Эстремадура. Часть современного штата Коауила входила во состав провинции Новой Испании Нуэва Эстремадура. После достижения независимости Мексики провинции Нуэва Вискайя и Нуэва Эстремадура были объединены в штате Коауила. Щит покоится на золотом картуше с надписью названия штата. Герб был разработан В. А. Роблесом (Vito Alessio Robles), и принят 23. октября 1942. Штат Коауила не имеет официально утверждённого флага. Часто используется белое полотнище с изображением герба в центре.

Напишите отзыв о статье "Коауила"

Ссылки

  • [www.coahuila.gob.mx Официальный сайт]  (исп.)


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Коауила

– Ты знаешь, – сказал Анатоль, – j'adore les petites filles: [обожаю девочек:] – сейчас потеряется.
– Ты уж попался раз на petite fille [девочке], – сказал Долохов, знавший про женитьбу Анатоля. – Смотри!
– Ну уж два раза нельзя! А? – сказал Анатоль, добродушно смеясь.


Следующий после театра день Ростовы никуда не ездили и никто не приезжал к ним. Марья Дмитриевна о чем то, скрывая от Наташи, переговаривалась с ее отцом. Наташа догадывалась, что они говорили о старом князе и что то придумывали, и ее беспокоило и оскорбляло это. Она всякую минуту ждала князя Андрея, и два раза в этот день посылала дворника на Вздвиженку узнавать, не приехал ли он. Он не приезжал. Ей было теперь тяжеле, чем первые дни своего приезда. К нетерпению и грусти ее о нем присоединились неприятное воспоминание о свидании с княжной Марьей и с старым князем, и страх и беспокойство, которым она не знала причины. Ей всё казалось, что или он никогда не приедет, или что прежде, чем он приедет, с ней случится что нибудь. Она не могла, как прежде, спокойно и продолжительно, одна сама с собой думать о нем. Как только она начинала думать о нем, к воспоминанию о нем присоединялось воспоминание о старом князе, о княжне Марье и о последнем спектакле, и о Курагине. Ей опять представлялся вопрос, не виновата ли она, не нарушена ли уже ее верность князю Андрею, и опять она заставала себя до малейших подробностей воспоминающею каждое слово, каждый жест, каждый оттенок игры выражения на лице этого человека, умевшего возбудить в ней непонятное для нее и страшное чувство. На взгляд домашних, Наташа казалась оживленнее обыкновенного, но она далеко была не так спокойна и счастлива, как была прежде.
В воскресение утром Марья Дмитриевна пригласила своих гостей к обедни в свой приход Успенья на Могильцах.
– Я этих модных церквей не люблю, – говорила она, видимо гордясь своим свободомыслием. – Везде Бог один. Поп у нас прекрасный, служит прилично, так это благородно, и дьякон тоже. Разве от этого святость какая, что концерты на клиросе поют? Не люблю, одно баловство!
Марья Дмитриевна любила воскресные дни и умела праздновать их. Дом ее бывал весь вымыт и вычищен в субботу; люди и она не работали, все были празднично разряжены, и все бывали у обедни. К господскому обеду прибавлялись кушанья, и людям давалась водка и жареный гусь или поросенок. Но ни на чем во всем доме так не бывал заметен праздник, как на широком, строгом лице Марьи Дмитриевны, в этот день принимавшем неизменяемое выражение торжественности.
Когда напились кофе после обедни, в гостиной с снятыми чехлами, Марье Дмитриевне доложили, что карета готова, и она с строгим видом, одетая в парадную шаль, в которой она делала визиты, поднялась и объявила, что едет к князю Николаю Андреевичу Болконскому, чтобы объясниться с ним насчет Наташи.
После отъезда Марьи Дмитриевны, к Ростовым приехала модистка от мадам Шальме, и Наташа, затворив дверь в соседней с гостиной комнате, очень довольная развлечением, занялась примериваньем новых платьев. В то время как она, надев сметанный на живую нитку еще без рукавов лиф и загибая голову, гляделась в зеркало, как сидит спинка, она услыхала в гостиной оживленные звуки голоса отца и другого, женского голоса, который заставил ее покраснеть. Это был голос Элен. Не успела Наташа снять примериваемый лиф, как дверь отворилась и в комнату вошла графиня Безухая, сияющая добродушной и ласковой улыбкой, в темнолиловом, с высоким воротом, бархатном платье.
– Ah, ma delicieuse! [О, моя прелестная!] – сказала она красневшей Наташе. – Charmante! [Очаровательна!] Нет, это ни на что не похоже, мой милый граф, – сказала она вошедшему за ней Илье Андреичу. – Как жить в Москве и никуда не ездить? Нет, я от вас не отстану! Нынче вечером у меня m lle Georges декламирует и соберутся кое кто; и если вы не привезете своих красавиц, которые лучше m lle Georges, то я вас знать не хочу. Мужа нет, он уехал в Тверь, а то бы я его за вами прислала. Непременно приезжайте, непременно, в девятом часу. – Она кивнула головой знакомой модистке, почтительно присевшей ей, и села на кресло подле зеркала, живописно раскинув складки своего бархатного платья. Она не переставала добродушно и весело болтать, беспрестанно восхищаясь красотой Наташи. Она рассмотрела ее платья и похвалила их, похвалилась и своим новым платьем en gaz metallique, [из газа цвета металла,] которое она получила из Парижа и советовала Наташе сделать такое же.
– Впрочем, вам все идет, моя прелестная, – говорила она.
С лица Наташи не сходила улыбка удовольствия. Она чувствовала себя счастливой и расцветающей под похвалами этой милой графини Безуховой, казавшейся ей прежде такой неприступной и важной дамой, и бывшей теперь такой доброй с нею. Наташе стало весело и она чувствовала себя почти влюбленной в эту такую красивую и такую добродушную женщину. Элен с своей стороны искренно восхищалась Наташей и желала повеселить ее. Анатоль просил ее свести его с Наташей, и для этого она приехала к Ростовым. Мысль свести брата с Наташей забавляла ее.
Несмотря на то, что прежде у нее была досада на Наташу за то, что она в Петербурге отбила у нее Бориса, она теперь и не думала об этом, и всей душой, по своему, желала добра Наташе. Уезжая от Ростовых, она отозвала в сторону свою protegee.
– Вчера брат обедал у меня – мы помирали со смеху – ничего не ест и вздыхает по вас, моя прелесть. Il est fou, mais fou amoureux de vous, ma chere. [Он сходит с ума, но сходит с ума от любви к вам, моя милая.]
Наташа багрово покраснела услыхав эти слова.
– Как краснеет, как краснеет, ma delicieuse! [моя прелесть!] – проговорила Элен. – Непременно приезжайте. Si vous aimez quelqu'un, ma delicieuse, ce n'est pas une raison pour se cloitrer. Si meme vous etes promise, je suis sure que votre рromis aurait desire que vous alliez dans le monde en son absence plutot que de deperir d'ennui. [Из того, что вы любите кого нибудь, моя прелестная, никак не следует жить монашенкой. Даже если вы невеста, я уверена, что ваш жених предпочел бы, чтобы вы в его отсутствии выезжали в свет, чем погибали со скуки.]
«Стало быть она знает, что я невеста, стало быть и oни с мужем, с Пьером, с этим справедливым Пьером, думала Наташа, говорили и смеялись про это. Стало быть это ничего». И опять под влиянием Элен то, что прежде представлялось страшным, показалось простым и естественным. «И она такая grande dame, [важная барыня,] такая милая и так видно всей душой любит меня, думала Наташа. И отчего не веселиться?» думала Наташа, удивленными, широко раскрытыми глазами глядя на Элен.
К обеду вернулась Марья Дмитриевна, молчаливая и серьезная, очевидно понесшая поражение у старого князя. Она была еще слишком взволнована от происшедшего столкновения, чтобы быть в силах спокойно рассказать дело. На вопрос графа она отвечала, что всё хорошо и что она завтра расскажет. Узнав о посещении графини Безуховой и приглашении на вечер, Марья Дмитриевна сказала:
– С Безуховой водиться я не люблю и не посоветую; ну, да уж если обещала, поезжай, рассеешься, – прибавила она, обращаясь к Наташе.


Граф Илья Андреич повез своих девиц к графине Безуховой. На вечере было довольно много народу. Но всё общество было почти незнакомо Наташе. Граф Илья Андреич с неудовольствием заметил, что всё это общество состояло преимущественно из мужчин и дам, известных вольностью обращения. M lle Georges, окруженная молодежью, стояла в углу гостиной. Было несколько французов и между ними Метивье, бывший, со времени приезда Элен, домашним человеком у нее. Граф Илья Андреич решился не садиться за карты, не отходить от дочерей и уехать как только кончится представление Georges.
Анатоль очевидно у двери ожидал входа Ростовых. Он, тотчас же поздоровавшись с графом, подошел к Наташе и пошел за ней. Как только Наташа его увидала, тоже как и в театре, чувство тщеславного удовольствия, что она нравится ему и страха от отсутствия нравственных преград между ею и им, охватило ее. Элен радостно приняла Наташу и громко восхищалась ее красотой и туалетом. Вскоре после их приезда, m lle Georges вышла из комнаты, чтобы одеться. В гостиной стали расстанавливать стулья и усаживаться. Анатоль подвинул Наташе стул и хотел сесть подле, но граф, не спускавший глаз с Наташи, сел подле нее. Анатоль сел сзади.
M lle Georges с оголенными, с ямочками, толстыми руками, в красной шали, надетой на одно плечо, вышла в оставленное для нее пустое пространство между кресел и остановилась в ненатуральной позе. Послышался восторженный шопот. M lle Georges строго и мрачно оглянула публику и начала говорить по французски какие то стихи, где речь шла о ее преступной любви к своему сыну. Она местами возвышала голос, местами шептала, торжественно поднимая голову, местами останавливалась и хрипела, выкатывая глаза.
– Adorable, divin, delicieux! [Восхитительно, божественно, чудесно!] – слышалось со всех сторон. Наташа смотрела на толстую Georges, но ничего не слышала, не видела и не понимала ничего из того, что делалось перед ней; она только чувствовала себя опять вполне безвозвратно в том странном, безумном мире, столь далеком от прежнего, в том мире, в котором нельзя было знать, что хорошо, что дурно, что разумно и что безумно. Позади ее сидел Анатоль, и она, чувствуя его близость, испуганно ждала чего то.
После первого монолога всё общество встало и окружило m lle Georges, выражая ей свой восторг.
– Как она хороша! – сказала Наташа отцу, который вместе с другими встал и сквозь толпу подвигался к актрисе.
– Я не нахожу, глядя на вас, – сказал Анатоль, следуя за Наташей. Он сказал это в такое время, когда она одна могла его слышать. – Вы прелестны… с той минуты, как я увидал вас, я не переставал….
– Пойдем, пойдем, Наташа, – сказал граф, возвращаясь за дочерью. – Как хороша!
Наташа ничего не говоря подошла к отцу и вопросительно удивленными глазами смотрела на него.
После нескольких приемов декламации m lle Georges уехала и графиня Безухая попросила общество в залу.
Граф хотел уехать, но Элен умоляла не испортить ее импровизированный бал. Ростовы остались. Анатоль пригласил Наташу на вальс и во время вальса он, пожимая ее стан и руку, сказал ей, что она ravissante [обворожительна] и что он любит ее. Во время экосеза, который она опять танцовала с Курагиным, когда они остались одни, Анатоль ничего не говорил ей и только смотрел на нее. Наташа была в сомнении, не во сне ли она видела то, что он сказал ей во время вальса. В конце первой фигуры он опять пожал ей руку. Наташа подняла на него испуганные глаза, но такое самоуверенно нежное выражение было в его ласковом взгляде и улыбке, что она не могла глядя на него сказать того, что она имела сказать ему. Она опустила глаза.
– Не говорите мне таких вещей, я обручена и люблю другого, – проговорила она быстро… – Она взглянула на него. Анатоль не смутился и не огорчился тем, что она сказала.
– Не говорите мне про это. Что мне зa дело? – сказал он. – Я говорю, что безумно, безумно влюблен в вас. Разве я виноват, что вы восхитительны? Нам начинать.
Наташа, оживленная и тревожная, широко раскрытыми, испуганными глазами смотрела вокруг себя и казалась веселее чем обыкновенно. Она почти ничего не помнила из того, что было в этот вечер. Танцовали экосез и грос фатер, отец приглашал ее уехать, она просила остаться. Где бы она ни была, с кем бы ни говорила, она чувствовала на себе его взгляд. Потом она помнила, что попросила у отца позволения выйти в уборную оправить платье, что Элен вышла за ней, говорила ей смеясь о любви ее брата и что в маленькой диванной ей опять встретился Анатоль, что Элен куда то исчезла, они остались вдвоем и Анатоль, взяв ее за руку, нежным голосом сказал:
– Я не могу к вам ездить, но неужели я никогда не увижу вас? Я безумно люблю вас. Неужели никогда?… – и он, заслоняя ей дорогу, приближал свое лицо к ее лицу.
Блестящие, большие, мужские глаза его так близки были от ее глаз, что она не видела ничего кроме этих глаз.
– Натали?! – прошептал вопросительно его голос, и кто то больно сжимал ее руки.
– Натали?!
«Я ничего не понимаю, мне нечего говорить», сказал ее взгляд.
Горячие губы прижались к ее губам и в ту же минуту она почувствовала себя опять свободною, и в комнате послышался шум шагов и платья Элен. Наташа оглянулась на Элен, потом, красная и дрожащая, взглянула на него испуганно вопросительно и пошла к двери.
– Un mot, un seul, au nom de Dieu, [Одно слово, только одно, ради Бога,] – говорил Анатоль.
Она остановилась. Ей так нужно было, чтобы он сказал это слово, которое бы объяснило ей то, что случилось и на которое она бы ему ответила.
– Nathalie, un mot, un seul, – всё повторял он, видимо не зная, что сказать и повторял его до тех пор, пока к ним подошла Элен.
Элен вместе с Наташей опять вышла в гостиную. Не оставшись ужинать, Ростовы уехали.
Вернувшись домой, Наташа не спала всю ночь: ее мучил неразрешимый вопрос, кого она любила, Анатоля или князя Андрея. Князя Андрея она любила – она помнила ясно, как сильно она любила его. Но Анатоля она любила тоже, это было несомненно. «Иначе, разве бы всё это могло быть?» думала она. «Ежели я могла после этого, прощаясь с ним, улыбкой ответить на его улыбку, ежели я могла допустить до этого, то значит, что я с первой минуты полюбила его. Значит, он добр, благороден и прекрасен, и нельзя было не полюбить его. Что же мне делать, когда я люблю его и люблю другого?» говорила она себе, не находя ответов на эти страшные вопросы.


Пришло утро с его заботами и суетой. Все встали, задвигались, заговорили, опять пришли модистки, опять вышла Марья Дмитриевна и позвали к чаю. Наташа широко раскрытыми глазами, как будто она хотела перехватить всякий устремленный на нее взгляд, беспокойно оглядывалась на всех и старалась казаться такою же, какою она была всегда.
После завтрака Марья Дмитриевна (это было лучшее время ее), сев на свое кресло, подозвала к себе Наташу и старого графа.
– Ну с, друзья мои, теперь я всё дело обдумала и вот вам мой совет, – начала она. – Вчера, как вы знаете, была я у князя Николая; ну с и поговорила с ним…. Он кричать вздумал. Да меня не перекричишь! Я всё ему выпела!
– Да что же он? – спросил граф.
– Он то что? сумасброд… слышать не хочет; ну, да что говорить, и так мы бедную девочку измучили, – сказала Марья Дмитриевна. – А совет мой вам, чтобы дела покончить и ехать домой, в Отрадное… и там ждать…
– Ах, нет! – вскрикнула Наташа.
– Нет, ехать, – сказала Марья Дмитриевна. – И там ждать. – Если жених теперь сюда приедет – без ссоры не обойдется, а он тут один на один с стариком всё переговорит и потом к вам приедет.
Илья Андреич одобрил это предложение, тотчас поняв всю разумность его. Ежели старик смягчится, то тем лучше будет приехать к нему в Москву или Лысые Горы, уже после; если нет, то венчаться против его воли можно будет только в Отрадном.
– И истинная правда, – сказал он. – Я и жалею, что к нему ездил и ее возил, – сказал старый граф.
– Нет, чего ж жалеть? Бывши здесь, нельзя было не сделать почтения. Ну, а не хочет, его дело, – сказала Марья Дмитриевна, что то отыскивая в ридикюле. – Да и приданое готово, чего вам еще ждать; а что не готово, я вам перешлю. Хоть и жалко мне вас, а лучше с Богом поезжайте. – Найдя в ридикюле то, что она искала, она передала Наташе. Это было письмо от княжны Марьи. – Тебе пишет. Как мучается, бедняжка! Она боится, чтобы ты не подумала, что она тебя не любит.