Ковент-Гарден (район)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ковент-Гарден
Лондон
Почтовые индексы:

WC2

Телефонные коды:

020

Координаты: 51°31′46″ с. ш. 0°07′27″ з. д. / 51.52944° с. ш. 0.12417° з. д. / 51.52944; -0.12417 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.52944&mlon=-0.12417&zoom=12 (O)] (Я)

Ковент-Гарден (англ. Covent Garden) — район в центре Лондона, в восточной части Вест-Энда между Сент-Мартинс Лейн и Друри-лейн[1]. Район связан с бывшим здесь ранее на центральной площади фруктовым и овощным рынком, а сейчас является популярным местом шоппинга и туристической достопримечательностью вместе с расположенным здесь Королевским Домом Оперы, также известным, как «Ковент-Гарден». Район разделён главной артерией, улицей Лонг Акр (англ. Long Acre (street)), к северу от которой расположены независимые маленькие магазинчики, в основном расположенные в Нилс Ярд (англ. Neal's Yard) и Севен Дайлс (англ. Seven Dials), к югу — центральная площадь с уличными артистами и большинством красивых зданий, театров и развлекательных заведений, включая Королевский театр Друри-Лейн и Лондонский музей общественного транспорта.

Хотя до XVI века это были в основном поля, район был ненадолго заселен, когда он стал сердцем англо-саксонского города Люденвик[2]. После того, как город был заброшен, часть территории была защищена стеной для использования в качестве пахотных земель и фруктовых садов Вестминстерским аббатством и называлась «сады Аббатства и Монастыря»[3]. Земля, уже под названием «Ковент-Гарден», была отобрана Генрихом VIII и подарена графу Бедфордскому в 1552 году(Генрих умер в 1547 году, вероятно, дата подарка неверна). Тот дал поручение Иниго Джонсу построить там красивые дома, чтобы привлечь богатых арендаторов. Джонс спроектировал площадь с аркадами и церковь Святого Павла. Дизайн площади был необычным для Лондона и оказал большое влияние на современную планировку города, сыграв роль прототипа для проектов новых районов по мере роста Лондон[4]. Небольшой фруктовый и овощной рынок на открытом воздухе появился на южной стороне модной площади к 1654 году. Постепенно и рынок, и окружающая его территория получили дурную славу по мере открытия таверн, театров, кофеен и борделей, добропорядочные жители съезжали, а на их место приходили повесы, юмористы и писатели[5]. К XVIII веку это место стало известным кварталом красных фонарей, привлекавшим лучших проституток. Был издан Парламентский Акт для контроля над территорией и неоклассическое здание было построено в 1830 году, чтобы дать крышу рынку, а также легче его контролировать. Свободное место на площади сокращалось по мере роста рынка и добавления новых зданий: Цветочного Холла, Прокатного Рынка и Юбилейного рынка в 1904 году. К концу 1960-х автомобильный пробки стали создавать ещё большие проблемы, и в 1974 году рынок был перемещен в «Новый Рынок Ковент-Гарден», примерно в 5 км на юго-восток в районе Найн Элмс. Центральное здание открылось вновь в 1980 году в качестве торгового центра и теперь является туристической достопримечательностью с кафе пабами, маленькими магазинчиками и ремесленным рынком под названием «Яблочный Рынок» вместе с другими рыночками в Юбилейном Холле.

Ковент-Гарден входит в боро Вестминстер и Камден, а также парламенсткие избирательные округ Лондонского Сити и Вестминстера и округ Холборн и Сент-Панкрас. Район обслуживался линией метро Пикадилли на станции «Ковент Гарден» с 1907 года, а маршрут от станции «Лестер Скуэр» в 300 ярдов (примерно 275 метров) — самый короткий в Лондоне.





История

Ранняя История

Маршрут Стрэнда, на южной границе которого потом появится Ковент-Гарден, использовался во время римского периода как часть маршрута в Силчестер (англ. Silchester), известный как «Итер VII» в Итинерарие Антонина[6][7]. Раскопки 2006 года в Сент-Мартин-ин-зе-Филдс обнаружили римскую гробницу, что дает основание предположениям о значительности, как место захоронения[8]. Район к северу от Стрэнда долгое время считался незаселенным до XVI века, однако теории, что там находилось англо-саксонское поселение в западу от древнего римского города Лондиниум, появились благодаря раскопкам в этом районе в 1985 и 2005 годах. Они обнаружили, что Ковент-Гарден был центром торгового города Лундервик, появившегося примерно в 600 году н. э.[9], который растянулся от Трафальгарской площади до Олдвича[2]. Альфред Великий постепенно перетянул поселение в Лондиниум начиная примерно с 886 год н. э., не оставив никаких следов от старого города и место вновь стало обычными полями[10].

Примерно в 1200-х впервые упоминаются аббатские сады в документе, упоминающем сады, огороженные стенами и принадлежащие Бенедиктинским монахам из Аббатства Святого Петра в Вестминстере. Более поздний документ, датируемый между 1250 и 1283 годами упоминает «сад аббатства и монастыря Вестминстера»[11]. В XIII веке это стало 16 гектарным квадратом из смеси фруктовых садов, лугов, пастбищ и пашни, расположенных между современной Сент-Мартинс Лейн и Друри-Лейн, а также Флорал Стрит и Мейден Лейн[12]. Использование имени «Ковент» — англо-французского термина религиозной общности, эквивалентной «монастырю»[13]—появляется в 1515 году, когда аббатство, которое кусками сдавало землю с северной стороны Стрэнда для гостиниц и рыночных садов, сдала в аренду огороженный стеной сад, упоминая его как «сад, называемый Ковент-Гарден». С тех пор он и стал носить это имя[11].

Бедфордское имущество (1552—1918)

После роспуска монастырей (англ. Dissolution of the Monasteries) в 1540 году Генрих VIII взял себе земли, принадлежавшие Вестминстерскому Аббатству, включая монастырский сад и семь акров севернее, называвшиеся Лонг Акр, а в 1552 году его сын Эдуард VI подарил их Джону Расселу, Первому Графу Бедфордскому[11]. Семья Рассел, которая в 1694 году была продивнута в своем пэрстве из Графов в Герцоги Бедфордские, владела землёй с 1552 по 1918 год[14].

Расселы построили свой дом и сад на части этой земли с выходом на Стрэнд, большим садом растянувшимся с южной стороны и старый закрытый стеной монастырский сад[15][16]. Кроме этого и разрешения построить несколько низкокачественных квартирных домов для сдачи, Расселы ничего не делали с землёй вплоть до 4-го Графа Бедфордского, Френсиса Рассела, активного и амбициозного бизнесмена[17], который поручил Иниго Джонсу в 1630 году спроектировать и построить церковь и три террасы красивых домов вокруг большой площади или пьяццы[18]. Заказ был спровоцирован Карлом I, взявшимся за состояние дорог и домов вдоль Лонг Акра, которые были ответственностью Рассела и Генриха Кери, 2-го Графа Монмута. Рассел и Кери жаловались, что по декларации 1625 года о Зданиях, которая ограничивала строительство внутри и вокруг Лондона, они не могли строить новые дома, после чего король даровал Расселу, за взнос в £2,000, лицензию на строительство сколько угодного количества домом на его земле, как он «подумает, оценит и решит»[19]. Церковь Сент-Полс была первым строением, начатым в июле 1631 году в западной части площади. Последний дом был закончен в 1637 году[20].

Дома изначально привлекали богатых, однако по мере развития рынка в южной части площади примерно в 1654 году, аристократия съехала, а кофейни, таверны и проститутки въехали[5]. Бедфордские владения были увеличены в 1669 году, включив в себя Блумсбери, когда Уильям Рассел женился на одной из дочерей 4-го Графа Саутгемптонского[21].

К XVIII веку Ковент-Гарден стал известным кварталом красных фонарей, привлекавшим известных проституток[22]. Описания проституток и где их найти предоставлялись в «Списке Гарриса Леди Ковент-Гардена», «обязательном путеводителя и аксессуаре любого серьёзного джентльмена удовольствия»[23]. В 1830 году был построено здание рынка, чтобы создать более постоянное торговое место. В 1913 году Хербранд Рассел, Одиннадцатый Герцог Бедфордский согласился продать Ковент-Гарден за £2 миллиона члену парламента и земельному спекулянту Маллаби-Дили, который, в свою очередь, продал право на выкуп в 1918 году Томасу Бичему за £250,000[24].

Управление

Территория Ковент-Гарден изначально была под управлением Вестминстерского Аббатства и лежало в общине Сент-Маргарет[25]. Во время реорганизации в 1542 году он был передан в общину при Сент-Мартин-ин-зе-Филдс, а затем в 1645 году была создана новая община, которая разделила район между Сент-Полом в Ковент-Гарден и Сент-Мартином[26], оба по-прежнему в пределах района Вестминстер[27]. Сент-Пол Ковент-Гарден был полностью окружен общиной Сент-Мартин-ин-зе-Филдс[28]. Они были затем сгруппированы в район «Стрэнд» в 1855 году.

В 1889 году община стала частью Графства Лондона, а в 1900 году оно стало частью Городского Боро Вестминстер. Община была упразднена в 1922 году. С 1965 года Ковент-Гарден входит в боро Вестминстер и Камден, а также парламенсткие избирательные округ Лондонского Сити и Вестминстера и округ Холборн и Сент-Панкрас[29].

Современные изменения

Ковент-Гарден был частью Компании Бичам с 1924 года по 1928 год, после чего территорий управляла компания-последователь, названная Ковент-Гарден Попертис Компани Лимитед, принадлежавшая семье Бичам и другим частным инвесторам. Новая компания продала часть собственности в Ковент-Гардене когда активизировалась на инвестициях в других частях Лондона. В 1962 году вся оставшаяся собственность в районе Ковент-Гарден, включая рынок, была продана вновь созданному правительственному Управлению Ковент-Гарден за £3,925,000[30].

К концу 1960-х пробки стали столь существенной проблемой, что использование площади как оптового рынка становилось неоправданным, поэтому была запланирована большая реконструкция. Вслед за общественными протестами здания вокруг площади были защищены в 1973 году, предотвратив реконструкцию. В следующем году рынок переехал на новое место на юго-западе Лондона. Площадь зачахла вплоть до открытия центрального здания в качестве торгового центра в 1980 году. План действий был представлен Советом Вестминстера в 2004 году, составленный в консультациях с местными жителями и представителями бизнеса с целью улучшить район, сохранив при этом исторический характер[31]. Здание рынка, вместе с другими зданиями в Ковент-Гардене были куплены частной компанией в 2006 году[32].

География

Исторически Бедфордская собственность определяла границу Ковент-Гардена по Друри-Лейн на востоке, Стрэнду на юге, Сент-Мартинс Лейн на западе и Лонг Акр на севере[1]. Со временем район разросся севернее Лонг Акра до Хай Холборн[33]. Шелтон Стрит, идущая севернее параллельно Лонг Акр, обозначает границу между Вестминстером и Камденом[34]. Лонг Акр — центральная артерия, идущая с севера на восток от Сент-Мартинс Лейн до Друри-Лейн[35].

Район к югу от Лонг Акра включает в себя Королевский Дом Оперы, рынок и центральную площадь и большинство красивых зданий, театры развлекательные заведения, включая Королевский театр Друри-Лейн и Лондонский музей общественного транспорта, а территория к северу от Лонг Акра в основном отдана независимым отдельным магазинам, сосредоточенных на Нил Стрит, Нилс Ярд и Севен Дайлс, хотя эта территория имеет и жилые здания, как например Одхамс Уолк, построенной в 1981 году на месте издательства Одхамс[36], где живут более 6 тысяч человек[37].

Экономика

Историческая связь района с торговлей и развлечениями продолжается и сегодня. В 1980 году Рынок Ковент-Гарден открылся в качестве торгового центра, в 2010 году самый большой в мире Apple Store открылся на площади[38]. Центральный холл имеет магазины, кафе, бары, а на Яблочном рынке стоят прилавки с древностями, украшениями, одеждой и подарками, дополнительные обычные прилавки есть на Юбилейной Зале Рынка в южной части площади[39]. Лонг Акр имеет различные магазины и бутики одежды, Нил Стрит примечательна большим количеством обувных магазинов. Лондонский Музей Транспорта, боковой вход в кассы Дома Оперы и другие заведения расположены на самой площади. В конце 1970-х и 1980-х музыкальное заведение «Rock Garden» было популярно среди панк-рок исполнителей и исполнителей Новой Волны[40].

Холлы рынка и некоторые другие здания в Ковент-Гардене были куплены компанией CapCo в партнерстве с GE Real Estate в августе 2006 года за £421 миллион в 150-летнюю аренду[41]. Здания сданы Трасту Района Ковент-Гарден, который платит ежегодную условную арендную плату в одно красное яблоко и маленький букет цветов за каждое здание, а Траст в свою очередь защищает собственность от реконструкции[42]. В марте 2007 года CapCo также приобрела магазины, расположенные под Королевским Домом Оперы[43]. Вся собственность CapCo в Ковент-Гардене составляет примерно 55,000 м2 и имеет примерную рыночную стоимость в £650 миллионов[41].

Достопримечательности

Королевский Дом Оперы

Королевский Дом Оперы, часто называемый просто «Ковент-Гарден», был построен как «Театр Короля» в 1732 году по проекту Эдварда Шеферда[44]. В течение первой сотни лет своей истории театр был в основном драматическим, с патентной грамотой выданной Карлом II Ковент-Гардену и Королевскому театру Друри-Лейн на эксклюзивное право устной драмы в Лондоне. В 1734 году был представлен первый балет, а спустя год начался первый сезон опер Генделя. Многие его оперы и оратории были написаны специально для Ковент-Гардена, где и проходили их премьеры[45]. Здание стало домом для Королевской оперы в 1945 году и Королевского балета с 1946 года[46].

Нынешнее здание — третье на этом месте из-за разрушительных пожаров в 1808 и 1857 годах. Фасад, фойе и аудитория были спроектированы Эдвардом Барри и датируются 1858 годом, однако практически все остальные элементы относятся к большой реконструкции в 1990-х, обошедшейся в £178 миллионов[47]. Королевский Дом Оперы вмещает 2,268 человек и состоит из четырех уровней мест и балконов и амфитеатральной галереи. Сцена для представлений — примерно 15-метровый квадрат[48]. Основная аудитория является защищенным зданием Первого Класса. Включение смежного старого Цветочного Холла, бывшего раньше частью старого рынка Ковент-Гарден, создало новое большое место для собраний публики[47].

Площадь Ковент-Гарден

Центральная площадь района названа просто «Ковент-Гарден», часто называемая также «Пьяцца Ковент-Гарден», чтобы отделить её от давшей ей имя окружающей территории. Это была первая современная площадь в Лондоне и изначально она представляла собой ровной свободное пространство с низким ограждением[50]. Обычный рынок появился на южной стороне и к 1830 году было построено нынешнее здание рынка. Площадь популярна среди уличных артистов, которые договариваются с владельцами места о конкретном времени выступления[51]. Изначально площадь была выложена в 1630 года после заказа Френсиса Рассела Иниго Джонсу спроектировать и построить церковь и три террасы красивых домов вокруг места бывших застенных садов, принадлежавших Вестминстерскому аббатству[50]. Проект Джонса использовал его знания планирования современных городов в Европе, в частности в Ливорно в Тоскане, Площадь Сан-Марко в Венеции, Площадь Сантиссима Анноциата во Флоренции и Площадь Вогезов в Париже[52]. Центральное место в проекте занимала большая площадь, концепция которой была нова для Лондона и которая оказала огромное влияние на современной планирование всего города[50], послужив прототипом для вновь строящихся районов по мере роста метрополии[4]. Исаак де Каус, французский гугенот и архитектор, проектировал отдельные дома по общему проекту Джонса[53].

Церковь Сент-Полс стала первым зданием и была начата в июле 1631 года в западной части площади. Последнее здание было закончено в 1637 году[20]. Семнадцать домов имели аркадные портики, организованные в группы по четыре и шесть с обеих сторон от Джеймс Стрит на ссеверной стороне, и по три и четыре с обеих сторон от Рассел Стрит. Именно эти аркады, а не сама площадь, получили имя Пьяцца[1], а группа от Джеймс Стрит до Рассел Стрит стала известна как «Большая Пьяцца», а к югу от Рассел Стрит — «Маленькая Пьяцца»[20]. Однако до наших дней дома Иниго Джонса не дошли, поскольку северная часть группы была реконструирована в 1877-79 годах в Бедфордские Палаты[54].

Рынок Ковент-Гарден

Первая запись о «новом рынке в Ковент-Гардене» появилась в 1654 году, когда рыночные торговцы ставили свои прилавки напротив садовой стены дома Бедфордов[55]. Граф Бедфордский получил частную грамоту от Карла II в 1670 году на фруктовый и овощной рынок, разрешавшую ему и его наследникам открывать рынок каждый день, кроме воскресенья и Рождества[56][57]. Первоначальный рынок, состоявший из деревянных прилавков и навесов, стал неорганизованным и беспорядочным, поэтому Шестой Герцог запросил Парламентский Акт в 1813 году для его регулирования, а затем заказал Чарльзу Фаулеру в 1830 году спроектировать и построить неоклассическое рыночное здание, которое является сегодня сердцем Ковент-Гардена[5]. Позднее были построены и другие здания — Цветочный Зал, Арендный Рынок и Юбилейный Рынок в 1904 году для иностранных цветов, построенный Кобиттом и Говардом[58].

К концу 1960-х пробки стали создавать проблемы для рынка, которому требовались все более крупные грузовики для доставки и продажи. Была запланирована реконструкция, однако протесты со стороны Ассоциация Общества Ковент-Гарден в 1973 году вынудили присвоить десятку зданий вокруг площади статус культурной ценность, что предотвратило реконструкцию[59]. В следующем году рынок переехал на новое место в «Новый Рынок Ковент-Гарден», примерно в 5 км на юго-восток в районе Найн Элмс. Центральное здание вновь открылось в 1980 году в качестве торгового центра и теперь является туристической достопримечательностью с кафе пабами, маленькими магазинчиками и ремесленным рынком под названием «Яблочный Рынок»[60]. Другой рынок, Юбилейный, находится в Юбилейном Холле на южной стороне площади[61].

Королевский театр Друри-Лейн

Современный Королевский Театр Друри-Лейн — самая современная из четырех инкарнаций, первая из которых открылась в 1663 году, что делает этот театр самый старым постоянно используемым театром Лондона[62]. В течение большинства из своих первых двух веков он имел, наравне с Королевским Домом Оперы, право на показ драмы и имел претензии на звание одного из ведущих театров Лондона[63]. Первый театр, известный как «Королевский театр Бриджес Стрит» имел на своей сцене выступления Нелла Гвина. После того, как он сгорел в 1672 году английский драматург и театральный управленец Томас Киллигрю договорился с Кристофером Реном о строительстве театра по-больше на том же самом месте, который открылся в 1674 году. Это здание простояло примерно 120 лет под управлением Колли Киббера, Дэвида Гаррика и Ричарда Бринсли Шеридана. В 1791 году при Шеридане здание было снесено, чтобы построить ещё более вместительный театр, который открылся в 1794 году, однако оно продержалось всего 15 лет, сгорев в 1809 году. Современное здание открылось в 1812 году[64]. Театр принимал столь разных актеров, как шекспировский актер Эдмунд Кин, детская актриса Клара Фишер, комедийная труппа Монти Пайтон (которая записала здесь концертный альбом), а также музыкальный композитор и исполнитель Айвор Новелло. С ноября 2008 года театр принадлежит композитору Эндрю Ллойд Уэбберу и в основном показывает популярные мюзиклы[65].

Лондонский Музей Общественного Транспорта

Лондонский Музей Общественного Транспорта расположен в викторианском здании из железа и стекла в восточной части площади. Оно было построено для цветочного рынка Вильямом Роджерсом в 1871 году[66], и было впервые занято музеем в 1980 году. До этого коллекция транспорта содержалась в Сайон-хаус в Клэпхеме. Первая часть коллекции была собрана в начале XX века компанией London General Omnibus Company, которая стала сохранять списанную технику. После того, как компания была куплена компанией London Electric Railway, коллекция была расширена железнодорожным транспортом. Коллекция продолжила расти, после того как эта компания, в свою очередь, стала частью, государственного управления общественного транспорта Лондона, в 1930 году[67]. В Ковент-Гардене выставлены множество примеров автобусов, трамваев, троллейбусов и железнодорожного транспорта XIX и XX веков, а также вещи и экспонаты, относящиеся к работе и рекламе общественного транспорта и влиянию развития транспортной сети на город и его население[68].

Церковь Святого Павла

Церковь, также известная как Актерская Церковь[69], была спроектирована Иниго Джонсом, как часть заказа Френсиса Рассела в 1631 году создать «дома и строения, соответствующие привычкам Джентльмена и человека со способностями»[17]. Работы над церковью начались в том же году, а к 1633 году она была закончена с общей стоимостью в £4,000 и освящена в 1638 году. В 1645 году Ковент-Гарден стал отдельной приходской общиной, а церковь была посвящена Апостолу Павлу[70]. Остается неясным, насколько здания похоже на оригинальное здание Джонса, поскольку церковь была повреждена пожаром в 1795 году во время реставрационных работ, и хотя колонны считаются оригинальными, остальная часть в основном относится к георгианской и викторианской реконструкции[71].

Культура

Историческая связь района с торговлей и развлечениями продолжается и сегодня[72]. В Ковент-Гардене расположено 13 театров[73], и более 60 пабов и баров, расположенных в основном южнее Лонг Акра вокруг основной торговой территории старого рынка[74]. В районе Севен Дайлс на севере Ковент-Гардена в 1977 году располагался панк-рок клуб The Roxy в 1977 году[75], и район сохранил свою концентрацию на молодежь со своими среднерыночными распродажными магазинами[76].

Уличные представления

Уличные развлечения в Ковент-Гардене были записаны Сэмюэлем Пипсом в свой дневник ещё в мае 1662 года, где он упоминает о кукольном представлении[77]. Ковент-Гарден имеет лицензию на уличные представления и исполнители проходят прослушивание для конкретного времени на нескольких точках вокруг рынка, включая Северный Холл, Западная Пьяцца и Двор Южного Холла. Последний отведен только под классическую музыку. Уличные артисты есть на Рынке Ковент-Гарден каждый день в году, кроме Рождества. Шоу идут в течение дня и длятся в течение примерно 30 минут. В марте 2008 года владелец рынка CapCo предложил сократить выступления до одного 30-минутного шоу в час[78].

Пабы и бары

В районе Ковент-Гарден расположено около 60 пабов и баров, некоторые из которых расположены в исторических зданиях, а также состоят в Национальном Списке Исторических Интерьеров Пабов, составленном CAMRA[79]. The Harp на площади Чандос получил несколько наград в последние годы[80][81]. The Lamb & Flag на Роуз Стрит имеет репутацию старейшего паба в районе[82], хотя документального подтверждения этому нет. Первое упоминание о пабе на этом месте относится к 1772 году (тогда он назывался Cooper’s Arms, а имя изменилось на Lamb & Flag в 1833 году), а кирпичный экстерьер 1958 года маскирует то, что может быть костяком начала XVIII века, заменившим старый дом, построенный в 1638 года[83]. Паб стал известным за показы кулачных боев в начале XIX века, когда его прозвали «Ведро Крови»[84] Улочка за этим пабом стала местом атаки на Джона Драйдена в 1679 году бандитами, нанятыми Джоном Уилмотом, 2-м графом Рочестер[85], с которым у них был длительный конфликт[86]. The Salisbury на Сент-Мартинс Лейн была построена как часть шестиэтажного блока примерно в 1899 году на месте более раннего паба, который был известен под несколькими именами, включая Coach & Horses и Ben Caunt’s Head. Здание и защищено государством, и входит в список CAMRA за качество травлёного и полированного стекла и работы по дереву, сочетающиеся в «хорошем fin de siècle ансамбле»[79][87].

Культурные связи

Ковент-Гарден, и особенно рынок, упоминаются в различных произведениях. Элиза Дулитл, главная героиня в пьесе Джорджа Бернарда Шоу «Пигмалион» и музыкальной адаптации Алана Джей Лернера (англ. Alan Jay Lerner) «Моя прекрасная леди», — продавщица цветов в Ковент-Гардене[88]. Фильм 1972 года Альфреда Хичкока «Исступление» про продавца фруктов в Ковент-Гардене, который становится серийным сексуальным убийцей[89], был снят на рынке, где его отец был оптовым продавцом зелени[90]. Ежедневная активность на рынке была темой документального фильма Линдсей Андерсон «Каждый день кроме Рождества», который выиграл Гран-При Венецианского кинофестиваля Короткометражных и Документальных фильмов[91].

Транспорт

Ковент-Гарден обслуживается линией Пикадилли на станции Ковент-Гарден, на углу Лонг Акра и Джеймс Стрит. Станция была открыта компанией Great Northern, Piccadilly and Brompton Railway 11 апреля 1907 года, четыре месяца после начала работы остальной линии 15 декабря 1906 года[92]. Доступ на платформы есть только на лифте или по лестнице. До реконструкции входных ворот в 2007 году[93], из-за большого пассажиропотока (16 миллионов ежегодно), Лондонское метро советовало пассажирам выходить через станцию «Лестер Сквер» и немного пройти пешком (маршрут метро в примерно 275 метров — самый короткий в Лондоне), чтобы избежать толпы[94]. Совсем рядом с районом находятся станции Чаринг-Кросс и железнодорожный вокзал Чаринг-Кросс, станции метро Лестер Сквер и Холборн. Хотя через сам Ковент-Гарден проходит только один автобусный маршрут, более 30 маршрутов проходят неподалеку, в основном по Стрэнду и Кингсуэй[95].

Напишите отзыв о статье "Ковент-Гарден (район)"

Примечания

  1. 1 2 3 Hibbert Christopher. [books.google.com/books?id=wN_H-__MBpYC&pg=PA214&dq=The+London+encyclopaedia+1904+the+Jubilee+Market#v=onepage&q&f=false Лондонская Энциклопедия]. — Pan Macmillan, 2008. — P. 213–214. (англ.)
  2. 1 2 [replay.web.archive.org/20090108035413/www.museumoflondon.org.uk/English/EventsExhibitions/Past/MissingLink/Themes/TML_themes_Lundenwic.htm Ранние годы Лундервика]. Museum of London. Проверено 2 моя 2011. (англ.)
  3. Монастырь по-английски — Convent, Конвент в транслитерации
  4. 1 2 Lloyd Jones, Nick. [www.independent.co.uk/life-style/house-and-home/property/garden-party-491936.html Садовая вечеринка] (25 мая 2005). Проверено 27 июля 2010. (англ.)
  5. 1 2 3 Porter Roy. [books.google.com/books?id=DyZfYaLXsuUC&pg=PR22&dq=the+market+in+covent+garden#v=onepage&q=the%20market%20in%20covent%20garden&f=false Лондон: Социальная История]. — Harvard University Press, 1998. — P. 5–6. (англ.)
  6. [www.roman-britain.org/antonine-itinerary.htm Итинерарий Антонина]. Roman Britain Organisation. Проверено 2 мая 2011. [www.webcitation.org/689O6G4QZ Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  7. Cockburn J.S. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=22101 История Графства Миддлсекс: Том 1]. — Institute of Historical Research. — P. 64–74. (англ.)
  8. [news.bbc.co.uk/1/hi/england/london/6196972.stm Древнее тело рождает новые теории]. BBC News (1 декабря 2006). Проверено 31 июля 2010. [www.webcitation.org/689O6iYmk Архивировано из первоисточника 3 июня 2012].
  9. Leary, Jim [www.pre-construct.com/Sites/Highlights/Bedford.htm Раскопки на Бедфорд стрит, 15-16, Ковент-Гарден, Лондон](недоступная ссылка — история). Pre-Construct Archaeology. Проверено 13 августа 2010. [web.archive.org/20061113150826/www.pre-construct.com/Sites/Highlights/Bedford.htm Архивировано из первоисточника 13 ноября 2006]. (англ.)
  10. (1999) «[ads.ahds.ac.uk/catalogue/adsdata/arch-457-1/dissemination/pdf/vol09/vol09_02/09_02_035_038.pdf Лондон Короля Альфреда и Лондонский Король Альфред]». London Archaeologist (London Archaeologist Association) 9 (2): 35–38. Проверено 7 мая 2011. (англ.)
  11. 1 2 3 Burford E.J. Бездельники, Люди Удачи и Развратники – Лондонская Низшая Жизнь: Ковент-Гарден в Восемнадцатом Веке. — Robert Hale Ltd, 1986. — P. 1–3. — ISBN 0-7090-2629-3. (англ.)
  12. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46082 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 19–21. (англ.)
  13. [www.etymonline.com/index.php?term=convent Convent]. Online Etymology Dictionary. Проверено 31 июля 2010. [www.webcitation.org/689O7rujb Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.); также смотри Fowler H W. Краткий Оксфордский словарь английского языка. — 4 изд.. — Clarendon Press, 1951. — P. 202. (англ.)
  14. Stone Dale Alzina. [books.google.com/books?id=kyXfTbVxYOQC&pg=PA56&dq=Mystery+Reader%27s+Walking+Guide:+London+Earl+of+Bedford#v=onepage&q&f=false Мистический Читательский Пешеходный Путеводитель]. — iUniverse, 2004. — P. 56. — ISBN 0-595-31513-5. (англ.)
  15. Richardson John. [books.google.com/books?id=0wUCjfE6Lk4C&pg=PA171&dq=The+annals+of+London:++Bedford+House+Built#v=onepage&q&f=false Анналы Лондона: ежегодные записи тысячелетней истории, Том 2000, Часть 2]. — University of California Press, 2000. — P. 171. — ISBN 0-520-22795-6. (англ.)
  16. [archivemaps.com/london/1690coventgarden.htm План дома Бедфорд, Ковент-Гарден. Снято примерно в 1690]. MAPCO. Проверено 2 мая 2011. [www.webcitation.org/689O8JRID Архивировано из первоисточника 3 июня 2012].
  17. 1 2 Summerson John. [books.google.com/books?ct=result&id=cM1PAAAAMAAJ&dq=inigo+jones&q=Isaac+de+Caus#search_anchor Иниго Джонс]. — Penguin, 1966. — P. 96. (англ.)
  18. Burford E.J. Бездельники, Люди Удачи и Развратники – Лондонская Низшая Жизнь: Ковент-Гарден в Восемнадцатом Веке. — Hale, 1986. — P. 6. — ISBN 0-7090-2629-3. (англ.)
  19. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46085 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 25–34. (англ.)
  20. 1 2 3 Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46092 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 77–80. (англ.)
  21. [www.bedfordestates.com/index.cfm/pcms/site.The_Estate.History/#1st-duke История]. Bedford Estates. Проверено 10 сентября 2010. [www.webcitation.org/689O8oTCX Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  22. Burford E.J. Бездельники, Люди Удачи и Развратники – Лондонская Низшая Жизнь: Ковент-Гарден в Восемнадцатом Веке. — Hale, 1986. — P. 260. — ISBN 0-7090-2629-3. (англ.)
  23. Isaaman, Gerald. [www.camdennewjournal.co.uk/072805/r072805_03.htm Проститутки Ковент-Гардена от А до Я] (29 июля 2005). Проверено 19 июля 2008} (англ.).
  24. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46089 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 48–52. (англ.)
  25. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46089 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 19. (англ.)
  26. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46089 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 1. (англ.)
  27. Youngs Frederic. Путеводитель в Местные Административные Единицы Англии, Том 1: Южная Англия. — Royal Historical Society, 1979. — ISBN 0-901050-67-9.
  28. Port, M. H. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=38869 Заказ на строительство пятидесяти новых церквей: Минутная книга, 1711–27, календарь] 38–39. Institute of Historical Research (1986). Проверено 7 мая 2011. (англ.)
  29. [www.legislation.gov.uk/uksi/2007/1681/schedule/made Парламентские Избирательные Округа (Англия) Приказ 2007]. The National Archives. Проверено 2 мая 2011. [www.webcitation.org/689O9nw6W Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  30. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46089 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 48-52. (англ.)
  31. [www.westminster.gov.uk/services/environment/planning/majorprojects/thewestend/covent/ План Действий Ковент-Гардена]. Проверено 20 мая 2011. [www.webcitation.org/689OAI80m Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  32. [www.coventgardenlondonuk.com/about О нас]. Covent Garden London Official Guide. Проверено 28 июля 2010. [www.webcitation.org/689OBG7ef Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  33. Thorne Robert. [books.google.com/books?ct=result&id=ezBNAAAAYAAJ&dq=covent+garden+boundary&q=+proper+boundaries#search_anchor Рынок Ковент-Гарден: Его История и Реставрация]. — Architectural Press, 1980. — P. 2. — ISBN 0-85139-098-6. (англ.)
  34. [www3.camden.gov.uk/votes/map/ Выборы Камдена 2010]. Camden Council. Проверено 28 июля 2010. [www.webcitation.org/689OBm1dp Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  35. [www.coventgarden.uk.com/featureshistory/fh_streets.php?street=91&submit=Go&submitted=TRUE&p_id=features&c_id=street Особенности улиц: Лонг Акр]. Covent Garden London: Online Magazine. Проверено 30 июля 2010. [www.webcitation.org/689OCUuI0 Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  36. [asc2.futura.com/CaseStudies/Odhams/Overview/Default.aspx Витрина: Одхамс Уолк: Обзор](недоступная ссылка — история). Academy for Sustainable Communities. Проверено 8 мая 2011. [web.archive.org/20081120192132/asc2.futura.com/CaseStudies/Odhams/Overview/Default.aspx Архивировано из первоисточника 20 ноября 2008]. (англ.)
  37. [www.coventgarden.org.uk/id1.html О нас]. Covent Garden Community Association. Проверено 30 июля 2010. [www.webcitation.org/689ODLlx5 Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  38. Kiss, Jemima. [www.guardian.co.uk/uk/2010/aug/05/apple-london-biggest-store Apple выбирает Лондон для открытия самого большого в мире магазина] (5 August 2010). Проверено 7 августа 2010. (англ.)
  39. Darwin Porter, Danforth Prince. [books.google.com/books?id=AYT82eXH1l0C&pg=PA215&dq=Apple+Market+Covent+Garden#v=onepage&q=Apple%20Market%20Covent%20Garden&f=false Англия Фроммера 2011]. — Frommer's, 2010. — P. 215. (англ.)
  40. Frame Pete. [books.google.co.uk/books?id=GHPVGbDS0KsC&pg=PT133&dq=%22The+Rock+Garden%22+music+venue#v=onepage&q&f=false Рок Пита Фрейма по всей Британии: достопримечательности рок-н-ролла в Великобритании и Ирландии]. — Omnibus, 1999. — P. 122. (англ.)
  41. 1 2 Chesters, Laura [www.propertyweek.com/story.asp?storycode=3099054 Ковент Гарден в стиле Селфриджис]. Property Week (2 ноября 2007). Проверено 31 марта 2008. [www.webcitation.org/689OE6E5y Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  42. Dover, Molly [www.propertyweek.com/capital-and-counties-jv-wins-covent-garden/3071263.article Capital & Counties JV выигрывает Ковент-Гарден]. Property Week (28 июля 2006). Проверено 5 августа 2010. [www.webcitation.org/689OF3GCc Архивировано из первоисточника 3 июня 2012].
  43. [www.shopping-centre.co.uk/news/fullstory.php/aid/1783/CapCo_grows_in_Covent_Garden.html CapCo растет в Ковент-Гардене]. Shopping centre (26 марта 2007). Проверено 31 марта 2008. [www.webcitation.org/689OFrKSF Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  44. [books.google.com/books?id=V2d12iZkgOwC&pg=PA407&dq=royal+opera+house+constructed+in+1732#v=onepage&q&f=false Коллегиальная энциклопедия Мериам-Вебстера= 407]. — Merriam-Webster, 2000. (англ.)
  45. Dean Winton. [books.google.com/books?id=ekWgum0Vr0QC&pg=PA274&dq=covent+garden+handel%27s+first+season+of+operas#v=onepage&q=covent%20garden%20handel%27s%20first%20season%20of%20operas&f=false Оперы Генделя, 1726–1741]. — Boydell Press, 2006. — P. 274–285274. (англ.)
  46. [www.rohcollections.org.uk/CollectionPersDeValois.aspx Ninette de Valois Bequest and Papers]. Royal Opera House Collections Online. Проверено 27 июля 2010. [www.webcitation.org/689OGS5FK Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  47. 1 2 [www.roh.org.uk/discover/royaloperahouse/history.aspx Наша История](недоступная ссылка — история). Royal Opera House. Проверено 26 июля 2010. [web.archive.org/20111106031626/www.roh.org.uk/discover/royaloperahouse/history.aspx Архивировано из первоисточника 6 ноября 2011]. (англ.)
  48. [www.roh.org.uk/discover/backstage/index.aspx За сценой - Королевский Дом Оперы](недоступная ссылка — история). Проверено 20 мая 2011. [web.archive.org/20120129071325/www.roh.org.uk/discover/backstage/index.aspx Архивировано из первоисточника 29 января 2012]. (англ.)
  49. [www.tate.org.uk/britain/exhibitions/hogarth/rooms/room5.shtm Комнатный Путеводитель – Комната 5: Уличная жизнь](недоступная ссылка — история). Tate Britain. Проверено 28 июля 2010. [web.archive.org/20080908084658/www.tate.org.uk/britain/exhibitions/hogarth/rooms/room5.shtm Архивировано из первоисточника 8 сентября 2008]. (англ.)
  50. 1 2 3 Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/source.aspx?pubid=362 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. (англ.)
  51. [www.coventgardenlondonuk.com/events-entertainment-culture/articles/street-performer-auditions Прослушивания уличных артистов]. Covent Garden London Official Guide. Проверено 1 августа 2010. [www.webcitation.org/689OH6CoB Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  52. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46091 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 64–76. (англ.)
  53. Anderson Christy. [books.google.com/books?id=rXUe0vcVIM0C&pg=PA202&dq=Bedford+House+covent+garden+1552#v=onepage&q=Isaac%20de%20Caus&f=false Иниго Джонс и Классические Традиции]. — Cambridge University Press, 2007. — P. 204. (англ.)
  54. [pdf.ifoman.com.s3.amazonaws.com/coventgarden_0809_design-access_statement.pdf Предложенный проект Бедфордских Палат №1 и №6-7 (включительно) Пьяцца]. City of Westminster (2 июля 2008). Проверено 7 мая 2011. [www.webcitation.org/689OHchBt Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  55. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46106 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 129–150. (англ.)
  56. Boursnell Clive. [books.google.com/books?id=ktSeoUGe_mgC&printsec=frontcover&dq=Covent+Garden:+The+Fruit,+Vegetable+and+Flower+Markets#v=onepage&q&f=false Ковент-Гарден: Фруктовый, Овощной и Цветочный Рынок]. — Frances Lincoln Publishers, 2008. — P. 7. — ISBN 0-7112-2860-4. (англ.)
  57. Thorne Robert. [books.google.com/books?ct=result&id=ezBNAAAAYAAJ&dq=the+market+in+covent+garden&q=1670#search_anchor Рынок Ковент-Гарден: Его История и Реставрация]. — Architectural Press, 1980. — P. 9. — ISBN 0-85139-098-6. (англ.)
  58. Hibbert Christopher. [books.google.com/books?id=wN_H-__MBpYC&pg=PA214&dq=The+London+encyclopaedia+1904+the+Jubilee+Market#v=onepage&q&f=false Лондонская Энциклопедия]. — Pan Macmillan, 2008. — P. 214–215. — ISBN 1-4050-4924-3. (англ.)
  59. [replay.web.archive.org/20080516013026/www.museumoflondon.org.uk/English/Collections/OnlineResources/X20L/Themes/1337/1120/ Ковент-Гарден]. Museum of London. Проверено 2 мая 2011. (англ.)
  60. Hibbert Christopher. [books.google.com/books?id=wN_H-__MBpYC&pg=PA214&dq=apple+market+covent+garden#v=onepage&q=apple%20market%20covent%20garden&f=false Лондонская Энциклопедия]. — Pan Macmillan, 2008. — P. 214. — ISBN 1-4050-4924-3. (англ.)
  61. Gershman Suzy. [books.google.com/books?id=9ICxQVu9WxQC&pg=PA238&dq=apple+market+covent+garden#v=onepage&q=apple%20market%20covent%20garden&f=false Рожденный покупать в Лондоне от Сюзи Гершман: Главный Путеводитель для Тех, Кто Любит Покупать]. — Frommer's, 2008. — P. 238. — ISBN 978-0-470-14665-1. (англ.)
  62. [www.victorianweb.org/mt/theaters/pva234.html Театры в Викторианском Лондоне]. Victorian Web (9 мая 2007). Проверено 20 марта 2010. [www.webcitation.org/689OIm0ng Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  63. Banham Martin. [books.google.com/books?id=_MxJbvpz_rwC&pg=PA309&dq=drury+lane+could+reasonably+have+claimed+to+be+London%27s+leading+theatre#v=onepage&q=drury%20lane%20could%20reasonably%20have%20claimed%20to%20be%20London%27s%20leading%20theatre&f=false Кембриджский Путеводитель Театра]. — Cambridge University Press, 1995. — P. 309. — ISBN 0-521-43437-8. (англ.)
  64. Banham Martin. [books.google.com/books?id=_MxJbvpz_rwC&pg=PA309&dq=drury+lane+could+reasonably+have+claimed+to+be+London%27s+leading+theatre#v=onepage&q=drury%20lane%20could%20reasonably%20have%20claimed%20to%20be%20London%27s%20leading%20theatre&f=false Кембриджский Путеводитель Театра]. — Cambridge University Press, 1995. — P. 310. — ISBN 0-521-43437-8. (англ.)
  65. [www.arthurlloyd.co.uk/DruryLane.htm Королевский театр Друри-Лейн]. The Music Hall and Theatre History Site. Проверено 27 июля 2010. [www.webcitation.org/689OJJKvG Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  66. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46106 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 129–150. (англ.)
  67. [www.ltmuseum.co.uk/about-us/a-brief-history About Us]. Лондонский Музей Общественного Транспорта. Проверено 2 мая 2011. [www.webcitation.org/689OLRpkp Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  68. [www.ltmuseum.co.uk/collections/28.aspx Коллекции]. London Transport Museum. Проверено 26 июля 2010. [www.webcitation.org/689OMBwKG Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  69. [www.actorschurch.org/ Добро пожаловать на сайт церкви Сент-Полс]. The Actor's Church. Проверено 26 июля 2010. [www.webcitation.org/689OMmKkc Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  70. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46105 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 98–128. (англ.)
  71. Summerson John. [books.google.com/books?ct=result&id=cM1PAAAAMAAJ&dq=inigo+jones&q=Victorian+reconstruction#search_anchor Иниго Джонс]. — Penguin, 1966. — P. 95. (англ.)
  72. [books.google.com/books?id=cpf2OBfjNlgC&pg=PA330&dq=Covent+Garden+shopping+and+entertainment#v=onepage&q=Covent%20Garden%20shopping%20and%20entertainment&f=false Празднуй Земля - Европа]. — 4 изд.. — Party Earth LLC, 2010. — P. 330. (англ.)
  73. [www.covent-garden.co.uk/Theatres/index.html Страницы Индекса Театров]. Covent Garden Street Site. Проверено 25 августа 2010. [www.webcitation.org/689ONUGdh Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  74. [www.fancyapint.com/area/00273.php Пабы в Ковент-Гарден]. Fancyapint?. Проверено 30 июля 2010. [www.webcitation.org/689OOpf0q Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  75. [www.guardian.co.uk/music/musicblog/2007/oct/04/roxymusic Музыка Roxy] (4 октября 2007). Проверено 25 августа 2010. (англ.)
  76. Carrier Rhonda. [books.google.com/books?id=jEAL132QYQUC&pg=PA220&dq=Seven+Dials+london+trendy+shops#v=onepage&q=Seven%20Dials%20london%20trendy%20shops&f=false Лондон Фроммера с Детьми]. — Frommer's, 2005. — P. 220. — ISBN 978-0-7645-4993-9. (англ.)
  77. Edwards, Glyn [www.coventgardenlife.com/info/street_entertainers/punch_judy/punch_judy.htm Ковент-Гарден и история Панч и Джуди]. Covent Garden Life. Проверено 31 марта 2008. [www.webcitation.org/689OQF60z Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  78. [news.bbc.co.uk/1/hi/england/london/7316214.stm Уличные музыканты опасаются начала конца], BBC News (27 марта 2008). Проверено 2 мая 2011. (англ.)
  79. 1 2 [www.camranorthlondon.org.uk/londonpubsgroup/crawls.html#017 Вечер Ползания Лондонских Пабов в Стрэнде и Ковент-Гарден](недоступная ссылка — история). CAMRA North London (23 марта 2011). Проверено 7 мая 2011. [web.archive.org/20110716031236/www.camranorthlondon.org.uk/londonpubsgroup/crawls.html#017 Архивировано из первоисточника 16 июля 2011]. (англ.)
  80. [www.harpcoventgarden.com/reviews-awards/# The Harp – Обзоры и Награды]. The Harp Bar, Covent Garden. Проверено 16 февраля 2011. [www.webcitation.org/689ORHLo8 Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  81. Perrett, Michelle. [www.morningadvertiser.co.uk/news.ma/article/89759 The Harp в Ковент-Гарден: Национальное достояние] (16 февраля 2011). Проверено 16 февраля 2011. (англ.)
  82. [www.pubs.com/main_site/pub_details.php?pub_id=136 The Lamb and Flag]. Pubs.com. Проверено 30 июля 2010. [www.webcitation.org/689OSMJ2G Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  83. Sheppard F. H. W. [www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=46110 Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден]. — Institute of Historical Research, 1970. — P. 182–184. (англ.)
  84. Porter Darwin. [books.google.com/books?id=v66bMh6yqfsC&pg=PA215&dq=bucket+of+blood+lamb+%26+flag#v=onepage&q=bucket%20of%20blood%20lamb%20%26%20flag&f=false Англия Фроммера 2008]. — Frommer's, 2007. — P. 215. — ISBN 0-470-13819-X. (англ.)
  85. Richardson John. [books.google.com/books?id=0wUCjfE6Lk4C&pg=PA156&dq=Lamb+%26+Flag+covent+garden#v=onepage&q=Lamb%20%26%20Flag%20covent%20garden&f=false Анналы Лондона]. — University of California Press, 2000. — P. 156. — ISBN 0-520-22795-6. (англ.)
  86. [www.luminarium.org/eightlit/rochester/wilmotbio.htm "Джон Уилмот, 2-й граф Рочестер"], Encyclopedia Britannica, vol. XXIII (11 изд. ed.), Cambridge University Press, 1910, p. 428, <www.luminarium.org/eightlit/rochester/wilmotbio.htm>. Проверено 2 августа 2010.   (англ.)
  87. [www.heritagepubs.org.uk/pubs/national-inventory-pubguide.asp?County=Unknown&PubID=44 Сент-Мартинс Лейн](недоступная ссылка — история). Heritage Pubs. Проверено 16 фебраля 2011. [web.archive.org/20110722044943/www.heritagepubs.org.uk/pubs/national-inventory-pubguide.asp?County=Unknown&PubID=44 Архивировано из первоисточника 22 июля 2011]. (англ.)
  88. White David S. [books.google.com/books?id=tkrt0rHAQl8C&pg=PA43&dq=my+fair+lady+covent+garden#v=onepage&q=my%20fair%20lady%20covent%20garden&f=false Давайте Возьмем Детей в Лондон: Семейный Путеводитель для Путешествия]. — Take the Kids to London, 2000. — P. 43. — ISBN 0-595-13953-1. (англ.)
  89. Boursnell Clive. [books.google.com/books?id=ktSeoUGe_mgC&pg=PA142&dq=Frenzy+covent+garden#v=onepage&q=Frenzy%20covent%20garden&f=false Ковент-Гарден: Фруктовый, Овощной и Цветочный Рынок]. — Frances Lincoln Publishers, 2008. — P. 142. — ISBN 0-7112-2860-4. (англ.)
  90. Arrington, Chuck [www.dvdtalk.com/reviews/1629/alfred-hitchcock-collection-frenzy-the/ Коллекция Альфреда Хитчкока: Исступление]. DVD Talk (19 февраля 2001). Проверено 27 июля 2010. [www.webcitation.org/689OTDm88 Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  91. Dupin, Christophe [www.screenonline.org.uk/film/id/438953/ Каждый день кроме Рождества (1957)]. BFI Screenonline. Проверено 27 июля 2010. [www.webcitation.org/689OTsXzT Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  92. [classic-web.archive.org/web/20080413000909/www.tfl.gov.uk/tfl/corporate/modesoftransport/tube/linefacts/?line=piccadilly Факты о линии Пикадилли]. Transport for London. Проверено 26 июля 2010. (англ.)
  93. [www.coventgarden.uk.com/getting/Covent-Garden-by-underground.html Ковент-Гарден Лондон : Добраться до Ковент-Гардена на метро]. Covent Garden London. Проверено 20 мая 2011. [www.webcitation.org/689OUKLRu Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  94. Time Out editors. [www.timeout.com/london/big-smoke/features/2816/London-s_shortest_tube_journey.html Кратчайшая поездка на метро в Лондоне]. Time Out London (17 апреля 2007). Проверено 20 мая 2011. [www.webcitation.org/689OVAOg0 Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)
  95. [www.coventgarden.uk.com/getting/Covent-Garden-by-bus.html Добраться до Ковент-Гардена на автобусе]. Covent Garden London. Проверено 26 июля 2010. [www.webcitation.org/689OWD27n Архивировано из первоисточника 3 июня 2012]. (англ.)

Литература

  • Anderson, Christy (2007). «Иниго Джонс и Классическая Традиция'». Cambridge University Press. ISBN 0-521-82027-8.
  • Banham, Martin (1995). «Кембриджский Путеводитель в Театр». Cambridge University Press. ISBN 0-521-43437-8.
  • Boursnell, Clive; Ackroyd, Peter (2008). «Ковент-Гарден: Фруктовый, Овощной и Цветочный Рынок». Frances Lincoln Publishers. ISBN 0-7112-2860-4.
  • Burford, E. J. (1986). «Бездельники, Люди Удачи и Развратники — Лондонская Низшая Жизнь: Ковент-Гарден в Восемнадцатом Веке». Robert Hale Ltd. ISBN 0-7090-2629-3.
  • Kilburn, Mike; Arzoz, Alberto (2002). «Лондонские Театры». New Holland Publishers. ISBN 1-84330-069-9.
  • Porter, Roy (1998). London: A Social History. Harvard University Press. ISBN 0-674-53839-0.
  • Sheppard, F. H. W. (1970). «Изучение Лондона: том 36: Ковент-Гарден». Institute of Historical Research.
  • Summerson, John (1983). «Иниго Джонс». Penguin. ISBN 0-14-020839-9.
  • Thorne, Robert (1980). «Рынок Ковент-Гарден: История и Реставрация». Architectural Press. ISBN 0-85139-098-6.
  • Weinreb, Ben; Hibbert, Christopher (2008). «Лондонская Энциклопедия». Pan Macmillan. ISBN 1-4050-4924-3.

Ссылки

  • [rusinuk.blogspot.co.uk/2012/10/covent-garden.html Районы Лондона - Ковент Гарден] (рус.)
  • [www.british-history.ac.uk/source.asp?pubid=362 Том о Ковент-Гарден] из «Изучение Лондона» онлайн (опубликовано в 1970 году). Детальная архитектурная история. (англ.)
  • [www.coventgarden.org.uk/ Ассоциация Общины Ковент-Гарден] (англ.)
  • [www.gardenvisit.com/landscape/london/lguide/covent-garden.htm Архитектура пейзажа Ковент-Гарден] (англ.)
  • [www.coventgardenmarket.co.uk/ Рынок Ковент-Гарден] (англ.)
  • [barblog.lastminuteliving.com/my_weblog/london_covent_garden/index.html Путеводитель в Бары и Пабы Ковент-Гардена] (англ.)
  • [streetperformers.arecool.net/ Ассоциация Уличных Артистов Ковент-Гардена] (англ.)
  • [www.coventgarden.uk.com/ Вокруг Ковент-Гардена], местный ежемесячный журнал и путеводитель. (англ.)

Отрывок, характеризующий Ковент-Гарден (район)

Государь быстрым взглядом окинул Кутузова с головы до ног, на мгновенье нахмурился, но тотчас же, преодолев себя, подошел и, расставив руки, обнял старого генерала. Опять по старому, привычному впечатлению и по отношению к задушевной мысли его, объятие это, как и обыкновенно, подействовало на Кутузова: он всхлипнул.
Государь поздоровался с офицерами, с Семеновским караулом и, пожав еще раз за руку старика, пошел с ним в замок.
Оставшись наедине с фельдмаршалом, государь высказал ему свое неудовольствие за медленность преследования, за ошибки в Красном и на Березине и сообщил свои соображения о будущем походе за границу. Кутузов не делал ни возражений, ни замечаний. То самое покорное и бессмысленное выражение, с которым он, семь лет тому назад, выслушивал приказания государя на Аустерлицком поле, установилось теперь на его лице.
Когда Кутузов вышел из кабинета и своей тяжелой, ныряющей походкой, опустив голову, пошел по зале, чей то голос остановил его.
– Ваша светлость, – сказал кто то.
Кутузов поднял голову и долго смотрел в глаза графу Толстому, который, с какой то маленькою вещицей на серебряном блюде, стоял перед ним. Кутузов, казалось, не понимал, чего от него хотели.
Вдруг он как будто вспомнил: чуть заметная улыбка мелькнула на его пухлом лице, и он, низко, почтительно наклонившись, взял предмет, лежавший на блюде. Это был Георгий 1 й степени.


На другой день были у фельдмаршала обед и бал, которые государь удостоил своим присутствием. Кутузову пожалован Георгий 1 й степени; государь оказывал ему высочайшие почести; но неудовольствие государя против фельдмаршала было известно каждому. Соблюдалось приличие, и государь показывал первый пример этого; но все знали, что старик виноват и никуда не годится. Когда на бале Кутузов, по старой екатерининской привычке, при входе государя в бальную залу велел к ногам его повергнуть взятые знамена, государь неприятно поморщился и проговорил слова, в которых некоторые слышали: «старый комедиант».
Неудовольствие государя против Кутузова усилилось в Вильне в особенности потому, что Кутузов, очевидно, не хотел или не мог понимать значение предстоящей кампании.
Когда на другой день утром государь сказал собравшимся у него офицерам: «Вы спасли не одну Россию; вы спасли Европу», – все уже тогда поняли, что война не кончена.
Один Кутузов не хотел понимать этого и открыто говорил свое мнение о том, что новая война не может улучшить положение и увеличить славу России, а только может ухудшить ее положение и уменьшить ту высшую степень славы, на которой, по его мнению, теперь стояла Россия. Он старался доказать государю невозможность набрания новых войск; говорил о тяжелом положении населений, о возможности неудач и т. п.
При таком настроении фельдмаршал, естественно, представлялся только помехой и тормозом предстоящей войны.
Для избежания столкновений со стариком сам собою нашелся выход, состоящий в том, чтобы, как в Аустерлице и как в начале кампании при Барклае, вынуть из под главнокомандующего, не тревожа его, не объявляя ему о том, ту почву власти, на которой он стоял, и перенести ее к самому государю.
С этою целью понемногу переформировался штаб, и вся существенная сила штаба Кутузова была уничтожена и перенесена к государю. Толь, Коновницын, Ермолов – получили другие назначения. Все громко говорили, что фельдмаршал стал очень слаб и расстроен здоровьем.
Ему надо было быть слабым здоровьем, для того чтобы передать свое место тому, кто заступал его. И действительно, здоровье его было слабо.
Как естественно, и просто, и постепенно явился Кутузов из Турции в казенную палату Петербурга собирать ополчение и потом в армию, именно тогда, когда он был необходим, точно так же естественно, постепенно и просто теперь, когда роль Кутузова была сыграна, на место его явился новый, требовавшийся деятель.
Война 1812 го года, кроме своего дорогого русскому сердцу народного значения, должна была иметь другое – европейское.
За движением народов с запада на восток должно было последовать движение народов с востока на запад, и для этой новой войны нужен был новый деятель, имеющий другие, чем Кутузов, свойства, взгляды, движимый другими побуждениями.
Александр Первый для движения народов с востока на запад и для восстановления границ народов был так же необходим, как необходим был Кутузов для спасения и славы России.
Кутузов не понимал того, что значило Европа, равновесие, Наполеон. Он не мог понимать этого. Представителю русского народа, после того как враг был уничтожен, Россия освобождена и поставлена на высшую степень своей славы, русскому человеку, как русскому, делать больше было нечего. Представителю народной войны ничего не оставалось, кроме смерти. И он умер.


Пьер, как это большею частью бывает, почувствовал всю тяжесть физических лишений и напряжений, испытанных в плену, только тогда, когда эти напряжения и лишения кончились. После своего освобождения из плена он приехал в Орел и на третий день своего приезда, в то время как он собрался в Киев, заболел и пролежал больным в Орле три месяца; с ним сделалась, как говорили доктора, желчная горячка. Несмотря на то, что доктора лечили его, пускали кровь и давали пить лекарства, он все таки выздоровел.
Все, что было с Пьером со времени освобождения и до болезни, не оставило в нем почти никакого впечатления. Он помнил только серую, мрачную, то дождливую, то снежную погоду, внутреннюю физическую тоску, боль в ногах, в боку; помнил общее впечатление несчастий, страданий людей; помнил тревожившее его любопытство офицеров, генералов, расспрашивавших его, свои хлопоты о том, чтобы найти экипаж и лошадей, и, главное, помнил свою неспособность мысли и чувства в то время. В день своего освобождения он видел труп Пети Ростова. В тот же день он узнал, что князь Андрей был жив более месяца после Бородинского сражения и только недавно умер в Ярославле, в доме Ростовых. И в тот же день Денисов, сообщивший эту новость Пьеру, между разговором упомянул о смерти Элен, предполагая, что Пьеру это уже давно известно. Все это Пьеру казалось тогда только странно. Он чувствовал, что не может понять значения всех этих известий. Он тогда торопился только поскорее, поскорее уехать из этих мест, где люди убивали друг друга, в какое нибудь тихое убежище и там опомниться, отдохнуть и обдумать все то странное и новое, что он узнал за это время. Но как только он приехал в Орел, он заболел. Проснувшись от своей болезни, Пьер увидал вокруг себя своих двух людей, приехавших из Москвы, – Терентия и Ваську, и старшую княжну, которая, живя в Ельце, в имении Пьера, и узнав о его освобождении и болезни, приехала к нему, чтобы ходить за ним.
Во время своего выздоровления Пьер только понемногу отвыкал от сделавшихся привычными ему впечатлений последних месяцев и привыкал к тому, что его никто никуда не погонит завтра, что теплую постель его никто не отнимет и что у него наверное будет обед, и чай, и ужин. Но во сне он еще долго видел себя все в тех же условиях плена. Так же понемногу Пьер понимал те новости, которые он узнал после своего выхода из плена: смерть князя Андрея, смерть жены, уничтожение французов.
Радостное чувство свободы – той полной, неотъемлемой, присущей человеку свободы, сознание которой он в первый раз испытал на первом привале, при выходе из Москвы, наполняло душу Пьера во время его выздоровления. Он удивлялся тому, что эта внутренняя свобода, независимая от внешних обстоятельств, теперь как будто с излишком, с роскошью обставлялась и внешней свободой. Он был один в чужом городе, без знакомых. Никто от него ничего не требовал; никуда его не посылали. Все, что ему хотелось, было у него; вечно мучившей его прежде мысли о жене больше не было, так как и ее уже не было.
– Ах, как хорошо! Как славно! – говорил он себе, когда ему подвигали чисто накрытый стол с душистым бульоном, или когда он на ночь ложился на мягкую чистую постель, или когда ему вспоминалось, что жены и французов нет больше. – Ах, как хорошо, как славно! – И по старой привычке он делал себе вопрос: ну, а потом что? что я буду делать? И тотчас же он отвечал себе: ничего. Буду жить. Ах, как славно!
То самое, чем он прежде мучился, чего он искал постоянно, цели жизни, теперь для него не существовало. Эта искомая цель жизни теперь не случайно не существовала для него только в настоящую минуту, но он чувствовал, что ее нет и не может быть. И это то отсутствие цели давало ему то полное, радостное сознание свободы, которое в это время составляло его счастие.
Он не мог иметь цели, потому что он теперь имел веру, – не веру в какие нибудь правила, или слова, или мысли, но веру в живого, всегда ощущаемого бога. Прежде он искал его в целях, которые он ставил себе. Это искание цели было только искание бога; и вдруг он узнал в своем плену не словами, не рассуждениями, но непосредственным чувством то, что ему давно уж говорила нянюшка: что бог вот он, тут, везде. Он в плену узнал, что бог в Каратаеве более велик, бесконечен и непостижим, чем в признаваемом масонами Архитектоне вселенной. Он испытывал чувство человека, нашедшего искомое у себя под ногами, тогда как он напрягал зрение, глядя далеко от себя. Он всю жизнь свою смотрел туда куда то, поверх голов окружающих людей, а надо было не напрягать глаз, а только смотреть перед собой.
Он не умел видеть прежде великого, непостижимого и бесконечного ни в чем. Он только чувствовал, что оно должно быть где то, и искал его. Во всем близком, понятном он видел одно ограниченное, мелкое, житейское, бессмысленное. Он вооружался умственной зрительной трубой и смотрел в даль, туда, где это мелкое, житейское, скрываясь в тумане дали, казалось ему великим и бесконечным оттого только, что оно было неясно видимо. Таким ему представлялась европейская жизнь, политика, масонство, философия, филантропия. Но и тогда, в те минуты, которые он считал своей слабостью, ум его проникал и в эту даль, и там он видел то же мелкое, житейское, бессмысленное. Теперь же он выучился видеть великое, вечное и бесконечное во всем, и потому естественно, чтобы видеть его, чтобы наслаждаться его созерцанием, он бросил трубу, в которую смотрел до сих пор через головы людей, и радостно созерцал вокруг себя вечно изменяющуюся, вечно великую, непостижимую и бесконечную жизнь. И чем ближе он смотрел, тем больше он был спокоен и счастлив. Прежде разрушавший все его умственные постройки страшный вопрос: зачем? теперь для него не существовал. Теперь на этот вопрос – зачем? в душе его всегда готов был простой ответ: затем, что есть бог, тот бог, без воли которого не спадет волос с головы человека.


Пьер почти не изменился в своих внешних приемах. На вид он был точно таким же, каким он был прежде. Так же, как и прежде, он был рассеян и казался занятым не тем, что было перед глазами, а чем то своим, особенным. Разница между прежним и теперешним его состоянием состояла в том, что прежде, когда он забывал то, что было перед ним, то, что ему говорили, он, страдальчески сморщивши лоб, как будто пытался и не мог разглядеть чего то, далеко отстоящего от него. Теперь он так же забывал то, что ему говорили, и то, что было перед ним; но теперь с чуть заметной, как будто насмешливой, улыбкой он всматривался в то самое, что было перед ним, вслушивался в то, что ему говорили, хотя очевидно видел и слышал что то совсем другое. Прежде он казался хотя и добрым человеком, но несчастным; и потому невольно люди отдалялись от него. Теперь улыбка радости жизни постоянно играла около его рта, и в глазах его светилось участие к людям – вопрос: довольны ли они так же, как и он? И людям приятно было в его присутствии.
Прежде он много говорил, горячился, когда говорил, и мало слушал; теперь он редко увлекался разговором и умел слушать так, что люди охотно высказывали ему свои самые задушевные тайны.
Княжна, никогда не любившая Пьера и питавшая к нему особенно враждебное чувство с тех пор, как после смерти старого графа она чувствовала себя обязанной Пьеру, к досаде и удивлению своему, после короткого пребывания в Орле, куда она приехала с намерением доказать Пьеру, что, несмотря на его неблагодарность, она считает своим долгом ходить за ним, княжна скоро почувствовала, что она его любит. Пьер ничем не заискивал расположения княжны. Он только с любопытством рассматривал ее. Прежде княжна чувствовала, что в его взгляде на нее были равнодушие и насмешка, и она, как и перед другими людьми, сжималась перед ним и выставляла только свою боевую сторону жизни; теперь, напротив, она чувствовала, что он как будто докапывался до самых задушевных сторон ее жизни; и она сначала с недоверием, а потом с благодарностью выказывала ему затаенные добрые стороны своего характера.
Самый хитрый человек не мог бы искуснее вкрасться в доверие княжны, вызывая ее воспоминания лучшего времени молодости и выказывая к ним сочувствие. А между тем вся хитрость Пьера состояла только в том, что он искал своего удовольствия, вызывая в озлобленной, cyхой и по своему гордой княжне человеческие чувства.
– Да, он очень, очень добрый человек, когда находится под влиянием не дурных людей, а таких людей, как я, – говорила себе княжна.
Перемена, происшедшая в Пьере, была замечена по своему и его слугами – Терентием и Васькой. Они находили, что он много попростел. Терентий часто, раздев барина, с сапогами и платьем в руке, пожелав покойной ночи, медлил уходить, ожидая, не вступит ли барин в разговор. И большею частью Пьер останавливал Терентия, замечая, что ему хочется поговорить.
– Ну, так скажи мне… да как же вы доставали себе еду? – спрашивал он. И Терентий начинал рассказ о московском разорении, о покойном графе и долго стоял с платьем, рассказывая, а иногда слушая рассказы Пьера, и, с приятным сознанием близости к себе барина и дружелюбия к нему, уходил в переднюю.
Доктор, лечивший Пьера и навещавший его каждый день, несмотря на то, что, по обязанности докторов, считал своим долгом иметь вид человека, каждая минута которого драгоценна для страждущего человечества, засиживался часами у Пьера, рассказывая свои любимые истории и наблюдения над нравами больных вообще и в особенности дам.
– Да, вот с таким человеком поговорить приятно, не то, что у нас, в провинции, – говорил он.
В Орле жило несколько пленных французских офицеров, и доктор привел одного из них, молодого итальянского офицера.
Офицер этот стал ходить к Пьеру, и княжна смеялась над теми нежными чувствами, которые выражал итальянец к Пьеру.
Итальянец, видимо, был счастлив только тогда, когда он мог приходить к Пьеру и разговаривать и рассказывать ему про свое прошедшее, про свою домашнюю жизнь, про свою любовь и изливать ему свое негодование на французов, и в особенности на Наполеона.
– Ежели все русские хотя немного похожи на вас, – говорил он Пьеру, – c'est un sacrilege que de faire la guerre a un peuple comme le votre. [Это кощунство – воевать с таким народом, как вы.] Вы, пострадавшие столько от французов, вы даже злобы не имеете против них.
И страстную любовь итальянца Пьер теперь заслужил только тем, что он вызывал в нем лучшие стороны его души и любовался ими.
Последнее время пребывания Пьера в Орле к нему приехал его старый знакомый масон – граф Вилларский, – тот самый, который вводил его в ложу в 1807 году. Вилларский был женат на богатой русской, имевшей большие имения в Орловской губернии, и занимал в городе временное место по продовольственной части.
Узнав, что Безухов в Орле, Вилларский, хотя и никогда не был коротко знаком с ним, приехал к нему с теми заявлениями дружбы и близости, которые выражают обыкновенно друг другу люди, встречаясь в пустыне. Вилларский скучал в Орле и был счастлив, встретив человека одного с собой круга и с одинаковыми, как он полагал, интересами.
Но, к удивлению своему, Вилларский заметил скоро, что Пьер очень отстал от настоящей жизни и впал, как он сам с собою определял Пьера, в апатию и эгоизм.
– Vous vous encroutez, mon cher, [Вы запускаетесь, мой милый.] – говорил он ему. Несмотря на то, Вилларскому было теперь приятнее с Пьером, чем прежде, и он каждый день бывал у него. Пьеру же, глядя на Вилларского и слушая его теперь, странно и невероятно было думать, что он сам очень недавно был такой же.
Вилларский был женат, семейный человек, занятый и делами имения жены, и службой, и семьей. Он считал, что все эти занятия суть помеха в жизни и что все они презренны, потому что имеют целью личное благо его и семьи. Военные, административные, политические, масонские соображения постоянно поглощали его внимание. И Пьер, не стараясь изменить его взгляд, не осуждая его, с своей теперь постоянно тихой, радостной насмешкой, любовался на это странное, столь знакомое ему явление.
В отношениях своих с Вилларским, с княжною, с доктором, со всеми людьми, с которыми он встречался теперь, в Пьере была новая черта, заслуживавшая ему расположение всех людей: это признание возможности каждого человека думать, чувствовать и смотреть на вещи по своему; признание невозможности словами разубедить человека. Эта законная особенность каждого человека, которая прежде волновала и раздражала Пьера, теперь составляла основу участия и интереса, которые он принимал в людях. Различие, иногда совершенное противоречие взглядов людей с своею жизнью и между собою, радовало Пьера и вызывало в нем насмешливую и кроткую улыбку.
В практических делах Пьер неожиданно теперь почувствовал, что у него был центр тяжести, которого не было прежде. Прежде каждый денежный вопрос, в особенности просьбы о деньгах, которым он, как очень богатый человек, подвергался очень часто, приводили его в безвыходные волнения и недоуменья. «Дать или не дать?» – спрашивал он себя. «У меня есть, а ему нужно. Но другому еще нужнее. Кому нужнее? А может быть, оба обманщики?» И из всех этих предположений он прежде не находил никакого выхода и давал всем, пока было что давать. Точно в таком же недоуменье он находился прежде при каждом вопросе, касающемся его состояния, когда один говорил, что надо поступить так, а другой – иначе.
Теперь, к удивлению своему, он нашел, что во всех этих вопросах не было более сомнений и недоумений. В нем теперь явился судья, по каким то неизвестным ему самому законам решавший, что было нужно и чего не нужно делать.
Он был так же, как прежде, равнодушен к денежным делам; но теперь он несомненно знал, что должно сделать и чего не должно. Первым приложением этого нового судьи была для него просьба пленного французского полковника, пришедшего к нему, много рассказывавшего о своих подвигах и под конец заявившего почти требование о том, чтобы Пьер дал ему четыре тысячи франков для отсылки жене и детям. Пьер без малейшего труда и напряжения отказал ему, удивляясь впоследствии, как было просто и легко то, что прежде казалось неразрешимо трудным. Вместе с тем тут же, отказывая полковнику, он решил, что необходимо употребить хитрость для того, чтобы, уезжая из Орла, заставить итальянского офицера взять денег, в которых он, видимо, нуждался. Новым доказательством для Пьера его утвердившегося взгляда на практические дела было его решение вопроса о долгах жены и о возобновлении или невозобновлении московских домов и дач.
В Орел приезжал к нему его главный управляющий, и с ним Пьер сделал общий счет своих изменявшихся доходов. Пожар Москвы стоил Пьеру, по учету главно управляющего, около двух миллионов.
Главноуправляющий, в утешение этих потерь, представил Пьеру расчет о том, что, несмотря на эти потери, доходы его не только не уменьшатся, но увеличатся, если он откажется от уплаты долгов, оставшихся после графини, к чему он не может быть обязан, и если он не будет возобновлять московских домов и подмосковной, которые стоили ежегодно восемьдесят тысяч и ничего не приносили.
– Да, да, это правда, – сказал Пьер, весело улыбаясь. – Да, да, мне ничего этого не нужно. Я от разоренья стал гораздо богаче.
Но в январе приехал Савельич из Москвы, рассказал про положение Москвы, про смету, которую ему сделал архитектор для возобновления дома и подмосковной, говоря про это, как про дело решенное. В это же время Пьер получил письмо от князя Василия и других знакомых из Петербурга. В письмах говорилось о долгах жены. И Пьер решил, что столь понравившийся ему план управляющего был неверен и что ему надо ехать в Петербург покончить дела жены и строиться в Москве. Зачем было это надо, он не знал; но он знал несомненно, что это надо. Доходы его вследствие этого решения уменьшались на три четверти. Но это было надо; он это чувствовал.
Вилларский ехал в Москву, и они условились ехать вместе.
Пьер испытывал во все время своего выздоровления в Орле чувство радости, свободы, жизни; но когда он, во время своего путешествия, очутился на вольном свете, увидал сотни новых лиц, чувство это еще более усилилось. Он все время путешествия испытывал радость школьника на вакации. Все лица: ямщик, смотритель, мужики на дороге или в деревне – все имели для него новый смысл. Присутствие и замечания Вилларского, постоянно жаловавшегося на бедность, отсталость от Европы, невежество России, только возвышали радость Пьера. Там, где Вилларский видел мертвенность, Пьер видел необычайную могучую силу жизненности, ту силу, которая в снегу, на этом пространстве, поддерживала жизнь этого целого, особенного и единого народа. Он не противоречил Вилларскому и, как будто соглашаясь с ним (так как притворное согласие было кратчайшее средство обойти рассуждения, из которых ничего не могло выйти), радостно улыбался, слушая его.


Так же, как трудно объяснить, для чего, куда спешат муравьи из раскиданной кочки, одни прочь из кочки, таща соринки, яйца и мертвые тела, другие назад в кочку – для чего они сталкиваются, догоняют друг друга, дерутся, – так же трудно было бы объяснить причины, заставлявшие русских людей после выхода французов толпиться в том месте, которое прежде называлось Москвою. Но так же, как, глядя на рассыпанных вокруг разоренной кочки муравьев, несмотря на полное уничтожение кочки, видно по цепкости, энергии, по бесчисленности копышущихся насекомых, что разорено все, кроме чего то неразрушимого, невещественного, составляющего всю силу кочки, – так же и Москва, в октябре месяце, несмотря на то, что не было ни начальства, ни церквей, ни святынь, ни богатств, ни домов, была та же Москва, какою она была в августе. Все было разрушено, кроме чего то невещественного, но могущественного и неразрушимого.
Побуждения людей, стремящихся со всех сторон в Москву после ее очищения от врага, были самые разнообразные, личные, и в первое время большей частью – дикие, животные. Одно только побуждение было общее всем – это стремление туда, в то место, которое прежде называлось Москвой, для приложения там своей деятельности.
Через неделю в Москве уже было пятнадцать тысяч жителей, через две было двадцать пять тысяч и т. д. Все возвышаясь и возвышаясь, число это к осени 1813 года дошло до цифры, превосходящей население 12 го года.
Первые русские люди, которые вступили в Москву, были казаки отряда Винцингероде, мужики из соседних деревень и бежавшие из Москвы и скрывавшиеся в ее окрестностях жители. Вступившие в разоренную Москву русские, застав ее разграбленною, стали тоже грабить. Они продолжали то, что делали французы. Обозы мужиков приезжали в Москву с тем, чтобы увозить по деревням все, что было брошено по разоренным московским домам и улицам. Казаки увозили, что могли, в свои ставки; хозяева домов забирали все то, что они находили и других домах, и переносили к себе под предлогом, что это была их собственность.
Но за первыми грабителями приезжали другие, третьи, и грабеж с каждым днем, по мере увеличения грабителей, становился труднее и труднее и принимал более определенные формы.
Французы застали Москву хотя и пустою, но со всеми формами органически правильно жившего города, с его различными отправлениями торговли, ремесел, роскоши, государственного управления, религии. Формы эти были безжизненны, но они еще существовали. Были ряды, лавки, магазины, лабазы, базары – большинство с товарами; были фабрики, ремесленные заведения; были дворцы, богатые дома, наполненные предметами роскоши; были больницы, остроги, присутственные места, церкви, соборы. Чем долее оставались французы, тем более уничтожались эти формы городской жизни, и под конец все слилось в одно нераздельное, безжизненное поле грабежа.
Грабеж французов, чем больше он продолжался, тем больше разрушал богатства Москвы и силы грабителей. Грабеж русских, с которого началось занятие русскими столицы, чем дольше он продолжался, чем больше было в нем участников, тем быстрее восстановлял он богатство Москвы и правильную жизнь города.
Кроме грабителей, народ самый разнообразный, влекомый – кто любопытством, кто долгом службы, кто расчетом, – домовладельцы, духовенство, высшие и низшие чиновники, торговцы, ремесленники, мужики – с разных сторон, как кровь к сердцу, – приливали к Москве.
Через неделю уже мужики, приезжавшие с пустыми подводами, для того чтоб увозить вещи, были останавливаемы начальством и принуждаемы к тому, чтобы вывозить мертвые тела из города. Другие мужики, прослышав про неудачу товарищей, приезжали в город с хлебом, овсом, сеном, сбивая цену друг другу до цены ниже прежней. Артели плотников, надеясь на дорогие заработки, каждый день входили в Москву, и со всех сторон рубились новые, чинились погорелые дома. Купцы в балаганах открывали торговлю. Харчевни, постоялые дворы устраивались в обгорелых домах. Духовенство возобновило службу во многих не погоревших церквах. Жертвователи приносили разграбленные церковные вещи. Чиновники прилаживали свои столы с сукном и шкафы с бумагами в маленьких комнатах. Высшее начальство и полиция распоряжались раздачею оставшегося после французов добра. Хозяева тех домов, в которых было много оставлено свезенных из других домов вещей, жаловались на несправедливость своза всех вещей в Грановитую палату; другие настаивали на том, что французы из разных домов свезли вещи в одно место, и оттого несправедливо отдавать хозяину дома те вещи, которые у него найдены. Бранили полицию; подкупали ее; писали вдесятеро сметы на погоревшие казенные вещи; требовали вспомоществований. Граф Растопчин писал свои прокламации.


В конце января Пьер приехал в Москву и поселился в уцелевшем флигеле. Он съездил к графу Растопчину, к некоторым знакомым, вернувшимся в Москву, и собирался на третий день ехать в Петербург. Все торжествовали победу; все кипело жизнью в разоренной и оживающей столице. Пьеру все были рады; все желали видеть его, и все расспрашивали его про то, что он видел. Пьер чувствовал себя особенно дружелюбно расположенным ко всем людям, которых он встречал; но невольно теперь он держал себя со всеми людьми настороже, так, чтобы не связать себя чем нибудь. Он на все вопросы, которые ему делали, – важные или самые ничтожные, – отвечал одинаково неопределенно; спрашивали ли у него: где он будет жить? будет ли он строиться? когда он едет в Петербург и возьмется ли свезти ящичек? – он отвечал: да, может быть, я думаю, и т. д.
О Ростовых он слышал, что они в Костроме, и мысль о Наташе редко приходила ему. Ежели она и приходила, то только как приятное воспоминание давно прошедшего. Он чувствовал себя не только свободным от житейских условий, но и от этого чувства, которое он, как ему казалось, умышленно напустил на себя.
На третий день своего приезда в Москву он узнал от Друбецких, что княжна Марья в Москве. Смерть, страдания, последние дни князя Андрея часто занимали Пьера и теперь с новой живостью пришли ему в голову. Узнав за обедом, что княжна Марья в Москве и живет в своем не сгоревшем доме на Вздвиженке, он в тот же вечер поехал к ней.
Дорогой к княжне Марье Пьер не переставая думал о князе Андрее, о своей дружбе с ним, о различных с ним встречах и в особенности о последней в Бородине.
«Неужели он умер в том злобном настроении, в котором он был тогда? Неужели не открылось ему перед смертью объяснение жизни?» – думал Пьер. Он вспомнил о Каратаеве, о его смерти и невольно стал сравнивать этих двух людей, столь различных и вместе с тем столь похожих по любви, которую он имел к обоим, и потому, что оба жили и оба умерли.
В самом серьезном расположении духа Пьер подъехал к дому старого князя. Дом этот уцелел. В нем видны были следы разрушения, но характер дома был тот же. Встретивший Пьера старый официант с строгим лицом, как будто желая дать почувствовать гостю, что отсутствие князя не нарушает порядка дома, сказал, что княжна изволили пройти в свои комнаты и принимают по воскресеньям.
– Доложи; может быть, примут, – сказал Пьер.
– Слушаю с, – отвечал официант, – пожалуйте в портретную.
Через несколько минут к Пьеру вышли официант и Десаль. Десаль от имени княжны передал Пьеру, что она очень рада видеть его и просит, если он извинит ее за бесцеремонность, войти наверх, в ее комнаты.
В невысокой комнатке, освещенной одной свечой, сидела княжна и еще кто то с нею, в черном платье. Пьер помнил, что при княжне всегда были компаньонки. Кто такие и какие они, эти компаньонки, Пьер не знал и не помнил. «Это одна из компаньонок», – подумал он, взглянув на даму в черном платье.
Княжна быстро встала ему навстречу и протянула руку.
– Да, – сказала она, всматриваясь в его изменившееся лицо, после того как он поцеловал ее руку, – вот как мы с вами встречаемся. Он и последнее время часто говорил про вас, – сказала она, переводя свои глаза с Пьера на компаньонку с застенчивостью, которая на мгновение поразила Пьера.
– Я так была рада, узнав о вашем спасенье. Это было единственное радостное известие, которое мы получили с давнего времени. – Опять еще беспокойнее княжна оглянулась на компаньонку и хотела что то сказать; но Пьер перебил ее.
– Вы можете себе представить, что я ничего не знал про него, – сказал он. – Я считал его убитым. Все, что я узнал, я узнал от других, через третьи руки. Я знаю только, что он попал к Ростовым… Какая судьба!
Пьер говорил быстро, оживленно. Он взглянул раз на лицо компаньонки, увидал внимательно ласково любопытный взгляд, устремленный на него, и, как это часто бывает во время разговора, он почему то почувствовал, что эта компаньонка в черном платье – милое, доброе, славное существо, которое не помешает его задушевному разговору с княжной Марьей.
Но когда он сказал последние слова о Ростовых, замешательство в лице княжны Марьи выразилось еще сильнее. Она опять перебежала глазами с лица Пьера на лицо дамы в черном платье и сказала:
– Вы не узнаете разве?
Пьер взглянул еще раз на бледное, тонкое, с черными глазами и странным ртом, лицо компаньонки. Что то родное, давно забытое и больше чем милое смотрело на него из этих внимательных глаз.
«Но нет, это не может быть, – подумал он. – Это строгое, худое и бледное, постаревшее лицо? Это не может быть она. Это только воспоминание того». Но в это время княжна Марья сказала: «Наташа». И лицо, с внимательными глазами, с трудом, с усилием, как отворяется заржавелая дверь, – улыбнулось, и из этой растворенной двери вдруг пахнуло и обдало Пьера тем давно забытым счастием, о котором, в особенности теперь, он не думал. Пахнуло, охватило и поглотило его всего. Когда она улыбнулась, уже не могло быть сомнений: это была Наташа, и он любил ее.
В первую же минуту Пьер невольно и ей, и княжне Марье, и, главное, самому себе сказал неизвестную ему самому тайну. Он покраснел радостно и страдальчески болезненно. Он хотел скрыть свое волнение. Но чем больше он хотел скрыть его, тем яснее – яснее, чем самыми определенными словами, – он себе, и ей, и княжне Марье говорил, что он любит ее.
«Нет, это так, от неожиданности», – подумал Пьер. Но только что он хотел продолжать начатый разговор с княжной Марьей, он опять взглянул на Наташу, и еще сильнейшая краска покрыла его лицо, и еще сильнейшее волнение радости и страха охватило его душу. Он запутался в словах и остановился на середине речи.
Пьер не заметил Наташи, потому что он никак не ожидал видеть ее тут, но он не узнал ее потому, что происшедшая в ней, с тех пор как он не видал ее, перемена была огромна. Она похудела и побледнела. Но не это делало ее неузнаваемой: ее нельзя было узнать в первую минуту, как он вошел, потому что на этом лице, в глазах которого прежде всегда светилась затаенная улыбка радости жизни, теперь, когда он вошел и в первый раз взглянул на нее, не было и тени улыбки; были одни глаза, внимательные, добрые и печально вопросительные.
Смущение Пьера не отразилось на Наташе смущением, но только удовольствием, чуть заметно осветившим все ее лицо.


– Она приехала гостить ко мне, – сказала княжна Марья. – Граф и графиня будут на днях. Графиня в ужасном положении. Но Наташе самой нужно было видеть доктора. Ее насильно отослали со мной.
– Да, есть ли семья без своего горя? – сказал Пьер, обращаясь к Наташе. – Вы знаете, что это было в тот самый день, как нас освободили. Я видел его. Какой был прелестный мальчик.
Наташа смотрела на него, и в ответ на его слова только больше открылись и засветились ее глаза.
– Что можно сказать или подумать в утешенье? – сказал Пьер. – Ничего. Зачем было умирать такому славному, полному жизни мальчику?
– Да, в наше время трудно жить бы было без веры… – сказала княжна Марья.
– Да, да. Вот это истинная правда, – поспешно перебил Пьер.
– Отчего? – спросила Наташа, внимательно глядя в глаза Пьеру.
– Как отчего? – сказала княжна Марья. – Одна мысль о том, что ждет там…
Наташа, не дослушав княжны Марьи, опять вопросительно поглядела на Пьера.
– И оттого, – продолжал Пьер, – что только тот человек, который верит в то, что есть бог, управляющий нами, может перенести такую потерю, как ее и… ваша, – сказал Пьер.
Наташа раскрыла уже рот, желая сказать что то, но вдруг остановилась. Пьер поспешил отвернуться от нее и обратился опять к княжне Марье с вопросом о последних днях жизни своего друга. Смущение Пьера теперь почти исчезло; но вместе с тем он чувствовал, что исчезла вся его прежняя свобода. Он чувствовал, что над каждым его словом, действием теперь есть судья, суд, который дороже ему суда всех людей в мире. Он говорил теперь и вместе с своими словами соображал то впечатление, которое производили его слова на Наташу. Он не говорил нарочно того, что бы могло понравиться ей; но, что бы он ни говорил, он с ее точки зрения судил себя.
Княжна Марья неохотно, как это всегда бывает, начала рассказывать про то положение, в котором она застала князя Андрея. Но вопросы Пьера, его оживленно беспокойный взгляд, его дрожащее от волнения лицо понемногу заставили ее вдаться в подробности, которые она боялась для самой себя возобновлять в воображенье.
– Да, да, так, так… – говорил Пьер, нагнувшись вперед всем телом над княжной Марьей и жадно вслушиваясь в ее рассказ. – Да, да; так он успокоился? смягчился? Он так всеми силами души всегда искал одного; быть вполне хорошим, что он не мог бояться смерти. Недостатки, которые были в нем, – если они были, – происходили не от него. Так он смягчился? – говорил Пьер. – Какое счастье, что он свиделся с вами, – сказал он Наташе, вдруг обращаясь к ней и глядя на нее полными слез глазами.
Лицо Наташи вздрогнуло. Она нахмурилась и на мгновенье опустила глаза. С минуту она колебалась: говорить или не говорить?
– Да, это было счастье, – сказала она тихим грудным голосом, – для меня наверное это было счастье. – Она помолчала. – И он… он… он говорил, что он желал этого, в ту минуту, как я пришла к нему… – Голос Наташи оборвался. Она покраснела, сжала руки на коленах и вдруг, видимо сделав усилие над собой, подняла голову и быстро начала говорить:
– Мы ничего не знали, когда ехали из Москвы. Я не смела спросить про него. И вдруг Соня сказала мне, что он с нами. Я ничего не думала, не могла представить себе, в каком он положении; мне только надо было видеть его, быть с ним, – говорила она, дрожа и задыхаясь. И, не давая перебивать себя, она рассказала то, чего она еще никогда, никому не рассказывала: все то, что она пережила в те три недели их путешествия и жизни в Ярославль.
Пьер слушал ее с раскрытым ртом и не спуская с нее своих глаз, полных слезами. Слушая ее, он не думал ни о князе Андрее, ни о смерти, ни о том, что она рассказывала. Он слушал ее и только жалел ее за то страдание, которое она испытывала теперь, рассказывая.
Княжна, сморщившись от желания удержать слезы, сидела подле Наташи и слушала в первый раз историю этих последних дней любви своего брата с Наташей.
Этот мучительный и радостный рассказ, видимо, был необходим для Наташи.
Она говорила, перемешивая ничтожнейшие подробности с задушевнейшими тайнами, и, казалось, никогда не могла кончить. Несколько раз она повторяла то же самое.
За дверью послышался голос Десаля, спрашивавшего, можно ли Николушке войти проститься.
– Да вот и все, все… – сказала Наташа. Она быстро встала, в то время как входил Николушка, и почти побежала к двери, стукнулась головой о дверь, прикрытую портьерой, и с стоном не то боли, не то печали вырвалась из комнаты.
Пьер смотрел на дверь, в которую она вышла, и не понимал, отчего он вдруг один остался во всем мире.
Княжна Марья вызвала его из рассеянности, обратив его внимание на племянника, который вошел в комнату.
Лицо Николушки, похожее на отца, в минуту душевного размягчения, в котором Пьер теперь находился, так на него подействовало, что он, поцеловав Николушку, поспешно встал и, достав платок, отошел к окну. Он хотел проститься с княжной Марьей, но она удержала его.
– Нет, мы с Наташей не спим иногда до третьего часа; пожалуйста, посидите. Я велю дать ужинать. Подите вниз; мы сейчас придем.
Прежде чем Пьер вышел, княжна сказала ему:
– Это в первый раз она так говорила о нем.


Пьера провели в освещенную большую столовую; через несколько минут послышались шаги, и княжна с Наташей вошли в комнату. Наташа была спокойна, хотя строгое, без улыбки, выражение теперь опять установилось на ее лице. Княжна Марья, Наташа и Пьер одинаково испытывали то чувство неловкости, которое следует обыкновенно за оконченным серьезным и задушевным разговором. Продолжать прежний разговор невозможно; говорить о пустяках – совестно, а молчать неприятно, потому что хочется говорить, а этим молчанием как будто притворяешься. Они молча подошли к столу. Официанты отодвинули и пододвинули стулья. Пьер развернул холодную салфетку и, решившись прервать молчание, взглянул на Наташу и княжну Марью. Обе, очевидно, в то же время решились на то же: у обеих в глазах светилось довольство жизнью и признание того, что, кроме горя, есть и радости.
– Вы пьете водку, граф? – сказала княжна Марья, и эти слова вдруг разогнали тени прошедшего.
– Расскажите же про себя, – сказала княжна Марья. – Про вас рассказывают такие невероятные чудеса.
– Да, – с своей, теперь привычной, улыбкой кроткой насмешки отвечал Пьер. – Мне самому даже рассказывают про такие чудеса, каких я и во сне не видел. Марья Абрамовна приглашала меня к себе и все рассказывала мне, что со мной случилось, или должно было случиться. Степан Степаныч тоже научил меня, как мне надо рассказывать. Вообще я заметил, что быть интересным человеком очень покойно (я теперь интересный человек); меня зовут и мне рассказывают.
Наташа улыбнулась и хотела что то сказать.
– Нам рассказывали, – перебила ее княжна Марья, – что вы в Москве потеряли два миллиона. Правда это?
– А я стал втрое богаче, – сказал Пьер. Пьер, несмотря на то, что долги жены и необходимость построек изменили его дела, продолжал рассказывать, что он стал втрое богаче.
– Что я выиграл несомненно, – сказал он, – так это свободу… – начал он было серьезно; но раздумал продолжать, заметив, что это был слишком эгоистический предмет разговора.
– А вы строитесь?
– Да, Савельич велит.
– Скажите, вы не знали еще о кончине графини, когда остались в Москве? – сказала княжна Марья и тотчас же покраснела, заметив, что, делая этот вопрос вслед за его словами о том, что он свободен, она приписывает его словам такое значение, которого они, может быть, не имели.
– Нет, – отвечал Пьер, не найдя, очевидно, неловким то толкование, которое дала княжна Марья его упоминанию о своей свободе. – Я узнал это в Орле, и вы не можете себе представить, как меня это поразило. Мы не были примерные супруги, – сказал он быстро, взглянув на Наташу и заметив в лице ее любопытство о том, как он отзовется о своей жене. – Но смерть эта меня страшно поразила. Когда два человека ссорятся – всегда оба виноваты. И своя вина делается вдруг страшно тяжела перед человеком, которого уже нет больше. И потом такая смерть… без друзей, без утешения. Мне очень, очень жаль еe, – кончил он и с удовольствием заметил радостное одобрение на лице Наташи.
– Да, вот вы опять холостяк и жених, – сказала княжна Марья.
Пьер вдруг багрово покраснел и долго старался не смотреть на Наташу. Когда он решился взглянуть на нее, лицо ее было холодно, строго и даже презрительно, как ему показалось.
– Но вы точно видели и говорили с Наполеоном, как нам рассказывали? – сказала княжна Марья.
Пьер засмеялся.
– Ни разу, никогда. Всегда всем кажется, что быть в плену – значит быть в гостях у Наполеона. Я не только не видал его, но и не слыхал о нем. Я был гораздо в худшем обществе.
Ужин кончался, и Пьер, сначала отказывавшийся от рассказа о своем плене, понемногу вовлекся в этот рассказ.
– Но ведь правда, что вы остались, чтоб убить Наполеона? – спросила его Наташа, слегка улыбаясь. – Я тогда догадалась, когда мы вас встретили у Сухаревой башни; помните?
Пьер признался, что это была правда, и с этого вопроса, понемногу руководимый вопросами княжны Марьи и в особенности Наташи, вовлекся в подробный рассказ о своих похождениях.
Сначала он рассказывал с тем насмешливым, кротким взглядом, который он имел теперь на людей и в особенности на самого себя; но потом, когда он дошел до рассказа об ужасах и страданиях, которые он видел, он, сам того не замечая, увлекся и стал говорить с сдержанным волнением человека, в воспоминании переживающего сильные впечатления.
Княжна Марья с кроткой улыбкой смотрела то на Пьера, то на Наташу. Она во всем этом рассказе видела только Пьера и его доброту. Наташа, облокотившись на руку, с постоянно изменяющимся, вместе с рассказом, выражением лица, следила, ни на минуту не отрываясь, за Пьером, видимо, переживая с ним вместе то, что он рассказывал. Не только ее взгляд, но восклицания и короткие вопросы, которые она делала, показывали Пьеру, что из того, что он рассказывал, она понимала именно то, что он хотел передать. Видно было, что она понимала не только то, что он рассказывал, но и то, что он хотел бы и не мог выразить словами. Про эпизод свой с ребенком и женщиной, за защиту которых он был взят, Пьер рассказал таким образом:
– Это было ужасное зрелище, дети брошены, некоторые в огне… При мне вытащили ребенка… женщины, с которых стаскивали вещи, вырывали серьги…
Пьер покраснел и замялся.
– Тут приехал разъезд, и всех тех, которые не грабили, всех мужчин забрали. И меня.
– Вы, верно, не все рассказываете; вы, верно, сделали что нибудь… – сказала Наташа и помолчала, – хорошее.
Пьер продолжал рассказывать дальше. Когда он рассказывал про казнь, он хотел обойти страшные подробности; но Наташа требовала, чтобы он ничего не пропускал.
Пьер начал было рассказывать про Каратаева (он уже встал из за стола и ходил, Наташа следила за ним глазами) и остановился.
– Нет, вы не можете понять, чему я научился у этого безграмотного человека – дурачка.
– Нет, нет, говорите, – сказала Наташа. – Он где же?
– Его убили почти при мне. – И Пьер стал рассказывать последнее время их отступления, болезнь Каратаева (голос его дрожал беспрестанно) и его смерть.
Пьер рассказывал свои похождения так, как он никогда их еще не рассказывал никому, как он сам с собою никогда еще не вспоминал их. Он видел теперь как будто новое значение во всем том, что он пережил. Теперь, когда он рассказывал все это Наташе, он испытывал то редкое наслаждение, которое дают женщины, слушая мужчину, – не умные женщины, которые, слушая, стараются или запомнить, что им говорят, для того чтобы обогатить свой ум и при случае пересказать то же или приладить рассказываемое к своему и сообщить поскорее свои умные речи, выработанные в своем маленьком умственном хозяйстве; а то наслажденье, которое дают настоящие женщины, одаренные способностью выбирания и всасыванья в себя всего лучшего, что только есть в проявлениях мужчины. Наташа, сама не зная этого, была вся внимание: она не упускала ни слова, ни колебания голоса, ни взгляда, ни вздрагиванья мускула лица, ни жеста Пьера. Она на лету ловила еще не высказанное слово и прямо вносила в свое раскрытое сердце, угадывая тайный смысл всей душевной работы Пьера.