Кокосовые острова

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Страницы на КПМ (тип: не указан)
Территория Кокосовых островов (Килинг)
англ. Territory of the Cocos (Keeling) Islands
Флаг Герб
Девиз: «малайск. Maju pulu kita»</br>«Наш передовой остров»
Государственный гимн Кокосовых островов
Официальный язык английский
Столица Уэст-Айленд
Крупнейшие города Бантам (англ.)
Форма правления Конституционная монархия, Внешняя территория Австралии
Королева
Администратор
Премьер-министр
Елизавета II
Брайан Лэйси (англ.)
Эйндил Минком
Территория
• Всего

14 км²
Население
• Оценка (2014)
Плотность

596 чел.
43,36 чел./км²
Валюта Австралийский доллар (AUD, код 36)
Интернет-домен .cc
Телефонный код +61 891
Часовой пояс (UTC+6½)
Координаты: 12°04′38″ ю. ш. 96°50′23″ в. д. / 12.07722° ю. ш. 96.83972° в. д. / -12.07722; 96.83972 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-12.07722&mlon=96.83972&zoom=10 (O)] (Я)

Кокосовые острова или Килинг (англ. Cocos (Keeling) Islands) — группа из 27 мелких коралловых островов, расположенных в Индийском океане. Является Внешней территорией Австралии под наименованием Территория Кокосовых островов (Килинг) (англ. Territory of the Cocos (Keeling) Islands). Площадь — 14 км². Население — 596 чел.[1] (2014 год), около 80 % из них малайцы. Административный центр — Уэст-Айленд находится на Западном острове (West Island). Официальный язык — английский. 80 % населения исповедует ислам.





География

Архипелаг кораллового происхождения. Состоит из южной части и отдельно расположенного в 25 км к северу необитаемого острова Норт-Килинг. Наибольшая высота над уровнем моря — 5 м. Общая площадь — 14 км².

Климат влажный тропический, сезон циклонов с октября по апрель.

Ресурсы пресной воды малы, дождевая вода собирается в природных подземных резервуарах.

Площадь Норт-Килинга — около 1,2 км², лагуны — около 0,5 км². Атолл практически полностью закрывает лагуну от океана.

Острова Саут-Килинга составляют 26 крохотных островков, из которых постоянно населено только два острова — Уэст-Айленд и Хом. Общая площадь островов Саут-Килинга — 13,1 км².

Название
по-русски
Название
по-малайски
Название
по-английски
Площадь,
(км²)
1 Хорсберг Pulau Luar Horsburgh Island 1,04
2 Дайрекшен Pulau Tikus Direction Island 0,34
3 Уэркхауз Pulau Pasir Workhouse Island <0,01
4 Призон Pulau Beras Prison Island 0,02
5 Острова Уоплейс Pulau Gangsa Woeplace Islets <0,01
6 Хом Pulau Selma Home Island 0,95
7 Сивола Pulau Ampang Kechil Scaevola Islet <0,01
8 Кануи Pulau Ampang Canui Island 0,06
9 Ампанг-Майнор Pulau Wa-idas Ampang Minor 0,02
10 Голдуотер Pulau Blekok Goldwater Island 0,03
11 Торн Pulau Kembang Thorn Island 0,04
12 Гузбери Pulau Cheplok Gooseberry Island <0,01
13 Мизери Pulau Pandan Misery Island 0,24
14 Гот Pulau Siput Goat Island 0,10
15 Мидл-Мишен Pulau Jambatan Middle Mission Isle <0,01
16 Саут-Гот Pulau Labu South Goat Island 0,04
17 Саут-Айленд Pulau Atas South Island 3,63
18 Норт-Гот Pulau Kelapa Satu North Goat Island 0,02
19 Ист-Кей Pulau Blan East Cay 0,03
20 Бериал Pulau Blan Madar Burial Island 0,03
21 Уэст-Кей Pulau Maria West Cay 0,01
22 Килингхем-Хорн Pulau Kambling Keelingham Horn Island <0,01
23 Уэст-Айленд Pulau Panjang West Island 6,23
24 Тертл Pulau Wak Bangka Turtle Island 0,22
Всего 13,1

История

Острова были открыты английским капитаном Вильямом Килингом в 1609 году.

6 декабря 1825 года острова посетил британский капитан Джон Клуниз-Росс. 27 февраля 1827 года он основал на Саут-Айленде поселение, а в 1831 году — завладел всеми островами, объявив их феодальным владением семейства Клюниз-Росс. Аннексированы Великобританией в 1857 году, а в 1878 году переданы под управление губернатора Цейлона. С 7 июля 1886 года предоставлены королевой Викторией семейству Клюниз-Россов в бессрочное владение. В 1886 году были включены в состав колонии Стрейтс Сетлментс, к которой впоследствии был присоединён и остров Рождества. Подчинение Стрейтс-Сетлментс было формальным, фактически Клуниз-Россы управляли островами по своему усмотрению и даже выпускали с 1887 по 1978 год собственную валюту — рупию Кокосовых островов.

9 ноября 1914 года, в ходе Первой мировой войны, возле островов произошёл бой между австралийским крейсером «Сидней» и германским рейдером — крейсером «Эмден», в результате которого германский крейсер был сильно повреждён и выбросился на камни, часть германской команды бежала через Кокосовые острова и вернулась в Германию.

С 23 ноября 1955 года переданы под управление Австралии. 1 сентября 1978 года правительство Австралии выкупило у потомка Клуниз-Росса практически всю землю, остатки были выкуплены в 1986 году. 6 апреля 1984 года был проведён референдум о самоопределении островов. Большинство высказалось за сохранение связи с Австралией[2].

Экономика

На самом крупном из островов — Уэст-Айленд — находится аэропорт (обслуживает трассу Австралия — Европа) и живёт большинство населения. Основное занятие населения — обслуживание аэропорта, возделывание кокосовой пальмы и производство копры. В последнее время развивается туризм[3].

Также в интернете широко используется домен Кокосовых островов: .cc.

Почта и транспорт

Почтовым оператором на островах является австралийская государственная корпорация Australia Post. Выпускающиеся для архипелага с 1963 года почтовые марки также могут использоваться на территории Австралии, равно как и австралийские марки могут использоваться на Кокосовых островах.

Флаг

Официально флагом территории является флаг Австралии, но используется и местный, неофициальный флаг — зелёное полотнище с изображением кокосовой пальмы, полумесяца и Южного Креста. Кокосовая пальма — «визитная карточка» территории, зелёный цвет и полумесяц означают ислам, а изображение созвездия Южный Крест характерно для многих флагов Южного полушария.

См. также

Напишите отзыв о статье "Кокосовые острова"

Примечания

  1. [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/ck.html The World Factbook — Central Intelligence Agency]
  2. [www.worldstatesmen.org/Cocos_Islands.html Cocos Islands]
  3. en:Cocos (Keeling) Islands

Литература

  • Страны мира: Краткий полит. экон. справочник. — М.: Политиздат, 1980 г. — 497 с.
  • Малый атлас мира/ст. ред. Н. М. Терехов — М.: ГУГК, 1980 г. — 147 с.

Ссылки

  • [www.cocos-tourism.cc/ Cocos (Keeling) Islands Tourism website]
  • [dxing.at-communication.com/vk9ec_cocos_keeling/ Радиолюбительская DX Экспедиция на острова Кокос-Килинг VK9EC]

Отрывок, характеризующий Кокосовые острова

Этот неразрешенный, мучивший его вопрос, были намеки княжны в Москве на близость Долохова к его жене и в нынешнее утро полученное им анонимное письмо, в котором было сказано с той подлой шутливостью, которая свойственна всем анонимным письмам, что он плохо видит сквозь свои очки, и что связь его жены с Долоховым есть тайна только для одного него. Пьер решительно не поверил ни намекам княжны, ни письму, но ему страшно было теперь смотреть на Долохова, сидевшего перед ним. Всякий раз, как нечаянно взгляд его встречался с прекрасными, наглыми глазами Долохова, Пьер чувствовал, как что то ужасное, безобразное поднималось в его душе, и он скорее отворачивался. Невольно вспоминая всё прошедшее своей жены и ее отношения с Долоховым, Пьер видел ясно, что то, что сказано было в письме, могло быть правда, могло по крайней мере казаться правдой, ежели бы это касалось не его жены. Пьер вспоминал невольно, как Долохов, которому было возвращено всё после кампании, вернулся в Петербург и приехал к нему. Пользуясь своими кутежными отношениями дружбы с Пьером, Долохов прямо приехал к нему в дом, и Пьер поместил его и дал ему взаймы денег. Пьер вспоминал, как Элен улыбаясь выражала свое неудовольствие за то, что Долохов живет в их доме, и как Долохов цинически хвалил ему красоту его жены, и как он с того времени до приезда в Москву ни на минуту не разлучался с ними.
«Да, он очень красив, думал Пьер, я знаю его. Для него была бы особенная прелесть в том, чтобы осрамить мое имя и посмеяться надо мной, именно потому, что я хлопотал за него и призрел его, помог ему. Я знаю, я понимаю, какую соль это в его глазах должно бы придавать его обману, ежели бы это была правда. Да, ежели бы это была правда; но я не верю, не имею права и не могу верить». Он вспоминал то выражение, которое принимало лицо Долохова, когда на него находили минуты жестокости, как те, в которые он связывал квартального с медведем и пускал его на воду, или когда он вызывал без всякой причины на дуэль человека, или убивал из пистолета лошадь ямщика. Это выражение часто было на лице Долохова, когда он смотрел на него. «Да, он бретёр, думал Пьер, ему ничего не значит убить человека, ему должно казаться, что все боятся его, ему должно быть приятно это. Он должен думать, что и я боюсь его. И действительно я боюсь его», думал Пьер, и опять при этих мыслях он чувствовал, как что то страшное и безобразное поднималось в его душе. Долохов, Денисов и Ростов сидели теперь против Пьера и казались очень веселы. Ростов весело переговаривался с своими двумя приятелями, из которых один был лихой гусар, другой известный бретёр и повеса, и изредка насмешливо поглядывал на Пьера, который на этом обеде поражал своей сосредоточенной, рассеянной, массивной фигурой. Ростов недоброжелательно смотрел на Пьера, во первых, потому, что Пьер в его гусарских глазах был штатский богач, муж красавицы, вообще баба; во вторых, потому, что Пьер в сосредоточенности и рассеянности своего настроения не узнал Ростова и не ответил на его поклон. Когда стали пить здоровье государя, Пьер задумавшись не встал и не взял бокала.
– Что ж вы? – закричал ему Ростов, восторженно озлобленными глазами глядя на него. – Разве вы не слышите; здоровье государя императора! – Пьер, вздохнув, покорно встал, выпил свой бокал и, дождавшись, когда все сели, с своей доброй улыбкой обратился к Ростову.
– А я вас и не узнал, – сказал он. – Но Ростову было не до этого, он кричал ура!
– Что ж ты не возобновишь знакомство, – сказал Долохов Ростову.
– Бог с ним, дурак, – сказал Ростов.
– Надо лелеять мужей хорошеньких женщин, – сказал Денисов. Пьер не слышал, что они говорили, но знал, что говорят про него. Он покраснел и отвернулся.
– Ну, теперь за здоровье красивых женщин, – сказал Долохов, и с серьезным выражением, но с улыбающимся в углах ртом, с бокалом обратился к Пьеру.
– За здоровье красивых женщин, Петруша, и их любовников, – сказал он.
Пьер, опустив глаза, пил из своего бокала, не глядя на Долохова и не отвечая ему. Лакей, раздававший кантату Кутузова, положил листок Пьеру, как более почетному гостю. Он хотел взять его, но Долохов перегнулся, выхватил листок из его руки и стал читать. Пьер взглянул на Долохова, зрачки его опустились: что то страшное и безобразное, мутившее его во всё время обеда, поднялось и овладело им. Он нагнулся всем тучным телом через стол: – Не смейте брать! – крикнул он.
Услыхав этот крик и увидав, к кому он относился, Несвицкий и сосед с правой стороны испуганно и поспешно обратились к Безухову.
– Полноте, полно, что вы? – шептали испуганные голоса. Долохов посмотрел на Пьера светлыми, веселыми, жестокими глазами, с той же улыбкой, как будто он говорил: «А вот это я люблю». – Не дам, – проговорил он отчетливо.
Бледный, с трясущейся губой, Пьер рванул лист. – Вы… вы… негодяй!.. я вас вызываю, – проговорил он, и двинув стул, встал из за стола. В ту самую секунду, как Пьер сделал это и произнес эти слова, он почувствовал, что вопрос о виновности его жены, мучивший его эти последние сутки, был окончательно и несомненно решен утвердительно. Он ненавидел ее и навсегда был разорван с нею. Несмотря на просьбы Денисова, чтобы Ростов не вмешивался в это дело, Ростов согласился быть секундантом Долохова, и после стола переговорил с Несвицким, секундантом Безухова, об условиях дуэли. Пьер уехал домой, а Ростов с Долоховым и Денисовым до позднего вечера просидели в клубе, слушая цыган и песенников.
– Так до завтра, в Сокольниках, – сказал Долохов, прощаясь с Ростовым на крыльце клуба.
– И ты спокоен? – спросил Ростов…
Долохов остановился. – Вот видишь ли, я тебе в двух словах открою всю тайну дуэли. Ежели ты идешь на дуэль и пишешь завещания да нежные письма родителям, ежели ты думаешь о том, что тебя могут убить, ты – дурак и наверно пропал; а ты иди с твердым намерением его убить, как можно поскорее и повернее, тогда всё исправно. Как мне говаривал наш костромской медвежатник: медведя то, говорит, как не бояться? да как увидишь его, и страх прошел, как бы только не ушел! Ну так то и я. A demain, mon cher! [До завтра, мой милый!]
На другой день, в 8 часов утра, Пьер с Несвицким приехали в Сокольницкий лес и нашли там уже Долохова, Денисова и Ростова. Пьер имел вид человека, занятого какими то соображениями, вовсе не касающимися до предстоящего дела. Осунувшееся лицо его было желто. Он видимо не спал ту ночь. Он рассеянно оглядывался вокруг себя и морщился, как будто от яркого солнца. Два соображения исключительно занимали его: виновность его жены, в которой после бессонной ночи уже не оставалось ни малейшего сомнения, и невинность Долохова, не имевшего никакой причины беречь честь чужого для него человека. «Может быть, я бы то же самое сделал бы на его месте, думал Пьер. Даже наверное я бы сделал то же самое; к чему же эта дуэль, это убийство? Или я убью его, или он попадет мне в голову, в локоть, в коленку. Уйти отсюда, бежать, зарыться куда нибудь», приходило ему в голову. Но именно в те минуты, когда ему приходили такие мысли. он с особенно спокойным и рассеянным видом, внушавшим уважение смотревшим на него, спрашивал: «Скоро ли, и готово ли?»
Когда всё было готово, сабли воткнуты в снег, означая барьер, до которого следовало сходиться, и пистолеты заряжены, Несвицкий подошел к Пьеру.
– Я бы не исполнил своей обязанности, граф, – сказал он робким голосом, – и не оправдал бы того доверия и чести, которые вы мне сделали, выбрав меня своим секундантом, ежели бы я в эту важную минуту, очень важную минуту, не сказал вам всю правду. Я полагаю, что дело это не имеет достаточно причин, и что не стоит того, чтобы за него проливать кровь… Вы были неправы, не совсем правы, вы погорячились…