Кокуйское угольное месторождение

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

«Кокуйское угольное месторождение» — угольное месторождение в Красноярском крае России примерно в тридцати километрах на северо-восток от поселка Мотыгино на реке Ангара. Входит в состав Тунгусского угольного бассейна, открыто в 1931 году.[1][2] Содержит некоксующиеся угли.[3] Включает в себя пласты от одного до пятнадцати метров толщиной, один пласт, названный пластом «Мощный», имеет среднюю толщину 60 метров.[1]

Частично используется для промышленной добычи угля, производимой ООО «Артель старателей «АНГАРА».[4] Общие запасы разрабатываемых пластов оцениваются в 5 млн т.[3]



См. также

Напишите отзыв о статье "Кокуйское угольное месторождение"

Примечания

  1. 1 2 Тунгусский угольный бассейн — статья из Большой советской энциклопедии.
  2. [download.proshkolu.ru/download/75577/a16edfffda6ff4fc/ Краеведческий словарь мотыгинского района]
  3. 1 2 [krasnoyarsk.biz/news/2010/04/14/coal/ В крае на аукцион выставлен участок перспективного Кокуйского месторождения угля], Красноярск.Биз, 14.04.2010
  4. [www.press-line.ru/content/view/120406/154/ На угольном разрезе в поселке Мотыгино горит уголь], Пресс-Лайн, 30.04.2010
К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Кокуйское угольное месторождение

И присоедини тайную сладость
К этим слезам, которых я чувствую течение.]
Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны. Борис читал ей вслух Бедную Лизу и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого.
Анна Михайловна, часто ездившая к Карагиным, составляя партию матери, между тем наводила верные справки о том, что отдавалось за Жюли (отдавались оба пензенские именья и нижегородские леса). Анна Михайловна, с преданностью воле провидения и умилением, смотрела на утонченную печаль, которая связывала ее сына с богатой Жюли.
– Toujours charmante et melancolique, cette chere Julieie, [Она все так же прелестна и меланхолична, эта милая Жюли.] – говорила она дочери. – Борис говорит, что он отдыхает душой в вашем доме. Он так много понес разочарований и так чувствителен, – говорила она матери.
– Ах, мой друг, как я привязалась к Жюли последнее время, – говорила она сыну, – не могу тебе описать! Да и кто может не любить ее? Это такое неземное существо! Ах, Борис, Борис! – Она замолкала на минуту. – И как мне жалко ее maman, – продолжала она, – нынче она показывала мне отчеты и письма из Пензы (у них огромное имение) и она бедная всё сама одна: ее так обманывают!