Командно-дальномерный пост

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Командно-дальномерный пост (сокращённо: КДП) — башенноподобная, как правило, бронированная конструкция на мачте или высокой надстройке корабля. Служит для установки оптических дальномеров, визира центральной наводки, индикаторов РЛС и других устройств. Командно-дальномерный пост выполняет функцию командного пункта управляющего артиллерийским огнём[1]. Наведение КДП может производиться при помощи электрического привода или вручную, пост может также защищаться противоосколочным бронированием. Вес КДП, разработанных в СССР, в зависимости от конкретного типа колебался от 5,5 до 41 т, расчёт — от 4 до 9 человек[2].

Напишите отзыв о статье "Командно-дальномерный пост"



Примечания

Литература

  • Командно-дальномерный пост // Военно-морской словарь / Чернавин В. Н. — М.: Воениздат, 1990. — С. 188. — 511 с. — ISBN 5-203-00174-X.
  • Платонов А. В. Энциклопедия советских надводных кораблей, 1941—1945 / А. В. Платонов. — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2002. — 640 с. — 5 000 экз. — ISBN 5-89173-178-9.


Отрывок, характеризующий Командно-дальномерный пост

– Нет, и генерала нет.
Кавалергардский офицер, сев верхом, поехал к другому.
– Нет, уехали.
«Как бы мне не отвечать за промедление! Вот досада!» – думал офицер. Он объездил весь лагерь. Кто говорил, что видели, как Ермолов проехал с другими генералами куда то, кто говорил, что он, верно, опять дома. Офицер, не обедая, искал до шести часов вечера. Нигде Ермолова не было и никто не знал, где он был. Офицер наскоро перекусил у товарища и поехал опять в авангард к Милорадовичу. Милорадовича не было тоже дома, но тут ему сказали, что Милорадович на балу у генерала Кикина, что, должно быть, и Ермолов там.
– Да где же это?
– А вон, в Ечкине, – сказал казачий офицер, указывая на далекий помещичий дом.
– Да как же там, за цепью?
– Выслали два полка наших в цепь, там нынче такой кутеж идет, беда! Две музыки, три хора песенников.
Офицер поехал за цепь к Ечкину. Издалека еще, подъезжая к дому, он услыхал дружные, веселые звуки плясовой солдатской песни.
«Во олузя а ах… во олузях!..» – с присвистом и с торбаном слышалось ему, изредка заглушаемое криком голосов. Офицеру и весело стало на душе от этих звуков, но вместе с тем и страшно за то, что он виноват, так долго не передав важного, порученного ему приказания. Был уже девятый час. Он слез с лошади и вошел на крыльцо и в переднюю большого, сохранившегося в целости помещичьего дома, находившегося между русских и французов. В буфетной и в передней суетились лакеи с винами и яствами. Под окнами стояли песенники. Офицера ввели в дверь, и он увидал вдруг всех вместе важнейших генералов армии, в том числе и большую, заметную фигуру Ермолова. Все генералы были в расстегнутых сюртуках, с красными, оживленными лицами и громко смеялись, стоя полукругом. В середине залы красивый невысокий генерал с красным лицом бойко и ловко выделывал трепака.