Коммунисты — Трудовая Россия — За Советский Союз

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Избирательный блок на выборах в Государственную Думу второго созыва в 1995 году. Образован Российской коммунистической рабочей партией, Российской коммунистической партией-КПСС и движением «Трудовая Россия». В первую тройку списка входили Виктор Тюлькин, Анатолий Крючков, Виктор Анпилов.

В избирательном бюллетене блок находился под номером 36.

Во время предвыборной кампании блок находился в абсолютной информационной блокаде со стороны официальных СМИ, в социологических опросах ему предсказывали результат не более 0,1%. Однако по итогам выборов, неожиданно для всех, блок занял шестое место из 43 избирательных блоков и оказался на грани прохождения в Госдуму, получив по официальным данным 4,53% голосов. Впоследствии в оппозиционной прессе утверждалось, что на самом деле блок преодолел 5%-й барьер, но результаты выборов были сфальсифицированы.

По одномандатному округу в состав Госдумы от блока прошёл только один депутат — Владимир Григорьев (99-й Всеволожский округ в Ленинградской области), до избрания работавший начальником смены Ленинградской АЭС.

Главной идеей Блока было отмена ельцинских реформ и восстановление высокой роли государственной собственности.

Напишите отзыв о статье "Коммунисты — Трудовая Россия — За Советский Союз"



Ссылки

Отрывок, характеризующий Коммунисты — Трудовая Россия — За Советский Союз

Пьер опять выпил и налил себе третий.
– Oh! les femmes, les femmes! [О! женщины, женщины!] – и капитан, замаслившимися глазами глядя на Пьера, начал говорить о любви и о своих любовных похождениях. Их было очень много, чему легко было поверить, глядя на самодовольное, красивое лицо офицера и на восторженное оживление, с которым он говорил о женщинах. Несмотря на то, что все любовные истории Рамбаля имели тот характер пакостности, в котором французы видят исключительную прелесть и поэзию любви, капитан рассказывал свои истории с таким искренним убеждением, что он один испытал и познал все прелести любви, и так заманчиво описывал женщин, что Пьер с любопытством слушал его.
Очевидно было, что l'amour, которую так любил француз, была ни та низшего и простого рода любовь, которую Пьер испытывал когда то к своей жене, ни та раздуваемая им самим романтическая любовь, которую он испытывал к Наташе (оба рода этой любви Рамбаль одинаково презирал – одна была l'amour des charretiers, другая l'amour des nigauds) [любовь извозчиков, другая – любовь дурней.]; l'amour, которой поклонялся француз, заключалась преимущественно в неестественности отношений к женщине и в комбинация уродливостей, которые придавали главную прелесть чувству.
Так капитан рассказал трогательную историю своей любви к одной обворожительной тридцатипятилетней маркизе и в одно и то же время к прелестному невинному, семнадцатилетнему ребенку, дочери обворожительной маркизы. Борьба великодушия между матерью и дочерью, окончившаяся тем, что мать, жертвуя собой, предложила свою дочь в жены своему любовнику, еще и теперь, хотя уж давно прошедшее воспоминание, волновала капитана. Потом он рассказал один эпизод, в котором муж играл роль любовника, а он (любовник) роль мужа, и несколько комических эпизодов из souvenirs d'Allemagne, где asile значит Unterkunft, где les maris mangent de la choux croute и где les jeunes filles sont trop blondes. [воспоминаний о Германии, где мужья едят капустный суп и где молодые девушки слишком белокуры.]