Комрат

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Муниципий
Комрат
гаг. Komrat, рум. Comrat
Флаг Герб
Страна
Молдавия
АТО
Муниципий
Комрат
Координаты
Примар
Сергей Анастасов [1]
Основан
Первое упоминание
Муниципий с
Площадь
16,4 км²
Высота
64[3] м
Население
26 200[4] человек (2016)
Плотность
1585 чел./км²
Названия жителей
комратчáнин, комратчáнка, комратчáне
Часовой пояс
Телефонный код
+373 298
Почтовый индекс
MD-3801, 3802, 3805[5]
Автомобильный код
GE ** ***
Официальный сайт
[comrat.md md]
К:Населённые пункты, основанные в 1825 году

Комра́т (рум. Comrát, гаг. Komrát) — город на юге Молдавии, столица АТО Гагаузия (Автономно-территориального образования «Гагауз Ери»). Крупнейший по численности населения город, важнейший транспортный узел, политический, экономический, культурный и научный центр Гагаузской автономии. Комрат находится в центральной части Буджакской степи, на реке Ялпуг. Административный центр Комратского района. Комрат обладает особым статусом в административном делении Молдавии — он является муниципием. Расстояние от Комрата до столицы Молдавии, Кишинёва — 98 км, 230 км — до Одессы, 230 км — до Бухареста и примерно 1600 км — до Москвы.





Население

Год 1877 1970 1989 1991 1996 2004 2006 2008 2010 2012 2014 2016
Население 4 935 22 000 25 800 27 500 27 400 23 429 22 369 25 000 25 000 25 600 26 000 26 200

Национальный состав населения:

В начале ХХ века соотношение гагаузов и болгар в населении Комрата составляло примерно 2:1. Однако в результате ассимиляционных процессов и более высокой рождаемости гагаузов к концу ХХ на 14 гагаузов приходился лишь 1 болгарин[6].

История

Первые официальные упоминания о городе Комрат датируются 1789 годом[7]. Комрат был основан колонистами-переселенцами из Османской империи: болгарами, гагаузами (имевшими в то время болгарское этническое самосознание), греками, евреями и людьми других национальностей.

В 1812 году Бессарабия (вместе с Комратом) вошла в состав России. В 1819 году в Комрат прибыла вторая волна переселенцев из Османской империи. В конце ХХ века были найдены книги регистрации актов гражданского состояния населения Комрата, датируемые 1819 годом. Приходскую канцелярию вёл на румынском языке священник Василе Томеску.

В 1820 году был основан Комратский кафедральный собор Св. Иоанна. В 1860-х годах в Комрате работал болгарский учитель-подвижник Павел Калянджи. По его инициативе было основано Комратское централное училище, где преподавание велось на болгарском языке - подобно ранее созданной Болградской гимназии[8]. В 1862 г. Калянджи стал директором Комратского училища. В его стенах два года проучился Александр Теодоров-Балан.

В 1906 году крестьяне села Комрат Бендерского уезда начали борьбу за раздел помещичьих земель, арестовали чиновников местной власти и провозгласили Комратскую республику, которая просуществовала всего 5 дней. Это восстание было подавлено царскими войсками.

Необычна история создания в Комрате женской гимназии. Местный богач Г. И. Цанко-Кыльчик и земский начальник Максим Колибаба в 1910 году заключили пари о том, что последний лично скосит 8 га овса, - и за это помещик даст денег на лицей для девочек. Пари выиграл местный глава. За благотворительное дело Цанко-Кыльчик был награждён орденом Св. Анны 3-ей степени и стал потомственным почётным гражданином Комрата.

18 июня 1913 года в Комрате закончилось строительство телефонной станции. При сельских правлениях открыты 8 телефонных пунктов.

Комрат входил в состав Румынии с 1918 по 1940 год. В 1920-х гг. в Комрате основан лицей имени господаря Дмитрия Кантемира. В 1932 году Комрат впервые получил герб. Он представлял собой щит, увенчанный серебряной короной с тремя башнями, а в центре был изображён "вольный конь" (без седла и узды).

Комрат (вместе со всей Гагаузией был присоединён к СССР и включён в состав Молдавской ССР в 1940 году. Оккупирован румынскими и немецкими войсками с 1941 по 1944 год.

13 сентября 1957 года в результате объединения сёл Старый и Новый Комрат был образован город Комрат. Позже в черту города был включён посёлок при одноимённой железнодорожной станции.

Во времена МССР в городе функционировали заводы: маслодельный, винодельческий, железобетонных изделий; работало производство безворсовых ковров с молдавским национальным орнаментом.

В 1995 году, по решению населения Гагаузии, Комрат стал столицей Гагаузской автономии. К тому моменту тюркоязычные гагаузы мыслили себя отдельным от славяноязычных болгар этносом.

Список руководителей

Российская империя 1817-1918 гг.

  • Выборный старшина Константин Койчу (1817 – 1830);
  • Выборный старшина Андрей Илашко (1830 – 1843);
  • Выборный старшина Дмитрий Койчу (1843 – 1855)?;
  • Выборный старшина …Кули (Кула?) (1855 - ...)?;
  • Выборный старшина Георгий Каранфилов (1870 – 1890)?;
  • ... ( 1914 – 1918)?;

Румыния 1918 – 1940 гг.

  • Примар Дмитрий Кысса (1918 -1929);
  • Примар Ион Пэпэнару (1929 -1930);
  • Примар Георгий Кайкы (1930 – 1940);

СССР 1940 - 1941 гг.

  • Председатель райисполкома Николай Гаврилов (1940 – 1941 гг);

Румыния 1941 – 1944 гг.

  • Примар капитан Николае Градинару (1941 – 1943);
  • Примар ... Златов (1943 – 1944);
  • Примар майор Петре Мардарь (1944 – 1944);

СССР 1944-1990

В 1944 году Комрат был разделён на 3 сельских совета.

  • Председатель Ново-Комратского сельсовета Василий Семёнович Кендигелян, Ялпужского сельсовета Георгий Стаматов, Старо-Комратского с/совета ...
  • Председатель Ялпужского сельсовета Иван Дмитриевич Герасимов с 1945;

В 1957 году Комрат получил статус города.

  • Председатель горисполкома Исаак Львович Гонинберг (1957-1959);
  • Председатель горисполкома Пивкин (1959-1962);
  • Председатель горисполкома Галина Николаевна Пыдер (1959-1962);
  • Председатель горисполкома Клавдия Григорьевна Маркивец (1962-1964);
  • Председатель горисполкома Сергей Иванович Свириденко (1964-1970);
  • Председатель горисполкома Подшивалов Леонид Александрович (1970-1972);
  • Председатель горисполкома Фёдор Афанасьевич Влах (1972-1974);
  • Председатель горисполкома Евгений Ефимович Мелентий (1974-1979);
  • Председатель горисполкома Иван Михайлович Стаматов (1979-1981);
  • Председатель горисполкома Анатолий Кузьмич Киреев (1981-1982);
  • Председатель горисполкома Владимир Леонидович Митько (1982-1986);
  • Председатель горисполкома Константин Фёдорович Попович (1986-1989);

Республика Молдова 1990-наст. время

  • Председатель горисполкома Андрей Семёнович Буюклы (1990-1991);
  • Председатель горисполкома Леонид Фёдорович Добров (1991-1994);
  • Примар Дмитрий Георгиевич Кырма (1994-1995);
  • Примар Иван Дмитриевич Кыльчик (1995-1996);
  • Примар Анатолий Георгиевич Карабаджак (1996-1997);
  • Примар Дмитрий Георгиевич Кырма (1997-1998);
  • Примар Константин Петрович Таушанжи (1998-2004);
  • Примар Николай Харлампиевич Дудогло (2004-2015);
  • Примар Сергей Анастасов (2015-наст. время).

Герб

Впервые герб Комрата был утверждён румынскими властями 1 октября 1932 года. Он представлял собой щит, увенчанный серебряной короной с тремя башнями, а в центре был изображён конь. Современный вариант герба столицы Гагаузии утверждён муниципальным Советом в июле 2005 года. Авторы: А. Копча и А. Иварлак.

Образование

Преподавание в учебные заведениях Комрата ведётся как правило на русском языке.

В 1991 году в Комрате открылся Национальный университет. В списке ректоров университета были Дионис Танасоглу и Иван Кристиогло.

В городе также работают Педагогический колледж им. Михаила Чакира, Многопрофильное профессиональное училище, Учебно-производственный комбинат, Региональный спортивный лицей-интернат, 6 общеобразовательных лицеев и гимназий (один из которых с румынским языком преподавания) и 5 детских садов.

Экономика

Пищевая промышленность — основа городской экономики.

В Комрате функционируют промышленные предприятия: винзавод "Вина Комрата", нефтеперерабатывающий завод, консервный завод "Басарабия Агроэкспорт", маслозавод "Фабрика Олой Пак", спиртзавод, завод железобетонных изделий "Бетакон", мебельная фабрика "Голиат Вита", швейная фабрика "Редиаджер СВ", фармацевтическая фабрика " Витафарм", фабрика окон, пилорама и другие. Готовится к открытию промышленный парк.

В Комрате действует несколько рынков ("Центральный", "Буджак", "Южный" и др.) и супермаркетов (по одному национальных сетей "Фидеско", "Линелла" и "МолдКооП" ("Гастроном"), а также украинской сети "Фуршет"). Так же имеется сеть автозаправочных станций.

Винный путь

Винные туристические маршруты, начинающиеся от столицы республики, охватывают практически всю страну. Многие туристические фирмы проводят винные туры. Южный маршрут проходит через Комрат.

Достопримечательности

  • Православный собор Святого Иоанна Предтечи, построенный в 1840году
  • Краеведческий музей, основу коллекции которого составляют археологические находки. Постоянная экспозиция музея посвящена гагаузской истории и культуре.
  • Гагаузская художественная галерея
  • Турецкая библиотека имени Мустафы Кемаля Ататюрка
  • Аллея славы гагаузского народа
  • Памятник героям-освободителям (скульптор Дубиновский)
  • Памятник воинам-афганцам (скульптор А. Карачобан)
  • Памятник Ленину
  • Памятник танкистам
  • Памятник жертвам политических репрессий
  • Катакомбы[9]

Известные уроженцы

Города-побратимы

Населённый пункт Государство Год
1 Район Стамбула Пендик Турция
2 Хендек Турция
3 Сапанджа Турция
4 Кючюккей Турция
5 Татлысу Кипр
6 Район Москвы Сокольники Россия
7 Грозный Россия
8 Бавлы, Татарстан Россия
9 Болград Украина 2014
10 Район Будапешта Эржебетварош Венгрия 2005

Галерея

Напишите отзыв о статье "Комрат"

Ссылки

  • [www.comrat.md/ Официальный сайт]

Примечания

  1. [gagauzinfo.md/index.php?newsid=19438 Сергей Анастасов официально вступил в должность примара Комрата]
  2. [web.archive.org/web/20140419212949/www.comrat.md/index.php?option=com_content&view=article&id=7&Itemid=15 История Комрата]
  3. [www.primarii.md/primarii/municipiul-comrat/primaria-orasului-comrat.html Примария города Комрат]
  4. [www.statistica.md/newsview.php?l=ro&idc=168&id=5065&parent=0 Численность постоянного населения Республики Молдова на 1 января 2016 года, в территориальном разрезе]
  5. [www.posta.md/ru/postal_code.html Почтовые коды]
  6. [cyberleninka.ru/article/n/etnodemograficheskie-protsessy-sredi-bolgar-moldovy-i-ukrainy-v-seredine-xviii-xx-v Этнодемографические процессы среди болгар Молдовы и Украины в середине XVIII-XX В. - тема научной статьи по истории и историческим наукам, читайте бесплатно текст научно-иссле...]
  7. Бессарабский историк Владимир Нику (Vladimir Nicu) упоминает некий документ от 27 мая 1443 г., где фигурирует урочище Комрат. О нём же, возможно, писал и Эвлия Челеби в конце XVII века. Челеби писал, что в центре Буджака имеется странное селение под названием Камрал-Кум, куда ещё не ступала нога чужеземца, т. к. в нём проживает воинственное племя, которое всех, кто к ним попадает, тут же уничтожает. Поэтому даже турецкая армия обходит стороной эти места.
  8. Дойнов Стефан. Българите в Украйна и Молдова през Възраждането (1751-1878). — София: Академично издателство „Марин Дринов“, 2005. — P. 300-301. — ISBN 954-322-019-0.
  9. [point.md/ru/novosti/obschestvo/zagadochnie-komratskie-katakombi-stanut-pamyatnikom-istorii Загадочные комратские катакомбы станут памятником истории]

Отрывок, характеризующий Комрат


Х
8 го сентября в сарай к пленным вошел очень важный офицер, судя по почтительности, с которой с ним обращались караульные. Офицер этот, вероятно, штабный, с списком в руках, сделал перекличку всем русским, назвав Пьера: celui qui n'avoue pas son nom [тот, который не говорит своего имени]. И, равнодушно и лениво оглядев всех пленных, он приказал караульному офицеру прилично одеть и прибрать их, прежде чем вести к маршалу. Через час прибыла рота солдат, и Пьера с другими тринадцатью повели на Девичье поле. День был ясный, солнечный после дождя, и воздух был необыкновенно чист. Дым не стлался низом, как в тот день, когда Пьера вывели из гауптвахты Зубовского вала; дым поднимался столбами в чистом воздухе. Огня пожаров нигде не было видно, но со всех сторон поднимались столбы дыма, и вся Москва, все, что только мог видеть Пьер, было одно пожарище. Со всех сторон виднелись пустыри с печами и трубами и изредка обгорелые стены каменных домов. Пьер приглядывался к пожарищам и не узнавал знакомых кварталов города. Кое где виднелись уцелевшие церкви. Кремль, неразрушенный, белел издалека с своими башнями и Иваном Великим. Вблизи весело блестел купол Ново Девичьего монастыря, и особенно звонко слышался оттуда благовест. Благовест этот напомнил Пьеру, что было воскресенье и праздник рождества богородицы. Но казалось, некому было праздновать этот праздник: везде было разоренье пожарища, и из русского народа встречались только изредка оборванные, испуганные люди, которые прятались при виде французов.
Очевидно, русское гнездо было разорено и уничтожено; но за уничтожением этого русского порядка жизни Пьер бессознательно чувствовал, что над этим разоренным гнездом установился свой, совсем другой, но твердый французский порядок. Он чувствовал это по виду тех, бодро и весело, правильными рядами шедших солдат, которые конвоировали его с другими преступниками; он чувствовал это по виду какого то важного французского чиновника в парной коляске, управляемой солдатом, проехавшего ему навстречу. Он это чувствовал по веселым звукам полковой музыки, доносившимся с левой стороны поля, и в особенности он чувствовал и понимал это по тому списку, который, перекликая пленных, прочел нынче утром приезжавший французский офицер. Пьер был взят одними солдатами, отведен в одно, в другое место с десятками других людей; казалось, они могли бы забыть про него, смешать его с другими. Но нет: ответы его, данные на допросе, вернулись к нему в форме наименования его: celui qui n'avoue pas son nom. И под этим названием, которое страшно было Пьеру, его теперь вели куда то, с несомненной уверенностью, написанною на их лицах, что все остальные пленные и он были те самые, которых нужно, и что их ведут туда, куда нужно. Пьер чувствовал себя ничтожной щепкой, попавшей в колеса неизвестной ему, но правильно действующей машины.
Пьера с другими преступниками привели на правую сторону Девичьего поля, недалеко от монастыря, к большому белому дому с огромным садом. Это был дом князя Щербатова, в котором Пьер часто прежде бывал у хозяина и в котором теперь, как он узнал из разговора солдат, стоял маршал, герцог Экмюльский.
Их подвели к крыльцу и по одному стали вводить в дом. Пьера ввели шестым. Через стеклянную галерею, сени, переднюю, знакомые Пьеру, его ввели в длинный низкий кабинет, у дверей которого стоял адъютант.
Даву сидел на конце комнаты над столом, с очками на носу. Пьер близко подошел к нему. Даву, не поднимая глаз, видимо справлялся с какой то бумагой, лежавшей перед ним. Не поднимая же глаз, он тихо спросил:
– Qui etes vous? [Кто вы такой?]
Пьер молчал оттого, что не в силах был выговорить слова. Даву для Пьера не был просто французский генерал; для Пьера Даву был известный своей жестокостью человек. Глядя на холодное лицо Даву, который, как строгий учитель, соглашался до времени иметь терпение и ждать ответа, Пьер чувствовал, что всякая секунда промедления могла стоить ему жизни; но он не знал, что сказать. Сказать то же, что он говорил на первом допросе, он не решался; открыть свое звание и положение было и опасно и стыдно. Пьер молчал. Но прежде чем Пьер успел на что нибудь решиться, Даву приподнял голову, приподнял очки на лоб, прищурил глаза и пристально посмотрел на Пьера.
– Я знаю этого человека, – мерным, холодным голосом, очевидно рассчитанным для того, чтобы испугать Пьера, сказал он. Холод, пробежавший прежде по спине Пьера, охватил его голову, как тисками.
– Mon general, vous ne pouvez pas me connaitre, je ne vous ai jamais vu… [Вы не могли меня знать, генерал, я никогда не видал вас.]
– C'est un espion russe, [Это русский шпион,] – перебил его Даву, обращаясь к другому генералу, бывшему в комнате и которого не заметил Пьер. И Даву отвернулся. С неожиданным раскатом в голосе Пьер вдруг быстро заговорил.
– Non, Monseigneur, – сказал он, неожиданно вспомнив, что Даву был герцог. – Non, Monseigneur, vous n'avez pas pu me connaitre. Je suis un officier militionnaire et je n'ai pas quitte Moscou. [Нет, ваше высочество… Нет, ваше высочество, вы не могли меня знать. Я офицер милиции, и я не выезжал из Москвы.]
– Votre nom? [Ваше имя?] – повторил Даву.
– Besouhof. [Безухов.]
– Qu'est ce qui me prouvera que vous ne mentez pas? [Кто мне докажет, что вы не лжете?]
– Monseigneur! [Ваше высочество!] – вскрикнул Пьер не обиженным, но умоляющим голосом.
Даву поднял глаза и пристально посмотрел на Пьера. Несколько секунд они смотрели друг на друга, и этот взгляд спас Пьера. В этом взгляде, помимо всех условий войны и суда, между этими двумя людьми установились человеческие отношения. Оба они в эту одну минуту смутно перечувствовали бесчисленное количество вещей и поняли, что они оба дети человечества, что они братья.
В первом взгляде для Даву, приподнявшего только голову от своего списка, где людские дела и жизнь назывались нумерами, Пьер был только обстоятельство; и, не взяв на совесть дурного поступка, Даву застрелил бы его; но теперь уже он видел в нем человека. Он задумался на мгновение.
– Comment me prouverez vous la verite de ce que vous me dites? [Чем вы докажете мне справедливость ваших слов?] – сказал Даву холодно.
Пьер вспомнил Рамбаля и назвал его полк, и фамилию, и улицу, на которой был дом.
– Vous n'etes pas ce que vous dites, [Вы не то, что вы говорите.] – опять сказал Даву.
Пьер дрожащим, прерывающимся голосом стал приводить доказательства справедливости своего показания.
Но в это время вошел адъютант и что то доложил Даву.
Даву вдруг просиял при известии, сообщенном адъютантом, и стал застегиваться. Он, видимо, совсем забыл о Пьере.
Когда адъютант напомнил ему о пленном, он, нахмурившись, кивнул в сторону Пьера и сказал, чтобы его вели. Но куда должны были его вести – Пьер не знал: назад в балаган или на приготовленное место казни, которое, проходя по Девичьему полю, ему показывали товарищи.
Он обернул голову и видел, что адъютант переспрашивал что то.
– Oui, sans doute! [Да, разумеется!] – сказал Даву, но что «да», Пьер не знал.
Пьер не помнил, как, долго ли он шел и куда. Он, в состоянии совершенного бессмыслия и отупления, ничего не видя вокруг себя, передвигал ногами вместе с другими до тех пор, пока все остановились, и он остановился. Одна мысль за все это время была в голове Пьера. Это была мысль о том: кто, кто же, наконец, приговорил его к казни. Это были не те люди, которые допрашивали его в комиссии: из них ни один не хотел и, очевидно, не мог этого сделать. Это был не Даву, который так человечески посмотрел на него. Еще бы одна минута, и Даву понял бы, что они делают дурно, но этой минуте помешал адъютант, который вошел. И адъютант этот, очевидно, не хотел ничего худого, но он мог бы не войти. Кто же это, наконец, казнил, убивал, лишал жизни его – Пьера со всеми его воспоминаниями, стремлениями, надеждами, мыслями? Кто делал это? И Пьер чувствовал, что это был никто.
Это был порядок, склад обстоятельств.
Порядок какой то убивал его – Пьера, лишал его жизни, всего, уничтожал его.


От дома князя Щербатова пленных повели прямо вниз по Девичьему полю, левее Девичьего монастыря и подвели к огороду, на котором стоял столб. За столбом была вырыта большая яма с свежевыкопанной землей, и около ямы и столба полукругом стояла большая толпа народа. Толпа состояла из малого числа русских и большого числа наполеоновских войск вне строя: немцев, итальянцев и французов в разнородных мундирах. Справа и слева столба стояли фронты французских войск в синих мундирах с красными эполетами, в штиблетах и киверах.
Преступников расставили по известному порядку, который был в списке (Пьер стоял шестым), и подвели к столбу. Несколько барабанов вдруг ударили с двух сторон, и Пьер почувствовал, что с этим звуком как будто оторвалась часть его души. Он потерял способность думать и соображать. Он только мог видеть и слышать. И только одно желание было у него – желание, чтобы поскорее сделалось что то страшное, что должно было быть сделано. Пьер оглядывался на своих товарищей и рассматривал их.
Два человека с края были бритые острожные. Один высокий, худой; другой черный, мохнатый, мускулистый, с приплюснутым носом. Третий был дворовый, лет сорока пяти, с седеющими волосами и полным, хорошо откормленным телом. Четвертый был мужик, очень красивый, с окладистой русой бородой и черными глазами. Пятый был фабричный, желтый, худой малый, лет восемнадцати, в халате.
Пьер слышал, что французы совещались, как стрелять – по одному или по два? «По два», – холодно спокойно отвечал старший офицер. Сделалось передвижение в рядах солдат, и заметно было, что все торопились, – и торопились не так, как торопятся, чтобы сделать понятное для всех дело, но так, как торопятся, чтобы окончить необходимое, но неприятное и непостижимое дело.
Чиновник француз в шарфе подошел к правой стороне шеренги преступников в прочел по русски и по французски приговор.
Потом две пары французов подошли к преступникам и взяли, по указанию офицера, двух острожных, стоявших с края. Острожные, подойдя к столбу, остановились и, пока принесли мешки, молча смотрели вокруг себя, как смотрит подбитый зверь на подходящего охотника. Один все крестился, другой чесал спину и делал губами движение, подобное улыбке. Солдаты, торопясь руками, стали завязывать им глаза, надевать мешки и привязывать к столбу.
Двенадцать человек стрелков с ружьями мерным, твердым шагом вышли из за рядов и остановились в восьми шагах от столба. Пьер отвернулся, чтобы не видать того, что будет. Вдруг послышался треск и грохот, показавшиеся Пьеру громче самых страшных ударов грома, и он оглянулся. Был дым, и французы с бледными лицами и дрожащими руками что то делали у ямы. Повели других двух. Так же, такими же глазами и эти двое смотрели на всех, тщетно, одними глазами, молча, прося защиты и, видимо, не понимая и не веря тому, что будет. Они не могли верить, потому что они одни знали, что такое была для них их жизнь, и потому не понимали и не верили, чтобы можно было отнять ее.
Пьер хотел не смотреть и опять отвернулся; но опять как будто ужасный взрыв поразил его слух, и вместе с этими звуками он увидал дым, чью то кровь и бледные испуганные лица французов, опять что то делавших у столба, дрожащими руками толкая друг друга. Пьер, тяжело дыша, оглядывался вокруг себя, как будто спрашивая: что это такое? Тот же вопрос был и во всех взглядах, которые встречались со взглядом Пьера.
На всех лицах русских, на лицах французских солдат, офицеров, всех без исключения, он читал такой же испуг, ужас и борьбу, какие были в его сердце. «Да кто жо это делает наконец? Они все страдают так же, как и я. Кто же? Кто же?» – на секунду блеснуло в душе Пьера.
– Tirailleurs du 86 me, en avant! [Стрелки 86 го, вперед!] – прокричал кто то. Повели пятого, стоявшего рядом с Пьером, – одного. Пьер не понял того, что он спасен, что он и все остальные были приведены сюда только для присутствия при казни. Он со все возраставшим ужасом, не ощущая ни радости, ни успокоения, смотрел на то, что делалось. Пятый был фабричный в халате. Только что до него дотронулись, как он в ужасе отпрыгнул и схватился за Пьера (Пьер вздрогнул и оторвался от него). Фабричный не мог идти. Его тащили под мышки, и он что то кричал. Когда его подвели к столбу, он вдруг замолк. Он как будто вдруг что то понял. То ли он понял, что напрасно кричать, или то, что невозможно, чтобы его убили люди, но он стал у столба, ожидая повязки вместе с другими и, как подстреленный зверь, оглядываясь вокруг себя блестящими глазами.
Пьер уже не мог взять на себя отвернуться и закрыть глаза. Любопытство и волнение его и всей толпы при этом пятом убийстве дошло до высшей степени. Так же как и другие, этот пятый казался спокоен: он запахивал халат и почесывал одной босой ногой о другую.
Когда ему стали завязывать глаза, он поправил сам узел на затылке, который резал ему; потом, когда прислонили его к окровавленному столбу, он завалился назад, и, так как ему в этом положении было неловко, он поправился и, ровно поставив ноги, покойно прислонился. Пьер не сводил с него глаз, не упуская ни малейшего движения.
Должно быть, послышалась команда, должно быть, после команды раздались выстрелы восьми ружей. Но Пьер, сколько он ни старался вспомнить потом, не слыхал ни малейшего звука от выстрелов. Он видел только, как почему то вдруг опустился на веревках фабричный, как показалась кровь в двух местах и как самые веревки, от тяжести повисшего тела, распустились и фабричный, неестественно опустив голову и подвернув ногу, сел. Пьер подбежал к столбу. Никто не удерживал его. Вокруг фабричного что то делали испуганные, бледные люди. У одного старого усатого француза тряслась нижняя челюсть, когда он отвязывал веревки. Тело спустилось. Солдаты неловко и торопливо потащили его за столб и стали сталкивать в яму.
Все, очевидно, несомненно знали, что они были преступники, которым надо было скорее скрыть следы своего преступления.