Конгресс в Панаме

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Конгресс в Панаме — международный конгресс 1826 года, прошедший в городе Панама с 22 июня по 15 июля, участники которого должны были решить спорные вопросы между молодыми латиноамериканскими государствами, наладить сотрудничество между ними и принять совместную декларацию о поддержке странами Латинской Америки независимости и демократии.



Страны-участники

В Конгрессе приняли участие представители Республики Колумбия, Перу, Федеративной Республики Центральной Америки и Мексики.

Чили отказалось от участия в Конгрессе. Соединённые провинции Рио-де-Ла-Платы не участвовали из-за потери Верхнего Перу, а также в знак протеста против объявленной США доктрины Монро. Бразильская империя, которая в это время воевала с Соединёнными провинциями Рио-де-Ла-Платы, также не стала посылать делегатов. Парагвай не был приглашён на Конгресс.

На Конгресс также были приглашены представители Великобритании и США в качестве наблюдателей. Британский представитель присутствовал, однако США не смогли прислать делегата по внутренним причинам: хотя президент Джон Адамс и госсекретарь Генри Клей и желали участия в Конгрессе, но из-за того, что молодые латиноамериканские государства запретили рабство, представители рабовладельческих южных штатов отказались подтверждать полномочия делегатов и финансировать их поездку. В итоге США всё-таки послали двух представителей, но Ричард Андерсон-младший умер в дороге, а Джон Сержант прибыл уже после закрытия Конгресса.

Итоги Конгресса

Многочисленные противоречия между молодыми государствами не позволили достичь согласия по большинству вопросов, что позволило Симону Боливару посчитать, что Конгресс не удался. Тем не менее, были приняты шесть основных принципов сотрудничества:

  • нейтралитет и сосуществование,
  • признание доктрины Монро,
  • необходимость международного арбитража в спорах друг между другом,
  • отмена рабства,
  • признание национального суверенитета друг друга,
  • гарантии всех этих принципов.

Источники

  • Р.Харви «Освободители» — Москва: «АСТ», 2004. ISBN 5-17-019174-X

Напишите отзыв о статье "Конгресс в Панаме"

Отрывок, характеризующий Конгресс в Панаме

На все убеждения Денисова не ездить Петя отвечал, что он тоже привык все делать аккуратно, а не наобум Лазаря, и что он об опасности себе никогда не думает.
– Потому что, – согласитесь сами, – если не знать верно, сколько там, от этого зависит жизнь, может быть, сотен, а тут мы одни, и потом мне очень этого хочется, и непременно, непременно поеду, вы уж меня не удержите, – говорил он, – только хуже будет…


Одевшись в французские шинели и кивера, Петя с Долоховым поехали на ту просеку, с которой Денисов смотрел на лагерь, и, выехав из леса в совершенной темноте, спустились в лощину. Съехав вниз, Долохов велел сопровождавшим его казакам дожидаться тут и поехал крупной рысью по дороге к мосту. Петя, замирая от волнения, ехал с ним рядом.
– Если попадемся, я живым не отдамся, у меня пистолет, – прошептал Петя.
– Не говори по русски, – быстрым шепотом сказал Долохов, и в ту же минуту в темноте послышался оклик: «Qui vive?» [Кто идет?] и звон ружья.
Кровь бросилась в лицо Пети, и он схватился за пистолет.
– Lanciers du sixieme, [Уланы шестого полка.] – проговорил Долохов, не укорачивая и не прибавляя хода лошади. Черная фигура часового стояла на мосту.
– Mot d'ordre? [Отзыв?] – Долохов придержал лошадь и поехал шагом.
– Dites donc, le colonel Gerard est ici? [Скажи, здесь ли полковник Жерар?] – сказал он.
– Mot d'ordre! – не отвечая, сказал часовой, загораживая дорогу.
– Quand un officier fait sa ronde, les sentinelles ne demandent pas le mot d'ordre… – крикнул Долохов, вдруг вспыхнув, наезжая лошадью на часового. – Je vous demande si le colonel est ici? [Когда офицер объезжает цепь, часовые не спрашивают отзыва… Я спрашиваю, тут ли полковник?]
И, не дожидаясь ответа от посторонившегося часового, Долохов шагом поехал в гору.
Заметив черную тень человека, переходящего через дорогу, Долохов остановил этого человека и спросил, где командир и офицеры? Человек этот, с мешком на плече, солдат, остановился, близко подошел к лошади Долохова, дотрогиваясь до нее рукою, и просто и дружелюбно рассказал, что командир и офицеры были выше на горе, с правой стороны, на дворе фермы (так он называл господскую усадьбу).
Проехав по дороге, с обеих сторон которой звучал от костров французский говор, Долохов повернул во двор господского дома. Проехав в ворота, он слез с лошади и подошел к большому пылавшему костру, вокруг которого, громко разговаривая, сидело несколько человек. В котелке с краю варилось что то, и солдат в колпаке и синей шинели, стоя на коленях, ярко освещенный огнем, мешал в нем шомполом.