Конгруэнтность (лингвистика)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Конгруэ́нтность — в языкознании: морфологическая зависимость анафорического местоимения от его антецедента (именной группы), имеющая место при отсутствии синтаксической зависимости[1]. Так, в русском языке род и число личного местоимения третьего лица совпадают с родом и числом его антецедента: Маша сказала, что она здорова.

Конгруэнтность традиционно считалась разновидностью согласования. Однако, в отличие от согласования, являющегося отношением двух грамматических единиц, конгруэнтность — семиотическое и троичное отношение, связывающее антецедент и местоимение с общим для них референтом[1].

Напишите отзыв о статье "Конгруэнтность (лингвистика)"



Примечания

  1. 1 2 Тестелец Я. Г. Глава VII. Способы выражения синтаксических отношений // [testelets.narod.ru/cover.htm Введение в общий синтаксис]. — М.: РГГУ, 2001. — 800 с. — 5000 экз. — ISBN 5-7281-0343-X.


Отрывок, характеризующий Конгруэнтность (лингвистика)

– Оттого, что не всё делается, как предполагается, и не так регулярно, как на параде. Мы полагали, как я вам говорил, зайти в тыл к семи часам утра, а не пришли и к пяти вечера.
– Отчего же вы не пришли к семи часам утра? Вам надо было притти в семь часов утра, – улыбаясь сказал Билибин, – надо было притти в семь часов утра.
– Отчего вы не внушили Бонапарту дипломатическим путем, что ему лучше оставить Геную? – тем же тоном сказал князь Андрей.
– Я знаю, – перебил Билибин, – вы думаете, что очень легко брать маршалов, сидя на диване перед камином. Это правда, а всё таки, зачем вы его не взяли? И не удивляйтесь, что не только военный министр, но и августейший император и король Франц не будут очень осчастливлены вашей победой; да и я, несчастный секретарь русского посольства, не чувствую никакой потребности в знак радости дать моему Францу талер и отпустить его с своей Liebchen [милой] на Пратер… Правда, здесь нет Пратера.
Он посмотрел прямо на князя Андрея и вдруг спустил собранную кожу со лба.
– Теперь мой черед спросить вас «отчего», мой милый, – сказал Болконский. – Я вам признаюсь, что не понимаю, может быть, тут есть дипломатические тонкости выше моего слабого ума, но я не понимаю: Мак теряет целую армию, эрцгерцог Фердинанд и эрцгерцог Карл не дают никаких признаков жизни и делают ошибки за ошибками, наконец, один Кутузов одерживает действительную победу, уничтожает charme [очарование] французов, и военный министр не интересуется даже знать подробности.