Коннектикут

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 41°00′00″ с. ш. 72°00′00″ з. д. / 41.00000° с. ш. 72.00000° з. д. / 41.00000; -72.00000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=41.00000&mlon=-72.00000&zoom=14 (O)] (Я)

Штат США

Коннектикут

Флаг Коннектикута Печать Коннектикута

Прозвище штата

Штат Конституции

Столица

Хартфорд

Крупнейший город

Бриджпорт

Население

3 590 886 (2015 год)
29-е по США
плотность
249,41 чел./км²
3-е по США

Площадь

48-е место
всего
14 357 км²
водная поверхность
(12,6 %)
широта
40°58' с. ш. по 42°3' с. ш.,
долгота 71°47' з. д. по 73°44' з. д.,

Принятие статуса штата

9 января 1788
5 по счёту
до принятия статуса

Губернатор

Дэн Мэллой

Вице-губернатор

Нэнси Уаймен

Законодательный орган

Генеральная Ассамблея штата Коннектикут
верхняя палата Сенат Коннектикут
нижняя палата Палата Представителей

Сенаторы

Ричард Блументал,
Кристофер Мёрфи

Часовой пояс

Североамериканское восточное время: ВГМ-5/-4

Официальный сайт:

www.ct.gov

Конне́ктикут[1][2] (англ. Connecticut [kəˈnɛtɨkət]) — штат[3] на северо-востоке США, входящий в регион Новая Англия. Столица — Хартфорд, крупнейший город — Бриджпорт. Население — 3 590 886 человек (29-е место в США; данные 2015 года). Является сорок восьмым по размерам территории штатом США. Если не брать в расчёт округ Колумбия, штат занимает первое место по размеру ВВП на душу населения в США (54397 долларов). Название штата происходит от выражения на алгонкинском языке, которое переводится как «на долгой реке, подверженной приливам».

Официальное прозвище с 1959 года — Constitution State (Штат Конституции). Прежде официальным прозвищем было Nutmeg State (Штат мускатного ореха).

Первыми поселенцами на территории штата были голландцы, основавшие поселение, в будущем ставшее городом Хартфорд. До 1667 года половина территории входила в Новые Нидерланды, затем была передана Британской империи, а саму колонию Коннектикут основал англичанин Томас Хукер в 1636 году. Коннектикут был в числе первых 13 штатов, объявивших свою независимость от Англии.

Штат находится в зоне умеренного климата и имеет протяжённую береговую линию, что сделало мореплавание частью традиций штата.

Индекс развития человеческого потенциала Коннектикута — наивысший среди американских штатов.

Почтовое сокращение — CT.





География

Территория штата на юге омывается водами пролива Лонг-Айленд, на западе он граничит со штатом Нью-Йорк, на севере — со штатом Массачусетс, на востоке — со штатом Род-Айленд. Крупнейшие города: Бриджпорт, Хартфорд (столица), Нью-Хейвен, Стамфорд и Уотербери. Территория подразделяется на восемь регионов, в основном (хотя и не всегда) совпадающих с восемью входящими в Коннектикут округами. Всего в штате 169 городов и населённых пунктов.

Самая высокая точка — гора Фрисселл на северо-западной границе штата (748 м над уровнем моря). Одноимённая река Коннектикут протекает через центральную часть штата с севера на юг и впадает в пролив Лонг-Айленд.

Территория штата в основном покрыта лесами. Ближе к югу попадаются болотистые места и песчаные пляжи. Западная часть — гористая (горы Беркшир-Хилс и хребет Таконик).

Несмотря на свои небольшие размеры, штат имеет свои контрасты. От особняков юго-западного Золотого побережья до лошадиных ферм на северо-западных холмах. От деревенских посёлков на севере до индустриальных городов на юге. Почти во всех крупных городах есть «зелёная зона» (парк в центре города), возле которой обычно располагаются постройки прошлых веков, привлекающие туристов.

Города Коннектикута сконцентрированы в основном на юго-западе штата. В северо-восточной части Коннектикута местность более лесная и сельскохозяйственная.

Основное официальное прозвище штата связано с тем, что в 1639 году британская колония Коннектикут приняла первую в мире конституцию — «Основные законы Коннектикута» (Fundamental Orders of Connecticut).

История

После Войны за независимость США Коннектикут стал одним из 13 штатов, первыми вошедших в состав США. До 1875 года статус столицы Коннектикута попеременно переходил от Хартфорда к Нью-Хейвену. Затем он был постоянно закреплён за Хартфордом.

10 мая 1933 года на территории штата (города Томпсон и Пэтнэм) была создана Всероссийская национал-революционная трудовая и рабоче-крестьянская партия фашистов. Для удобства обычно употреблялось другое название — Всероссийская Фашистская Организация (ВФО). Она действовала с 1933 по 1942 год под руководством Анастасия Вонсяцкого. В 1942 году Вонсяцкий был арестован ФБР и осужден судом Хартфорда, а партия была запрещенаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3229 дней].

Население

Распределение населения по расовому признаку:

Экономика

Общий валовой продукт по состоянию за 2010 год составил $237 млрд.[5] Доход на душу населения в 2007 году составил $64 833, по этому показателю штат занял четвертое место, за округом Колумбия, штатом Делавэр, и Аляской.[6] Существует, однако, большая разница в доходах на территории штата. Так, например, Нью-Кейнан имеет один из самых высоких доходов на душу населения в Америке, Хартфорд же является одним из десяти городов с самыми низкими доходами на душу населения в Америке. Как и Бриджпорт, и округ Нью-Хейвен и другие города в штате, Хартфорд находится в окружении богатых пригородов. Уровень безработицы на декабрь 2012 года составил 8,2 %.[7]

Нью-Кейнан является самым богатым городом в штате Коннектикут, с доходом на душу населения $85 459. В городах Дариен, Гринвич, Уэстон, Уэстпорт и Уилтон также доходы на душу населения составляют более $65 000. Хартфорд является самым бедным муниципалитетом в штате Коннектикут, с доходом на душу населения $13 428 на 2000 года.[8] Есть и другие небольшие города с низким уровнем дохода, расположенные в основном в восточной части штата.

Образование

K-12

Образовательный совет штата Коннектикут управляет системой государственных школ для детей. Члены совета по образованию назначаются губернатором штата. Статистика для каждой школы доступна для общественности через систему онлайн базы данных под названием «CEDAR».[9]

Частные школы

Колледжи и университеты

В Коннектикуте появилась первая школа права, Litchfield Law School, действовавшая с 1773 по 1833 годы в Личфилде. Хартфордская государственная средняя школа (1638) является третьей старейшей средней школой в стране после Collegiate School (1628) в Манхэттене и Boston Latin School (1635).

Частные

Общественные

Достопримечательности

Напишите отзыв о статье "Коннектикут"

Примечания

  1. Соединенные Штаты Америки // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 168—169. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).</span>
  2. Словарь географических названий зарубежных стран / отв. ред. А. М. Комков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1986. — С. 171.</span>
  3. Указатель географических названий // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 222. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).</span>
  4. American FactFinder, United States Census Bureau. [factfinder.census.gov/servlet/ADPTable?_bm=y&-context=adp&-qr_name=ACS_2008_3YR_G00_DP3YR2&-ds_name=ACS_2008_3YR_G00_&-tree_id=3308&-redoLog=false&-_caller=geoselect&-geo_id=04000US09&-format=&-_lang=en American Community Survey 3-Year Estimates]. Factfinder.census.gov. Проверено 25 июля 2010. [www.webcitation.org/6846yhabl Архивировано из первоисточника 31 мая 2012].
  5. [greyhill.com/gdp-by-state GDP by State]. Greyhill Advisors. Проверено 9 марта 2013. [www.webcitation.org/6EzXDqcFF Архивировано из первоисточника 9 марта 2013].
  6. [www.courant.com/news/custom/topnews/hcu-ctrichstate,0,6885224.story CT Named Richest State](недоступная ссылка — история). The Hartford Courant (March 26, 2008). [www.webcitation.org/6EzXFEbk5 Архивировано из первоисточника 9 марта 2013].
  7. [www.bls.gov/web/laus/laumstch.htm Local Area Unemployment Statistics]. BLS. Проверено 9 марта 2013. [www.webcitation.org/6EzXGdjVI Архивировано из первоисточника 9 марта 2013].
  8. [www.ct.gov/ecd/lib/ecd/economic_data/income/2000_median_hh,_family_&_per_cap_income.xls Connecticut per capita income, median household income, and median family income at State, County and Town level: Census 2000 data]. Проверено 9 марта 2013. [www.webcitation.org/6EzXHEire Архивировано из первоисточника 9 марта 2013].
  9. [sdeportal.ct.gov/Cedar/WEB/ct_report/CedarHome.aspx State Department of Education - CEDaR]. Проверено 9 марта 2013. [www.webcitation.org/6F1eQO157 Архивировано из первоисточника 11 марта 2013].
  10. [www.yaledailynews.com/articles/view/28392 Admit rate falls to record-low 7.5 percent], Yale Daily News (March 31, 2009). [web.archive.org/20090403155121/www.yaledailynews.com/articles/view/28392 Архивировано] из первоисточника 3 апреля 2009. Проверено 9 марта 2013.
  11. [www.uconn.edu/rankings.php] (Note: US News and World Report is a subscription website.)
  12. </ol>

Ссылки


Отрывок, характеризующий Коннектикут

«Диспозиция к атаке неприятельской позиции позади Кобельница и Сокольница, 20 ноября 1805 года».
Диспозиция была очень сложная и трудная. В оригинальной диспозиции значилось:
Da der Feind mit seinerien linken Fluegel an die mit Wald bedeckten Berge lehnt und sich mit seinerien rechten Fluegel laengs Kobeinitz und Sokolienitz hinter die dort befindIichen Teiche zieht, wir im Gegentheil mit unserem linken Fluegel seinen rechten sehr debordiren, so ist es vortheilhaft letzteren Fluegel des Feindes zu attakiren, besondere wenn wir die Doerfer Sokolienitz und Kobelienitz im Besitze haben, wodurch wir dem Feind zugleich in die Flanke fallen und ihn auf der Flaeche zwischen Schlapanitz und dem Thuerassa Walde verfolgen koennen, indem wir dem Defileen von Schlapanitz und Bellowitz ausweichen, welche die feindliche Front decken. Zu dieserien Endzwecke ist es noethig… Die erste Kolonne Marieschirt… die zweite Kolonne Marieschirt… die dritte Kolonne Marieschirt… [Так как неприятель опирается левым крылом своим на покрытые лесом горы, а правым крылом тянется вдоль Кобельница и Сокольница позади находящихся там прудов, а мы, напротив, превосходим нашим левым крылом его правое, то выгодно нам атаковать сие последнее неприятельское крыло, особливо если мы займем деревни Сокольниц и Кобельниц, будучи поставлены в возможность нападать на фланг неприятеля и преследовать его в равнине между Шлапаницем и лесом Тюрасским, избегая вместе с тем дефилеи между Шлапаницем и Беловицем, которою прикрыт неприятельский фронт. Для этой цели необходимо… Первая колонна марширует… вторая колонна марширует… третья колонна марширует…] и т. д., читал Вейротер. Генералы, казалось, неохотно слушали трудную диспозицию. Белокурый высокий генерал Буксгевден стоял, прислонившись спиною к стене, и, остановив свои глаза на горевшей свече, казалось, не слушал и даже не хотел, чтобы думали, что он слушает. Прямо против Вейротера, устремив на него свои блестящие открытые глаза, в воинственной позе, оперев руки с вытянутыми наружу локтями на колени, сидел румяный Милорадович с приподнятыми усами и плечами. Он упорно молчал, глядя в лицо Вейротера, и спускал с него глаза только в то время, когда австрийский начальник штаба замолкал. В это время Милорадович значительно оглядывался на других генералов. Но по значению этого значительного взгляда нельзя было понять, был ли он согласен или несогласен, доволен или недоволен диспозицией. Ближе всех к Вейротеру сидел граф Ланжерон и с тонкой улыбкой южного французского лица, не покидавшей его во всё время чтения, глядел на свои тонкие пальцы, быстро перевертывавшие за углы золотую табакерку с портретом. В середине одного из длиннейших периодов он остановил вращательное движение табакерки, поднял голову и с неприятною учтивостью на самых концах тонких губ перебил Вейротера и хотел сказать что то; но австрийский генерал, не прерывая чтения, сердито нахмурился и замахал локтями, как бы говоря: потом, потом вы мне скажете свои мысли, теперь извольте смотреть на карту и слушать. Ланжерон поднял глаза кверху с выражением недоумения, оглянулся на Милорадовича, как бы ища объяснения, но, встретив значительный, ничего не значущий взгляд Милорадовича, грустно опустил глаза и опять принялся вертеть табакерку.
– Une lecon de geographie, [Урок из географии,] – проговорил он как бы про себя, но довольно громко, чтобы его слышали.
Пржебышевский с почтительной, но достойной учтивостью пригнул рукой ухо к Вейротеру, имея вид человека, поглощенного вниманием. Маленький ростом Дохтуров сидел прямо против Вейротера с старательным и скромным видом и, нагнувшись над разложенною картой, добросовестно изучал диспозиции и неизвестную ему местность. Он несколько раз просил Вейротера повторять нехорошо расслышанные им слова и трудные наименования деревень. Вейротер исполнял его желание, и Дохтуров записывал.
Когда чтение, продолжавшееся более часу, было кончено, Ланжерон, опять остановив табакерку и не глядя на Вейротера и ни на кого особенно, начал говорить о том, как трудно было исполнить такую диспозицию, где положение неприятеля предполагается известным, тогда как положение это может быть нам неизвестно, так как неприятель находится в движении. Возражения Ланжерона были основательны, но было очевидно, что цель этих возражений состояла преимущественно в желании дать почувствовать генералу Вейротеру, столь самоуверенно, как школьникам ученикам, читавшему свою диспозицию, что он имел дело не с одними дураками, а с людьми, которые могли и его поучить в военном деле. Когда замолк однообразный звук голоса Вейротера, Кутузов открыл глава, как мельник, который просыпается при перерыве усыпительного звука мельничных колес, прислушался к тому, что говорил Ланжерон, и, как будто говоря: «а вы всё еще про эти глупости!» поспешно закрыл глаза и еще ниже опустил голову.
Стараясь как можно язвительнее оскорбить Вейротера в его авторском военном самолюбии, Ланжерон доказывал, что Бонапарте легко может атаковать, вместо того, чтобы быть атакованным, и вследствие того сделать всю эту диспозицию совершенно бесполезною. Вейротер на все возражения отвечал твердой презрительной улыбкой, очевидно вперед приготовленной для всякого возражения, независимо от того, что бы ему ни говорили.
– Ежели бы он мог атаковать нас, то он нынче бы это сделал, – сказал он.
– Вы, стало быть, думаете, что он бессилен, – сказал Ланжерон.
– Много, если у него 40 тысяч войска, – отвечал Вейротер с улыбкой доктора, которому лекарка хочет указать средство лечения.
– В таком случае он идет на свою погибель, ожидая нашей атаки, – с тонкой иронической улыбкой сказал Ланжерон, за подтверждением оглядываясь опять на ближайшего Милорадовича.
Но Милорадович, очевидно, в эту минуту думал менее всего о том, о чем спорили генералы.
– Ma foi, [Ей Богу,] – сказал он, – завтра всё увидим на поле сражения.
Вейротер усмехнулся опять тою улыбкой, которая говорила, что ему смешно и странно встречать возражения от русских генералов и доказывать то, в чем не только он сам слишком хорошо был уверен, но в чем уверены были им государи императоры.
– Неприятель потушил огни, и слышен непрерывный шум в его лагере, – сказал он. – Что это значит? – Или он удаляется, чего одного мы должны бояться, или он переменяет позицию (он усмехнулся). Но даже ежели бы он и занял позицию в Тюрасе, он только избавляет нас от больших хлопот, и распоряжения все, до малейших подробностей, остаются те же.
– Каким же образом?.. – сказал князь Андрей, уже давно выжидавший случая выразить свои сомнения.
Кутузов проснулся, тяжело откашлялся и оглянул генералов.
– Господа, диспозиция на завтра, даже на нынче (потому что уже первый час), не может быть изменена, – сказал он. – Вы ее слышали, и все мы исполним наш долг. А перед сражением нет ничего важнее… (он помолчал) как выспаться хорошенько.
Он сделал вид, что привстает. Генералы откланялись и удалились. Было уже за полночь. Князь Андрей вышел.

Военный совет, на котором князю Андрею не удалось высказать свое мнение, как он надеялся, оставил в нем неясное и тревожное впечатление. Кто был прав: Долгоруков с Вейротером или Кутузов с Ланжероном и др., не одобрявшими план атаки, он не знал. «Но неужели нельзя было Кутузову прямо высказать государю свои мысли? Неужели это не может иначе делаться? Неужели из за придворных и личных соображений должно рисковать десятками тысяч и моей, моей жизнью?» думал он.
«Да, очень может быть, завтра убьют», подумал он. И вдруг, при этой мысли о смерти, целый ряд воспоминаний, самых далеких и самых задушевных, восстал в его воображении; он вспоминал последнее прощание с отцом и женою; он вспоминал первые времена своей любви к ней! Вспомнил о ее беременности, и ему стало жалко и ее и себя, и он в нервично размягченном и взволнованном состоянии вышел из избы, в которой он стоял с Несвицким, и стал ходить перед домом.
Ночь была туманная, и сквозь туман таинственно пробивался лунный свет. «Да, завтра, завтра! – думал он. – Завтра, может быть, всё будет кончено для меня, всех этих воспоминаний не будет более, все эти воспоминания не будут иметь для меня более никакого смысла. Завтра же, может быть, даже наверное, завтра, я это предчувствую, в первый раз мне придется, наконец, показать всё то, что я могу сделать». И ему представилось сражение, потеря его, сосредоточение боя на одном пункте и замешательство всех начальствующих лиц. И вот та счастливая минута, тот Тулон, которого так долго ждал он, наконец, представляется ему. Он твердо и ясно говорит свое мнение и Кутузову, и Вейротеру, и императорам. Все поражены верностью его соображения, но никто не берется исполнить его, и вот он берет полк, дивизию, выговаривает условие, чтобы уже никто не вмешивался в его распоряжения, и ведет свою дивизию к решительному пункту и один одерживает победу. А смерть и страдания? говорит другой голос. Но князь Андрей не отвечает этому голосу и продолжает свои успехи. Диспозиция следующего сражения делается им одним. Он носит звание дежурного по армии при Кутузове, но делает всё он один. Следующее сражение выиграно им одним. Кутузов сменяется, назначается он… Ну, а потом? говорит опять другой голос, а потом, ежели ты десять раз прежде этого не будешь ранен, убит или обманут; ну, а потом что ж? – «Ну, а потом, – отвечает сам себе князь Андрей, – я не знаю, что будет потом, не хочу и не могу знать: но ежели хочу этого, хочу славы, хочу быть известным людям, хочу быть любимым ими, то ведь я не виноват, что я хочу этого, что одного этого я хочу, для одного этого я живу. Да, для одного этого! Я никогда никому не скажу этого, но, Боже мой! что же мне делать, ежели я ничего не люблю, как только славу, любовь людскую. Смерть, раны, потеря семьи, ничто мне не страшно. И как ни дороги, ни милы мне многие люди – отец, сестра, жена, – самые дорогие мне люди, – но, как ни страшно и неестественно это кажется, я всех их отдам сейчас за минуту славы, торжества над людьми, за любовь к себе людей, которых я не знаю и не буду знать, за любовь вот этих людей», подумал он, прислушиваясь к говору на дворе Кутузова. На дворе Кутузова слышались голоса укладывавшихся денщиков; один голос, вероятно, кучера, дразнившего старого Кутузовского повара, которого знал князь Андрей, и которого звали Титом, говорил: «Тит, а Тит?»