Концерт для фортепиано с оркестром № 4 (Бетховен)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Концерт для фортепиано с оркестром № 4 Соль мажор, соч. 58, написанный Бетховеном в период с 1804 по 1807 гг., почти в одно время с Четвёртой, Пятой и Шестой симфониями, Фантазией для фортепиано, хора и оркестра и Мессой до мажор.

Концерт иногда называют «жаворонковым» из-за первой части: впервые в истории музыки фортепианный концерт начинает солист, к которому сразу же подключается оркестр, пробуждаемый, рассеивающий тьму своим светом, озаряя путь. Оригинальной рукописи не сохранилось.





Строение концерта

В концерте три части:

Премьера концерта

Первое исполнение концерта прошло в закрытом зале дома Франца-Иосифа фон Лобковиц в 1807 году. Первое публичное исполнение состоялось в Вене 22 декабря 1808 года в Театре ан дер Вин. Солистом того концерта был сам Бетховен[1]. Это было последнее выступление Бетховена в качестве пианиста. Также в тот день были впервые исполнены Пятая и Шестая симфонии Бетховена, а также его Хоральная фантазия. После премьеры концерт ни разу не исполнялся при жизни автора.

Концерт был блестяще исполнен Мендельсоном в Лейпциге в 1836 году. Присутствовавший на его исполнении Шуман был так сильно впечатлён сочинением и талантом исполнителя, что, по его словам, «сидел на месте затаив дыхание и боясь пошевелиться».

История создания

Считается, что драматическую вторую часть концерта Andante con moto Бетховен написал под впечатлением от некой картины, на которой изображён Орфей, просящий о снисхождении к Эвридике у подземных владык[1].

Напишите отзыв о статье "Концерт для фортепиано с оркестром № 4 (Бетховен)"

Примечания

  1. 1 2 Э. Эррио. [sergo-1volkov.narod.ru/Library/Errio_E._The_Life_of_Beethoven/Index.html ЖИЗНЬ БЕТХОВЕНА.]


Отрывок, характеризующий Концерт для фортепиано с оркестром № 4 (Бетховен)

– Надо лелеять мужей хорошеньких женщин, – сказал Денисов. Пьер не слышал, что они говорили, но знал, что говорят про него. Он покраснел и отвернулся.
– Ну, теперь за здоровье красивых женщин, – сказал Долохов, и с серьезным выражением, но с улыбающимся в углах ртом, с бокалом обратился к Пьеру.
– За здоровье красивых женщин, Петруша, и их любовников, – сказал он.
Пьер, опустив глаза, пил из своего бокала, не глядя на Долохова и не отвечая ему. Лакей, раздававший кантату Кутузова, положил листок Пьеру, как более почетному гостю. Он хотел взять его, но Долохов перегнулся, выхватил листок из его руки и стал читать. Пьер взглянул на Долохова, зрачки его опустились: что то страшное и безобразное, мутившее его во всё время обеда, поднялось и овладело им. Он нагнулся всем тучным телом через стол: – Не смейте брать! – крикнул он.
Услыхав этот крик и увидав, к кому он относился, Несвицкий и сосед с правой стороны испуганно и поспешно обратились к Безухову.
– Полноте, полно, что вы? – шептали испуганные голоса. Долохов посмотрел на Пьера светлыми, веселыми, жестокими глазами, с той же улыбкой, как будто он говорил: «А вот это я люблю». – Не дам, – проговорил он отчетливо.
Бледный, с трясущейся губой, Пьер рванул лист. – Вы… вы… негодяй!.. я вас вызываю, – проговорил он, и двинув стул, встал из за стола. В ту самую секунду, как Пьер сделал это и произнес эти слова, он почувствовал, что вопрос о виновности его жены, мучивший его эти последние сутки, был окончательно и несомненно решен утвердительно. Он ненавидел ее и навсегда был разорван с нею. Несмотря на просьбы Денисова, чтобы Ростов не вмешивался в это дело, Ростов согласился быть секундантом Долохова, и после стола переговорил с Несвицким, секундантом Безухова, об условиях дуэли. Пьер уехал домой, а Ростов с Долоховым и Денисовым до позднего вечера просидели в клубе, слушая цыган и песенников.
– Так до завтра, в Сокольниках, – сказал Долохов, прощаясь с Ростовым на крыльце клуба.