Коптский язык

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Коптский язык
Классификация
Категория:

???

См. также: Проект:Лингвистика

Ко́птский язы́к — язык коптов, последний представитель египетской семьи, входящей в афразийскую макросемью. Является последней ступенью развития египетского языка, охватывающей примерно две тысячи лет. Использует собственный алфавит на основе греческой системы письма. После завоевания Египта арабами (VII в.) коптское письмо стало постепенно утрачивать своё значение, пока, наконец, не было полностью вытеснено арабским из официального употребления. С XI—XII вв. язык начинает вымирать, вытесняясь арабским. До сих пор сохранен в качестве основного языка богослужения, а также в качестве языка общения в некоторых коптских семьях и отдалённых районах Египта с преобладанием коптского населения[1][2][3][3][4][5]. Также коптский язык используется для общения между собой некоторыми коптскими монахами[6].

Идентифицированы несколько отчётливых коптских диалектов, наиболее известным из них является сахидский, происходящий из Верхнего Египта, и бохаирский, происходящий из региона западной дельты Нила в Нижнем Египте.

Коптский и демотический египетский грамматически близко связаны с поздним египетским языком, который записывался с помощью иероглифического письма.





История

Сложился на основе демотического египетского в I—II вв. н. э., вплоть до V в. сосуществуя с последним. Записывался сначала демотическим и греческим письмом, на их основе к началу IV века сложилось коптское письмо.

Как письменный язык сосуществовал сначала с греческим, а с VII в. — с арабским языками вплоть до XIV в. В качестве разговорного языка также постепенно вытеснялся арабским, но ещё в XVII в. на нём разговаривали во многих деревняхК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4741 день]. Время окончательного исчезновения в качестве первого языка неизвестно, возможно, в некоторых семьях сохраняется и сейчас.

Используется как культовый язык в коптском обряде. Кроме того, с конца XX века наблюдается некоторый интерес в возрождении коптского языка как разговорного среди коптских активистов.

Диалекты

Насчитывается до девяти диалектов, из которых пять считаются основными (выделены полужирным). Делятся на две группы:

Диалекты Нижнего Египта (северные)

Диалекты Верхнего Египта (южные)

  • саидский (фивский; литературный язык IV—XI вв.) — диалект с наибольшим литературным корпусом, обычный предмет изучения за пределами Коптской церкви.
    • ашмунейский — ранняя форма саидского в районе города Гермополис / Ашмунейн (Ϣⲙⲟⲩⲛⲉⲓⲛ Шмунейн).
  • ахмимский — район города Ахмим (Панополис).
  • субахмимский (ликополитанский) — близок ахмимскому, возможно включает территорию Асьюта.
  • «фиванский» — засвидетельствован только одной рукописью, место происхождения которой неизвестно; близость к ахмимскому позволяют предположить, что этот диалект был древним диалектом Фив или района севернее Фив.

Лингвистическая характеристика

Фонология

Вокализм

Принято выделять следующий ударный вокализм (Loprieno 1997):

Передние Средние Задние
Верхние
Средние e, o,
Нижние a

Безударный:

Передние Средние Задние
Верхние i
Средние ə
Нижние a

Не все исследователи видят такую большую разницу между ударным и безударным вокализмами, но, кажется, все согласны с тем, что в коптском была шва (т. н. Vokalstrich). Предшествующий согласному шва обозначался горизонтальной чертой над соответствующей согласной буквой. Вслед за В. Ворреллом некоторые ученые считают, что в коптском языке согласные могли образовывать слог, однако это скорее всего выражалось в вокалическом призвуке. Этот призвук и был шва: об этом говорят нерегулярности в графике и мена горизонтальной черты на E.

Консонантизм

Трудно установить точное количество согласных в коптском языке, так как часто возможно несколько интерпретаций графем. Например, трудно установить фонемный статус смычных /g/, /d/ и фрикативного /z/: в словах египетского происхождения графемы Γ и Τ, Ζ и Σ свободно варьируются, за исключением случаев озвончения рядом с [n], а в греческой лексике эти графемы последовательно различаются.

В коптском языке восстанавливается следующая система согласных:

Билабиальные Лабиодентальные Альвеолярные Постальвеолярные Палатальные Велярные Глоттальные
Взрывные p t, (d) c, (ɟ) k, (ɡ) ʔ
Носовые m n
Дрожащие r
Фрикативные β f s, (z) ʃ x* h
Аппроксиманты w j
Боковые l

Фонема /x/ отсутствует в саидском диалекте, для неё в бохайрском алфавите есть специальная буква.

Как уже было сказано выше, одну из главных трудностей представляет собой фонемный статус взрывных. Помимо этого, в бохайрских текстах отражается особенность древнеегипетской фонетики: взрывные перед гласными, сонорными и [β] получают придыхание. Однако это правило не касается тех [t], [c] и [k], которые произошли из древнеегипетских фонем /d/, /ɟ/, /g/ и /q/ соответственно в результате передвижения этих согласных по месту образования вперед. Из этого в некоторых работах (Loprieno 1997) делается вывод, что в коптском они произносились как абруптивные, как было в древнеегипетском для данной позиции.

Ударение силовое.

Лексика

В лексике очень значителен греческий элемент.

Типологическая характеристика

Тип выражения грамматических значений

Коптский язык представляет собой результат перехода от синтетического языка (каким был древнеегипетский, в сильнейшей степени — в древний период) к аналитическому. Например, можно говорить об утрате прилагательных как части речи, а также о сильном сближении нефинитных форм глагола с именами.

Вместе с тем в коптском присутствуют черты, характерные для синтетических языков, как довольно богатое глагольное словоизменение.

Характер границы между морфемами

Коптский можно назвать флективным языком. Довольно большое количество значений выражается кумулятивно, например, род, число и детерминация, посессивность, число и детерминация, т. н. «основа спряжения» и отрицание и т. д. (Малышев 2012):

Ϣⲁⲣⲉ Ⲡⲉⲧⲣⲟⲥ ⲥⲱⲧⲉⲙ

ʃare-petros soːtəm

HAB-Петр слышать
«Петр (то и дело) слышит»
ⲙⲉⲣⲉ Ⲡⲉⲧⲣⲟⲥ ⲥⲱⲧⲉⲙ

mere-petros soːtəm

NEG.HAB-Петр слышать
«Петр (то и дело) не слышит»

Ролевая кодировка

В коптском языке падеж морфологически не выражается. Однако если субъект предложения (как с прямым объектом, так и без него) — имя, к нему префигируются глагольные словоизменительные аффиксы:

Ⲁⲡⲣⲱⲙⲉ ⲥⲱⲧⲉⲙ

a-p-roːme soːtəm

PFV-MASC-человек слышать
«Мужчина услышал»

Прямое дополнение может инкорпорироваться (Малышев 2012):

ʔe=Ø-f-nec-daimoːnion ʔeβol hən βeelzeβul
FOC=IPFV-3M-бросать-бес наружу в Вельзевул
«Он изгоняет бесов силою Вельзевула» (Лк:11:15)

Однако если прямое дополнение референтно (имеет артикль, является именем собственным, имеет посессора), а основа глагола — имперфектив, оно маркируется предлогом ən, который выражает аккузатив (правило Штерна-Ернштедта):

ne-Ø-f-nuce de ʔeβol ən ʔu-daimoːnion
PST-IPFV-3M-бросать же наружу ACC INDEF-бес
«Он изгонял беса» (Лк:11:14)

Также при изменении базового порядка слов, если субъект — имя и оно стоит после глагола, между ним и глаголом появляется специальная частица ənci (или ənɟi):

ʔa-f-woːʃeβ ənci paneu
PFV-3M-отвечать NOM Панеу
«И ответил Панеу»

Таким образом, коптский язык можно считать аккузативным.

Базовый порядок слов

Базовый порядок слов в коптском языке — SVO, бывает ещё VSO.

Маркирование в именной группе и в предикации

В именной группе в коптском языке зависимостное маркирование:

p-ʃeːre ʔəm-p-noute
MASC-Сын POSS-MASC-Бог
«Сын Бога»

В предикации маркирование может быть как зависимостным, так и двойным:

ʔa-p-roːme soːtəm
PFV-MASC-человек слышать
«мужчина услышал»
ʔa-f-soːtəm ənci p-roːme
PFV-3M-слышать NOM MASC-человек
«мужчина услышал»

См. также

Напишите отзыв о статье "Коптский язык"

Литература

Общие работы

  • Еланская А. И. Коптский язык. — М.: Наука (ГРВЛ), 1964. — 125 с. — (Языки народов Азии и Африки).
  • Еланская А. И. Грамматика коптского языка. Саидский диалект. — СПб.: Нестор-История, 2010. — 528 с.
  • Еланская А. И. Коптский язык // Языки Азии и Африки. Т. IV: Афразийские языки. Кн. 2: Кушитские языки. Ливийско-гуанчские языки. Египетский язык. Чадские языки. М. 1991. — 399 с, ил..
  • Ернштедт П. В. Исследования по грамматике коптского языка. М., 1986.
  • Emmel, Stephen. 1992. «Languages (Coptic)». In The Anchor Bible Dictionary, edited by David Noel Freedman. Vol. 4 of 6 vols. New York: Doubleday. 180—188.
  • Gessman, A. M. (1976). «The Birth of the Coptic Script». University of South Florida Language Quarterly 14 2-3.
  • Gignac, Francis Thomas. 1991. «Old Coptic». In The Coptic Encyclopedia, edited by Aziz Suryal Atiya. Vol. 8 of 8 vols. New York and Toronto: Macmillian Publishing Company and Collier Macmillian Canada. 169—188.
  • Kasser, Radolphe. 1991. «Dialects». In The Coptic Encyclopedia, edited by Aziz Suryal Atiya. Vol. 8 of 8 vols. New York and Toronto: Macmillian Publishing Company and Collier Macmillian Canada. 87—96.
  • Wolfgang Kosack Lehrbuch des Koptischen.Teil I:Koptische Grammatik.Teil II:Koptische Lesestücke, Graz 1974.
  • Loprieno, Antonio. 1995. Ancient Egyptian: A Linguistic Introduction. Cambridge: Cambridge University Press.
  • Polotsky, Hans Jakob. 1971. «Coptic». In Afroasiatic: A Survey, edited by Carleton Taylor Hodge. (Jana Linguarum: Series Practica; 163). 's Gravenhage and Paris: Mouton. 67—79.

Грамматики

  • В. Вестендорф, В. Тиль. Грамматика коптского языка. саидский диалект: грамматика. Хрестоматия. Словарь (науч. ред., сост., сост. словаря, пер. с нем. и коптского, авт. доп. коммент., предисл. и послесл. А. С. Четверухин), СПб, 2007
  • Chaîne, Marius. 1933. Éléments de grammaire dialectale copte: bohairique, sahidique, achmimique, fayoumique. Paris: Paul Geuthner.
  • Eberle, Andrea, & Regine Schulz. 2004. Koptisch — Ein Leitfaden durch das Saïdische. LINCOM Languages of the World/Materials 07. Munich: LINCOM Europa.
  • Lambdin, Thomas Oden. 1983. Introduction to Sahidic Coptic. Macon: Mercer University Press.
  • Layton, Bentley. 2000. A Coptic Grammar (Sahidic Dialect): With a Chrestomathy and Glossary. (Porta linguarum orientalium; N.S., 20). Wiesbaden: Harrassowitz.
  • Mallon, Alexis. 1956. Grammaire copte: bibliographie, chrestomathie et vocabulaire. 4th edition. Beyrouth.
  • Mattar, Nabil. 1990. A Study in Bohairic Coptic. Pasadena: Hope Publishing House.
  • Polotsky, Hans Jakob. 1987. Grundlagen des koptischen Satzbaus. American Studies in Papyrology 28. Decatur, Ga.: Scholars Press.
  • Plumley, J. Martin. 1948. [www.metalog.org/files/plum.html An Introductory Coptic Grammar (Sahidic Dialect)]. London: Home & van Thal.
  • Shisha-Halevy, Ariel. 1988. Coptic Grammatical Chrestomathy: a course for academic and private study. Orientalia lovaniensia analecta 30. Leuven: Peeters.
  • Shisha-Halevy, Ariel. 1986. Coptic Grammatical Categories: Structural Studies in the Syntax of Shenoutean Sahidic. Analecta Orientalia 53. Roma: Pontificium Institutum Biblicum. ISBN 88-7653-255-2.
  • Shisha-Halevy, Ariel. 2007. Topics in Coptic Syntax: Structural Studies in the Bohairic Dialect. Orientalia Lovaniensia Analecta 160. Leuven — Paris — Dudley, MA: Peeters. ISBN 978-90-429-1875-7.
  • Till, Walter C. 1994. Koptische Dialektgrammatik. Berlin: Walter De Gruyter.
  • Vergote, Jozef. 1973—1983. Grammaire copte. Leuven: Peeters.
  • Younan, Sameh. 2005. [www.learncoptic.com So, you want to learn Coptic? A guide to Bohairic Grammar]. Sydney: St.Mary, St.Bakhomious and St.Shenouda Coptic Orthodox Church.
  • [books.google.pl/books?id=-w0GAAAAQAAJ&dq=&printsec=frontcover&source=#v=&f=false Henry Tattam, A compendious grammar of the Egyptian language as contained in the Coptic, Sahidic, and Bashmuric Dialects (London 1863)]

Фонология

  • Depuydt, Leo. 1993. «On Coptic Sounds.» Orientalia 62 (new series): 338—375.
  • Loprieno, Antonio. 1997. «Egyptian and Coptic Phonology». In Phonologies of Asia and Africa (Including the Caucasus), edited by Alan S. Kaye. Vol. 1 of 2 vols. Winona Lake: Eisenbrauns. 431—460.
  • Peust, Carsten. 1999. Egyptian Phonology: An Introduction to the Phonology of a Dead Language. (Monographien zur ägyptischen Sprache; 2). Göttingen: Peust & Gutschmidt.

Морфология

  • Малышев С. В. Аспект в коптском языке // Acta Linguistica Petropolitana. Труды Института лингвистических исследований. Том VIII, часть 2. Исследования по теории грамматики. Выпуск 6: Типология аспектуальных систем и категорий. — СПб., 2012.

Словари

  • Černý, Jaroslav. 1976. Coptic Etymological Dictionary. Cambridge and New York: Cambridge University Press.
  • Crum, Walter Ewing. 1939. [www.metalog.org/files/crum.html A Coptic Dictionary]. Oxford: Clarendon Press.
  • Wolfgang Kosack: Koptisches Handlexikon des Bohairischen. Koptisch — Deutsch — Arabisch. Verlag Christoph Brunner, Basel 2013, ISBN 978-3-9524018-9-7.
  • Westendorf, Wolfhart. 1965/1977. Koptisches Handwörterbuch. Heidelberg: Carl Winter.
  • Vycichl, Werner. 1983. Dictionnaire étymologique de la langue copte. Leuven: Éditions Peeters.
  • Westendorf, Wolfhart. 1965/1977. Koptisches Handwörterbuch. Heidelberg: Carl Winter.

Библиографии

  • Kammerer, Winifred (compiler), A Coptic Bibliography, Ann Arbor: University of Michigan Press, 1950. (Reprint New York: Kraus Reprint Co., 1969)
  • Wolfgang Kosack: Der koptische Heiligenkalender. Deutsch — Koptisch — Arabisch nach den besten Quellen neu bearbeitet und vollständig herausgegeben mit Index Sanctorum koptischer Heiliger, Index der Namen auf Koptisch, Koptische Patriarchenliste, Geografische Liste. Christoph Brunner, Berlin 2012, ISBN 978-3-9524018-4-2.
  • Wolfgang Kosack: Schenute von Atripe De judicio finale. Papyruskodex 63000.IV im Museo Egizio di Torino. Einleitung, Textbearbeitung und Übersetzung herausgegeben von Wolfgang Kosack. Christoph Brunner, Berlin 2013, ISBN 978-3-9524018-5-9.
  • Westendorf, Wolfhart. 1965/1977. Koptisches Handwörterbuch. Heidelberg: Carl Winter.

Примечания

В Викисловаре список слов коптского языка содержится в категории «Коптский язык»
  1. Коптский язык // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  2. [dictionary_of_ancient.academic.ru/2019/%D0%9A%D0%BE%D0%BF%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA Коптский язык] // Словарь античности. — Перевод с немецкого. М.: Прогресс. Лейпцигский Библиографический институт. 1989.
  3. 1 2 [www.christian-egypt.com/CopticLanguage.htm Coptic language speaking families]
  4. [www.coptic.org/language/boulosayad.htm THE HISTORY AND LITERATURE OF THE ANCIENT EGYPTIAN AND COPTIC LANGUAGES]
  5. [europe.newsweek.com/sounds-silence-160761?rm=eu The Sounds of Silence]
  6. [anthro-ling.blogspot.com/2009/11/will-coptic-language-rise-again-portion.html Will the Coptic language rise again?]
  7. </ol>

Ссылки

  • [trilinguis.com/coptic/dictionary.htm Коптский словарь]

Отрывок, характеризующий Коптский язык

Пржебышевский с почтительной, но достойной учтивостью пригнул рукой ухо к Вейротеру, имея вид человека, поглощенного вниманием. Маленький ростом Дохтуров сидел прямо против Вейротера с старательным и скромным видом и, нагнувшись над разложенною картой, добросовестно изучал диспозиции и неизвестную ему местность. Он несколько раз просил Вейротера повторять нехорошо расслышанные им слова и трудные наименования деревень. Вейротер исполнял его желание, и Дохтуров записывал.
Когда чтение, продолжавшееся более часу, было кончено, Ланжерон, опять остановив табакерку и не глядя на Вейротера и ни на кого особенно, начал говорить о том, как трудно было исполнить такую диспозицию, где положение неприятеля предполагается известным, тогда как положение это может быть нам неизвестно, так как неприятель находится в движении. Возражения Ланжерона были основательны, но было очевидно, что цель этих возражений состояла преимущественно в желании дать почувствовать генералу Вейротеру, столь самоуверенно, как школьникам ученикам, читавшему свою диспозицию, что он имел дело не с одними дураками, а с людьми, которые могли и его поучить в военном деле. Когда замолк однообразный звук голоса Вейротера, Кутузов открыл глава, как мельник, который просыпается при перерыве усыпительного звука мельничных колес, прислушался к тому, что говорил Ланжерон, и, как будто говоря: «а вы всё еще про эти глупости!» поспешно закрыл глаза и еще ниже опустил голову.
Стараясь как можно язвительнее оскорбить Вейротера в его авторском военном самолюбии, Ланжерон доказывал, что Бонапарте легко может атаковать, вместо того, чтобы быть атакованным, и вследствие того сделать всю эту диспозицию совершенно бесполезною. Вейротер на все возражения отвечал твердой презрительной улыбкой, очевидно вперед приготовленной для всякого возражения, независимо от того, что бы ему ни говорили.
– Ежели бы он мог атаковать нас, то он нынче бы это сделал, – сказал он.
– Вы, стало быть, думаете, что он бессилен, – сказал Ланжерон.
– Много, если у него 40 тысяч войска, – отвечал Вейротер с улыбкой доктора, которому лекарка хочет указать средство лечения.
– В таком случае он идет на свою погибель, ожидая нашей атаки, – с тонкой иронической улыбкой сказал Ланжерон, за подтверждением оглядываясь опять на ближайшего Милорадовича.
Но Милорадович, очевидно, в эту минуту думал менее всего о том, о чем спорили генералы.
– Ma foi, [Ей Богу,] – сказал он, – завтра всё увидим на поле сражения.
Вейротер усмехнулся опять тою улыбкой, которая говорила, что ему смешно и странно встречать возражения от русских генералов и доказывать то, в чем не только он сам слишком хорошо был уверен, но в чем уверены были им государи императоры.
– Неприятель потушил огни, и слышен непрерывный шум в его лагере, – сказал он. – Что это значит? – Или он удаляется, чего одного мы должны бояться, или он переменяет позицию (он усмехнулся). Но даже ежели бы он и занял позицию в Тюрасе, он только избавляет нас от больших хлопот, и распоряжения все, до малейших подробностей, остаются те же.
– Каким же образом?.. – сказал князь Андрей, уже давно выжидавший случая выразить свои сомнения.
Кутузов проснулся, тяжело откашлялся и оглянул генералов.
– Господа, диспозиция на завтра, даже на нынче (потому что уже первый час), не может быть изменена, – сказал он. – Вы ее слышали, и все мы исполним наш долг. А перед сражением нет ничего важнее… (он помолчал) как выспаться хорошенько.
Он сделал вид, что привстает. Генералы откланялись и удалились. Было уже за полночь. Князь Андрей вышел.

Военный совет, на котором князю Андрею не удалось высказать свое мнение, как он надеялся, оставил в нем неясное и тревожное впечатление. Кто был прав: Долгоруков с Вейротером или Кутузов с Ланжероном и др., не одобрявшими план атаки, он не знал. «Но неужели нельзя было Кутузову прямо высказать государю свои мысли? Неужели это не может иначе делаться? Неужели из за придворных и личных соображений должно рисковать десятками тысяч и моей, моей жизнью?» думал он.
«Да, очень может быть, завтра убьют», подумал он. И вдруг, при этой мысли о смерти, целый ряд воспоминаний, самых далеких и самых задушевных, восстал в его воображении; он вспоминал последнее прощание с отцом и женою; он вспоминал первые времена своей любви к ней! Вспомнил о ее беременности, и ему стало жалко и ее и себя, и он в нервично размягченном и взволнованном состоянии вышел из избы, в которой он стоял с Несвицким, и стал ходить перед домом.
Ночь была туманная, и сквозь туман таинственно пробивался лунный свет. «Да, завтра, завтра! – думал он. – Завтра, может быть, всё будет кончено для меня, всех этих воспоминаний не будет более, все эти воспоминания не будут иметь для меня более никакого смысла. Завтра же, может быть, даже наверное, завтра, я это предчувствую, в первый раз мне придется, наконец, показать всё то, что я могу сделать». И ему представилось сражение, потеря его, сосредоточение боя на одном пункте и замешательство всех начальствующих лиц. И вот та счастливая минута, тот Тулон, которого так долго ждал он, наконец, представляется ему. Он твердо и ясно говорит свое мнение и Кутузову, и Вейротеру, и императорам. Все поражены верностью его соображения, но никто не берется исполнить его, и вот он берет полк, дивизию, выговаривает условие, чтобы уже никто не вмешивался в его распоряжения, и ведет свою дивизию к решительному пункту и один одерживает победу. А смерть и страдания? говорит другой голос. Но князь Андрей не отвечает этому голосу и продолжает свои успехи. Диспозиция следующего сражения делается им одним. Он носит звание дежурного по армии при Кутузове, но делает всё он один. Следующее сражение выиграно им одним. Кутузов сменяется, назначается он… Ну, а потом? говорит опять другой голос, а потом, ежели ты десять раз прежде этого не будешь ранен, убит или обманут; ну, а потом что ж? – «Ну, а потом, – отвечает сам себе князь Андрей, – я не знаю, что будет потом, не хочу и не могу знать: но ежели хочу этого, хочу славы, хочу быть известным людям, хочу быть любимым ими, то ведь я не виноват, что я хочу этого, что одного этого я хочу, для одного этого я живу. Да, для одного этого! Я никогда никому не скажу этого, но, Боже мой! что же мне делать, ежели я ничего не люблю, как только славу, любовь людскую. Смерть, раны, потеря семьи, ничто мне не страшно. И как ни дороги, ни милы мне многие люди – отец, сестра, жена, – самые дорогие мне люди, – но, как ни страшно и неестественно это кажется, я всех их отдам сейчас за минуту славы, торжества над людьми, за любовь к себе людей, которых я не знаю и не буду знать, за любовь вот этих людей», подумал он, прислушиваясь к говору на дворе Кутузова. На дворе Кутузова слышались голоса укладывавшихся денщиков; один голос, вероятно, кучера, дразнившего старого Кутузовского повара, которого знал князь Андрей, и которого звали Титом, говорил: «Тит, а Тит?»
– Ну, – отвечал старик.
– Тит, ступай молотить, – говорил шутник.
– Тьфу, ну те к чорту, – раздавался голос, покрываемый хохотом денщиков и слуг.
«И все таки я люблю и дорожу только торжеством над всеми ими, дорожу этой таинственной силой и славой, которая вот тут надо мной носится в этом тумане!»


Ростов в эту ночь был со взводом во фланкёрской цепи, впереди отряда Багратиона. Гусары его попарно были рассыпаны в цепи; сам он ездил верхом по этой линии цепи, стараясь преодолеть сон, непреодолимо клонивший его. Назади его видно было огромное пространство неясно горевших в тумане костров нашей армии; впереди его была туманная темнота. Сколько ни вглядывался Ростов в эту туманную даль, он ничего не видел: то серелось, то как будто чернелось что то; то мелькали как будто огоньки, там, где должен быть неприятель; то ему думалось, что это только в глазах блестит у него. Глаза его закрывались, и в воображении представлялся то государь, то Денисов, то московские воспоминания, и он опять поспешно открывал глаза и близко перед собой он видел голову и уши лошади, на которой он сидел, иногда черные фигуры гусар, когда он в шести шагах наезжал на них, а вдали всё ту же туманную темноту. «Отчего же? очень может быть, – думал Ростов, – что государь, встретив меня, даст поручение, как и всякому офицеру: скажет: „Поезжай, узнай, что там“. Много рассказывали же, как совершенно случайно он узнал так какого то офицера и приблизил к себе. Что, ежели бы он приблизил меня к себе! О, как бы я охранял его, как бы я говорил ему всю правду, как бы я изобличал его обманщиков», и Ростов, для того чтобы живо представить себе свою любовь и преданность государю, представлял себе врага или обманщика немца, которого он с наслаждением не только убивал, но по щекам бил в глазах государя. Вдруг дальний крик разбудил Ростова. Он вздрогнул и открыл глаза.
«Где я? Да, в цепи: лозунг и пароль – дышло, Ольмюц. Экая досада, что эскадрон наш завтра будет в резервах… – подумал он. – Попрошусь в дело. Это, может быть, единственный случай увидеть государя. Да, теперь недолго до смены. Объеду еще раз и, как вернусь, пойду к генералу и попрошу его». Он поправился на седле и тронул лошадь, чтобы еще раз объехать своих гусар. Ему показалось, что было светлей. В левой стороне виднелся пологий освещенный скат и противоположный, черный бугор, казавшийся крутым, как стена. На бугре этом было белое пятно, которого никак не мог понять Ростов: поляна ли это в лесу, освещенная месяцем, или оставшийся снег, или белые дома? Ему показалось даже, что по этому белому пятну зашевелилось что то. «Должно быть, снег – это пятно; пятно – une tache», думал Ростов. «Вот тебе и не таш…»
«Наташа, сестра, черные глаза. На… ташка (Вот удивится, когда я ей скажу, как я увидал государя!) Наташку… ташку возьми…» – «Поправей то, ваше благородие, а то тут кусты», сказал голос гусара, мимо которого, засыпая, проезжал Ростов. Ростов поднял голову, которая опустилась уже до гривы лошади, и остановился подле гусара. Молодой детский сон непреодолимо клонил его. «Да, бишь, что я думал? – не забыть. Как с государем говорить буду? Нет, не то – это завтра. Да, да! На ташку, наступить… тупить нас – кого? Гусаров. А гусары в усы… По Тверской ехал этот гусар с усами, еще я подумал о нем, против самого Гурьева дома… Старик Гурьев… Эх, славный малый Денисов! Да, всё это пустяки. Главное теперь – государь тут. Как он на меня смотрел, и хотелось ему что то сказать, да он не смел… Нет, это я не смел. Да это пустяки, а главное – не забывать, что я нужное то думал, да. На – ташку, нас – тупить, да, да, да. Это хорошо». – И он опять упал головой на шею лошади. Вдруг ему показалось, что в него стреляют. «Что? Что? Что!… Руби! Что?…» заговорил, очнувшись, Ростов. В то мгновение, как он открыл глаза, Ростов услыхал перед собою там, где был неприятель, протяжные крики тысячи голосов. Лошади его и гусара, стоявшего подле него, насторожили уши на эти крики. На том месте, с которого слышались крики, зажегся и потух один огонек, потом другой, и по всей линии французских войск на горе зажглись огни, и крики всё более и более усиливались. Ростов слышал звуки французских слов, но не мог их разобрать. Слишком много гудело голосов. Только слышно было: аааа! и рррр!
– Что это? Ты как думаешь? – обратился Ростов к гусару, стоявшему подле него. – Ведь это у неприятеля?
Гусар ничего не ответил.
– Что ж, ты разве не слышишь? – довольно долго подождав ответа, опять спросил Ростов.
– А кто ё знает, ваше благородие, – неохотно отвечал гусар.
– По месту должно быть неприятель? – опять повторил Ростов.
– Може он, а може, и так, – проговорил гусар, – дело ночное. Ну! шали! – крикнул он на свою лошадь, шевелившуюся под ним.
Лошадь Ростова тоже торопилась, била ногой по мерзлой земле, прислушиваясь к звукам и приглядываясь к огням. Крики голосов всё усиливались и усиливались и слились в общий гул, который могла произвести только несколько тысячная армия. Огни больше и больше распространялись, вероятно, по линии французского лагеря. Ростову уже не хотелось спать. Веселые, торжествующие крики в неприятельской армии возбудительно действовали на него: Vive l'empereur, l'empereur! [Да здравствует император, император!] уже ясно слышалось теперь Ростову.
– А недалеко, – должно быть, за ручьем? – сказал он стоявшему подле него гусару.
Гусар только вздохнул, ничего не отвечая, и прокашлялся сердито. По линии гусар послышался топот ехавшего рысью конного, и из ночного тумана вдруг выросла, представляясь громадным слоном, фигура гусарского унтер офицера.
– Ваше благородие, генералы! – сказал унтер офицер, подъезжая к Ростову.
Ростов, продолжая оглядываться на огни и крики, поехал с унтер офицером навстречу нескольким верховым, ехавшим по линии. Один был на белой лошади. Князь Багратион с князем Долгоруковым и адъютантами выехали посмотреть на странное явление огней и криков в неприятельской армии. Ростов, подъехав к Багратиону, рапортовал ему и присоединился к адъютантам, прислушиваясь к тому, что говорили генералы.
– Поверьте, – говорил князь Долгоруков, обращаясь к Багратиону, – что это больше ничего как хитрость: он отступил и в арьергарде велел зажечь огни и шуметь, чтобы обмануть нас.
– Едва ли, – сказал Багратион, – с вечера я их видел на том бугре; коли ушли, так и оттуда снялись. Г. офицер, – обратился князь Багратион к Ростову, – стоят там еще его фланкёры?
– С вечера стояли, а теперь не могу знать, ваше сиятельство. Прикажите, я съезжу с гусарами, – сказал Ростов.