Коп, Макс

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Макс Коп (собственно Фридрих Иоганн Теодор Максимилан Коп, нем. Friedrich Johann Theodor Maximilian Chop; 17 мая 1862 — 20 декабря 1929, Берлин) — немецкий музыковед, композитор и писатель. Наряду с настоящим именем в молодости подписывался псевдонимом Месье Шарль (фр. Monsieur Charles).

Изучал право и финансы в Йенском и Лейпцигском университетах. В 1885 году по совету Ференца Листа решил посвятить себя музыкальной карьере, учился игре на скрипке и фортепиано. В 1888—1902 гг. работал журналистом в Нойруппине, с 1889 г. главный редактор газеты Märkische Zeitung. C 1902 г. в Берлине. С 1928 г. до конца жизни главный редактор газеты Signale für die musikalische Welt.

На раннем этапе творческой карьеры опубликовал ряд художественных произведений, в том числе романы «Идеалы и жизнь» (нем. Ideale und Leben; 1888) и «Буря и натиск» (нем. Sturm und Drang; 1890), новеллу «Новая Кармен» (нем. Eine neue Carmen; 1890), книгу путевых заметок «От Рейна до Адриатики» (нем. Vom Rhein zur Adria; 1896), сборник стихотворений «Амур и Психея» (1896). В дальнейшем сосредоточился на книгах о жизни и творчестве композиторов: напечатал более десяти книг с историческим, сценическим и музыкальным анализом творчества Рихарда Вагнера вообще и отдельных его опер, несколько книг о музыке Августа Бунгерта и Рихарда Штрауса, очерки творчества певицы Лилли Леман (1896), композиторов Фредерика Делиуса (1907, первая книга о композиторе), Джузеппе Верди (1913), Эмиля Резничека (1920), Вильгельма Ринкенса (1924), аналитический комментарий к симфониям Людвига ван Бетховена (1910). Кроме того, опубликовал «Историю немецкой военной музыки» (нем. Geschichte der deutschen Militärmusik; 1925). Автор двух фортепианных концертов, оркестровых сюит, песен.

Напишите отзыв о статье "Коп, Макс"

Отрывок, характеризующий Коп, Макс

– Вы приказали напомнить о разжалованном Долохове в этом полку.
– Где тут Долохов? – спросил Кутузов.
Долохов, уже переодетый в солдатскую серую шинель, не дожидался, чтоб его вызвали. Стройная фигура белокурого с ясными голубыми глазами солдата выступила из фронта. Он подошел к главнокомандующему и сделал на караул.
– Претензия? – нахмурившись слегка, спросил Кутузов.
– Это Долохов, – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Кутузов. – Надеюсь, что этот урок тебя исправит, служи хорошенько. Государь милостив. И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь.
Голубые ясные глаза смотрели на главнокомандующего так же дерзко, как и на полкового командира, как будто своим выражением разрывая завесу условности, отделявшую так далеко главнокомандующего от солдата.
– Об одном прошу, ваше высокопревосходительство, – сказал он своим звучным, твердым, неспешащим голосом. – Прошу дать мне случай загладить мою вину и доказать мою преданность государю императору и России.
Кутузов отвернулся. На лице его промелькнула та же улыбка глаз, как и в то время, когда он отвернулся от капитана Тимохина. Он отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что всё, что ему сказал Долохов, и всё, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что всё это уже прискучило ему и что всё это совсем не то, что нужно. Он отвернулся и направился к коляске.
Полк разобрался ротами и направился к назначенным квартирам невдалеке от Браунау, где надеялся обуться, одеться и отдохнуть после трудных переходов.
– Вы на меня не претендуете, Прохор Игнатьич? – сказал полковой командир, объезжая двигавшуюся к месту 3 ю роту и подъезжая к шедшему впереди ее капитану Тимохину. Лицо полкового командира выражало после счастливо отбытого смотра неудержимую радость. – Служба царская… нельзя… другой раз во фронте оборвешь… Сам извинюсь первый, вы меня знаете… Очень благодарил! – И он протянул руку ротному.