Корабль-черепаха

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><th colspan="2" style="text-align:center; padding:6px 10px; font-size: 120%; background: #A1CCE7; text-align: center;">Кобуксон</th></tr><tr><th colspan="2" style="text-align:center; padding:4px 10px; background: #E7F2F8; text-align: center; font-weight:normal;">кор.거북선?, 거북船?</span></th></tr><tr><th colspan="2" style="text-align:center; ">
</th></tr><tr><th colspan="2" style="text-align:center; ">
</th></tr>

<tr><th colspan="2" style="text-align:center; padding:6px 10px;background: #D0E5F3;">Основные характеристики</th></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Длина между перпендикулярами</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 30—36 м </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Ширина по мидельшпангоуту</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 9—12 м </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Двигатели</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> Вёсла, парус </td></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Экипаж</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 130 человек </td></tr> <tr><th colspan="2" style="text-align:center; padding:6px 10px;background: #D0E5F3;">Вооружение</th></tr><tr><th style="padding:6px 10px;font-weight:normal; background: #E7F2F8;border-bottom: 1px solid #D9EAF4;">Общее число орудий</th><td class="" style="padding:6px 2px 6px 8px;border-bottom: 1px solid #E7F2F8;"> 24 пушки </td></tr>

Кора́бль-черепа́ха, кобуксо́н (кор. 거북선?, 거북船?</span>) — большой, предположительно бронированный военный корабль Кореи времён династии Чосон (между XV и XVIII веками), принадлежавший классу корейских военных кораблей паноксон. Наиболее известна конструкция корабля, выполненная корейским адмиралом Ли Сунсином, который доработал более ранние модели, сделав кобуксон одним из главных средств ведения морских боёв во время Имджинской войны с Японией.

Первые записи о кобуксонах были сделаны между 1413 и 1415 в «Анналах династии Чосон». Эти корабли исполняли тогда функции тарана и использовались против чжурчжэньских и японских пиратов. Позднее, ввиду относительно спокойного в военном плане положения дел в Корее, эти первые кобуксоны долго не использовались.

После восстановления адмиралом Ли корабли-черепахи, вооружённые пушками пяти разных видов, использовались как в Имджинской войне между Кореей и Японией, так и впоследствии в других конфликтах.





Технические характеристики

Конструкция

Известно несколько различных вариантов конструктивного исполнения корабля, однако в основном представляли собой корабли длиной 30—37 метров. Возможно, корпус сверху был покрыт металлическими пластинами шестиугольной формы, увенчанными острыми шипами. Спереди корабля располагалась драконья голова. Как и стандартный паноксон, корабль-черепаха имел две мачты и два паруса. Кроме них существовала возможность приводить корабль в движение при помощи вёсел. Удачная конструкция повышала манёвренность — кобуксон мог развернуться практически на месте. На каждом из бортов корабля располагалось по 10 вёсел и 11 пушек, иногда ставили пушку и во рту драконьей головы. Ещё две пушки располагались в носовой и кормовой части корабля, что позволяло вести огонь сразу по всем направлениям. Экипаж состоял обычно из 50-60 бойцов и 70 гребцов. Корабль имел U-образное поперечное сечение, как и стандартный паноксон. Это позволяло сохранять остойчивость при стрельбе из пушек, однако такая форма ограничивала скорость корабля (в отличие от V-образной формы). На картине, найденной в старом японском храме, корабли-черепахи изображались в виде трёхэтажных конструкций, достаточно больших даже по сравнению с современными кораблями. На верхнюю палубу ставились пушки, на средней располагались лучники, а на нижней — гребцы. Также на этом изображении имеются рычаги, назначение которых неясно, однако предполагается, что они использовались для откачивания воды и тушения пожаров, нередких на деревянных кораблях того времени.

Броня

Поздние модификации корабля-черепахи примечательны прежде всего тем, что их корпус, по мнению некоторых исследователей, был обшит железными пластинами[1], образуя подобие брони. Броня могла состоять из шестиугольных железных пластин, каждая из которых снабжалась острым шипом, предназначенным прежде всего для защиты от абордажа — излюбленного метода ведения морского боя в то время. Помимо защиты от абордажных крюков, железные пластины также предохраняли корабль от стрел и пуль.

Впрочем, даже если пластины и имелись в наличии, это не позволяет считать кобуксоны первыми в мире броненосцами, как это делают некоторые исследователи: толщина брони, с учётом уровня развития металлургии средневековой Кореи и прочих соображений, не могла быть значительной; наиболее вероятно, что сравнительно тонкие, от нескольких до десятка миллиметров, листы железа просто предохраняли корабль от зажигательных средств. Обшитые же металлом для предохранения от возгорания гребные и парусные военные корабли известны ещё в римскую эпоху, а также в средневековой Европе. Во-вторых, броненосцем именуется вполне определённый тип мореходного корабля с механическим двигателем, обеспечивающим ему приемлемую для участия в эскадренном бою в открытом море подвижность и маневренность. Кобуксон же в лучшем случае может претендовать на роль блиндированной канонерской лодки береговой обороны или плавучей батареи.

Большинство исследователей, однако, сомневается в наличии брони на кобуксонах, так как нет однозначных свидетельств того, что корпус корабля действительно покрывали железными пластинами[2]. Имеющий отношение к делу материал можно почерпнуть только в двух источниках — корейских и японских военных летописях XVI века.

Корейские источники:
В корейских источниках упоминаний о броне крайне мало. Эти упоминания расплывчаты и не содержат деталей:

  • Ли Сунсин не упоминает о железных пластинах на кобуксоне в своих военных дневниках, хотя в рапорте, написанном 14 июня 1592 года он один раз говорит о «железных шипах», торчащих из верхней палубы:

…под угрозой возможного вторжения японцев, я построил корабль-черепаху с драконьей головой, установленной на носу. Через пасть драконьей головы можно производить артиллерийский залп. Верхняя палуба усеяна железными шипами (против вражеской абордажной команды). Экипаж корабля может наблюдать за неприятелем, при этом оставаясь невидимым извне[2].

  • Ли Бун, племянник Ли Сунсина и очевидец Имджинской войны, кратко упоминает в своей автобиографии, что верхняя палуба была покрыта пластинами с заострёнными шипами, однако не приводит деталей о форме, размерах и материале этих пластин[2].

Японские источники:

  • В одной из японских записей о морских сражениях в Корее приводится с позиции японских военачальников описание битвы, датированной 9 июля 1592 года. В этих записях сказано:

…Около восьми часов утра флот неприятеля (Ли Сунсина), составленный из 58 больших и 50 малых кораблей, начал атаку. Три корабля были «слепыми» кораблями (кораблями-черепахами), покрытыми железом.

Этот текст, впрочем, относится к событиям, наступившим спустя три недели после описания Ли Сунсина и не содержит детального описания кобуксона, его брони и железных шипов.

Более поздние источники:

  • Так как нет изображений кобуксона, сделанных с натуры, первым изображением считается иллюстрация в «Полном собрании сочинений Ли Сун Сина», составленном в 1795 году (спустя два века после смерти адмирала)[3]. Иллюстрация идёт вразрез с данными из военных журналов: хотя шестиугольная структура палубы говорит в пользу наличия брони, отсутствие шипов вызывает сомнения в достоверности этого изображения[2].

Вооружение

На корабль в носовой его части устанавливали драконью голову. Существует несколько различных версий использования этой головы на кобуксонах. Одна из версий предполагает использование головы в качестве инструмента устрашения неприятельских сил. По другой версии, в ней располагалась трубка, по которой в пасть дракона подавался едкий дым, создаваемый смесью серы и селитры. Дым был призван ухудшить видимость и играл роль дымовой завесы[4]. В личных дневниках адмирала Ли Сунсина можно найти запись о том, что в пасти дракона можно спрятать пушку[5].

Пушки

Кобуксон мог нести на борту более 30 пушек. Обычно корабль оснащался одиннадцатью бойницами по каждому борту и двумя спереди и сзади. Различные версии корабля имели вооружение от 24 до 36 пушек. Благодаря тому, что пушки располагались по всему периметру корабля, стрельба могла вестись в любом направлении.

На вооружении стояло пять типов пушек: Чхон («Небо»), Чи («Земля»), Хён («Чёрный»), Хван («Коричневый») и Сын («Победа»). Пушка типа Сын была самой лёгкой и стреляла на 200 метров, а Чхон, сконструированная талантливым корейским инженером Ли Чансоном, была самой мощной (дальнобойность 600 метров). Пушки Хён и Хван были пушками среднего класса и обычно стреляли не ядрами, а огненными стрелами.

Мощное артиллерийское вооружение корабля было одним из его основных преимуществ, позволявших разрушать японские корабли с большой дистанции.

История

Постройка

Впервые кобуксон упоминается в «Анналах династии Чосон» в 1413 году.

Согласно Нанджон Ильги, одному из личных дневников Ли Сунсина, он решил восстановить корабль в 1591 году после серии консультаций со своими соратниками. Через год после этого корабль был спроектирован. Дневники адмирала Ли, а также книга «Ханнок», написанная его племянником Ли Буном (李芬), содержат детали конструкции, журнал постройки и описание использования корабля. Руководил инженерной частью строительства корабля инженер На Дэён (羅大用).

После года проектирования и постройки, первый корабль-черепаха конструкции Ли Сунсина был построен и спущен на воду 27 марта 1592 года. Испытания новых пушек с радиусом действия от 300 до 500 метров прошли 12 марта того же года, за день до битвы Тэдэджина.

Использование

Ли Сунсин восстановил корабль-черепаху в качестве корабля для ближнего боя, в котором предполагалось таранить и, таким образом, топить вражеские корабли. В ходе боя кобуксон направлялся прямо на строй неприятельских кораблей и разрывал линию их обороны. После тарана кобуксон, по предположению военных историков, устраивал артиллерийскую атаку. Из-за этой тактики японцы называли кобуксоны мэкурабун (яп. 目蔵船, слепой корабль). Такое использование кобуксонов было зафиксировано в битве у Танпхо, битве у Окпхо и в Сачхонской битве 1592 года.

Историки, считающие, что корабль действительно обладал бронёй, предполагают, что главным её тактическим назначением была защита от абордажа — абордажные крючья не могли зацепиться за поверхность корабля, а острые шипы, торчавшие из железных пластин, не позволяли высадиться на корабль абордажной команде противника. Кроме того, броня могла защищать корабль от ущерба, наносимого стрелами и пулями и снижала урон от артиллерии. Часто, как, например, в Норянской битве, кобуксоны использовались в засадах.

Считается, что корабли-черепахи сыграли важную роль в победе Кореи в Имджинской войне, однако эта роль часто преувеличивается корейскими историками. Во время вторжения Хидэёси в составе корейского флота было всего от трёх до шести кораблей-черепах, а основную ударную силу составляли паноксоны. Увеличить флот кобуксонов в то время было очень сложно, так как корабли были очень дороги и сложны для постройки.

Кобуксон сегодня

В XX веке было построено несколько кобуксонов, в исследовательских и коммерческих целях. «Центр исследований кобуксона» (кор. 거북선연구원)[6], частная коммерческая организация, провела ряд исследований изначальной конструкции корабля, после чего построила для коммерческого использования несколько образцов, максимально приближенных к оригиналу. Эти современные кобуксоны использовались для съёмок южнокорейского сериала «Бессмертный Ли Сунсин» (кор. 불멸의 이순신)[7]. Макеты кобуксона в натуральную величину находятся в нескольких южнокорейских музеях, а возле Йосу на воду спущен действующий корабль, открытый для посещения туристами. Кобуксон сегодня является одним из самых популярных сувениров в стране[8][9].

Изображение одного из кобуксонов, относящихся к типу «Кви Сун» (1592 г.), встречается на серии почтовых марок, выпущенной в КНДР[10].

Корабли нашли отражение и в современном западном искусстве — в частности в компьютерных играх, таких как Age of Empires II: The Conquerors, Navy Field, Пираты Онлайн и Sid Meier’s Civilization V.

См. также

Напишите отзыв о статье "Корабль-черепаха"

Примечания

  1. [www.coins.keepbank.ru/Thesaurus/turtle.html Монеты мира, энциклопедия]. Проверено 20 февраля 2007.
  2. 1 2 3 4 Пак Хэ Иль. Заметки о бронированных кораблях-черепахах адмирала Ли Сун Сина = A Short Note on the Iron-clad Turtle Boats of Admiral Yi Sun-sin // Korea Journal. — 1977. — № 1.
  3. Zae-Geun Kim, "An Outline of Korean Shipbuilding History, " Korea Journal 29:10 (октябрь 1989)
  4. [books.google.com/books?vid=ISBN0521070600&id=l6TVhvYLaEwC&pg=PA684&lpg=PA684&printsec=8&dq=turtle+ship&sig=0oSeho6n5Bk4N0CnmCf_PggXws0 Google Book Search] (англ.). Проверено 2 ноября 2006.
  5. [books.google.com/books?vid=ISBN1841764787&id=eviiOkceimoC&pg=PA18&lpg=PA17&printsec=8&dq=turtle+ship&sig=jWfb1_vuyzOz4sx34e_isIbwVbw Google Book Search]. Проверено 2 ноября.
  6. [www.keobukseon.co.kr/ Центр исследований кобуксона, домашняя страница] (кор.). Проверено 20 февраля 2007. [www.webcitation.org/64zgSf14A Архивировано из первоисточника 27 января 2012].
  7. [www.kbs.co.kr/end_program/drama/leesoonshin/index.html Бессмертный Ли Сунсин, домашняя страница] (кор.). [www.webcitation.org/64zgTwsmZ Архивировано из первоисточника 27 января 2012].
  8. [www.urisalim.com/Mall/product/product_view.html?goods_code=003009587 Модели кобуксонов(1:100)] (кор.)(недоступная ссылка — история). Проверено 20 февраля 2007. [web.archive.org/20070930070409/www.urisalim.com/Mall/product/product_view.html?goods_code=003009587 Архивировано из первоисточника 30 сентября 2007].
  9. [kimsatgat.com/front/php/category.php?cate_no=83 Кобуксоны-сувениры] (кор.). Проверено 20 февраля 2007. [www.webcitation.org/64zgbHIMP Архивировано из первоисточника 27 января 2012].
  10. [www.flagsonstamps.info/NKorea.htm Северокорейские марки]  (англ.)  (Проверено 21 декабря 2009)

Литература

  • Ким Чэ Гун. [www.clickkorea.org/books/english/book_kind/boardread.asp?pageno=1&book_number=6775&section=section01&language=language001&category=subject_etc&order=pub_year Корейские корабли] = Korean Ships. — 2-е изд. — Сеул: Seoul National Univ.Press, 1994. — С. 374. — ISBN 89-7096-754-0.
  • Бережных О. А. [webpages.charter.net/abacus/news/ber.htm Самые большие корабли: C древнейших времен до наших дней].  (Проверено 21 декабря 2009)

Ссылки

  • [xlegio.ru/navy/medieval-ships/historical-realities-of-the-geobukseon/ А. Пастухов. Кобуксон — исторические реалии]
  • [www.milhist.info/2015/10/12/pastukhov Пастухов А. М. Кобуксон — миф или реальность?] // История военного дела: исследования и источники. — 2015. — Специальный выпуск III. Военно-морская история (от эпохи Великих географических открытий до Первой мировой войны) — Ч. II. — C. 237—277.

Отрывок, характеризующий Корабль-черепаха

«Научи меня, что мне делать, как мне исправиться навсегда, навсегда, как мне быть с моей жизнью… – думала она.
Дьякон вышел на амвон, выправил, широко отставив большой палец, длинные волосы из под стихаря и, положив на груди крест, громко и торжественно стал читать слова молитвы:
– «Миром господу помолимся».
«Миром, – все вместе, без различия сословий, без вражды, а соединенные братской любовью – будем молиться», – думала Наташа.
– О свышнем мире и о спасении душ наших!
«О мире ангелов и душ всех бестелесных существ, которые живут над нами», – молилась Наташа.
Когда молились за воинство, она вспомнила брата и Денисова. Когда молились за плавающих и путешествующих, она вспомнила князя Андрея и молилась за него, и молилась за то, чтобы бог простил ей то зло, которое она ему сделала. Когда молились за любящих нас, она молилась о своих домашних, об отце, матери, Соне, в первый раз теперь понимая всю свою вину перед ними и чувствуя всю силу своей любви к ним. Когда молились о ненавидящих нас, она придумала себе врагов и ненавидящих для того, чтобы молиться за них. Она причисляла к врагам кредиторов и всех тех, которые имели дело с ее отцом, и всякий раз, при мысли о врагах и ненавидящих, она вспоминала Анатоля, сделавшего ей столько зла, и хотя он не был ненавидящий, она радостно молилась за него как за врага. Только на молитве она чувствовала себя в силах ясно и спокойно вспоминать и о князе Андрее, и об Анатоле, как об людях, к которым чувства ее уничтожались в сравнении с ее чувством страха и благоговения к богу. Когда молились за царскую фамилию и за Синод, она особенно низко кланялась и крестилась, говоря себе, что, ежели она не понимает, она не может сомневаться и все таки любит правительствующий Синод и молится за него.
Окончив ектенью, дьякон перекрестил вокруг груди орарь и произнес:
– «Сами себя и живот наш Христу богу предадим».
«Сами себя богу предадим, – повторила в своей душе Наташа. – Боже мой, предаю себя твоей воле, – думала она. – Ничего не хочу, не желаю; научи меня, что мне делать, куда употребить свою волю! Да возьми же меня, возьми меня! – с умиленным нетерпением в душе говорила Наташа, не крестясь, опустив свои тонкие руки и как будто ожидая, что вот вот невидимая сила возьмет ее и избавит от себя, от своих сожалений, желаний, укоров, надежд и пороков.
Графиня несколько раз во время службы оглядывалась на умиленное, с блестящими глазами, лицо своей дочери и молилась богу о том, чтобы он помог ей.
Неожиданно, в середине и не в порядке службы, который Наташа хорошо знала, дьячок вынес скамеечку, ту самую, на которой читались коленопреклоненные молитвы в троицын день, и поставил ее перед царскими дверьми. Священник вышел в своей лиловой бархатной скуфье, оправил волосы и с усилием стал на колена. Все сделали то же и с недоумением смотрели друг на друга. Это была молитва, только что полученная из Синода, молитва о спасении России от вражеского нашествия.
– «Господи боже сил, боже спасения нашего, – начал священник тем ясным, ненапыщенным и кротким голосом, которым читают только одни духовные славянские чтецы и который так неотразимо действует на русское сердце. – Господи боже сил, боже спасения нашего! Призри ныне в милости и щедротах на смиренные люди твоя, и человеколюбно услыши, и пощади, и помилуй нас. Се враг смущаяй землю твою и хотяй положити вселенную всю пусту, восста на ны; се людие беззаконии собрашася, еже погубити достояние твое, разорити честный Иерусалим твой, возлюбленную тебе Россию: осквернити храмы твои, раскопати алтари и поругатися святыне нашей. Доколе, господи, доколе грешницы восхвалятся? Доколе употребляти имать законопреступный власть?
Владыко господи! Услыши нас, молящихся тебе: укрепи силою твоею благочестивейшего, самодержавнейшего великого государя нашего императора Александра Павловича; помяни правду его и кротость, воздаждь ему по благости его, ею же хранит ны, твой возлюбленный Израиль. Благослови его советы, начинания и дела; утверди всемогущною твоею десницею царство его и подаждь ему победу на врага, яко же Моисею на Амалика, Гедеону на Мадиама и Давиду на Голиафа. Сохрани воинство его; положи лук медян мышцам, во имя твое ополчившихся, и препояши их силою на брань. Приими оружие и щит, и восстани в помощь нашу, да постыдятся и посрамятся мыслящий нам злая, да будут пред лицем верного ти воинства, яко прах пред лицем ветра, и ангел твой сильный да будет оскорбляяй и погоняяй их; да приидет им сеть, юже не сведают, и их ловитва, юже сокрыша, да обымет их; да падут под ногами рабов твоих и в попрание воем нашим да будут. Господи! не изнеможет у тебе спасати во многих и в малых; ты еси бог, да не превозможет противу тебе человек.
Боже отец наших! Помяни щедроты твоя и милости, яже от века суть: не отвержи нас от лица твоего, ниже возгнушайся недостоинством нашим, но помилуй нас по велицей милости твоей и по множеству щедрот твоих презри беззакония и грехи наша. Сердце чисто созижди в нас, и дух прав обнови во утробе нашей; всех нас укрепи верою в тя, утверди надеждою, одушеви истинною друг ко другу любовию, вооружи единодушием на праведное защищение одержания, еже дал еси нам и отцем нашим, да не вознесется жезл нечестивых на жребий освященных.
Господи боже наш, в него же веруем и на него же уповаем, не посрами нас от чаяния милости твоея и сотвори знамение во благо, яко да видят ненавидящий нас и православную веру нашу, и посрамятся и погибнут; и да уведят все страны, яко имя тебе господь, и мы людие твои. Яви нам, господи, ныне милость твою и спасение твое даждь нам; возвесели сердце рабов твоих о милости твоей; порази враги наши, и сокруши их под ноги верных твоих вскоре. Ты бо еси заступление, помощь и победа уповающим на тя, и тебе славу воссылаем, отцу и сыну и святому духу и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь».
В том состоянии раскрытости душевной, в котором находилась Наташа, эта молитва сильно подействовала на нее. Она слушала каждое слово о победе Моисея на Амалика, и Гедеона на Мадиама, и Давида на Голиафа, и о разорении Иерусалима твоего и просила бога с той нежностью и размягченностью, которою было переполнено ее сердце; но не понимала хорошенько, о чем она просила бога в этой молитве. Она всей душой участвовала в прошении о духе правом, об укреплении сердца верою, надеждою и о воодушевлении их любовью. Но она не могла молиться о попрании под ноги врагов своих, когда она за несколько минут перед этим только желала иметь их больше, чтобы любить их, молиться за них. Но она тоже не могла сомневаться в правоте читаемой колено преклонной молитвы. Она ощущала в душе своей благоговейный и трепетный ужас перед наказанием, постигшим людей за их грехи, и в особенности за свои грехи, и просила бога о том, чтобы он простил их всех и ее и дал бы им всем и ей спокойствия и счастия в жизни. И ей казалось, что бог слышит ее молитву.


С того дня, как Пьер, уезжая от Ростовых и вспоминая благодарный взгляд Наташи, смотрел на комету, стоявшую на небе, и почувствовал, что для него открылось что то новое, – вечно мучивший его вопрос о тщете и безумности всего земного перестал представляться ему. Этот страшный вопрос: зачем? к чему? – который прежде представлялся ему в середине всякого занятия, теперь заменился для него не другим вопросом и не ответом на прежний вопрос, а представлением ее. Слышал ли он, и сам ли вел ничтожные разговоры, читал ли он, или узнавал про подлость и бессмысленность людскую, он не ужасался, как прежде; не спрашивал себя, из чего хлопочут люди, когда все так кратко и неизвестно, но вспоминал ее в том виде, в котором он видел ее в последний раз, и все сомнения его исчезали, не потому, что она отвечала на вопросы, которые представлялись ему, но потому, что представление о ней переносило его мгновенно в другую, светлую область душевной деятельности, в которой не могло быть правого или виноватого, в область красоты и любви, для которой стоило жить. Какая бы мерзость житейская ни представлялась ему, он говорил себе:
«Ну и пускай такой то обокрал государство и царя, а государство и царь воздают ему почести; а она вчера улыбнулась мне и просила приехать, и я люблю ее, и никто никогда не узнает этого», – думал он.
Пьер все так же ездил в общество, так же много пил и вел ту же праздную и рассеянную жизнь, потому что, кроме тех часов, которые он проводил у Ростовых, надо было проводить и остальное время, и привычки и знакомства, сделанные им в Москве, непреодолимо влекли его к той жизни, которая захватила его. Но в последнее время, когда с театра войны приходили все более и более тревожные слухи и когда здоровье Наташи стало поправляться и она перестала возбуждать в нем прежнее чувство бережливой жалости, им стало овладевать более и более непонятное для него беспокойство. Он чувствовал, что то положение, в котором он находился, не могло продолжаться долго, что наступает катастрофа, долженствующая изменить всю его жизнь, и с нетерпением отыскивал во всем признаки этой приближающейся катастрофы. Пьеру было открыто одним из братьев масонов следующее, выведенное из Апокалипсиса Иоанна Богослова, пророчество относительно Наполеона.
В Апокалипсисе, главе тринадцатой, стихе восемнадцатом сказано: «Зде мудрость есть; иже имать ум да почтет число зверино: число бо человеческо есть и число его шестьсот шестьдесят шесть».
И той же главы в стихе пятом: «И даны быта ему уста глаголюща велика и хульна; и дана бысть ему область творити месяц четыре – десять два».
Французские буквы, подобно еврейскому число изображению, по которому первыми десятью буквами означаются единицы, а прочими десятки, имеют следующее значение:
a b c d e f g h i k.. l..m..n..o..p..q..r..s..t.. u…v w.. x.. y.. z
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 20 30 40 50 60 70 80 90 100 110 120 130 140 150 160
Написав по этой азбуке цифрами слова L'empereur Napoleon [император Наполеон], выходит, что сумма этих чисел равна 666 ти и что поэтому Наполеон есть тот зверь, о котором предсказано в Апокалипсисе. Кроме того, написав по этой же азбуке слова quarante deux [сорок два], то есть предел, который был положен зверю глаголати велика и хульна, сумма этих чисел, изображающих quarante deux, опять равна 666 ти, из чего выходит, что предел власти Наполеона наступил в 1812 м году, в котором французскому императору минуло 42 года. Предсказание это очень поразило Пьера, и он часто задавал себе вопрос о том, что именно положит предел власти зверя, то есть Наполеона, и, на основании тех же изображений слов цифрами и вычислениями, старался найти ответ на занимавший его вопрос. Пьер написал в ответе на этот вопрос: L'empereur Alexandre? La nation Russe? [Император Александр? Русский народ?] Он счел буквы, но сумма цифр выходила гораздо больше или меньше 666 ти. Один раз, занимаясь этими вычислениями, он написал свое имя – Comte Pierre Besouhoff; сумма цифр тоже далеко не вышла. Он, изменив орфографию, поставив z вместо s, прибавил de, прибавил article le и все не получал желаемого результата. Тогда ему пришло в голову, что ежели бы ответ на искомый вопрос и заключался в его имени, то в ответе непременно была бы названа его национальность. Он написал Le Russe Besuhoff и, сочтя цифры, получил 671. Только 5 было лишних; 5 означает «е», то самое «е», которое было откинуто в article перед словом L'empereur. Откинув точно так же, хотя и неправильно, «е», Пьер получил искомый ответ; L'Russe Besuhof, равное 666 ти. Открытие это взволновало его. Как, какой связью был он соединен с тем великим событием, которое было предсказано в Апокалипсисе, он не знал; но он ни на минуту не усумнился в этой связи. Его любовь к Ростовой, антихрист, нашествие Наполеона, комета, 666, l'empereur Napoleon и l'Russe Besuhof – все это вместе должно было созреть, разразиться и вывести его из того заколдованного, ничтожного мира московских привычек, в которых, он чувствовал себя плененным, и привести его к великому подвигу и великому счастию.
Пьер накануне того воскресенья, в которое читали молитву, обещал Ростовым привезти им от графа Растопчина, с которым он был хорошо знаком, и воззвание к России, и последние известия из армии. Поутру, заехав к графу Растопчину, Пьер у него застал только что приехавшего курьера из армии.
Курьер был один из знакомых Пьеру московских бальных танцоров.
– Ради бога, не можете ли вы меня облегчить? – сказал курьер, – у меня полна сумка писем к родителям.
В числе этих писем было письмо от Николая Ростова к отцу. Пьер взял это письмо. Кроме того, граф Растопчин дал Пьеру воззвание государя к Москве, только что отпечатанное, последние приказы по армии и свою последнюю афишу. Просмотрев приказы по армии, Пьер нашел в одном из них между известиями о раненых, убитых и награжденных имя Николая Ростова, награжденного Георгием 4 й степени за оказанную храбрость в Островненском деле, и в том же приказе назначение князя Андрея Болконского командиром егерского полка. Хотя ему и не хотелось напоминать Ростовым о Болконском, но Пьер не мог воздержаться от желания порадовать их известием о награждении сына и, оставив у себя воззвание, афишу и другие приказы, с тем чтобы самому привезти их к обеду, послал печатный приказ и письмо к Ростовым.
Разговор с графом Растопчиным, его тон озабоченности и поспешности, встреча с курьером, беззаботно рассказывавшим о том, как дурно идут дела в армии, слухи о найденных в Москве шпионах, о бумаге, ходящей по Москве, в которой сказано, что Наполеон до осени обещает быть в обеих русских столицах, разговор об ожидаемом назавтра приезде государя – все это с новой силой возбуждало в Пьере то чувство волнения и ожидания, которое не оставляло его со времени появления кометы и в особенности с начала войны.
Пьеру давно уже приходила мысль поступить в военную службу, и он бы исполнил ее, ежели бы не мешала ему, во первых, принадлежность его к тому масонскому обществу, с которым он был связан клятвой и которое проповедывало вечный мир и уничтожение войны, и, во вторых, то, что ему, глядя на большое количество москвичей, надевших мундиры и проповедывающих патриотизм, было почему то совестно предпринять такой шаг. Главная же причина, по которой он не приводил в исполнение своего намерения поступить в военную службу, состояла в том неясном представлении, что он l'Russe Besuhof, имеющий значение звериного числа 666, что его участие в великом деле положения предела власти зверю, глаголящему велика и хульна, определено предвечно и что поэтому ему не должно предпринимать ничего и ждать того, что должно совершиться.


У Ростовых, как и всегда по воскресениям, обедал кое кто из близких знакомых.
Пьер приехал раньше, чтобы застать их одних.
Пьер за этот год так потолстел, что он был бы уродлив, ежели бы он не был так велик ростом, крупен членами и не был так силен, что, очевидно, легко носил свою толщину.
Он, пыхтя и что то бормоча про себя, вошел на лестницу. Кучер его уже не спрашивал, дожидаться ли. Он знал, что когда граф у Ростовых, то до двенадцатого часу. Лакеи Ростовых радостно бросились снимать с него плащ и принимать палку и шляпу. Пьер, по привычке клубной, и палку и шляпу оставлял в передней.