Кордильеры

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
КордильерыКордильеры

</tt> </tt> </tt>


Кордильеры
Кордильеры из космоса
32°39′12″ ю. ш. 70°00′42″ з. д. / 32.65333° ю. ш. 70.01167° з. д. / -32.65333; -70.01167 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-32.65333&mlon=-70.01167&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 32°39′12″ ю. ш. 70°00′42″ з. д. / 32.65333° ю. ш. 70.01167° з. д. / -32.65333; -70.01167 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-32.65333&mlon=-70.01167&zoom=9 (O)] (Я)
СтраныКанада Канада
США США
Мексика Мексика
Гватемала Гватемала
Колумбия Колумбия
Эквадор Эквадор
Перу Перу
Боливия Боливия
Аргентина Аргентина
Чили Чили
Длина18 000 км
Ширинадо 1600 км
Высочайшая вершинаАконкагуа
Высшая точка6960 м
Кордильеры

Кордилье́ры (исп. Cordilleras, англ. American Cordillera), величайшая по протяжённости горная система земного шара, простирающаяся вдоль западных окраин Северной и Южной Америки, от 66° с. ш. (Аляска) до 56° ю. ш. (Огненная Земля).

Вся система Кордильер делится на 2 части — Кордильеры Северной Америки и Кордильеры Южной Америки, или Анды.

Длина — более 18 тыс. км, ширина — до 1600 км в Северной Америке и до 900 км в Южной. Расположена на территории Канады, США, Мексики, государств Центральной Америки, Венесуэлы, Колумбии, Эквадора, Перу, Боливии, Аргентины и Чили.

Почти на всём протяжении является водоразделом между бассейнами Атлантического и Тихого океана, а также резко выраженной климатической границей. По высоте уступают только Гималаям и горным системам Центральной Азии. Наиболее высокие вершины Кордильер: в Северной Америке — гора Денали (Мак-Кинли, 6190 м), в Южной Америке — гора Аконкагуа (6962 м).

Кордильеры лежат во всех географических поясах Америки (кроме субантарктического и антарктического) и отличаются большим разнообразием ландшафтов и ярко выраженной высотной поясностью. Снеговая граница на Аляске — на высоте 600 метров, на Огненной Земле — 500—700 метров, в Боливии и Южном Перу поднимается до 6000—6500 метров. В северо-западной части Кордильер Северной Америки и на юго-востоке Анд ледники спускаются до уровня океана, в жарком поясе они покрывают лишь наиболее высокие вершины. Общая площадь оледенений — около 90 тысяч км² (в Кордильерах Северной Америки — 67 тыс. км², в Андах — около 20 тыс. км²



Теория образования

Основные горообразовательные процессы, в результате которых возникли Кордильеры, начались в Северной Америке в юрском периоде, в Южной — в конце мелового и проходили в тесной связи с образованием горных систем на других материках (см. Альпийская складчатость). Формирование Кордильер ещё не закончилось, о чём свидетельствуют частые землетрясения и интенсивный вулканизм (более 80 действующих вулканов). Важную роль в формировании рельефа Кордильер сыграло также четвертичное оледенение, особенно к северу от 44° с. ш. и к югу от 40° ю. ш.

Напишите отзыв о статье "Кордильеры"

Отрывок, характеризующий Кордильеры

– Здесь на половину княжен? – спросила Анна Михайловна одного из них…
– Здесь, – отвечал лакей смелым, громким голосом, как будто теперь всё уже было можно, – дверь налево, матушка.
– Может быть, граф не звал меня, – сказал Пьер в то время, как он вышел на площадку, – я пошел бы к себе.
Анна Михайловна остановилась, чтобы поровняться с Пьером.
– Ah, mon ami! – сказала она с тем же жестом, как утром с сыном, дотрогиваясь до его руки: – croyez, que je souffre autant, que vous, mais soyez homme. [Поверьте, я страдаю не меньше вас, но будьте мужчиной.]
– Право, я пойду? – спросил Пьер, ласково чрез очки глядя на Анну Михайловну.
– Ah, mon ami, oubliez les torts qu'on a pu avoir envers vous, pensez que c'est votre pere… peut etre a l'agonie. – Она вздохнула. – Je vous ai tout de suite aime comme mon fils. Fiez vous a moi, Pierre. Je n'oublirai pas vos interets. [Забудьте, друг мой, в чем были против вас неправы. Вспомните, что это ваш отец… Может быть, в агонии. Я тотчас полюбила вас, как сына. Доверьтесь мне, Пьер. Я не забуду ваших интересов.]
Пьер ничего не понимал; опять ему еще сильнее показалось, что всё это так должно быть, и он покорно последовал за Анною Михайловной, уже отворявшею дверь.
Дверь выходила в переднюю заднего хода. В углу сидел старик слуга княжен и вязал чулок. Пьер никогда не был на этой половине, даже не предполагал существования таких покоев. Анна Михайловна спросила у обгонявшей их, с графином на подносе, девушки (назвав ее милой и голубушкой) о здоровье княжен и повлекла Пьера дальше по каменному коридору. Из коридора первая дверь налево вела в жилые комнаты княжен. Горничная, с графином, второпях (как и всё делалось второпях в эту минуту в этом доме) не затворила двери, и Пьер с Анною Михайловной, проходя мимо, невольно заглянули в ту комнату, где, разговаривая, сидели близко друг от друга старшая княжна с князем Васильем. Увидав проходящих, князь Василий сделал нетерпеливое движение и откинулся назад; княжна вскочила и отчаянным жестом изо всей силы хлопнула дверью, затворяя ее.
Жест этот был так не похож на всегдашнее спокойствие княжны, страх, выразившийся на лице князя Василья, был так несвойствен его важности, что Пьер, остановившись, вопросительно, через очки, посмотрел на свою руководительницу.
Анна Михайловна не выразила удивления, она только слегка улыбнулась и вздохнула, как будто показывая, что всего этого она ожидала.
– Soyez homme, mon ami, c'est moi qui veillerai a vos interets, [Будьте мужчиною, друг мой, я же стану блюсти за вашими интересами.] – сказала она в ответ на его взгляд и еще скорее пошла по коридору.
Пьер не понимал, в чем дело, и еще меньше, что значило veiller a vos interets, [блюсти ваши интересы,] но он понимал, что всё это так должно быть. Коридором они вышли в полуосвещенную залу, примыкавшую к приемной графа. Это была одна из тех холодных и роскошных комнат, которые знал Пьер с парадного крыльца. Но и в этой комнате, посередине, стояла пустая ванна и была пролита вода по ковру. Навстречу им вышли на цыпочках, не обращая на них внимания, слуга и причетник с кадилом. Они вошли в знакомую Пьеру приемную с двумя итальянскими окнами, выходом в зимний сад, с большим бюстом и во весь рост портретом Екатерины. Все те же люди, почти в тех же положениях, сидели, перешептываясь, в приемной. Все, смолкнув, оглянулись на вошедшую Анну Михайловну, с ее исплаканным, бледным лицом, и на толстого, большого Пьера, который, опустив голову, покорно следовал за нею.