Коркин, Дмитрий Петрович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Дмитрий Петрович Коркин
Дата рождения:

5 сентября 1928(1928-09-05)

Место рождения:

Кытанахский наслег, Чурапчинский улус, Якутская АССР, СССР

Гражданство:

СССР СССР

Дата смерти:

22 февраля 1984(1984-02-22) (55 лет)

Место смерти:

Якутия

Награды и премии:

Дмитрий Петрович Коркин (5 сентября 1928, Кытанахский наслег, Чурапчинский улус, Якутская АССР — 22 февраля 1984) — якутский советский тренер по вольной борьбе, заслуженный учитель Якутской АССР, заслуженный тренер Якутской АССР, РСФСР и СССР, кавалер ордена «Знак Почета» и ордена Октябрьской революции, «Человек ХХ века Якутии». Тренер лучших мировых борцов первой половины 1970-х годов — олимпийских чемпионов — Романа Дмитриева (1972) и Павла Пинигина (1976).





Биография

Родился 5 сентября 1928 году в Кытанахском наслеге в семье колхозников Петра Кирилловича и Марии Андреевны Коркиных. В 1934 году Дмитрий с сестрой и младшим братом остались круглыми сиротами. В 1939 году поступил в первый класс Белолюбской (Арылахской) начальной школы. В 1940—41 учебном году — учащийся второго класса Кытанахской семилетней школы. Окончил семилетнюю школу в Борогонском наслеге Булунского района (1948), среднюю школу № 2 города Якутска (1951). Работал воспитателем и старшим пионервожатым в санаторно-лесной школе города Якутска (1951—52). Будучи студентом Ленинградского пединститута им. А. И. Герцена (1952—56), стал кандидатом в мастера спорта по борьбе самбо. По окончании учёбы получил специальность преподавателя русского языка и литературы. Перед Дмитрием Петровичем стояла железная дилемма—или ему, чемпиону города Ленинграда, призёру всесоюзных студенческих соревнований, участвовать во второй половине октября на первенстве страны по борьбе самбо и выполнить заветную норму мастера спорта по ней или же поехать в родную Якутию на учительскую работу. И он без колебания выбрал вторую возможность. Министерство просвещения Якутии направляет его в родной Чурапчинский район. Становится завучем в Ожулунской семилетней школе и преподавателем русского языка и литературы. По приезде на место назначения организовал спортивные секции по вольной борьбе среди школьников и взрослых в селах Ожулун и Чурапча (1956). Переводится учителем физкультуры в Чурапчинскую среднюю школу (1957), а затем становится завучем и учителем физкультуры в Чурапчинской школе-интернате. Учитывая результативность тренерской инициативы Дмитрия Петровича, руководству района на базе одного из старейших учебных заведений республики, Чурапчинского педучилища, удалось открыть Чурапчинскую спортивную школу-интернат. В скором времени из числа его воспитанников появились первые призёры и чемпионы различных спортивных обществ, ЯАССР, зоны Дальнего Востока и Сибири, России, Советского Союза, международных турниров, мира и олимпиады.

В стенах школы Дмитрия Петровича воспитывались 448 борцов. Из них вышли 175 мастеров спорта СССР, 12 мастеров спорта международного класса, 4 заслуженных мастера спорта СССР. 265 воспитанников получили высшее образование, 18 — звания заслуженных работников Республики Саха (Якутия), среди них есть и заслуженные работники России, Украины и СССР.

Достижения воспитанников

  • Алексей Ермолаев — чемпион Союза среди молодежи (1965)
  • Вячеслав Карпов — чемпион Союза среди юношей (1965)
  • Илларион Федосеев — чемпион первенства мира среди юношей (1969)
  • Роман Дмитриев — чемпион СССР среди взрослых, серебряный призёр чемпионата мира (1969), чемпион XX летних Олимпийских игр (1972), серебряный медалист XXI летних Олимпийских игр
  • Павел Пинигин — чемпион XXI летних Олимпийских игр
  • Александр Иванов — серебряный медалист XXI летних Олимпийских игр[1]

Первый Президент Республики Саха М. Е. Николаев в Книге почетных гостей оставил такую запись: «Ещё в те времена, когда не было современных тренажеров, он (Коркин) исследовал физические возможности человека, досконально изучил и сам создал из дерева самодельные тренажеры — для развития мышц, сил спортсменов. Сейчас, глядя на оборудования, только восхищаешься»[2].

Память

  • По решению госкомитета СССР по физической культуре и спорту проводится всесоюзный турнир памяти Д. П. Коркина (1987)
  • В доме, где он жил, создан музей (1988)
  • Чурапчинская республиканская спортивная школа-интернат носит имя Д. П. Коркина (1991)
  • Установлена Госпремия Республики Саха им. Д. П. Коркина (2003)
  • Новое здание Музея спортивной славы им. Д. П. Коркина открыто к 75-летию (2003)
  • В 2011 г. вышел фильм в жанре спортивной драмы «В моём сердце мои друзья…» (якут. «Сүрэхпэр доҕотторум бука бары», режиссёры Альберт Габышев, Ньургун Торговкин) о Чурапчинской школе-интернате, тренере Д. П. Коркине и его воспитанниках.
  • В Якутске в 2012 году открыт памятник трём медалистам Олимпийских игр 1976 г. в Монреале Роману Дмитриеву, Павлу Пинигину, Александру Иванову и их тренеру Д. П. Коркину.

Напишите отзыв о статье "Коркин, Дмитрий Петрович"

Примечания

  1. [wrestsakha.ru/node/71 Коркин Дмитрий Петрович | Wrestsakha]
  2. [korkinsport.ru/images/Oni/4.htm Новая страница 1]

Литература

  • Пестерев В. И. История Якутии в лицах. — Якутск: Бичик, 2001. — С. 332—334. — 380—382 с. — ISBN 5-7696-1606-7.

Ссылки

  • [nlib.sakha.ru/resoures/data/bibl_assist/calendar/2003/9_05.shtml 75 лет со дня рождения Д. П. Коркина, заслуженного тренера СССР, РСФСР и ЯАССР, заслуженного учителя школ ЯАССР]

Отрывок, характеризующий Коркин, Дмитрий Петрович

– Нет, право, я видела, – умоляющим о спокойствии голосом сказала она.
И графине и Соне понятно было, что Москва, пожар Москвы, что бы то ни было, конечно, не могло иметь значения для Наташи.
Граф опять пошел за перегородку и лег. Графиня подошла к Наташе, дотронулась перевернутой рукой до ее головы, как это она делала, когда дочь ее бывала больна, потом дотронулась до ее лба губами, как бы для того, чтобы узнать, есть ли жар, и поцеловала ее.
– Ты озябла. Ты вся дрожишь. Ты бы ложилась, – сказала она.
– Ложиться? Да, хорошо, я лягу. Я сейчас лягу, – сказала Наташа.
С тех пор как Наташе в нынешнее утро сказали о том, что князь Андрей тяжело ранен и едет с ними, она только в первую минуту много спрашивала о том, куда? как? опасно ли он ранен? и можно ли ей видеть его? Но после того как ей сказали, что видеть его ей нельзя, что он ранен тяжело, но что жизнь его не в опасности, она, очевидно, не поверив тому, что ей говорили, но убедившись, что сколько бы она ни говорила, ей будут отвечать одно и то же, перестала спрашивать и говорить. Всю дорогу с большими глазами, которые так знала и которых выражения так боялась графиня, Наташа сидела неподвижно в углу кареты и так же сидела теперь на лавке, на которую села. Что то она задумывала, что то она решала или уже решила в своем уме теперь, – это знала графиня, но что это такое было, она не знала, и это то страшило и мучило ее.
– Наташа, разденься, голубушка, ложись на мою постель. (Только графине одной была постелена постель на кровати; m me Schoss и обе барышни должны были спать на полу на сене.)
– Нет, мама, я лягу тут, на полу, – сердито сказала Наташа, подошла к окну и отворила его. Стон адъютанта из открытого окна послышался явственнее. Она высунула голову в сырой воздух ночи, и графиня видела, как тонкие плечи ее тряслись от рыданий и бились о раму. Наташа знала, что стонал не князь Андрей. Она знала, что князь Андрей лежал в той же связи, где они были, в другой избе через сени; но этот страшный неумолкавший стон заставил зарыдать ее. Графиня переглянулась с Соней.
– Ложись, голубушка, ложись, мой дружок, – сказала графиня, слегка дотрогиваясь рукой до плеча Наташи. – Ну, ложись же.
– Ах, да… Я сейчас, сейчас лягу, – сказала Наташа, поспешно раздеваясь и обрывая завязки юбок. Скинув платье и надев кофту, она, подвернув ноги, села на приготовленную на полу постель и, перекинув через плечо наперед свою недлинную тонкую косу, стала переплетать ее. Тонкие длинные привычные пальцы быстро, ловко разбирали, плели, завязывали косу. Голова Наташи привычным жестом поворачивалась то в одну, то в другую сторону, но глаза, лихорадочно открытые, неподвижно смотрели прямо. Когда ночной костюм был окончен, Наташа тихо опустилась на простыню, постланную на сено с края от двери.
– Наташа, ты в середину ляг, – сказала Соня.
– Нет, я тут, – проговорила Наташа. – Да ложитесь же, – прибавила она с досадой. И она зарылась лицом в подушку.
Графиня, m me Schoss и Соня поспешно разделись и легли. Одна лампадка осталась в комнате. Но на дворе светлело от пожара Малых Мытищ за две версты, и гудели пьяные крики народа в кабаке, который разбили мамоновские казаки, на перекоске, на улице, и все слышался неумолкаемый стон адъютанта.
Долго прислушивалась Наташа к внутренним и внешним звукам, доносившимся до нее, и не шевелилась. Она слышала сначала молитву и вздохи матери, трещание под ней ее кровати, знакомый с свистом храп m me Schoss, тихое дыханье Сони. Потом графиня окликнула Наташу. Наташа не отвечала ей.
– Кажется, спит, мама, – тихо отвечала Соня. Графиня, помолчав немного, окликнула еще раз, но уже никто ей не откликнулся.
Скоро после этого Наташа услышала ровное дыхание матери. Наташа не шевелилась, несмотря на то, что ее маленькая босая нога, выбившись из под одеяла, зябла на голом полу.
Как бы празднуя победу над всеми, в щели закричал сверчок. Пропел петух далеко, откликнулись близкие. В кабаке затихли крики, только слышался тот же стой адъютанта. Наташа приподнялась.
– Соня? ты спишь? Мама? – прошептала она. Никто не ответил. Наташа медленно и осторожно встала, перекрестилась и ступила осторожно узкой и гибкой босой ступней на грязный холодный пол. Скрипнула половица. Она, быстро перебирая ногами, пробежала, как котенок, несколько шагов и взялась за холодную скобку двери.
Ей казалось, что то тяжелое, равномерно ударяя, стучит во все стены избы: это билось ее замиравшее от страха, от ужаса и любви разрывающееся сердце.
Она отворила дверь, перешагнула порог и ступила на сырую, холодную землю сеней. Обхвативший холод освежил ее. Она ощупала босой ногой спящего человека, перешагнула через него и отворила дверь в избу, где лежал князь Андрей. В избе этой было темно. В заднем углу у кровати, на которой лежало что то, на лавке стояла нагоревшая большим грибом сальная свечка.
Наташа с утра еще, когда ей сказали про рану и присутствие князя Андрея, решила, что она должна видеть его. Она не знала, для чего это должно было, но она знала, что свидание будет мучительно, и тем более она была убеждена, что оно было необходимо.
Весь день она жила только надеждой того, что ночью она уввдит его. Но теперь, когда наступила эта минута, на нее нашел ужас того, что она увидит. Как он был изуродован? Что оставалось от него? Такой ли он был, какой был этот неумолкавший стон адъютанта? Да, он был такой. Он был в ее воображении олицетворение этого ужасного стона. Когда она увидала неясную массу в углу и приняла его поднятые под одеялом колени за его плечи, она представила себе какое то ужасное тело и в ужасе остановилась. Но непреодолимая сила влекла ее вперед. Она осторожно ступила один шаг, другой и очутилась на середине небольшой загроможденной избы. В избе под образами лежал на лавках другой человек (это был Тимохин), и на полу лежали еще два какие то человека (это были доктор и камердинер).
Камердинер приподнялся и прошептал что то. Тимохин, страдая от боли в раненой ноге, не спал и во все глаза смотрел на странное явление девушки в бедой рубашке, кофте и вечном чепчике. Сонные и испуганные слова камердинера; «Чего вам, зачем?» – только заставили скорее Наташу подойти и тому, что лежало в углу. Как ни страшно, ни непохоже на человеческое было это тело, она должна была его видеть. Она миновала камердинера: нагоревший гриб свечки свалился, и она ясно увидала лежащего с выпростанными руками на одеяле князя Андрея, такого, каким она его всегда видела.