Королевство Бора-Бора

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Королевство Бора-Бора
Royaume de Bora-Bora
Начало XIX века — 1888



Флаг

Королевство отмечено розовым цветом
Столица Нунуе
Вайтапе[en]
Язык(и) Таитянский, французский
Религия Религия таитянцев[en]
Христианство
Денежная единица Французский франк
Фунт стерлингов
Площадь 31, 1 км²
Форма правления монархия
История
 -  начало XIX века Основание
 - 19 марта 1888 Аннексия Францией
 - 21 сентября 1895 Отречение от престола
К:Исчезли в 1888 году

Королевство Бора-Бора (фр. Royaume de Bora-Bora) было основано в начале XIX века на территории одноимённого острова, а также островов Тупаи, Маупити, Маупихаа, Моту-Оне и Мануаэ. В 1847 году на Жарнакской конвенции было официально признано Великобританией и Францией. В XIX веке оно являлось одним из независимых полинезийских государств, расположенных на островах Общества близ Таити, Хуахине и Раиатеа, население которых говорило на похожих языках и имело одинаковую культуру, у их правителей была установлена взаимосвязь путём женитьбы на представительницах королевских династий. В 1888 году королевство было захвачено Францией, в 1895 году последняя его королева Териимаеваруа III[fr] была вынуждена отречься от престола[1][2].

Напишите отзыв о статье "Королевство Бора-Бора"



Примечания

  1. Christopher Buyers. [www.royalark.net/Tahiti/borabora.htm Bora Bora: The Tapoa Dynasty Genealogy] (англ.). Сайт Royal Ark. Проверено 20 июня 2013. [www.webcitation.org/6Hi5TUrO4 Архивировано из первоисточника 28 июня 2013].
  2. Ben Cahoon. [www.worldstatesmen.org/Fr_Polynesia.html French Polynesia] (англ.). WorldStatesman.org (2000). Проверено 20 июня 2013. [www.webcitation.org/6Hi5U8nln Архивировано из первоисточника 28 июня 2013].

Отрывок, характеризующий Королевство Бора-Бора

Пока известие это было еще неофициально, в нем можно было еще сомневаться, но на другой день пришло от графа Растопчина следующее донесение:
«Адъютант князя Кутузова привез мне письмо, в коем он требует от меня полицейских офицеров для сопровождения армии на Рязанскую дорогу. Он говорит, что с сожалением оставляет Москву. Государь! поступок Кутузова решает жребий столицы и Вашей империи. Россия содрогнется, узнав об уступлении города, где сосредоточивается величие России, где прах Ваших предков. Я последую за армией. Я все вывез, мне остается плакать об участи моего отечества».
Получив это донесение, государь послал с князем Волконским следующий рескрипт Кутузову:
«Князь Михаил Иларионович! С 29 августа не имею я никаких донесений от вас. Между тем от 1 го сентября получил я через Ярославль, от московского главнокомандующего, печальное известие, что вы решились с армиею оставить Москву. Вы сами можете вообразить действие, какое произвело на меня это известие, а молчание ваше усугубляет мое удивление. Я отправляю с сим генерал адъютанта князя Волконского, дабы узнать от вас о положении армии и о побудивших вас причинах к столь печальной решимости».


Девять дней после оставления Москвы в Петербург приехал посланный от Кутузова с официальным известием об оставлении Москвы. Посланный этот был француз Мишо, не знавший по русски, но quoique etranger, Busse de c?ur et d'ame, [впрочем, хотя иностранец, но русский в глубине души,] как он сам говорил про себя.
Государь тотчас же принял посланного в своем кабинете, во дворце Каменного острова. Мишо, который никогда не видал Москвы до кампании и который не знал по русски, чувствовал себя все таки растроганным, когда он явился перед notre tres gracieux souverain [нашим всемилостивейшим повелителем] (как он писал) с известием о пожаре Москвы, dont les flammes eclairaient sa route [пламя которой освещало его путь].
Хотя источник chagrin [горя] г на Мишо и должен был быть другой, чем тот, из которого вытекало горе русских людей, Мишо имел такое печальное лицо, когда он был введен в кабинет государя, что государь тотчас же спросил у него:
– M'apportez vous de tristes nouvelles, colonel? [Какие известия привезли вы мне? Дурные, полковник?]
– Bien tristes, sire, – отвечал Мишо, со вздохом опуская глаза, – l'abandon de Moscou. [Очень дурные, ваше величество, оставление Москвы.]
– Aurait on livre mon ancienne capitale sans se battre? [Неужели предали мою древнюю столицу без битвы?] – вдруг вспыхнув, быстро проговорил государь.
Мишо почтительно передал то, что ему приказано было передать от Кутузова, – именно то, что под Москвою драться не было возможности и что, так как оставался один выбор – потерять армию и Москву или одну Москву, то фельдмаршал должен был выбрать последнее.
Государь выслушал молча, не глядя на Мишо.
– L'ennemi est il en ville? [Неприятель вошел в город?] – спросил он.