Ганновер (королевство)

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Королевство Ганновер»)
Перейти к: навигация, поиск
Королевство Ганновер
нем. Königreich Hannover
Личная уния с Великобританией (1814—1837)

1814 — 1866



Флаг Герб

Королевство Ганновер перед Австро-прусской войной
Столица Ганновер
Язык(и) немецкий
Религия протестантизм
Население 1 360 392 чел. (1816)
1 927 800 чел. (1865)
Форма правления монархия
Династия Вельфы (Ганноверская династия)
История
 -  1692 Курфюршество Брауншвейг-Люнебургское
 - 1 августа 1714 Уния с Великобританией
 -  1803 Французская оккупация
 - 12 октября 1814 Королевство
 - 20 июня 1837 Прекращение унии с Великобританией
 - 20 сентября 1866 Австро-прусская война, упразднено
К:Появились в 1814 годуК:Исчезли в 1866 году

Короле́вство Ганно́вер (нем. Königreich Hannover) занимало большую часть современной северо-западной Германии с 1814 по 1866 год. Столица — город Ганновер. Оно было образовано после Венского конгресса и ликвидации наполеоновского королевства Вестфалия.





Предыстория. Уния с Британией

В Ганновере господствовали Вельфы, которые до свержения Генриха Льва (1180 год) уже управляли старым герцогством Саксонией. Владения Вельфов в 1235 году стали герцогством Брауншвейг-Люнебург. Основателем ганноверской династии стал Вильгельм (ум. в 1592). Ганноверское государство возникло в 1692 году в результате объединения владений нескольких ветвей Люнебургской линии Вельфов (за исключением рода Брауншвейг-Вольфенбюттель). С 1708 года правитель Ганновера стал курфюрстом Священной Римской империи, официальным названием государства было «княжество-курфюршество Брауншвейг-Люнебургское», но неформально именовалось «Курфюршество Ганновер» или просто «Кур-Ганновер».

В 1714 году произошло решающее для страны событие — курфюрст Ганновера и герцог Брауншвейг-Люнебургский Георг I по Акту об устроении стал королём Великобритании, одной из могущественнейших держав Европы. Личная уния между государствами продлилась более века, это способствовало как культурно-экономическому развитию курфюршества, так и реализации талантов ганноверцев (таких, как Георг Фридрих Гендель и Уильям Гершель) в Британии и на международном уровне. Учитывая интересы Ганновера, британские короли часто ввязывались в европейские коалиции и войны на континенте (иногда[когда?] вопреки воле парламента).

Создание королевства

В ходе Наполеоновских войн Франция оккупировала территорию Ганновера. В 1803 году Ганновер сдался французам по Артленбургской конвенции и был оккупирован. Жан Батист Бернадот, будущий король Швеции и Норвегии, с 14 мая 1804 на несколько месяцев был здесь губернатором. Как результат Парижского договора, заключенного Наполеоном и Кристианом Хаугвицем  15 февраля 1806 года, Ганновер был оккупирован Пруссией, но уже в 1807 году после разгрома Пруссии и заключения Тильзитского договора включён в созданное для брата Наполеона Жерома Бонапарта королевство Вестфалия (1807). Армия курфюршества была расформирована, большая часть офицеров и солдат ушла в Англию, где под названием «King’s German Legion» был создан легион, который сыграл решающую роль в битве при Ватерлоо.

В 1814 году Венский конгресс упразднил курфюршества (поскольку Священная Римская империя в ходе наполеоновских войн перестала существовать) и поднял статус Ганновера до королевства, название «Ганновер» при этом стало официальным: его территория в результате обмена земель с Пруссией увеличилась, включая Хильдесхайм, часть епископства Мюнстер и восточную Фризию. Королевство Ганновер вошло в Германский союз.

История

Первым королём Ганновера стал так и не узнавший об этом монарх Великобритании Георг III, к этому времени уже безнадёжно психически больной, ослепший и находившийся под опекой принца-регента, который в 1820 году стал королём Великобритании и Ганновера как Георг IV. После его смерти в 1830 году последним правителем эпохи унии стал младший брат Георга Вильгельм IV. Все трое монархов жили в Великобритании и в Ганновере никогда не бывали. Фактически весь этот период (1816—1837) Ганновером руководил генерал-штатгальтер (с 1831 вице-король) Адольф Фредерик, герцог Кембриджский, младший сын Георга III и брат Георга IV и Вильгельма IV.

Смерть Вильгельма IV в 1837 году означала расторжение личной британско-ганноверской унии, поскольку по британским законам ему наследовала племянница Виктория, а по немецким (Салический закон) — следующий брат, герцог Камберлендский Эрнст Август I. Он стал первым монархом, постоянно проживавшим в Ганновере за 123 года, за что пользовался любовью подданных. Однако в июне 1837 года, без всякого законного основания, найдя, что строй страны не соответствует его убеждениям, Эрнст Август I отменил конституцию и жёстко преследовал оппозицию. При его сыне, царствовавшем с 1851 года слепом Георге V, в стране началось промышленное развитие.

Ликвидация

Конец существованию Ганновера как государства положила австро-прусско-итальянская война 1866 года, во время которой Ганновер поддержал Австрию, после чего туда вторглись прусские войска, король Георг V был свергнут, а бывшее королевство аннексированно Пруссией Вильгельма I и превращено в провинцию Ганновер. Бывший король умер в эмиграции в Париже, оставив сына Эрнста Августа II и дальнейшее потомство.

В дальнейшем существовала (вплоть до времён нацизма) «Ганноверская партия» (нем. Deutsch-Hannoversche Partei), требующая автономии Ганновера и отдельного представительства в рейхстаге.

В настоящее время территория королевства Ганновер в основном входит в землю Нижняя Саксония, а город Ганновер является её столицей.

Административное деление

Территория Королевства Ганновер делилась на ланддростства (landdrostei), ланддростства на амты (amt).

Правовая система

Высшая судебная инстанция - Высший апелляционный суд Целле (Oberappellationsgericht Celle), суды апелляционной инстанции - высшие суды (obergericht), до 1952 г. - юстиц-канцелярии (justizkanzlei), суды первой инстанции - участковые суды (amtsgericht), до 1952 г. - амты (amt), вотчинные суды (patrimonialgericht), магистраты (magistrat).

Напишите отзыв о статье "Ганновер (королевство)"

Отрывок, характеризующий Ганновер (королевство)

Денисов всё молчал и не шевелился, изредка взглядывая своими блестящими, черными глазами на Ростова.
– Вам своя фанаберия дорога, извиниться не хочется, – продолжал штаб ротмистр, – а нам, старикам, как мы выросли, да и умереть, Бог даст, приведется в полку, так нам честь полка дорога, и Богданыч это знает. Ох, как дорога, батюшка! А это нехорошо, нехорошо! Там обижайтесь или нет, а я всегда правду матку скажу. Нехорошо!
И штаб ротмистр встал и отвернулся от Ростова.
– Пг'авда, чог'т возьми! – закричал, вскакивая, Денисов. – Ну, Г'остов! Ну!
Ростов, краснея и бледнея, смотрел то на одного, то на другого офицера.
– Нет, господа, нет… вы не думайте… я очень понимаю, вы напрасно обо мне думаете так… я… для меня… я за честь полка.да что? это на деле я покажу, и для меня честь знамени…ну, всё равно, правда, я виноват!.. – Слезы стояли у него в глазах. – Я виноват, кругом виноват!… Ну, что вам еще?…
– Вот это так, граф, – поворачиваясь, крикнул штаб ротмистр, ударяя его большою рукою по плечу.
– Я тебе говог'ю, – закричал Денисов, – он малый славный.
– Так то лучше, граф, – повторил штаб ротмистр, как будто за его признание начиная величать его титулом. – Подите и извинитесь, ваше сиятельство, да с.
– Господа, всё сделаю, никто от меня слова не услышит, – умоляющим голосом проговорил Ростов, – но извиняться не могу, ей Богу, не могу, как хотите! Как я буду извиняться, точно маленький, прощенья просить?
Денисов засмеялся.
– Вам же хуже. Богданыч злопамятен, поплатитесь за упрямство, – сказал Кирстен.
– Ей Богу, не упрямство! Я не могу вам описать, какое чувство, не могу…
– Ну, ваша воля, – сказал штаб ротмистр. – Что ж, мерзавец то этот куда делся? – спросил он у Денисова.
– Сказался больным, завтг'а велено пг'иказом исключить, – проговорил Денисов.
– Это болезнь, иначе нельзя объяснить, – сказал штаб ротмистр.
– Уж там болезнь не болезнь, а не попадайся он мне на глаза – убью! – кровожадно прокричал Денисов.
В комнату вошел Жерков.
– Ты как? – обратились вдруг офицеры к вошедшему.
– Поход, господа. Мак в плен сдался и с армией, совсем.
– Врешь!
– Сам видел.
– Как? Мака живого видел? с руками, с ногами?
– Поход! Поход! Дать ему бутылку за такую новость. Ты как же сюда попал?
– Опять в полк выслали, за чорта, за Мака. Австрийской генерал пожаловался. Я его поздравил с приездом Мака…Ты что, Ростов, точно из бани?
– Тут, брат, у нас, такая каша второй день.
Вошел полковой адъютант и подтвердил известие, привезенное Жерковым. На завтра велено было выступать.
– Поход, господа!
– Ну, и слава Богу, засиделись.


Кутузов отступил к Вене, уничтожая за собой мосты на реках Инне (в Браунау) и Трауне (в Линце). 23 го октября .русские войска переходили реку Энс. Русские обозы, артиллерия и колонны войск в середине дня тянулись через город Энс, по сю и по ту сторону моста.
День был теплый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли русские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились видны предметы, точно покрытые лаком. Виднелся городок под ногами с своими белыми домами и красными крышами, собором и мостом, по обеим сторонам которого, толпясь, лилися массы русских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый скалистый и покрытый сосновым лесом берег Дуная с таинственною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося из за соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса; далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды неприятеля.
Между орудиями, на высоте, стояли спереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. Несколько позади сидел на хоботе орудия Несвицкий, посланный от главнокомандующего к ариергарду.
Казак, сопутствовавший Несвицкому, подал сумочку и фляжку, и Несвицкий угощал офицеров пирожками и настоящим доппелькюмелем. Офицеры радостно окружали его, кто на коленах, кто сидя по турецки на мокрой траве.
– Да, не дурак был этот австрийский князь, что тут замок выстроил. Славное место. Что же вы не едите, господа? – говорил Несвицкий.
– Покорно благодарю, князь, – отвечал один из офицеров, с удовольствием разговаривая с таким важным штабным чиновником. – Прекрасное место. Мы мимо самого парка проходили, двух оленей видели, и дом какой чудесный!
– Посмотрите, князь, – сказал другой, которому очень хотелось взять еще пирожок, но совестно было, и который поэтому притворялся, что он оглядывает местность, – посмотрите ка, уж забрались туда наши пехотные. Вон там, на лужку, за деревней, трое тащут что то. .Они проберут этот дворец, – сказал он с видимым одобрением.
– И то, и то, – сказал Несвицкий. – Нет, а чего бы я желал, – прибавил он, прожевывая пирожок в своем красивом влажном рте, – так это вон туда забраться.
Он указывал на монастырь с башнями, видневшийся на горе. Он улыбнулся, глаза его сузились и засветились.
– А ведь хорошо бы, господа!
Офицеры засмеялись.
– Хоть бы попугать этих монашенок. Итальянки, говорят, есть молоденькие. Право, пять лет жизни отдал бы!
– Им ведь и скучно, – смеясь, сказал офицер, который был посмелее.
Между тем свитский офицер, стоявший впереди, указывал что то генералу; генерал смотрел в зрительную трубку.
– Ну, так и есть, так и есть, – сердито сказал генерал, опуская трубку от глаз и пожимая плечами, – так и есть, станут бить по переправе. И что они там мешкают?
На той стороне простым глазом виден был неприятель и его батарея, из которой показался молочно белый дымок. Вслед за дымком раздался дальний выстрел, и видно было, как наши войска заспешили на переправе.
Несвицкий, отдуваясь, поднялся и, улыбаясь, подошел к генералу.
– Не угодно ли закусить вашему превосходительству? – сказал он.
– Нехорошо дело, – сказал генерал, не отвечая ему, – замешкались наши.
– Не съездить ли, ваше превосходительство? – сказал Несвицкий.
– Да, съездите, пожалуйста, – сказал генерал, повторяя то, что уже раз подробно было приказано, – и скажите гусарам, чтобы они последние перешли и зажгли мост, как я приказывал, да чтобы горючие материалы на мосту еще осмотреть.
– Очень хорошо, – отвечал Несвицкий.
Он кликнул казака с лошадью, велел убрать сумочку и фляжку и легко перекинул свое тяжелое тело на седло.
– Право, заеду к монашенкам, – сказал он офицерам, с улыбкою глядевшим на него, и поехал по вьющейся тропинке под гору.
– Нут ка, куда донесет, капитан, хватите ка! – сказал генерал, обращаясь к артиллеристу. – Позабавьтесь от скуки.
– Прислуга к орудиям! – скомандовал офицер.
И через минуту весело выбежали от костров артиллеристы и зарядили.
– Первое! – послышалась команда.