Корона

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Корона (от лат. corona — венок, венец) — головной убор, являющийся символом монархической власти.





Изготовление

Короны производились из различных драгоценных металлов (чаще из золота или из серебра) и украшались драгоценными и полудрагоценными камнями.

Форма

Могут иметь различную форму: шапки, венцы, обручи, венчающиеся листьями, зубцами или пластинками.

История

Появление относят к государствам Древнего мира (Древний Египет, Древний Рим, Шумер). Были очень распространены в государствах Европы в период развитого феодализма (с XI века). На Руси в качестве короны Великого князя, позднее царя использовалась шапка Мономаха, при императорах — Большая императорская корона. Сейчас, как правило, монархи носят короны лишь в особо торжественных случаях.

Виды

В зависимости от титула их владельца короны делятся на:

Есть также папская корона — тиара.

Исторические короны России

Название Местонахождение Датировка Примечания Фото
Шапка Мономаха Оружейная палата Рубеж XIII — XIV вв. Изготовлена в ВизантииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3739 дней]. С XVIII в. — геральдическая корона царств Великия, Малыя и Белыя Руси.
Шапка Казанская Оружейная палата Середина XVI в. Изготовлена для Ивана Грозного тульскимиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3739 дней] мастерами. С XVIII в. — геральдическая корона царства Казанского.
Московитская корона не сохранилась 1610 Корона, изготовленная для венчания на царство Владислава IV
Корона Михаила Романова Оружейная палата 1627. С XVIII в. — геральдическая корона царства Астраханского.
Шапка Мономаха Второго наряда Оружейная палата 1682. С XVIII в. — геральдическая корона царства Херсонеса Таврического.
Шапка алтабасная (Третьего наряда) Оружейная палата ок. 1682. С XVIII в. — геральдическая корона царства Сибирского.
Алмазная корона Ивана V Оружейная палата 1682.
Алмазная корона Петра I Оружейная палата 1682.
Корона Екатерины I и Петра II Оружейная палата 1724, 1727. Сохранился только каркас.
Корона Анны Ивановны и Елизаветы Петровны Оружейная палата 1730 (Г.Дункель), 1742. С XIX в. — геральдическая корона царства Польского.
Большая императорская корона Алмазный фонд 1762 (Ж.Позье), 1797. Изготовлена первоначально для Петра III (не дожил до коронации).
Мальтийская корона Оружейная палата ок. 1798. Геральдическая корона до 1803 г.
Грузинская корона неизвестно ок. 1798 Изготовлена для Кратли-Кахетинского царя Георгия XII. С 1801 года геральдическая корона царства Грузинского.
Малая императорская корона Алмазный фонд 1856 (Зефтиген). Первоначально — личная корона императрицы Марии Александровны.

См. также

Напишите отзыв о статье "Корона"

Литература

Ссылки

Отрывок, характеризующий Корона

– Voila l'agrement des camps, monsieur le prince, [Вот удовольствие лагеря, князь,] – сказал дежурный штаб офицер.
Они выехали на противоположную гору. С этой горы уже видны были французы. Князь Андрей остановился и начал рассматривать.
– Вот тут наша батарея стоит, – сказал штаб офицер, указывая на самый высокий пункт, – того самого чудака, что без сапог сидел; оттуда всё видно: поедемте, князь.
– Покорно благодарю, я теперь один проеду, – сказал князь Андрей, желая избавиться от штаб офицера, – не беспокойтесь, пожалуйста.
Штаб офицер отстал, и князь Андрей поехал один.
Чем далее подвигался он вперед, ближе к неприятелю, тем порядочнее и веселее становился вид войск. Самый сильный беспорядок и уныние были в том обозе перед Цнаймом, который объезжал утром князь Андрей и который был в десяти верстах от французов. В Грунте тоже чувствовалась некоторая тревога и страх чего то. Но чем ближе подъезжал князь Андрей к цепи французов, тем самоувереннее становился вид наших войск. Выстроенные в ряд, стояли в шинелях солдаты, и фельдфебель и ротный рассчитывали людей, тыкая пальцем в грудь крайнему по отделению солдату и приказывая ему поднимать руку; рассыпанные по всему пространству, солдаты тащили дрова и хворост и строили балаганчики, весело смеясь и переговариваясь; у костров сидели одетые и голые, суша рубахи, подвертки или починивая сапоги и шинели, толпились около котлов и кашеваров. В одной роте обед был готов, и солдаты с жадными лицами смотрели на дымившиеся котлы и ждали пробы, которую в деревянной чашке подносил каптенармус офицеру, сидевшему на бревне против своего балагана. В другой, более счастливой роте, так как не у всех была водка, солдаты, толпясь, стояли около рябого широкоплечего фельдфебеля, который, нагибая бочонок, лил в подставляемые поочередно крышки манерок. Солдаты с набожными лицами подносили ко рту манерки, опрокидывали их и, полоща рот и утираясь рукавами шинелей, с повеселевшими лицами отходили от фельдфебеля. Все лица были такие спокойные, как будто всё происходило не в виду неприятеля, перед делом, где должна была остаться на месте, по крайней мере, половина отряда, а как будто где нибудь на родине в ожидании спокойной стоянки. Проехав егерский полк, в рядах киевских гренадеров, молодцоватых людей, занятых теми же мирными делами, князь Андрей недалеко от высокого, отличавшегося от других балагана полкового командира, наехал на фронт взвода гренадер, перед которыми лежал обнаженный человек. Двое солдат держали его, а двое взмахивали гибкие прутья и мерно ударяли по обнаженной спине. Наказываемый неестественно кричал. Толстый майор ходил перед фронтом и, не переставая и не обращая внимания на крик, говорил:
– Солдату позорно красть, солдат должен быть честен, благороден и храбр; а коли у своего брата украл, так в нем чести нет; это мерзавец. Еще, еще!
И всё слышались гибкие удары и отчаянный, но притворный крик.
– Еще, еще, – приговаривал майор.
Молодой офицер, с выражением недоумения и страдания в лице, отошел от наказываемого, оглядываясь вопросительно на проезжавшего адъютанта.
Князь Андрей, выехав в переднюю линию, поехал по фронту. Цепь наша и неприятельская стояли на левом и на правом фланге далеко друг от друга, но в средине, в том месте, где утром проезжали парламентеры, цепи сошлись так близко, что могли видеть лица друг друга и переговариваться между собой. Кроме солдат, занимавших цепь в этом месте, с той и с другой стороны стояло много любопытных, которые, посмеиваясь, разглядывали странных и чуждых для них неприятелей.
С раннего утра, несмотря на запрещение подходить к цепи, начальники не могли отбиться от любопытных. Солдаты, стоявшие в цепи, как люди, показывающие что нибудь редкое, уж не смотрели на французов, а делали свои наблюдения над приходящими и, скучая, дожидались смены. Князь Андрей остановился рассматривать французов.
– Глянь ка, глянь, – говорил один солдат товарищу, указывая на русского мушкатера солдата, который с офицером подошел к цепи и что то часто и горячо говорил с французским гренадером. – Вишь, лопочет как ловко! Аж хранцуз то за ним не поспевает. Ну ка ты, Сидоров!
– Погоди, послушай. Ишь, ловко! – отвечал Сидоров, считавшийся мастером говорить по французски.