Коста-Рика

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Республика Коста-Рика
исп. República de Costa Rica
Флаг Герб
Девиз: «Да здравствуют труд и мир!»
Гимн: «Благородная Родина»
Дата независимости 15 сентября 1821 (от Испании)
Официальный язык испанский
Столица Сан-Хосе
Крупнейшие города Сан-Хосе, Пунтаренас, Эредия
Форма правления Президентская республика
Президент
Вице-президент
Вице-президент
Луис Гильермо Солис
Альфио Пива Месен
Луис Либерман-Гинсбург
Госрелигия Католицизм
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
125-я в мире
51 100 км²
0,7
Население
• Оценка (2014)
Плотность

4 825 144[~ 1] чел. (122-е)
85 чел./км²
ВВП
  • Итого (2006)
  • На душу населения

48,77 млрд[~ 2] долл. (83-й)
10,752 долл.
ИЧР (2013) 0,773[~ 3] (высокий) (62-е место)
Валюта Колон (CRC, код 188)
Интернет-домен .cr
Телефонный код +506
Часовой пояс -6
  1. [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/cs.html#top Costa Rica]. CIA The World Factbook.
  2. Из них $ 342 000 на столицу.
  3. [hdr.undp.org/en/media/HDR_2013_EN_complete.pdf Human Development Report 2013] (англ.). United Nations Development Programme (2013). [www.webcitation.org/6IqDzz4je Архивировано из первоисточника 13 августа 2013].
Координаты: 9°43′00″ с. ш. 84°03′00″ з. д. / 9.71667° с. ш. 84.05000° з. д. / 9.71667; -84.05000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=9.71667&mlon=-84.05000&zoom=9 (O)] (Я)

Ко́ста-Ри́ка, Респу́блика Ко́ста-Ри́ка (исп. República de Costa Rica [re̞ˈpuβ̞lika ð̞e̞ ˈko̞sta ˈrika] — богатый берег[1]) — государство в Центральной Америке. Граничит с двумя странами: Никарагуа на севере и Республикой Панама на юго-востоке. Тихий океан омывает берега с юга и запада и Карибское море — с востока. Даже по меркам Центральной Америки Коста-Рика — небольшая страна, лишь 2 страны региона (Сальвадор и Белиз) имеют меньшую площадь, и 2 (Панама и Белиз) — меньшее население. При этом по уровню жизни среди центрально-американских государств Коста-Рика занимает 2-е место, уступая лишь Панаме, а также является самой счастливой страной в мире по данным международного индекса счастья за 2012 год.

Несмотря на своё расположение, Коста-Рика является преимущественно «белой» страной. Коренной народ, населявший территорию современной Коста-Рики в доколумбовскую эпоху, — уэтары — полностью исчез в результате конкисты.

Столица Коста-Рики — город Сан-Хосе (288 тысяч жителей).

Коста-Рика является единственным во всей Америке нейтральным государством, ещё в 1948 году полностью отказавшимся от использования армии. С тех пор единственной силовой структурой в стране остаётся полиция. Уровень преступности относительно низкий, страна считается одной из самых безопасных в Латинской Америке.[2]





История

В доколумбов период большую часть Коста-Рики заселяли уэтары.

Коста-Рика была открыта в 1502 году Христофором Колумбом во время его четвёртого путешествия в Америку. Испанская колонизация началась примерно с 1530 года.

Заселение испанцами и экономическое развитие этой колонии шло очень медленно, отчасти из-за трудностей с климатическими условиями страны, а также из-за набегов английских и голландских пиратов (поддерживаемыми властями Англии и Голландии), нападавших на испанцев с конца XVI века и вплоть до середины XIX века. Англичане также организовывали набеги в Коста-Рику индейцев-мискито (с восточного побережья нынешней Никарагуа). Кроме того, колонизаторы не имели стимула в связи с низким содержанием золота в землях покорённых индейцев.

В 1560—1570-е годы племя уэтаров не было ещё окончательно покорено испанцами. Территория западных уэтаров простиралась до тихоокеанского побережья, правителем у них был Гарабито (Гуарабито), а правителем восточных — Эль-Гуарко.

В XVI веке испанские поселенцы заселили Центральное плато Коста-Рики, где до этого, как впрочем и на всей территории страны, индейское население было малочисленно или вовсе отсутствовало.

Бедность страны полезными ископаемыми и климатические условия привели к тому, что в Коста-Рике селились в основном бедные переселенцы из Испании, что привело к созданию не крупных плантаций (как в других колониях Испании в Америке), а мелких или средних хозяйств.

Эти мелкие хозяйства выращивали пшеницу, кукурузу, сахарный тростник, табак, фасоль, какао и некоторые другие культуры. В 1808 году в Коста-Рику были завезены с Кубы первые саженцы кофейных деревьев, и вскоре эта культура получила большое распространение.

Негры-рабы в Коста-Рику почти не завозились (по причине бедности мелких хозяйств), однако некоторое число негров и мулатов поселилось в стране, в основном на Атлантическом побережье — из беглых рабов и пиратов. Основное число негритянского населения появилось на карибском побережье в связи с построением межокеанской железной дороги в районе 1868—1870 годов.

В 1563 году испанцами основан город Картаго, который был столицей колонии вплоть до получения независимости. В начале XIX века в испанских колониях начались освободительные войны, которые практически не коснулись мирной жизни Коста-Рики.

В 1814 году к Коста-Рике добровольно присоединилась провинция Гуанакасте, которая раньше принадлежала Никарагуа. 25 июля 1825 года присоединение было подтверждено на местном референдуме. Этот день стал одним из национальных праздников. Праздник носит название «Присоединение Партии Никоя», так как решение присоединиться к Коста-Рике принадлежало крупной партии, отделившейся от Никарагуа.

15 сентября 1821 год — День независимости Коста-Рики. В этот день в княжестве Гватемала был подписан акт о независимости от Испании и разослан всем ближайшим колониям. Конный гонец скакал до Коста-Рики два месяца, именно тогда страна узнала о своей независимости, к которой она не стремилась политически. Вскоре она объединилась с остальными странами Центральной Америки: Гватемалой, Гондурасом, Никарагуа и Сальвадором в федерацию и была присоединена к Мексиканской империи, после крушения которой федерация существовала до 1838 года.

В 1844 году принята первая конституция. В 1856 году американский авантюрист Уильям Уокер, захвативший власть в Никарагуа и объявивший себя президентом, решился напасть на Коста-Рику. Путь ему преградил наспех собранный военный отряд добровольцев. Костариканцы выгнали Уокера со своей территории и преследовали его до никарагуанского города Ривас, где и состоялась знаменитая битва, в которой отличился национальный герой Хуан Сантамария.

В период с 1859 по 1870 годы сменилось несколько президентов. В 1871 году президентом Томасом Гутьерресом принята новая конституция, отменившая смертную казнь и поощрявшая иностранные инвестиции. Американская компания «Юнайтед фрут» начала экспансию в Коста-Рику, скупая землю. Эта компания организовала в Коста-Рике крупное экспортное производство — помимо кофе, ещё и бананов, какао, ананасов и других культур. Компания также построила в Коста-Рике сеть железных дорог.

В 1930-х годах набирали силу левые движения. В 1941 году Коста-Рика (как и большинство стран Латинской Америки) объявила войну странам «Оси», но в боевых действиях участвовала лишь отправив несколько своих пилотов на фронт — в составе войск Франции и США.

В 1948—1949 годах в Коста-Рике шла гражданская война. Она произвела на страну столь глубокое впечатление, что был принят закон об отмене регулярных военных сил. С 1948 года в Коста-Рике не существует армии, только полиция. В 1955 году бывший президент со своими сторонниками организовал военное вторжение в Коста-Рику. Его поддерживали Батиста, диктатор Кубы, и другие диктаторы региона. Хосе Фигерес Феррер, президент Коста-Рики, обратился в ОАГ, на этом вторжение прекратилось.

В 1970-х годах в связи с падением цен на кофе и ростом цен на нефть в стране была экономическая нестабильность, при этом страна продолжала оставаться наиболее стабильной в Центроамериканском регионе. В 1979 году Коста-Рика поддержала сандинистов в Никарагуа. Вскоре появились первые левые партизанские группировки, видимо вдохновлённые успехом сандинистов.

В 1990 году президентом страны был избран Кальдерон, чей отец был президентом раньше.

19 марта 2009 года президент Коста-Рики (считавшейся до этого одним из верных «авианосцев» США в регионе) Оскар Ариэс заявил, что его страна возобновляет связи с опальной Кубой, прерванные почти 50 лет назад[3]. Оскар Ариэс является лауреатом Нобелевской Премии Мира.

7 февраля 2010 года была избрана, а 8 мая официально вступила в должность Лаура Чинчилья — первая в истории страны женщина-президент[4].

География

Коста-Рика — одна из самых маленьких стран Центральной Америки. Расположена в узкой части перешейка, соединяющего два континента. На юго-западе страна омывается водами Тихого океана, на северо-востоке — Карибским морем. Береговая линия тянется на 1290 км. Две реки Пакуаре и Ревентазон отлично подходят для рафтинга и находятся на востоке от столицы Сан-Хосе.

Северным соседом Коста-Рики является Никарагуа, южным — Панама. Общая территория страны — 51,1 тыс. км², включая остров Кокос (Isla del Coco), плюс 589 тыс. км² территориальных вод.

Коста-Рика — это страна-заповедник (всего здесь 74 заповедника), где буйство дикой флоры и фауны окружено горами и океаном. Главные достопримечательности страны — национальные парки, горные и подводные пещеры, а также водопады, живописные горные и речные долины, вулканы. Охраняемые природные территории занимают здесь около 27 % площади страны.

С севера на юг через всю страну тянутся горные цепи, между ними расположено Центральное плато — здесь плодородные почвы, и именно здесь живёт значительная часть населения Коста-Рики. Горы, окружающие плато, в основном вулканического происхождения, есть и действующие вулканы. Самый известный коста-риканский вулкан — активный, молодой вулкан Ареналь (Arenal). Это — высокая гора абсолютно правильной конической формы. Ночью Ареналь подсвечивается, и во время извержения озаряет окрестности. Самый высокий вулкан — Ирасу (3432 м). А самая высокая точка — Чиррипо (3820 м), находится на юге страны. Озеро Ареналь — самое большое из озёр страны и имеет искусственное происхождение.

В 550 км от побережья Коста-Рики в Тихом океане расположен необитаемый остров Кокос (Isla del Coco, англ. Cocos), площадью 24 км². Это самый крупный в мире официально необитаемый остров. Роберт Луис Стивенсон поселил здесь легендарного капитана Флинта, а Жак-Ив Кусто назвал остров «самым красивым в мире». Это дикое, нетронутое цивилизацией место, покрытое лесами джунглей. Этот остров также является центром дайвинга, ежегодно сюда приезжают тысячи туристов со всего мира, чтобы окунуться в кристально чистые воды океана. Кроме Кокоса, в Коста-Рике находятся другие необитаемые острова — Негритос (Negritos) и Лос Пахарос (Los Pájaros).

Климат

Климат Коста-Рики субэкваториальный. Сильно пересечённая местность создаёт большое разнообразие климатических условий.

На карибском побережье и на восточных склонах гор выпадают обильные осадки (местами до 3000 мм в год), приносимые северо-восточными пассатами. Большую часть года там стоит жаркая, дождливая погода. На низменностях средняя температура января — +23 °C, июля — +25 °C.

На тихоокеанском побережье и на западных склонах гор климат менее влажный. Четыре месяца в году там длится сухой зимний сезон.

Природа

Лесами покрыто почти 2/3 площади Коста-Рики. В тропических лесах растут деревья ценных пород — красное, эбеновое, бальсовое.

Эта страна предлагает одно из лучших разнообразий дикой природы на Земле. В Коста-Рике, которая по размерам равна Западной Вирджинии, проживает 500 000 разнообразных видов — это около 4 % всех растений, насекомых и животных на Земле.

Национальные парки

Международный парк Ла-Амистад (с испанского означает «дружба») площадью 250 тыс. га был создан в 1979 году и расположен на юго-востоке страны, на границе с Панамой. Свою историю этот заповедник ведёт с 50-х годов, его основатели — супружеская чета Весбергов из Швеции, они переселились в Коста-Рику для изучения тропического леса и защиты его от вырубки. Находится под охраной ЮНЕСКО с 1983 года.

Политическое устройство

Глава государства — президент, избираемый всеобщим голосованием на 4-летний срок. На выборах 2014 победил кандидат от Партии гражданского действия Луис Гильермо Солис.

В Национальной ассамблее 57 членов, которые избираются на четыре года. Основные политические партии (по итогам выборов в 2014 году):

  • Партия национального освобождения — левоцентристская, 18 депутатов
  • Партия гражданского действия — левоцентристская, 13 депутатов
  • Широкий фронт — левая, 9 депутатов
  • Партия социал-христианского единства — правоцентристская, 8 депутатов
  • Партия либертарианского движения — правоцентристская, 4 депутата

Административное-территориальное деление

Коста-Рика делится на 7 провинций:

Провинции разделены на кантоны. Кантонов — 81, они управляются мэрами. Мэр каждого кантона избирается раз в 4 года его жителями.

Население

Официальный язык — испанский. Многие горожане, а также чернокожие жители карибского побережья говорят по-английски.

Демография

Численность населения: 4,5 млн (оценка на июль 2010). Годовой прирост: 1,3 %

Рождаемость: 16,7 на 1000;

Смертность: 4,3 на 1000;

Иммиграция: 1,1 на 1000;

Младенческая смертность: 9,7 на 1000 рождений;

Продолжительность жизни: в среднем 77,5 лет (74,9 лет у мужчин и 80,3 лет у женщин) (2010).

Процент ВИЧ-инфицированных: 0,4 % (оценка 2007).

Городское население: 63 % (в 2008).

Грамотность — 95 % (по переписи 2000 года).

Гендерный состав: 45% — мужской, 55 % женский

Этно-расовый состав (2011 г.[5])

Религия

Евангельские христиане представлены Протестантской епископальной церковью, Ассамблеями Бога, Церковью Бога, методистами и баптистами.

По Конституции 1949 года, католицизм был объявлен официальной религией, церковь не отделена от государства и частично финансируется из государственного бюджета. В государственных школах Коста-Рики, единственной из республик Северной Америки, было введено преподавание религиозных дисциплин. Конституция гарантирует свободу вероисповедания, при этом лица духовного звания не могут избираться в законодательную ассамблею. В Сан-Хосе существует протестантская теологическая семинария, где обучаются студенты из различных стран Северной и Южной Америки. Тем не менее, движение за отделение церкви от государства постепенно набирает силу. Большинство кандидатов на пост президента Коста-Рики в 2009 году высказались в пользу такой меры[7][8].

Внешняя политика

Коста-Рика активно участвует в деятельности ООН и ОАГ. Коста-Рика имеет право голоса в Межамериканском суде по правам человека и Институте Мира и во многих других международных организациях связанных с правами человека и демократией.

Главная цель международной политики Коста-Рики — стимулировать постоянное развитие прав человека, как способ сохранить стабильность и рост. Коста-Рика также является членом Международного уголовного суда и наблюдателем в Движении неприсоединения. С 1949 года Коста-Рика является постоянно-нейтральным государством.

Экономика

Экономика Коста-Рики базируется на туризме, сельском хозяйстве и производстве и экспорте электроники (микропроцессоров и медицинских приборов). Иностранных инвесторов привлекает политическая стабильность, квалификация рабочей силы, а также налоговые льготы.

ВВП на душу населения в 2009 году — 10,9 тыс. долл. (99-е место в мире).

Промышленность (25 % ВВП, 22 % работающих) — производство микропроцессоров, пищевая промышленность, медицинское оборудование, текстиль и одежда, строительные материалы, удобрения.

Сельское хозяйство (6 % ВВП, 14 % работающих) — бананы, ананасы, кофе, дыни, декоративные растения, сахар, кукуруза, рис, бобы, картофель; говядина, птица, молочные продукты; лесозаготовки.

Сфера обслуживания — 69 % ВВП, 64 % работающих.

Цены на топливо регулируются государством, на всех заправочных станциях цена одна.

Внешняя торговля

Экспорт в 2008 году — 9,6 млрд долл. — электроника, медицинские приборы, бананы, ананасы, кофе, дыни, декоративные растения, сахар; морепродукты.

Основные покупатели — США 23,9 %, Нидерланды 13,3 %, Китай 13 %, Великобритания 5 %, Мексика 4,9 %.

Импорт в 2008 году — 14,6 млрд долл. — сырьё, потребительские товары, промышленное оборудование, нефтепродукты.

Основные поставщики — США 42,7 %, Мексика 6,9 %, Венесуэла 6,3 %, Япония 5,4 %, Китай 4,6 %.

Вооружённые силы

Принятая 7 ноября 1949 года Конституция запретила создание и содержание в мирное время постоянной профессиональной армии, вместо неё для защиты страны была создана «гражданская гвардия» (Guardia Civil).

Культура

Костариканцы часто называют себя «тико» (tico) — мужской род — и «тика» (tica) — женский род. Слово тико появилось из употребляемого в этой местности суффикса «tico» или «tica» (например, «momentico» вместо «momentito»). Фраза «Pura Vida» («Безупречная жизнь») — главный лозунг Коста-Рики. Молодое поколение говорит «mae» — сокращение от «maje» (mae значит парень, чувак) — в обращении друг к другу, хотя такое обращение может быть воспринято как оскорбление по отношению к старшему поколению; maje это синоним слова tonto, что значит дурак, глупец.

Коста-Рика гордится своей историей. На территории современной страны встретились месоамериканская и южноамериканская культуры. Полуостров Никоя, расположенный на северо-западе, был самой южной областью влияния ацтекской культуры, в то время когда пришли испанские завоеватели (16 век); с другой стороны, здесь же в доколумбов период существовала оригинальная культура Гран-Никоя. Влияние культуры чибча было распространено в центральной и южной областях страны. Однако, местные жители повлияли на современную культуру Коста-Рики лишь в малой степени, так как они умерли от болезней и были истреблены испанцами.

Тем временем, атлантическое побережье было заселено африканскими рабочими в XVII—XVIII веках. Многие африканские костариканцы произошли от ямайских рабочих, которые в XIX веке строили сеть железных дорог между населёнными пунктами Центрального плато и портом Лимон на побережье Карибского моря. Итальянские и китайские иммигранты также были задействованы в строительстве железных дорог.

Средства массовой информации

Среди средств массовой информации самыми распространёнными являются газеты и радио. La Nacion, La Republica и La Prensa Libre — крупнейшие ежедневные издания Сан-Хосе на испанском языке. The Tico Times и Costa Rica Today — англоязычные газеты, ориентированные, в основном, на туристов.

Государственная телерадиокомпания - SINART (Sistema Nacional de Radio y Televisión - "Национальная система радио и телевидения") - включает в себя телеканал Canal 13 и радиоканал Radio Nacional.

Литература

Один из наиболее известных писателей Коста-Рики — автор первых национальных романов Хоакин Гарсия Монхе (1881—1958) — в течение многих лет руководил изданием периодического журнала «Реперторио Американо» (1919—1958), пользовавшегося известностью во всей Латинской Америке. Заметный след в литературе 20 в. оставили также поэт Роберто Бренес Месен (1874—1947), прозаики Кармен Лира (1888—1949), Карлос Луис Фальяс (1909—1966), Фабиан Доблес, Йоланда Ореамуно (1916—1956), Хоакин Гутьеррес (1918—2000), Кинсе Дункан, Альберто Каньяс, Кармен Наранхо и поэт Альфонсо Чейз. В настоящее время на международных литературных форумах страну представляет поэт Освальдо Саума.

Архитектура и изобразительное искусство

В Сан-Хосе, Картаго и Ороси сохранились некоторые здания, построенные в испанском колониальном стиле. Из современных художников наиболее известны живописец, скульптор и писатель Макс Хименес (1908—1947), скульптор Франсиско Суньига (р. 1913), гравер Франсиско Амигетти (р. 1908) и живописец Рафаэль Фернандес. Изделия из золота индейцев доиспанской эпохи, а также коллекция живописи представлены в Музее Центрального банка Коста-Рики (Сан-Хосе), изделия из нефрита — в Музее нефрита.

Театры и библиотеки

Оперные спектакли и симфонические концерты проходят в здании Национального театра в Сан-Хосе с лестницами и балконами из каррарского мрамора, построенном по желанию коста-риканских «кофейных баронов» (весьма обидившихся на то, что одна из приглашённых звёзд оперы отказалась приехать в страну, для выступления на открытой площадке) лучшими европейскими архитекторами, и не уступающем на момент постройки лучшим аналогичным зданиям Европы. Кроме него, в столице есть много небольших театров.

Национальная библиотека в Сан-Хосе, основанная в 1888, хранит более 175 тыс. томов, а библиотека университета Коста-Рики, основанная в 1946, — ок. 100 тыс. томов. Значительные собрания имеются также в национальных архивах.

Кухня

Кухня Коста-Рики состоит, в первую очередь, из риса, фруктов, рыбы, фасоли, мяса и овощей. Местные кулинары, как правило, не часто используют в своих блюдах специи, однако к любому блюду подают обычно кетчуп или соусы-чили.

Коста-риканский кофе считается одним из лучших в мире, поэтому и потребляют его здесь в огромных количествах. Подается он на стол в маленьких кувшинах и разливается в крохотные чашечки. Также по всей Коста-Рике популярен чай из трав, который заваривают по старым рецептам.

Наиболее популярным блюдом в стране является касадос (пинто) — это смесь чёрной фасоли и риса с овощами, которая подается к мясным блюдам.

Праздники

  • 1 января (Новый год)
  • 14 февраля (День святого Валентина)
  • 8 марта (Международный женский день)
  • 11 апреля (День Хуана Сантамарии, героя войны 1856 года Коста-Рики против американских наёмников)
  • 1 мая (День солидарности трудящихся)
  • 24 мая (День Грикориньо)
  • третье воскресенье июня («День Отца» или «День Мужчины», «Dia del Padre»)
  • 25 июля (День присоединения бывшей никарагуанской провинции Гуанакасте к Республике Коста-Рика в 1814 г.)
  • 2 августа (День Богоматери или «Ангельской Девы», сопровождается массовым шествием и крестным ходом в Церковь «Базилика» в г. Картаго)
  • 15 августа (Успение Богородицы и одновременно «День Матери»)
  • 15 сентября (День независимости Центральной Америки от колониального ига Испании)
  • 12 октября (День Кристобаля Колона (настоящее написание имени Христофора Колумба) и День открытия Америки. Этот праздник называется также «День Культур» так как считается что в этот день произошла встреча европейской и коренной американской (индейской) культур)
  • 31 октября (карнавальный праздник Хэллоуин, канун Дня всех святых)
  • 15 декабря («Фестиваль Света», вечерний карнавал в Сан Хосе — «Festival de la Luz». Празднуется в субботу, наиболее близкую к 15 декабря)
  • 25 декабря (Католическое Рождество).

Музыка

Музыка Коста-Рики не достигла заметной международной популярности; наиболее известными жанрами музыки Коста-Рики являются: аборигенское танцевальное направление калипсо, которое отделяется от более известного тринидадского калипсо, звучащего в ночных клубах разных городов, например в Сан-Хосе; американский и британский рок-н-ролл, поп-музыка распространены и пользуются известностью среди молодёжи (особенно среди городской молодёжи), в то время как сока, сальса, меренге, кумбия и техано привлекают более зрелую аудиторию. Самые распространённые инструменты — гитара, аккордеон, мандолина и маримба (деревянный ксилофон).

Образование

Уровень грамотности в Коста-Рике — 96 % (по данным Всемирной книги фактов за февраль 2007), один из самых высоких в Латинской Америке. Доля расходов на образование в государственном бюджете выше, чем в любой другой латиноамериканской стране. В Коста-Рике введено обязательное начальное образование. Большая часть средних школ дает общее образование, но есть также ряд школ технической и педагогической специализации.

Ведущим высшим учебным заведением является Университет Коста-Рики, основанный в 1843 году и реорганизованный в 1940 году. Из других государственных высших учебных заведений заслуживают упоминания Технологический институт в Картаго, основанный в 1971 году, Национальный университет в Эредии (1973) и Открытый университет в Сан-Хосе, имеющий заочное отделение. Также в Коста-Рике находится Университет Мира, открытый в 1980 году.

Интересные факты

  • После 44-дневной гражданской войны 1948 года это государство, расформировав свою армию в 1949 году, больше не участвовало в военных конфликтах[9][10][11].
  • Занимает первое место в Международном индексе счастья 2009[12][13] и 2012 годаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2076 дней].
  • В книге Майкла Крайтона «Парк Юрского периода» в качестве места действия используется Коста-Рика. Этот же остров лёг в основу романа Стивенсона «Остров Сокровищ», и в основе этой книги лежат реальные события конца 17 века, связанные с сокровищами пиратов Моргана и Дрейка, а также с единственным сложнейшим экспедиционным переходом европейцев (пиратов) через Кордильеры в районе современной Таламанки (Коста-Рика).
  • Праздник «День Независимости Центральной Америки от Испании» празднуется 15 сентября рядом центральноамериканских стран: Гондурасом, Сальвадором, Гватемалой, Коста-Рикой и Никарагуа. Поскольку в Коста-Рике нет армии, то на парадах шествуют колонны празднично одетых школьников, дети играют на музыкальных инструментах и танцуют, а лучшие ученики школ торжественно несут национальные флаги Коста-Рики.

См. также

Напишите отзыв о статье "Коста-Рика"

Примечания

  1. Коста-Рика // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. [www.teletica.com/Noticias/47844-Estudio-califica-a-Costa-Rica-como-el-pais-mas-seguro-de-America-Latina-.note.aspx Estudio califica a Costa Rica como el país más seguro de América Latina - Nacional - Noticias | Teletica]
  3. [www.apn-spb.ru/publications/article5142.htm Глеб Таргонский «Латиноамериканские семинары»]
  4. [derstandard.at/1271376247333/Praesident-uebergibt-Amt-an-Chinchilla Präsident übergibt Amt an Chinchilla] (нем.)
  5. [www.inec.go.cr/Web/Home/pagPrincipal.aspx Censo Nacional 2011]
  6. [www.state.gov/j/drl/rls/irf/2008/108520.htm Costa Rica] // state.gov
  7. [www.nacion.com/ln_ee/2009/septiembre/04/pais2079434.html Candidatos apoyan eliminar fe católica como religión oficial]  (исп.)
  8. [www.dca.gob.gt/istmo.html Arias: «No hay que sacar a Dios de la Constitución»] (исп.)
  9. El Espíritu del 48. [www.elespiritudel48.org/docu/h013.htm Abolición del Ejército] (Spanish). Проверено 9 марта 2008. [www.webcitation.org/6171pzebA Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  10. [dev.prenhall.com/divisions/hss/worldreference/CR/defense.html Costa Rica]. World Desk Reference. Проверено 9 июня 2009. [www.webcitation.org/6171qVXup Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  11. [www.ucdp.uu.se/gpdatabase/gpcountry.php?id=39&regionSelect=4-Central_Americas Costa Rica]. Uppsala University. Проверено 9 июня 2009. [www.webcitation.org/6171qyU7U Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  12. Abdallah, S., Thompson, S., Michaelson, J., Marks, N., Steuer, N. et al. (2009). [www.happyplanetindex.org/public-data/files/happy-planet-index-2-0.pdf The Happy Planet Index 2.0]. New Economics Foundation.
  13. [www.the-village.ru/flows/international-living/posts/103533-kosta-rika Самая счастливая Коста-Рика!] the-village.ru

Ссылки

Викиновости по теме:
Коста-Рика

Отрывок, характеризующий Коста-Рика

– Поймала? – сказал Николай.
– Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга.
– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.


Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.
Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.
Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.
В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.
– Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство.
– Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала.
– Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством.
Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему.
– Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы.
«Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня».
Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.


Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.
Как будто обойдя свое царство, испытав свою власть и убедившись, что все покорны, но что всё таки скучно, Наташа пошла в залу, взяла гитару, села в темный угол за шкапчик и стала в басу перебирать струны, выделывая фразу, которую она запомнила из одной оперы, слышанной в Петербурге вместе с князем Андреем. Для посторонних слушателей у ней на гитаре выходило что то, не имевшее никакого смысла, но в ее воображении из за этих звуков воскресал целый ряд воспоминаний. Она сидела за шкапчиком, устремив глаза на полосу света, падавшую из буфетной двери, слушала себя и вспоминала. Она находилась в состоянии воспоминания.
Соня прошла в буфет с рюмкой через залу. Наташа взглянула на нее, на щель в буфетной двери и ей показалось, что она вспоминает то, что из буфетной двери в щель падал свет и что Соня прошла с рюмкой. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. – Соня, что это? – крикнула Наташа, перебирая пальцами на толстой струне.
– Ах, ты тут! – вздрогнув, сказала Соня, подошла и прислушалась. – Не знаю. Буря? – сказала она робко, боясь ошибиться.
«Ну вот точно так же она вздрогнула, точно так же подошла и робко улыбнулась тогда, когда это уж было», подумала Наташа, «и точно так же… я подумала, что в ней чего то недостает».
– Нет, это хор из Водоноса, слышишь! – И Наташа допела мотив хора, чтобы дать его понять Соне.
– Ты куда ходила? – спросила Наташа.
– Воду в рюмке переменить. Я сейчас дорисую узор.
– Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – А Николай где?
– Спит, кажется.
– Соня, ты поди разбуди его, – сказала Наташа. – Скажи, что я его зову петь. – Она посидела, подумала о том, что это значит, что всё это было, и, не разрешив этого вопроса и нисколько не сожалея о том, опять в воображении своем перенеслась к тому времени, когда она была с ним вместе, и он влюбленными глазами смотрел на нее.
«Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет! А главное: я стареюсь, вот что! Уже не будет того, что теперь есть во мне. А может быть, он нынче приедет, сейчас приедет. Может быть приехал и сидит там в гостиной. Может быть, он вчера еще приехал и я забыла». Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Все домашние, учителя, гувернантки и гости сидели уж за чайным столом. Люди стояли вокруг стола, – а князя Андрея не было, и была всё прежняя жизнь.
– А, вот она, – сказал Илья Андреич, увидав вошедшую Наташу. – Ну, садись ко мне. – Но Наташа остановилась подле матери, оглядываясь кругом, как будто она искала чего то.
– Мама! – проговорила она. – Дайте мне его , дайте, мама, скорее, скорее, – и опять она с трудом удержала рыдания.
Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.
Она приняла участие только в том, когда они вспоминали первый приезд Сони. Соня рассказала, как она боялась Николая, потому что у него на курточке были снурки, и ей няня сказала, что и ее в снурки зашьют.
– А я помню: мне сказали, что ты под капустою родилась, – сказала Наташа, – и помню, что я тогда не смела не поверить, но знала, что это не правда, и так мне неловко было.
Во время этого разговора из задней двери диванной высунулась голова горничной. – Барышня, петуха принесли, – шопотом сказала девушка.
– Не надо, Поля, вели отнести, – сказала Наташа.
В середине разговоров, шедших в диванной, Диммлер вошел в комнату и подошел к арфе, стоявшей в углу. Он снял сукно, и арфа издала фальшивый звук.
– Эдуард Карлыч, сыграйте пожалуста мой любимый Nocturiene мосье Фильда, – сказал голос старой графини из гостиной.
Диммлер взял аккорд и, обратясь к Наташе, Николаю и Соне, сказал: – Молодежь, как смирно сидит!
– Да мы философствуем, – сказала Наташа, на минуту оглянувшись, и продолжала разговор. Разговор шел теперь о сновидениях.
Диммлер начал играть. Наташа неслышно, на цыпочках, подошла к столу, взяла свечу, вынесла ее и, вернувшись, тихо села на свое место. В комнате, особенно на диване, на котором они сидели, было темно, но в большие окна падал на пол серебряный свет полного месяца.
– Знаешь, я думаю, – сказала Наташа шопотом, придвигаясь к Николаю и Соне, когда уже Диммлер кончил и всё сидел, слабо перебирая струны, видимо в нерешительности оставить, или начать что нибудь новое, – что когда так вспоминаешь, вспоминаешь, всё вспоминаешь, до того довоспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете…
– Это метампсикова, – сказала Соня, которая всегда хорошо училась и все помнила. – Египтяне верили, что наши души были в животных и опять пойдут в животных.
– Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы мы были в животных, – сказала Наташа тем же шопотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где то и здесь были, и от этого всё помним…
– Можно мне присоединиться к вам? – сказал тихо подошедший Диммлер и подсел к ним.
– Ежели бы мы были ангелами, так за что же мы попали ниже? – сказал Николай. – Нет, это не может быть!
– Не ниже, кто тебе сказал, что ниже?… Почему я знаю, чем я была прежде, – с убеждением возразила Наташа. – Ведь душа бессмертна… стало быть, ежели я буду жить всегда, так я и прежде жила, целую вечность жила.
– Да, но трудно нам представить вечность, – сказал Диммлер, который подошел к молодым людям с кроткой презрительной улыбкой, но теперь говорил так же тихо и серьезно, как и они.
– Отчего же трудно представить вечность? – сказала Наташа. – Нынче будет, завтра будет, всегда будет и вчера было и третьего дня было…
– Наташа! теперь твой черед. Спой мне что нибудь, – послышался голос графини. – Что вы уселись, точно заговорщики.
– Мама! мне так не хочется, – сказала Наташа, но вместе с тем встала.
Всем им, даже и немолодому Диммлеру, не хотелось прерывать разговор и уходить из уголка диванного, но Наташа встала, и Николай сел за клавикорды. Как всегда, став на средину залы и выбрав выгоднейшее место для резонанса, Наташа начала петь любимую пьесу своей матери.
Она сказала, что ей не хотелось петь, но она давно прежде, и долго после не пела так, как она пела в этот вечер. Граф Илья Андреич из кабинета, где он беседовал с Митинькой, слышал ее пенье, и как ученик, торопящийся итти играть, доканчивая урок, путался в словах, отдавая приказания управляющему и наконец замолчал, и Митинька, тоже слушая, молча с улыбкой, стоял перед графом. Николай не спускал глаз с сестры, и вместе с нею переводил дыхание. Соня, слушая, думала о том, какая громадная разница была между ей и ее другом и как невозможно было ей хоть на сколько нибудь быть столь обворожительной, как ее кузина. Старая графиня сидела с счастливо грустной улыбкой и слезами на глазах, изредка покачивая головой. Она думала и о Наташе, и о своей молодости, и о том, как что то неестественное и страшное есть в этом предстоящем браке Наташи с князем Андреем.
Диммлер, подсев к графине и закрыв глаза, слушал.
– Нет, графиня, – сказал он наконец, – это талант европейский, ей учиться нечего, этой мягкости, нежности, силы…
– Ах! как я боюсь за нее, как я боюсь, – сказала графиня, не помня, с кем она говорит. Ее материнское чутье говорило ей, что чего то слишком много в Наташе, и что от этого она не будет счастлива. Наташа не кончила еще петь, как в комнату вбежал восторженный четырнадцатилетний Петя с известием, что пришли ряженые.
Наташа вдруг остановилась.
– Дурак! – закричала она на брата, подбежала к стулу, упала на него и зарыдала так, что долго потом не могла остановиться.
– Ничего, маменька, право ничего, так: Петя испугал меня, – говорила она, стараясь улыбаться, но слезы всё текли и всхлипывания сдавливали горло.
Наряженные дворовые, медведи, турки, трактирщики, барыни, страшные и смешные, принеся с собою холод и веселье, сначала робко жались в передней; потом, прячась один за другого, вытеснялись в залу; и сначала застенчиво, а потом всё веселее и дружнее начались песни, пляски, хоровые и святочные игры. Графиня, узнав лица и посмеявшись на наряженных, ушла в гостиную. Граф Илья Андреич с сияющей улыбкой сидел в зале, одобряя играющих. Молодежь исчезла куда то.
Через полчаса в зале между другими ряжеными появилась еще старая барыня в фижмах – это был Николай. Турчанка был Петя. Паяс – это был Диммлер, гусар – Наташа и черкес – Соня, с нарисованными пробочными усами и бровями.
После снисходительного удивления, неузнавания и похвал со стороны не наряженных, молодые люди нашли, что костюмы так хороши, что надо было их показать еще кому нибудь.
Николай, которому хотелось по отличной дороге прокатить всех на своей тройке, предложил, взяв с собой из дворовых человек десять наряженных, ехать к дядюшке.
– Нет, ну что вы его, старика, расстроите! – сказала графиня, – да и негде повернуться у него. Уж ехать, так к Мелюковым.
Мелюкова была вдова с детьми разнообразного возраста, также с гувернантками и гувернерами, жившая в четырех верстах от Ростовых.
– Вот, ma chere, умно, – подхватил расшевелившийся старый граф. – Давай сейчас наряжусь и поеду с вами. Уж я Пашету расшевелю.
Но графиня не согласилась отпустить графа: у него все эти дни болела нога. Решили, что Илье Андреевичу ехать нельзя, а что ежели Луиза Ивановна (m me Schoss) поедет, то барышням можно ехать к Мелюковой. Соня, всегда робкая и застенчивая, настоятельнее всех стала упрашивать Луизу Ивановну не отказать им.
Наряд Сони был лучше всех. Ее усы и брови необыкновенно шли к ней. Все говорили ей, что она очень хороша, и она находилась в несвойственном ей оживленно энергическом настроении. Какой то внутренний голос говорил ей, что нынче или никогда решится ее судьба, и она в своем мужском платье казалась совсем другим человеком. Луиза Ивановна согласилась, и через полчаса четыре тройки с колокольчиками и бубенчиками, визжа и свистя подрезами по морозному снегу, подъехали к крыльцу.
Наташа первая дала тон святочного веселья, и это веселье, отражаясь от одного к другому, всё более и более усиливалось и дошло до высшей степени в то время, когда все вышли на мороз, и переговариваясь, перекликаясь, смеясь и крича, расселись в сани.
Две тройки были разгонные, третья тройка старого графа с орловским рысаком в корню; четвертая собственная Николая с его низеньким, вороным, косматым коренником. Николай в своем старушечьем наряде, на который он надел гусарский, подпоясанный плащ, стоял в середине своих саней, подобрав вожжи.
Было так светло, что он видел отблескивающие на месячном свете бляхи и глаза лошадей, испуганно оглядывавшихся на седоков, шумевших под темным навесом подъезда.
В сани Николая сели Наташа, Соня, m me Schoss и две девушки. В сани старого графа сели Диммлер с женой и Петя; в остальные расселись наряженные дворовые.
– Пошел вперед, Захар! – крикнул Николай кучеру отца, чтобы иметь случай перегнать его на дороге.
Тройка старого графа, в которую сел Диммлер и другие ряженые, визжа полозьями, как будто примерзая к снегу, и побрякивая густым колокольцом, тронулась вперед. Пристяжные жались на оглобли и увязали, выворачивая как сахар крепкий и блестящий снег.
Николай тронулся за первой тройкой; сзади зашумели и завизжали остальные. Сначала ехали маленькой рысью по узкой дороге. Пока ехали мимо сада, тени от оголенных деревьев ложились часто поперек дороги и скрывали яркий свет луны, но как только выехали за ограду, алмазно блестящая, с сизым отблеском, снежная равнина, вся облитая месячным сиянием и неподвижная, открылась со всех сторон. Раз, раз, толконул ухаб в передних санях; точно так же толконуло следующие сани и следующие и, дерзко нарушая закованную тишину, одни за другими стали растягиваться сани.
– След заячий, много следов! – прозвучал в морозном скованном воздухе голос Наташи.
– Как видно, Nicolas! – сказал голос Сони. – Николай оглянулся на Соню и пригнулся, чтоб ближе рассмотреть ее лицо. Какое то совсем новое, милое, лицо, с черными бровями и усами, в лунном свете, близко и далеко, выглядывало из соболей.
«Это прежде была Соня», подумал Николай. Он ближе вгляделся в нее и улыбнулся.
– Вы что, Nicolas?
– Ничего, – сказал он и повернулся опять к лошадям.
Выехав на торную, большую дорогу, примасленную полозьями и всю иссеченную следами шипов, видными в свете месяца, лошади сами собой стали натягивать вожжи и прибавлять ходу. Левая пристяжная, загнув голову, прыжками подергивала свои постромки. Коренной раскачивался, поводя ушами, как будто спрашивая: «начинать или рано еще?» – Впереди, уже далеко отделившись и звеня удаляющимся густым колокольцом, ясно виднелась на белом снегу черная тройка Захара. Слышны были из его саней покрикиванье и хохот и голоса наряженных.
– Ну ли вы, разлюбезные, – крикнул Николай, с одной стороны подергивая вожжу и отводя с кнутом pуку. И только по усилившемуся как будто на встречу ветру, и по подергиванью натягивающих и всё прибавляющих скоку пристяжных, заметно было, как шибко полетела тройка. Николай оглянулся назад. С криком и визгом, махая кнутами и заставляя скакать коренных, поспевали другие тройки. Коренной стойко поколыхивался под дугой, не думая сбивать и обещая еще и еще наддать, когда понадобится.
Николай догнал первую тройку. Они съехали с какой то горы, выехали на широко разъезженную дорогу по лугу около реки.
«Где это мы едем?» подумал Николай. – «По косому лугу должно быть. Но нет, это что то новое, чего я никогда не видал. Это не косой луг и не Дёмкина гора, а это Бог знает что такое! Это что то новое и волшебное. Ну, что бы там ни было!» И он, крикнув на лошадей, стал объезжать первую тройку.
Захар сдержал лошадей и обернул свое уже объиндевевшее до бровей лицо.
Николай пустил своих лошадей; Захар, вытянув вперед руки, чмокнул и пустил своих.
– Ну держись, барин, – проговорил он. – Еще быстрее рядом полетели тройки, и быстро переменялись ноги скачущих лошадей. Николай стал забирать вперед. Захар, не переменяя положения вытянутых рук, приподнял одну руку с вожжами.
– Врешь, барин, – прокричал он Николаю. Николай в скок пустил всех лошадей и перегнал Захара. Лошади засыпали мелким, сухим снегом лица седоков, рядом с ними звучали частые переборы и путались быстро движущиеся ноги, и тени перегоняемой тройки. Свист полозьев по снегу и женские взвизги слышались с разных сторон.