Кострома

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Кострома
Страна
Россия
Субъект Федерации
Костромская область
Городской округ
Координаты
Площадь
144,5 км²
Высота центра
110 м
Население
276 691[1] человек (2016)
Плотность
1914,82 чел./км²
Национальный состав
русские (96%)
Названия жителей
костромичи́, костроми́ч, костроми́чка
Часовой пояс
Телефонный код
+7 4942
Почтовый индекс
156XXX
Автомобильный код
44
Домены

.kostroma.ru, .kostroma.net

Кострома
Москва
Кострома

Кострома́город (с 1152) в России на реке Волге, административный центр Костромской области, крупный речной порт. Население — 276 691[1] чел. (2016). Расположен в 344 км от Москвы. Площадь города составляет 144,5 км². В 2011 году восстановлено территориально-административное деление города на 3 района: Центральный, Фабричный и Заволжский[2].

Кострома основана в XII веке, а в XIII веке стала центром удельного княжества. Исторический центр города в основном сохранил образцовый в своём роде ансамбль эпохи классицизма конца XVIII—XIX в. Из памятников допетровской эпохи наиболее интересны комплексы Ипатьевского и Богоявленско-Анастасииного монастырей. Город входит в список поселений, имеющих официальный статус «исторических», и традиционно включается в «Золотое кольцо России».

День города в Костроме отмечается во вторую субботу августа.





Содержание

География

Физико-географическое положение

Кострома расположена на Костромской низменности, на обоих берегах Горьковского водохранилища Волги, у старого устья реки Костромы — в 65 км от Ярославля, в 105 км от города Иваново и в 301 км к северо-востоку от Москвы. Расстояние от МКАД по автодороге (М8 «Холмогоры», затем Р600) — 306 км. Общая площадь территории в городской черте — 144,5 км².

Часовой пояс

Кострома и Костромская область, как и соседние области, относится к московскому часовому поясу (Moscow Time Zone, MSK/MSD). Смещение относительно Всемирного координированного времени UTC составляет +3:00 (MSD).

Климат

Климат умеренно континентальный, велико смягчающее влияние Атлантического океана. Среднегодовая температура — +4,2 C°, среднегодовая скорость ветра — 3,1 м/с, среднегодовая влажность воздуха — 79 %[3].

Климат Костромы
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 6,6 6,5 17,9 27,6 31,9 33,2 37,1 37,3 30,2 22,9 12,4 9,4 37,3
Средний максимум, °C −6,2 −5,5 0,8 9,9 17,8 21,5 24,0 21,2 15,0 7,5 −0,7 −4,7 8,4
Средняя температура, °C −9,4 −9 −3 5,9 14,0 16,3 22,7 19,0 10,4 4,2 3,1 −1,5 4,2
Средний минимум, °C −12,5 −12,2 −6,4 0,9 7,0 11,5 13,9 11,8 6,8 1,6 −5,4 −10,3 0,6
Абсолютный минимум, °C −46,4 −39,3 −31,1 −15 −5,5 −2,7 10 7 11,4 −5,8 −18,5 −28,8 −44,4 −46,4
Норма осадков, мм 42 30 29 33 46 77 73 75 61 64 49 46 625
Источник: [pogoda.ru.net/climate/27333.htm Погода и Климат]

Гидрология

Главными реками Костромы являются Волга (Горьковское водохранилище) и её левый приток Кострома, уровень которых поднят подпором Нижегородской ГЭС. Кострома расположена на обоих берегах на 597—603 км от истока Волги (Верхняя Волга), здесь река меняет своё направление и поворачивает на юго-восток. Правый берег Волги высокий, обрывистый, левый — низменный. Ширина Волги в черте города составляет около 600 метров.

В черте города вблизи Ипатьевского монастыря находится старое русло реки Кострома, сейчас это дополнительный судовой ход, ведущий к судоремонтному заводу и отстойно-ремонтному пункту порта Кострома. Русло реки Костромы было перекрыто плотиной в черте города в 1955—1956 годах, что привело к созданию Костромского водохранилища (расширение Горьковского водохранилища). Новое искусственно созданное устье реки Костромы находится в 12 км выше по течению возле села Саметь.

На территории города в Волгу и Кострому впадает несколько речек и ручьёв (большинство из них заключено в трубы на значительном протяжении): наиболее значительные из них — Запрудня, Сула (подземное русло в центре города) и Чёрная речка.

Средний расход воды Волги у Костромы составляет 1110 м³/сек, (среднее многолетнее значение уровня Горьковского водохранилища у Костромы — 84,28 м.)

Река Волга выступает основным источником водоснабжения города. По химическому составу вода в реке Волга характеризуется как мягкая, маломинерализованная, с низким содержанием хлоридов, сульфатов. Содержание хлоридов 26-30 мг/л (ПДК 350 мг/л), сульфатов 6,0-7,2 мг/л (ПДК 500 мг/л), жёсткость 2,6-2,8 моль/л (ПДК 7,0 моль/л), общая минерализация 137,0-164 мг/л (ПДК 1000 мг/л). В целом, волжская вода характеризуется высокой цветностью (цветность изменяется от 28 до 70 град, средняя 46 град), повышенным содержанием органики (перманганатная окисляемость 9-18 мг О2/л, ХПК — до 60 мг О2/л), малой мутностью (3-7 мг/л, в период весеннего паводка весной может кратковременно увеличиваться до 20 мг/л). Большинство показателей антропогенного загрязнения (содержание пестицидов, тяжёлых металлов, нефтепродуктов и т. д.) находятся в пределах принятых для питьевой воды нормативов. Однако, по содержанию фитопланктона в летние месяцы и, периодически, по уровню микробиологического загрязнения качество воды ухудшается, что требует дополнительных ступеней очистки[4]. Наряду с поверхностным источником используются подземные месторождения, расположенные на севере от города (Башутино). Разведанная мощность месторождения составляет по разным данным 24-33 тыс. м³ в сутки. Вода в источнике соответствует питьевым стандартам по всем показателям, кроме содержания железа (1-2 мг/л.)

Символика

Город Кострома в соответствии с федеральным законодательством и геральдическими правилами имеет официальные символы — герб, флаг, гимн, отражающие исторические, культурные, национальные и иные местные традиции и особенности (ст. 4 Устава города Костромы)[5].

Исторический герб Костромы утверждён 24 октября 1767 года, восстановлен 5 июля 1878 года, повторно восстановлен 7 октября 1992 года. Герб Костромы является первым городским гербом в истории России.

Изображает галеру «Тверь», на которой императрица Екатерина II прибыла в Кострому.
В лазоревом поле плывущая влево по лазоревым с серебряными гребнями волнам золотая галера с убранными серебряными парусами и десятью золотыми гребцами; на мачте — Императорский штандарт.

22 августа 2002 года исторический герб утверждён в качестве действующего символа города.

Флаг Костромы создан на основе символики герба[6]. Официально утверждённого гимна Костромы не существует.

История

Происхождение названия

Не существует единого научно обоснованного взгляда на происхождение названия города. Очевидно, это гидроним: название образовано от реки, на которой он стоит[7].

«Костра́» (или «костри́ка») в восточнославянских диалектах обозначает солому для сжигания. В словаре Фасмера этот топоним связывается с восточнославянским ритуальным персонажем[8], представлявшим собой соломенную куклу, которую символически сжигали во время летнего обрядового цикла — в Семик или Петров день («похороны Костромы»).

Существует также версия финно-угорского происхождения названия: фин. kosto — месть, фин. maa — земля, «Земля возмездия»[9]. Однако выделение форманта -ма в ряде случаев спорно, а основа костр- нетипична для дорусской гидронимии этого края[10].

Одно из толкований приводит Л. Скворцов[11]. Ссылаясь на то, что в древних летописях слова «костр», «кострома», «кострума» обозначают вообще укреплённое место, он полагал, что это общее название крепости осталось за возникшим городом. С этим предположением перекликается спорная версия, выдвинутая князем А. Козловским, который выводил название города по аналогии с географическим положением замка Kострум (впоследствии город Таллин)[12]. Но тот же автор выдвигает и иную версию возникновения названия — от заготавливаемого зимою на берегах рек большими «кострами» леса, сплавляемого весною из Буевского и Костромского уездов[13].

Основание

Археологические раскопки в центре современного города выявили разрозненные находки фатьяновских топоров — вероятно, они происходят из разрушенного могильника бронзового века. Найдена лепная керамика середины — второй половины I тысячелетия (то есть периода, предшествующего славянской колонизации), указывающая на селище финно-угров[14]. Концом XI века датируются найденные археологами находки на месте первого костромского кремля: стеклянные женские браслёты и металлическое писало для берестяных грамот и вощёных дощечек[15].

Датой основания Костромы официально считается 1152 год. Эту дату предложил историк В. Н. Татищев, связав это событие с деятельностью Юрия Долгорукого на северо-востоке Руси[16]. Устанавливая дату возникновения города, В. Н. Татищев пользовался различными источниками, которые до нашего времени не дошли[17].

При раскопках на территории Городища[18] археологи обнаружили предметы, относящиеся только к эпохам финальной бронзы, раннему железному веку (I тыс до н.э.) и периоду от XVII в. до современности[19]. Следовательно, можно предположить, что во времена нашествия татар на правом берегу Волги города не было, а жизнь на Городище по каким-то причинам прекратилась во время раннего железного века и вновь началась уже после основания Костромы на левом берегу Волги в XI—XII вв. Гипотеза о местоположении поселения, связанного с основанием Костромы на берегу небольшой речки Сулы, близ впадения её в Волгу, была проверена историками и археологами в 1951 году. Найденные на пересечении улиц Островского и Пятницкой керамические предметы показали, что на этой территории интенсивная городская жизнь протекала лишь начиная с XII века и её не было в более ранние периоды[20]. По-видимому, историк В. Н. Татищев, выдвинувший предположение об основании Костромы в 1152 г. Юрием Долгоруким, был близок к истине. О том, что Долгорукому был знаком этот край, есть летописная запись о его походе Волгой на судах от Ростова Великого в землю казанских болгар. Основание в XII веке на костромской земле города с южным названием Галич является ещё одним свидетельством активного освоения земель южнорусскими славянами[21].

Гипотеза о том, что Кострома была заложена в XII веке на возвышенном месте у реки Сулы, близ впадения её в Волгу, помимо находок археологов подкрепляется и тем, что древнейшая Фёдоровская церковь города, известная с XIII в., стояла именно здесь. Её местоположение хорошо документируется тем, что только в XVII в. деревянную Фёдоровскую церковь за ветхостью разобрали и сразу тут же возвели каменную, но главный престол назвали Богоотцовским, а Фёдоровским сделали только придел. Сообщение летописи, что в 1276 году в Фёдоровской церкви был похоронен костромской князь Василий, говорит о том, что к этому времени церковь стала городским собором, который по традиции должен стоять в „городе“. В одном из документов говорится, что Фёдоровская церковь находилась „на площади у Мшанской улицы“ и что сохранились ещё остатки „старой осыпи“, то есть городских земляных укреплений. Можно только предположить, что город располагался по обеим берегам реки Сулы, но более на правом берегу, по направлению к реке Костроме, так как в этой части города стояли древнейшие монастыри — Анастасьевский, Спасо-Запрудненский, Ипатьевский. Местность по левому берегу Сулы называлась Дебрей, а главная улица её, которая сложилась в XV—XVI вв. — Боровой дебрей. Название речки — Сула и одной из древних улиц Десятильнича явно южнорусского происхождения и свидетельствует о том, что среди первых насельников города было немало южных славян[22].

XIII—XVII века

Первое летописное упоминание о существовании Костромы относится к 1213 году, оно связано с распрями между сыновьями великого князя владимирского Всеволода Большое Гнездо. В этом году Ростовский князь Константин сжёг Кострому, которая поддержала его брата — владимирского князя Юрия: «и пожже ю всю, а люди изымаша». После победы Константин в 1216—1217 году передал Кострому в удел своему малолетнему сыну Василию.

Достоверно неизвестна судьба Костромы во время нашествия Батыя в 1238 году: захватчики «попленили всё на Волге до Галича Мерьского»[23].

После 1239 года Кострома была восстановлена великим князем владимирским Ярославом Всеволодовичем, построившим в городе деревянную церковь в честь святого покровителя Феодора Стратилата, имя которого он носил в крещении. В 1246 году город перешёл в удельное владение малолетнего младшего сына Василия. В этом же году Кострома становится столицей Костромского удельного княжества, которое выделилось из состава Владимиро-Суздальской Руси

В 1272 году Василий Ярославич стал великим князем владимирским — главой всех удельных княжеств Северо-Восточной Руси. Он не поехал в стольный Владимир, а остался в удельной Костроме, тем самым сделав город столицей Северо-Восточной Руси до своей кончины в 1276 году.

В XIII—XIV веках вокруг Костромы возникают укреплённые монастыри, защищавшие подступы к городу: Ипатьевский и Николо-Бабаевский. Концом XIV века датируется четвёртая московская берестяная грамота, в которой упоминается Кострома[24].

В 1364 году Кострома входит в состав Московского княжества, с тех пор её история неотделима от развития и культуры общерусского государства. Деревянный город в устье Сулы нередко подвергался грабительским нападениям ушкуйников, поэтому в 1419 году он был перенесён на новое возвышенное место, которое стало известно как Костромской кремль. Именно там был выстроено первое в городе каменное здание — Успенский собор.

В Смутное время Кострома была дважды взята отрядами польского пана Лисовского и подверглась страшному опустошению[25], в 1609 году костромское ополчение сыграло важную роль в борьбе с польской интервенцией, изгнав из Ипатьевского монастыря укрывшихся там сторонников Лжедмитрия II[26]. Костромские отряды влились в народное ополчение Минина и Пожарского. В Ипатьевском монастыре в 1613 году был призван на царство Михаил Фёдорович Романов, и, таким образом, Кострома стала «колыбелью» царской и императорской династии Романовых.

После Смутного времени в Костроме были заново отстроены оборонительные укрепления кремля, а вокруг раскинулся обширный торгово-ремесленный посад и слободы. К середине XVII в. Кострома по своему экономическому развитию и числу жителей становится третьим после Москвы и Ярославля крупным ремесленным городом Русского государства с развитым текстильным, кожевенным, мыловаренным, серебряным и иконописным производством. Получили развитие кузнечный, гончарный, строительный промыслы. Тогда же в Костроме возникает большой торговой центр, в городе была учреждена английская фактория. Во второй половине XVII века в Костроме сформировалась выдающаяся школа фресковой и иконной живописи.

Губернский город

В результате петровских реформ Кострома в 1708 году стала провинциальным городом Московской губернии. 16 июля 1744 года учреждена Костромская епархия.

В 1767 году Екатерина II учредила герб Костромы с изображением галеры «Тверь», на которой она прибыла в Кострому. После пожара 1773 года основательно перестраивается кремль и близлежащие кварталы, возводится новый гостиный двор. К концу века была закончена соборная колокольня, которая высилась над окружающей застройкой, тем самым организовывая пространственную среду города. С 1778 года Кострома стала центром Костромского наместничества. В 1781 году Екатерина II утвердила генеральный план застройки Костромы, по которому были засыпаны оборонительные рвы, срыты земляные валы, началась застройка города торговыми рядами и гражданскими зданиями.

C середины XVIII века началось развитие Костромы как текстильного центра: в 1751 году купцом И. Д. Углечаниновым была построена первая полотняная фабрика. По объёму производимых льняных тканей Кострома быстро вышла на первое место в России. Здесь также действовали 12 кожевенных и 18 кирпичных заводов, 6 суконных мануфактур, колокололитейный, изразцовый и другие заводы. Кострома стала крупной торговой пристанью на волжском транзитном пути.

В декабре 1796 года указом императора Павла I город стал центром созданной Костромской губернии[27]. В 1797 году Павел I побывал в Костроме.

Визиту в Кострому Николая I в 1835 году город обязан переименованием центральной Екатеринославской площади в Сусанинскую и указом о возведении памятника царю Михаилу Фёдоровичу и крестьянину Ивану Сусанину (открыт 14 марта 1851 года)[28]. С 1838 года начинает еженедельно выходить первое периодическое издание — газета «Костромские губернские ведомости»[29].

В 1858 году в Кострому приезжает император Александр II и императрица Мария Александровна, а летом 1881 года — император Александр III с императрицей Марией Фёдоровной и наследником Николаем[30]. В 1870 году в Костроме построен первый водопровод, в 1891 году открылся музей древностей. В 1894 году в Костроме насчитывалось 36 церквей. В 1895 году в Костроме построено первое пятиэтажное здание (общежитие для рабочих и служащих Товарищества Ново-Костромской льняной мануфактуры)[31].

Начало XX века ознаменовалось оживлением социальной и экономической активности в городе. В 1905 году в Костроме создаётся второй (после Иваново-Вознесенского) в России Совет рабочих депутатов. В 1913 году в Костроме широко праздновалось 300-летие дома Романовых: город посетил император Николай II с семьёй. К этому событию была построена электростанция, открыта вторая очередь водопровода, благоустроен центр, заложен фундамент грандиозного памятника 300-летию династии Романовых, построен целый ряд гражданских сооружений, в их числе Романовский музей и Романовская больница.

В составе СССР

14 января 1929 года постановлением ВЦИК СССР Костромская губерния упраздняется. Кострома теряет статус губернского города и включается в состав сначала Ивановской, а затем Ярославской области.

Индустриализация выразилась в форсированном развитии предприятий текстильной, лёгкой и деревоперерабатывающей промышленности, а также текстильного машиностроения. В 1932 году было закончено строительство железнодорожного моста через Волгу. По проекту инженера И. Д. Зворыкина строится льнофабрика, на которой были механизированы трудоёмкие процессы. Строительство производственных корпусов и жилых зданий для рабочих было закончено в 1935 году, в 1936—1938 годах осуществлялись работы по монтажу оборудования. К концу 1930-х годов численность населения выросла почти вдвое за счёт притока рабочей силы из крестьян. В 1932 году создан текстильный институт, а в 1939 году — учительский институт.

В 1930-х годах в городе было разрушено или перестроено множество храмов. Наиболее известно разрушение Костромского кремля в 1934 году, церквей и часовен в центре. Ещё ранее, в сентябре 1918 года, Сусанинская площадь была переименована в площадь Революции, и начато уничтожение памятника подвигу Ивану Сусанину (полностью демонтирован к 1934 году)[32].

В годы Великой Отечественной войны в Кострому были эвакуированы госпитали, военные училища и гражданское население. Близ Костромы осенью 1941 года формировалась Ярославская коммунистическая дивизия. Тысячи костромичей за подвиги на фронте и тылу награждены орденами и медалями, 29 из них удостоены звания Героя Советского Союза.

13 августа 1944 года город Кострома становится административным центром вновь образованной Костромской области.

В 1950—1980-е годах в Костроме, кроме текстильной и деревообрабатывающей промышленности, получают интенсивное развитие новые перспективные отрасли: энергетика, машиностроение и металлообработка, радиоэлектроника и приборостроение.

В это время осуществляется интенсивное промышленное и жилищное строительство: формируются промышленные зоны и жилые микрорайоны. Появляются новые и модернизируются имеющиеся объекты социально-бытовой инфраструктуры (лечебный корпус областной больницы (1981), станция скорой медицинской помощи (1982), цирк (1984), здание архива Костромской области (1984), филармония (1988) и др.)[33].

Получила развитие туристическая инфраструктура, в 1958 году на базе Ипатьевского монастыря организуется историко-архитектурный музей-заповедник, за южной стеной монастыря вдоль левого берега речки Игуменки в 1960-е годы формируется музейный комплекс деревянного зодчества. В 1970 году открыто движение по автопешеходному мосту через реку Волгу; в 1972 году начато движение троллейбусов; в 1986 году автопешеходный мост через реку Кострому соединил территорию Ипатьевской слободы с центральной частью города. На левом берегу Волги построен гостиничный комплекс «Волга» (1977). В 1987 году в Костроме впервые прошёл праздник — День города, совпавший с его 835-летием.

Население

Численность населения
1811[34]1825[35]1833[35]1840[35]1847[35]1856[35]1857[35]
10 10016 87412 14913 49011 87414 83418 950
1863[35]1867[35]1870[35]1872[35]1885[35]1897[35]1909[35]
21 41523 45327 17827 77841 33641 33646 893
1910[35]1911[35]1912[35]1913[35]1914[35]1915[35]1920[35]
45 12045 28645 91547 78648 19349 00849 978
1923[35]1926[35]1931[34]1937[35]1939[35]1956[36]1959[37]
59 23773 73087 600117 682121 325156 000171 720
1962[34]1967[34]1970[38]1973[34]1975[39]1976[40]1979[41]
189 000209 000223 042236 000247 000247 000254 725
1982[42]1985[43]1986[40]1987[44]1989[45]1990[46]1991[40]
262 000269 000270 000276 000278 414279 000282 000
1992[40]1993[40]1994[40]1995[43]1996[43]1997[47]1998[43]
282 000282 000283 000284 000285 000286 000289 000
1999[48]2000[49]2001[43]2002[50]2003[34]2004[51]2005[52]
289 300288 100287 000278 750278 800277 200275 900
2006[53]2007[54]2008[55]2009[56]2010[57]2011[58]2012[59]
274 500273 400271 700270 475268 742268 600269 262
2013[60]2014[61]2015[62]2016[1]
271 445273 382276 090276 691


50 000
100 000
150 000
200 000
250 000
300 000
1825
1857
1885
1912
1923
1956
1973
1985
1991
1996
2001
2006
2011
2016

На 1 января 2016 года по численности населения город находился на 74 месте из 1112[63] городов Российской Федерации[64]

Органы власти

Постоянно действующим представительным органом местного самоуправления города с 1994 года является Дума города Костромы, избираемая сроком на 5 лет. В октябре 2010 года избрана дума V созыва, в состав которой вошло 35 депутатов. Возглавляет Думу города Костромы — Юрий Валерьевич Журин.

Высшим должностным лицом города является глава города Костромы. В 2008 году в Устав города Костромы были внесены изменения, отменяющие всенародное избрание главы города, устанавливающие порядок избрания главы города из числа депутатов Думы города Костромы и вводящие должность главы администрации города (сити-менеджера), принимаемого на работу на конкурсной основе[5]. 24 февраля 2011 года главой города избран Юрий Валерьевич Журин. С 19 июля 2012 года главой администрации города (сити-менеджером) назначен Виктор Валентинович Емец[65][66].

Экономика

В 2010 году, по официальным данным, отгружено товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами, обрабатывающие производства — 21,0 млрд руб.

Промышленность

Кострома — старинный центр текстильной промышленности (главным образом, льняной). Наиболее известны льнокомбинат имени И. Д. Зворыкина, Большая Костромская льняная мануфактура, фабрика «Ремённая тесьма».

Машиностроительная отрасль представлена предприятием по производству цилиндропоршневой группы («Костромской завод автокомпонентов»). Развито производство отопительного, вентиляционного, теплообменного и энергосберегающего оборудования («Концерн Медведь»). В городе работают компании по производству торгового оборудования: стеллажного, кассового, («КС-Русь»), в том числе холодильного («Brandford»). Развито как тяжёлое (экскаваторное производство), так среднее (производство емкостного оборудования "Цвет") и точное (калориферное производство) машиностроение.

Производство тепла и электричества осуществляют Костромская ТЭЦ-1 и Костромская ТЭЦ-2.

Активно развивается деревообрабатывающая промышленность (фанерный комбинат «Фанплит», мебельная фабрика «Костромамебель», мебельная фабрика «Такос»), полимерная (завод «Ремстройпласт») и пищевая промышленность (ФЛ ФГУП «Костромской ликёро-водочный завод», спиртзавод, пищевой комбинат «Меренга», завод по производству замороженных котлет, производство бутилированной воды «Святой источник», хлебокомбинаты, молочные комбинаты, пекарни и другие). Кроме того, в области функционирует производство стройматериалов (Костромской Завод Строительных Материалов, Завод Кровельных Материалов г. Кострома, завод силикатного кирпича), товаров народного потребления (завод «Кварц», предприятие «ФЭСТ» и другие) и текстильной продукции.

Кострома известна ювелирным производством, в городе действует целый ряд предприятий по изготовлению ювелирных изделий:

Банковское дело и торговля

В городе имеется 12 финансово-кредитных учреждений (в основном, филиалы, но есть и местные банки.

В городе развита розничная торговля, работают супермаркеты, магазины и торговые центры, включая принадлежащие федеральным розничным сетям:

Связь

Основными операторами услуг связи (стационарная телефонная связь и предоставление доступа в интернет) в городе являются ОАО «Ростелеком» и ОАО «КГТС» (Костромская городская телефонная сеть). Проводной доступ в интернет и услуги IP-телефонии также предоставляется несколькими провайдерами: «Билайн», «ПРОСТОР Телеком» (ЗАО «Квантум»), «Логос» и др.

Мобильная телефонная связь представлена четырьмя операторами стандарта GSM: «МегаФон», «МТС», «Билайн», «Tele2» и одним оператором стандарта CDMAРостелеком» – «Скай Линк»).

Туризм

Туризм рассматривается как важнейшее направление развития экономики города. Кострома традиционно включается в туристский маршрут «Золотое кольцо России» и круизы по Волге. Постепенно растёт роль делового туризма, проводится ряд общественно-политических форумов и культурных мероприятий общероссийского и международного характера. Городские и областные власти развивают ряд туристских брендов, таких как "Кострома — жемчужина «Золотого Кольца», «Кострома Богохранимая», «Кострома — ювелирная столица России», «Кострома и Берендеево царство — родина Снегурочки» и другие[67].

Число туристов и экскурсантов, ежегодно посещающих город, не превышает 400 тыс. человек[68]. Большинство туристов посещает город в рамках дневной экскурсии.

Гостиницы

В последние несколько лет получила развитие инфраструктура гостеприимства. На начало 2014 года услуги по размещению туристов предоставляли не менее 20 гостиниц, мини-отелей, гостевых домов, молодёжных хостелов. Большинство гостиниц относится к малобюджетному и среднему классам (2-3 звезды). Согласно путеводителям[69][70] в городе несколько гостиниц имеющие звёздность:

Категория Название
Боярские палаты
Azimut Отель Кострома
Мини-отель Муш
Категория Название гостиницы
Берёзка
Волга[71]

Транспорт

Внутригородской общественный

Городской транспорт представлен автобусом, троллейбусом и маршрутным такси. В Костроме 58 действующих городских маршрутов протяжённостью более 600 километров.

На конец 2010 года ежедневно в перевозочном процессе было задействовано 89 единиц муниципального транспорта — автобусов большой вместимости и троллейбусов, а также около 540 транспортных единиц частных перевозчиков[72].

В настоящее время общественный транспорт Костромы находится в глубоком кризисе, связанном, в частности, с неэффективным управлением и с сокращением числа муниципальных автобусов большой вместимости. В конце 1990-х годов в городе действовало 2 муниципальных автотранспортных предприятия: ПАТП-1 (около 150 автобусов «Икарус» и «ЛиАЗ») и ПАТП-4 (91 автобус «Мерседес»). В 2004 году ПАТП-1 было ликвидировано, 14 автобусов «Икарус» было передано в ПАТП-4. В марте 2011 года ПАТП-4 признано банкротом, часть «Мерседесов» списана[73].

В августе 2011 года произошло крупнейшее обновление автопарка за последние годы: в новое муниципальное транспортное предприятие «Костромагортранс» на условиях лизинга приобретены 33 автобуса «ПАЗ» и «ЛиАЗ», оснащённых системой ГЛОНАСС. Новые автобусы планируется оснастить наружным и салонным электронным табло, системой видеорегистрации и валидатором. Цена на проезд в муниципальном транспорте Костромы — 17 рублей[74].

Автомобильный

Кострома связана с Ярославлем ответвлением от автодороги М8 «Холмогоры», с городами Иваново и Владимир — автодорогой федерального значения Р600. Значительная нагрузка транзитных и городских транспортных потоков приходится на единственный автопешеходный мост через Волгу, расположенный вблизи городского центра. Перспективный план развития Костромы предусматривает строительство объездной дороги и второго автомобильного моста ниже по течению реки Волги вне городской черты.

Водный

В Костроме имеется речной порт, но регулярное пассажирское сообщение носит ограниченный характер: движение скоростных судов прекращено в конце 1990-х годов, местные перевозки осуществляются теплоходом типа «Москва». В летний период порт ежедневно принимает по несколько круизных теплоходов.

Воздушный

Аэропорт Сокеркино обслуживает небольшое количество рейсов местного значения. Среди них рейсы:

14 апреля 2009 года возобновлено авиасообщение с Москвой (сейчас приостановлено), с 2010 года — с Юрьевцем (отменён), Анапой и Санкт-Петербургом[76], а с 2014 года — с Симферополем[77].

Железнодорожный

В 1887 году к Костроме была подведена железная дорога со стороны Ярославля. Станция Кострома, построенная на правом берегу Волги (в настоящее время для пассажирских перевозок не используется), не имела мостового сообщения с центральной левобережной частью города. В 1932 году было закончено строительство железнодорожного моста и станции Кострома-Новая с вокзалом в стиле конструктивизма.

Город имеет выход на магистральные железные дороги: электрифицированным однопутным участком Кострома — Ярославль и однопутным участком на тепловозной тяге Кострома — Галич (Северный Транссиб). Из-за различных систем электрификации (3 кВ, постоянный ток в Ярославле и Костроме и 25 кВ, переменный ток, в Галиче) и нерентабельности сооружения дополнительной станции стыкования, движение транзитных поездов через Кострому ограничено. Большинство поездов следуют в объезд областного центра через Данилов и Буй.

Кострома связана ежедневным беспересадочным сообщением с Москвой (поезд «Кострома») и городами, расположенными на Транссибирской магистрали: круглогодично курсируют пассажирские поезда 44/43 Москва — Хабаровск и 100/99 Москва — Владивосток. В летний период назначаются поезда Кострома — Анапа и Кострома — Адлер (через РязаньВоронежРостов-на-Дону).

До июля 2015 существовало беспересадочное сообщение с Санкт-Петербургом (прицепные беспересадочные вагоны с переприцепкой по станции Нерехта). В настоящее время организовано мультимодальное сообщение Кострома — Ярославль — С.-Петербург. Решение об отмене поезда вызвало в Костроме большое недовольство, и в настоящее время борьба за восстановление маршрута продолжается.[78]

Пригородное сообщение осуществляется электропоездами до Нерехты и Ярославля: ежедневно курсируют три электропоезда со всеми остановками (время в пути до Ярославля около 2,5 часов). Ежедневно следует также пригородный поезд на тепловозной тяге по маршруту Кострома — Галич (время в пути 3,5 часа). До 2012 года курсировали экспрессы Кострома — Ярославль (время в пути 1 час 50 минут).

До 1985 года существовало пригородное сообщение Кострома (разъезд 5 км) — Мисково по узкоколейной железной дороге. В настоящее время железная дорога Мисковского торфопредприятия разобрана[79].

В середине 1970-х годов ежедневно курсировал пригородный поезд Кострома — Иваново, а также поезд местного сообщения Кострома — Киров с вагонами беспересадочного сообщения Кострома — Вологда (с переприцепкой по станции Галич) и Кострома — Малое Раменье (с переприцепкой по станции Супротивный), осуществлявший удобное и надёжное сообщение Костромы с крупнейшими райцентрами и соседними областными центрами. С поездом Кострома — Москва курсировал вагон Кострома — Горький с переприцепкой по станции Нерехта. В 2010 году маршрут местного поезда Кострома — Свеча (укороченный вариант поезда Кострома — Киров) был ликвидирован[80].

Образование

Первое учебное заведение в Костроме — «Цифирная школа» — было открыто в 1722 году, в 1747 году создана Костромская духовная семинария, в 1786 году — Главное народное училище, в 1805 году в Костроме было открыто уездное училище, а в 1814 — приходское.
В 1804 году в губернской Костроме Главное народное училище было преобразовано в четырёхклассную мужскую гимназию, располагавшуюся в начале Всехсвятской улицы. Осенью 1834 года Николай I во время пребывания в Костроме повелел передать гимназии дом губернатора неподалёку (ныне главный корпус КГТУ). Позднее гимназия была преобразована в восьмиклассную с приготовительным классом[81]. В 1840 году выпускники Костромской гимназии получили право поступать в Императорские университеты без вступительных экзаменов. В 1896 году в связи с увеличением числа учащихся в здании был надстроен третий этаж. В разные годы в Костромской мужской гимназии учились известные литераторы А. Ф. Писемский, этнограф С. В. Максимов, философ В. В. Розанов, критик и публицист Н. К. Михайловский, экономист Н. Д. Кондратьев, историки Ф. И. Успенский и Е. Е. Голубинский, китаевед С. М. Георгиевский, металлург К. П. Поленов, полярный исследователь А. Н. Жохов, церковные деятели: архимандрит Макарий (Глухарёв), епископ Порфирий (Успенский), митрополит Арсений (Москвин) и многие другие деятели науки и культуры. С Костромой связана история женского образования в России: 25 августа 1857 года было открыто «Григоровское училище 1-го разряда для девиц всех сословий», созданное на средства действительного статского советника А. Н. Григорова. В 1859 году он приобрёл для училища земельный участок с Г-образным домом и другими строениями по улице Пятницкой. После смерти Григорова 24 мая 1870 года училище было преобразовано в Григоровскую женскую гимназию, первую в России[82].

Епархиальное женское училище для подготовки учительниц церковно-приходских школ было построено в 1899—1904 годах благодаря счастливому случаю: служащий мужской гимназии П. И. Сергеев выиграл в лотерею огромную сумму денег и передал её городу (ныне здание администрации Костромской области)[83].

Развитием профессионального образования Кострома обязана Ф. В. Чижову, по завещанию которого в Костроме были открыты два профессионально-технических училища. Чижовские училища имели первоклассное оборудование, а преподаватели набирались из выпускников столичных высших учебных заведений; лучшие учащиеся посылались на стажировку за границу[84].

В 1913 году во время празднования 300-летия династии Романовых было принято решение об устройстве в Костроме первого высшего учебного заведения — учительского института. Однако реальная история костромского высшего образования началась с открытия 7 ноября 1918 года «Костромского государственного рабоче-крестьянского университета в память Октябрьской революции 1917 года».

В настоящее время в городе действуют два государственных вуза[85]Костромской государственный университет и Военная академия радиационной, химической и биологической защиты и инженерных войск имени Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко, учреждение дополнительного профессионального образования Костромской областной институт развития образования.

Имеются профессиональные образовательные учреждения (техникумы и колледжи): энергетический техникум имени Ф.В. Чижова, машиностроительный техникум, строительный техникум, техникум торговли и питания, политехнический колледж, автодорожный колледж, автотранспортный колледж, колледж бытового сервиса, лесомеханический колледж, торгово-экономический колледж, медицинский колледж имени Героя Советского Союза С. А. Богомолова, колледж культуры, музыкальный колледж; организации дополнительного образования Костромской области[86]. В муниципальном подчинении находятся учреждения общего образования (лицеи, гимназии, школы, школа-интернат, вечерние сменные школы), учреждения дополнительного образования детей и дошкольные образовательные учреждения (детские сады)[87]. Шесть детских музыкальных школ и две школы искусств дают начальное музыкальное и художественное образование.

Культура

Театры и концертно-зрелищные учреждения: один из старейших в России Костромской государственный драматический театр имени А. Н. Островского (с 1808), Костромской областной театр кукол (с 1936), Костромской Камерный драматический театр (1998), концертно-выставочный центр «Губернский», государственная филармония Костромской области. В городе три современных кинотеатра: «Волга» (2 зала), «Пять звёзд» (6 залов), «Синема Стар» (4 зала).

Основные музейные учреждения Костромы: историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, музей-заповедник деревянного зодчества «Костромская слобода», музей природы, музей театральных костюмов, художественная галерея[88]. Действуют частные музеи: музей ювелирного искусства, музей-усадьба льна и бересты и другие.

Централизованная библиотечная система Костромы объединяет 20 библиотек с общим фондом около 1,5 млн томов, в числе которых Костромская областная универсальная научная библиотека[89] и Костромская областная детская библиотека имени Аркадия Гайдара, библиотеки вузов.

В городе работают четыре муниципальных творческих коллектива (муниципальный симфонический оркестр; муниципальная хоровая академическая капелла; ансамбль музыки, песни и танца «Волга-Волга»; муниципальный ансамбль гармонистов «Махоня»). Широко известен Русский национальный балет «Кострома». С 1998 года в Костроме проводится открытый городской фестиваль-конкурс детских, юношеских и молодёжных творческих коллективов и исполнителей «Весенняя Кострома», в котором ежегодно принимает участие более 3 тыс. участников. В Костроме проходит ежегодный областной фестиваль детско-юношеского творчества «Фристайл». Победители принимают участие в большом гала-концерте «Фристайл», который проходит в конце января.

В 2008—2011 годах в Костроме был реализован ряд амбициозных культурно-развлекательных мероприятий, в числе которых фестиваль «Созвездие», выставка изделий фирмы Фаберже, постановка на открытой сцене опер «Борис Годунов» и «Хованщина» и другие. Фестиваль фейерверков «Серебряная ладья», традиционно проходящий в августе, дважды признавался лучшим пиротехническим шоу России.

Здравоохранение

В городе действует развитая система областных медицинских учреждений, включая станцию скорой медицинской помощи, сеть больниц и поликлиник (в том числе детских). Работает ряд специализированных учреждений — медицинские диспансеры, станция переливания крови, «Костромская областная психиатрическая больница», несколько стоматологических поликлиник, центр психотерапии и практической психологии, женские консультации, родильные дома[90]. Широкое развитие получила частная медицина.

На 2011 год в Костроме насчитывалось 91 учреждение (отделение) здравоохранения (в том числе 11 больничных учреждений, 3 стоматологические клиники, 24 бригады скорой помощи и др.), 35 муниципальных лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ), 74 негосударственных ЛПУ. Всего в перечисленных учреждениях насчитывалось 2120 врачей (не считая зубных врачей). Численность среднего медицинского персонала в данных учреждениях составляла 5326 человек. Общее число больничных коек — 4115 единиц[91].

Средства массовой информации

В Костроме представлены центральные и местные (городские и областные) печатные и электронные средства массовой информации.

Исторические

«Северный рабочий» — нелегальная газета Костромского окружного комитета Р.С.Д.Р.П., выходившая с 14 января по 18 мая 1907 года (всего 15 номеров тиражом 3000-3300 экз. каждый). Подготовкой и изданием занимался Стопани А. М., организатор «Северного рабочего союза»[92].

Печатные

  • Местные издания: «Голос народа — Кострома», «Губернское деловое обозрение» (еженедельный тематический выпуск «Северной правды»), «Костромская народная газета», «Костромская ярмарка», «Костромские ведомости», «Костромской край», «Мой город — Кострома», «Новые костромские ведомости», «Северная правда» (официальный печатный орган администрации Костромской области), «Средний класс в Костроме» и другие.
  • Региональные выпуски сетевых изданий: «Аргументы и факты», «Бизнес журнал», «Из рук в руки», «Квартирка», «Комсомольская правда», «МК в Костроме», «Хронометр-Кострома», «Эксперт» и другие.

Электронные

Передача телевизионных и радиовещательных сигналов на территории города обеспечивается Костромским филиалом ФГУП РТРС. На улице Мясницкой находится областной радиотелевизионный передающий центр (ОРТПЦ) с вышкой высотой 100 метров (запущен в эксплуатацию в 1958 году)[93]

На всей территории города обеспечивается эфирный приём 11-ти телевизионных программ: Россия К, Первый канал, НТВ, СТС — Логос, Россия 1ГТРК Кострома, ТВЦ-Кострома, Пятый канал, Перец, ТНТ, Ю, К10 — Русь — КИТ — Россия 24.

Передачи костромского телевидения начаты в 1992 году. В настоящее время ведутся передачи местных телестудий: ГТРК «Кострома», ОТРК «Русь», «Костромское информационное телевидение», «Логос». Несколько операторов обеспечивают покрытие районов города кабельным телевидением, транслирующим десятки российских и зарубежных каналов.

На начало 2011 года в городе обеспечивается вещание 12-ти общероссийских и местных радиостанций в УКВ OIRT (с 1960 года) и УКВ CCIR диапазонах.

Лидер среди Интернет-изданий по посещаемости - новостной портал k1news.ru.

Религия

Самым представительным религиозным объединением была и остаётся Костромская епархия Русской православной церкви Московского патриархата, основанной 16 июля 1744 года. В черте города расположено около двух десятков православных храмов, а также мужской Свято-Троицкий Ипатьевский, женские Богоявленско-Анастасиин и Знаменский монастыри. С 1747 года (с перерывом на 1918—1990 годы) в городе работает Костромская духовная семинария[94].

В Богоявленском кафедральном соборе находится Феодоровская икона Божией Матери[95]— почитаемая Русской православной церквью чудотворная икона Богородицы. Икона известна как одна из святынь дома Романовых, поскольку предание связывает её с призванием в 1613 году на царство основателя династии — царя Михаила Фёдоровича в Ипатьевском монастыре.

Кострома является известным центром старообрядчества, первым кафедральным городом Костромской и Ярославской епархии Русской православной старообрядческой церкви. В заволжской части города находится кафедральный Спасо-Преображенский храм старобрядцев.

Другие ветви христианства представлены преимущественно направлениями протестантизма: религиозными общинами евангельских христиан-баптистов, адвентистов седьмого дня, христиан веры евангельской — пятидесятников, группой лютеран и некоторых других[96].

Как и во многих городах Верхней Волги, в Костроме издревле проживают мусульмане, исповедующие ислам суннитского толка, преимущественно волжские татары[97].

Первые сведения о еврейской религиозной общине Костромы относятся к 1858 году. В 1903—1907 годах на средства общины было построено двухэтажное деревянное здание синагоги в Сенном переулке[98]. В 1930 году здание было реквизировано, позднее в нём размещались детский сад и различные организации. Здание сохранилось, и в апреле 1998 года решением городской администрации было полностью передано в собственность еврейской общины. В настоящее время действуют религиозная община, общинный, благотворительный и образовательный центры[99].

Градостроительство и архитектура

Город Кострома представляет собой своеобразный и уникальный памятник русского градостроительства XVI—XIX веков с ценными памятниками архитектуры и истории, один из русских городов, сохранивших, в целом, неповторимый и своеобразный архитектурный облик.

Планировка, градостроительство

Город исторически сложился на пересечённой местности левобережья Волги. В старой части города сохранилась планировочная структура, заданная генеральным планом 1781 года. Основу радиально-полукольцевой планировки составляет стройная и развитая сетка улиц, расходящаяся веером от центральной площади. Трёхлучевая система улиц Еленинской (ул. Ленина), Павловской (пр. Мира) и Марьинской (ул. Шагова) дополнялась ещё несколькими улицами, соединявшими центр города с его окраинами. Всю систему радиальных магистралей пересекали три полукольца улиц с ломаной трассировкой. В процессе осуществления плана застройки в кон. XVIII — 1-й пол. XIX в. сложился архитектурный ансамбль центра Костромы, до сих пор определяющий художественное своеобразие города.

В середине XIX века на территории, прилегающей к реке Костроме и её притоку Запрудне, напротив Ипатьевского монастыря, сформировалась промышленная зона. Её основу составили, прежде всего, комплексы крупных текстильных фабрик (А. В. Брюханова (1853 г.), братьев Зотовых (1859), братьев Третьяковых и В. Д. Коншина (1866))[100]. Кирпичные двух- и трёхэтажные производственные корпуса с нарядно декорированными технологическими башнями и высокими трубами образовывали систему внутренних дворов и внутризаводских улиц. Одновременно вокруг фабрик начали формироваться рабочие посёлки, в которые наряду с жилыми домами входили различные благотворительные, учебные, медицинские и культурно-просветительные учреждения.

В советское время в черту города вошла заволжская сторона Костромы: сёла Городище и Селище, бывшие в конце XIX — начале XX века дачной местностью, были включены в черту города в 1932 году. Их планировка до сих пор сохраняет средневековые черты и делает одними из колоритных районов Костромы. В 1940 году в черту города вошёл заволжский посёлок Малышково. Расположенные за рекой Костромой Богословская и Андреевская слободы, известные с XVI—XVII вв., включены в число городских территорий в 1931 году[101]. Они хорошо сохранили свою планировку и застройку, составляющую историческую среду для ансамбля Ипатьевского монастыря.

В годы индустриализации страны в Костроме началось интенсивное промышленное строительство, которое повлекло за собой возведение жилых домов и рабочих посёлков, зданий культурно-бытового назначения. Эти сооружения, выстроенные в стиле конструктивизма и близких к нему стилистических направлениях, во многом изменили облик города, придав ему новый масштаб. Наиболее полно идеи новой архитектуры воплотились в строительстве льнокомбината системы И. Д. Зворыкина и фабричного посёлка в середине 1930-х годов. В послевоенные годы возросли объёмы строительства жилья и зданий общественного назначения. Осуществлялась комплексная застройка территорий, с конца 1950-х годов получило развитие строительство жилых домов по типовым сериям. В 1970—1980-е годах происходила интенсивное строительство новых промышленных зон и жилых микрорайонов вокруг внешней границы старого города: Давыдовские, Паново, Юбилейный, Якиманиха, Малышково, Первомайский.

В 2003—2010 годах была осуществлена масштабная кампания по благоустройству города. В числе прочего была организована пешеходная зона вдоль набережной Волги, реконструированы Сусанинская площадь, площадь Мира и бульварная часть проспекта Мира, установлены памятники и скульптуры.

В 2008—2009 годах Думой города утверждён Генеральный план города Костромы[102].

Архитектурные стили

Архитектурное наследие отличается большим разнообразием: памятники древнерусской архитектуры (в основном, культовые сооружения); образцы народного деревянного зодчества; памятники эпохи барокко и классицизма (в том числе ампира). Многочисленная группа памятников архитектуры представляет т. н. «русский» стиль конца XIX — начала XX вв. Архитектура советского времени представлена отдельными зданиями в стиле конструктивизма, неоклассицизма 1950-х годов и близких к ним стилистических направлений[103].

Среди памятников архитектуры — целый ряд крупных историко-архитектурных комплексов, монастыри, церкви, часовни, памятники гражданской и промышленной архитектуры (административные здания, учебные заведения, театры, фабричные корпуса, торговые помещения, больницы и т. д.), садово-паркового искусства, наиболее многочисленны памятники жилой архитектуры (жилые дома с хозяйственными постройками, усадьбы). Монументальное искусство в городе представлено скульптурными композициями, памятниками и бюстами, а также значительным числом настенных росписей и иконостасов[104].

В послереволюционные десятилетия архитектурный облик Костромы понёс большие утраты, была уничтожена бόльшая часть церквей, взорван соборный ансамбль, город лишился высотных доминант. Вместе с тем уцелели все главные сооружения гражданской архитектуры, значительная часть жилой застройки.

Церкви и монастыри

Наибольший интерес представляют ансамбли Ипатьевского и Богоявленско-Анастасииного монастырей (XVI—XIX вв.), церкви XVII века: Воскресения на Дебре, Вознесения на Дебре (реконструируется), Рождества Христова на Городище, Иоанна Богослова в Ипатьевской слободе, Преображения за Волгой, а также Костромская Христианская церковь (КХЦ)[105].

Кострома едва ли не больше других городов «Золотого кольца» пострадала в советское время. За исключением Иоанно-Златоустовской церкви и Церковь Воскресения на Дебре, в центре города были снесены все приходские храмы допетровского времени, включая Успенский собор[106] и такую жемчужину узорочья, как двухстолпная Троицкая церковь (1650). Как и в Ярославле, территория кремля была превращена в пустырь. По этой причине историко-архитектурный музей-заповедник в советское время занимал Ипатьевский монастырь, расположенный в стороне от городского центра.

Помимо Ипатьевского, в городе уцелел (хотя и со значительными потерями) другой крупный монастырь — Богоявленско-Анастасиин, где наряду со зданиями неприглядной архитектуры стоит типичный для грозненского времени Богоявленский собор. Остатки фресок собора XVII века были уничтожены пожаром 1982 года[107].

Архитектурный ансамбль исторического центра

Центральная часть города представляет собой целостный, образцовый в своём роде, архитектурный ансамбль конца XVIII—XIX вв. Памятники провинциального классицизма составляют главную гордость Костромы. Среди построек времени Александра I примечателен ансамбль Сусанинской площади: здания гауптвахты и пожарной каланчи (архитектор П. И. Фурсов) и Присутственных мест (архитекторы А. Д. Захаров, Н. И. Метлин), дом С. С. Борщова (архитектор Н. И. Метлин).

В центре симметрично расположены[108]: Большие Мучные (1789—1793) и Красные торговые ряды (1789—1800) (архитектор С. А. Воротилов, первоначальный проект принадлежит губернскому архитектору К. фон Клеру). Здания окружены открытыми сводчатыми галереями. В каждой арке устроена была отдельная купеческая лавка со своим входом и витриной, конторой на втором этаже и складом в подвале. С южной стороны Красных рядов пристроена церковь Спаса в Рядах с колокольней, во дворе расположены Мелочные ряды (1831—1832). Вокруг также выстроены изящные Овощные (Табачные) ряды (1819—1822) (архитектор В. П. Стасов), Масляные ряды — двухэтажный дом с примыкающими аркадными галереями (1809, архитектор Н. И. Метлин), и Пряничные ряды с двумя часовнями (конец XVIII — начало XIX в.), а ниже по склону вдоль улицы Молочная гора — Рыбные ряды (1840—1850) — в разных местах Торговых рядов снимались кадры из киноводевиля «На подмостках сцены» (1956 год)- и парадный въезд со стороны Волги — Московская застава (1823, архитектор П. И. Фурсов).

В начале Павловской улицы (ныне проспект Мира) интерес представляет здание в неорусском стиле Романовского музея (1909—1911, архитектор Н. И. Горлицын). Далее расположены великолепные образцы гражданской архитектуры: трёхэтажное здание Дворянского собрания (1837—1838, архитектор М. М. Праве) с двумя залами: Большим Белым и Малым Золотым (Екатерининским) и здание драматического театра (1863).

Достопримечательности советского периода

Из построек советского периода наиболее известны новый памятник Ивану Сусанину (1967) (прежний был разрушен в 1918—1928 годах), построенные в стиле конструктивизма здания дома связи (1934), фабрики-кухни и вокзала станции Кострома Новая (перестроены в конце 1990-х годов), Выставка достижений народного хозяйства.
В 1955—1958 годах в Ипатьевской слободе за южной стеной монастыря был создан музей деревянного зодчества из образцов жилой и культовой архитектуры XVI—XIX вв. с территории Костромской области[109]. Наиболее ценный экспонат этого музея под открытым небом — церковь из села Спас-Вёжи (1713 года постройки) — сгорел в сентябре 2002 года.

Памятники монументального искусства

На улицах и площадях Костромы установлены памятники, посвящённые личностям и историческим событиям, среди которых:

Почётные граждане

Начиная с 1967 года в Костроме возобновлена традиция присвоения звание почётного гражданина Костромы жителям города, которые внесли значимый вклад в развитие города[110]. За это время решением горисполкома и Думы города звание получило 55 человек.

Города-побратимы

Кострома в искусстве

Кострома — это город-улыбка.
Шутки-шутки, а я вот возьму
И махну навсегда из Москвы в Кострому!

Демьян Бедный. Кострома (1923)[111]

С дореволюционной Костромой связано творчество таких литераторов, как А. Н. Островский, А. Ф. Писемский, Н. А. Некрасов, В. В. Розанов.

Недалеко от города расположена усадьба Островского «Щелыково».

Образы старой Костромы представлены на картинах известных художников:

  • «Кострома» (1862).
  • «Вид Екатеринославской площади в Костроме» (рисунок, 1838)[112].

Известный русский фотограф начала XX века С. М. Прокудин-Горский в 1910—1911 году сделал много фотографий Костромы и Костромской губернии. Сегодня в Библиотеке Конгресса США хранится более 150 фотографий, сделанных Прокудиным-Горским. Из них примерно треть сохранилась в цветных оригиналах (почти все — фотографии города Костромы и ризницы Ипатьевского монастыря). От остальных фотографий остались только отпечатанные чёрно-белые копии[113][114].

Костроме посвящена одноимённая песня советского композитора Арно Бабаджаняна на стихи поэта Александра Жарова.

Кострома городок, невелики дома,
Улиц старинных тесьма. Свет над рекою,
Кострома городок, невелики дома,
Улиц старинных тесьма...

«Кострома» (муз. И. Матвиенко — сл. А. Шаганов),
исп. «Любэ» (2000)

«Кострома mon amour» (с фр. — «Кострома, любовь моя») — шестнадцатый «естественный» альбом группы «Аквариум» (по «Антологии Аквариума» — пятнадцатый).

«Кострома» — дебютный музыкальный альбом российской группы Иван Купала (2000). Заглавная песня альбома, «Кострома», была выпущена отдельным синглом и на неё был снят клип.

В Костроме в 2000 году было основано творческое объединение «Комба БАКХ», занимающееся современной музыкой и монументальным искусством.

Кострома в кино

В Костроме снимался ряд художественных фильмов и телесериалов, среди которых:

Интересные факты

Напишите отзыв о статье "Кострома"

Примечания

  1. 1 2 3 www.gks.ru/free_doc/doc_2016/bul_dr/mun_obr2016.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2016 года
  2. [duma-kostroma.ru/?r=news&id=582 Комиссия по местному самоуправлению «за» деление на районы]
  3. [meteoinfo.ru/climate/klimatgorod/1698-1246618396 Ежемесячные климатические данные для Костромы]
  4. [www.gradkostroma.ru/i/u/Investicionnaya_programma_Kostromagorvodokanal_na_2010-2013_gody.pdf Инвестиционная программа МУП города Костромы «Костромагорводоканал»]
  5. 1 2 [www.gradkostroma.ru/i/u/ustav.pdf Устав города Костромы]
  6. [gradkostroma.ru/kostroma/symbol/ Символика. Официальный сайт администрации города Костромы]
  7. Зонтиков Н. А. [kostromka.ru/kostroma/land/05/zontikov/5.php «Кострома»: происхождение названия города]
  8. Лукомский В. К. Кострома. — СПб., 1913. — С. 1.
  9. [www.fasadnw.ru/costroma Кострома | Вектор-Ф]
  10. [dic.academic.ru/dic.nsf/enc_geo/2567/Кострома Географические названия мира: Топонимический словарь. — М: АСТ. Поспелов Е. М. 2001]
  11. Скворцов Л. Материалы для истории города Костромы. — Кострома, 1913. — С. 20.
  12. Козловский А. Взгляд на историю Костромы. — М., 1840. — С. 8.
  13. Разумовская И. М., 1990, с. 3—4.
  14. [www.kostromag.ru/kostroma/history/lithistory2 Основание Костромы и Костромское княжество]
  15. [gtrk-kostroma.ru/news/4189-gde-nachinaetsya-kostroma-istoriya-pamyatnogo-kamnya.html Где начинается Кострома: история памятного камня]
  16. [rgali.ru/kostroma/showObject.do?object=1804617740 Историко-археологический очерк Костромы]
  17. Разумовская И. М., 1990, с. 4.
  18. Большое село, расположенное на правом, высоком берегу Волги, ставшее новым районом города. У села Городище издревле находилась переправа через реку.
  19. Новиков А.В., Баранов В.С., Новикова О.В. Археологические исследования городов Костромского края. Вып. 1. Галич-2009, Кострома-2011. — Кострома: ООО "Костромская археологическая экспедиция", 2014. — С. 20-35.
  20. Имеющиеся археологические находки свидетельствуют о существовании в XI—XII веках крепости и торгово-ремесленного посада на левом берегу Волги при впадении реки Сулы.
  21. Иванов В. Н., 1970, с. 7.
  22. Иванов В. Н., 1970, с. 7—8.
  23. [yavijivu.ru/tatarskie-pogromy-i-ikh-vliyanie-na-razmeshchenie-russkogo-naseleniya.html Татарские погромы и их влияние на размещение Русского населения]
  24. [archaeolog.ru/index.php?id=2&id_nws=324&zid=9 Из новейших открытий археологов ИА РАН // Москва, Зарядье, 2015: новые археологические находки]
  25. Соловьёв С. М. История России с древнейших времён. Книга IV. 1584—1613. — М.: АСТ, Фоліо, 2001. — 960 с. — (Соловьёв С. М. Сочинения: в 18 книгах). — ISBN 5-17-002141-0..
  26. [nvo.ng.ru/history/2008-09-26/14_smuta.html Тщательно забытые факты Смутного времени]
  27. Рудаков В. Е., Селиванов А. Ф. Кострома, губернский город // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  28. Чекмарев В. В., Маин В. Н., Вакурова О. А. Посещение Костромы Николаем I во время высочайшего путешествия по России / I Романовские чтения. История Российской государственности и династия Романовых: актуальные проблемы изучения. Кострома. 29-30 мая 2008 года.
  29. Костромские Губернские Ведомости // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  30. Осипова Т. Г. [www.hrono.info/proekty/romanov/1rc43.php Династия Романовых и Костромской край в школьном курсе отечественной истории]
  31. [kostromka.ru/kostroma/land/03/shic/ Павел Третьяков и Костромской край]
  32. [susanin.kostromka.ru/199.php Сусанин и 1917 год]
  33. [www.gradkostroma.ru/kostroma/history/event/ История Костромы. Даты и события]
  34. 1 2 3 4 5 6 [www.MojGorod.ru/kostrom_obl/kostroma/index.html Народная энциклопедия «Мой город». Кострома]. Проверено 17 октября 2013. [www.webcitation.org/6KQkBgn1G Архивировано из первоисточника 17 октября 2013].
  35. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [костромские-деревни.рф/численность-населения-костромы/ Численность населения города Кострома]. Проверено 14 мая 2014. [www.webcitation.org/6PZJLiJ4y Архивировано из первоисточника 14 мая 2014].
  36. [istmat.info/files/uploads/17165/narhoz_sssr_1956_svodnyy.pdf Народное хозяйство СССР в 1956 г. (Статистический сборник). Государственное статистическое издательство. Москва. 1956]. Проверено 26 октября 2013. [www.webcitation.org/6KeUe1cqu Архивировано из первоисточника 26 октября 2013].
  37. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus59_reg2.php Всесоюзная перепись населения 1959 года. Численность городского населения РСФСР, её территориальных единиц, городских поселений и городских районов по полу] (рус.). Демоскоп Weekly. Проверено 25 сентября 2013. [www.webcitation.org/6GDOghWC9 Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  38. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus70_reg2.php Всесоюзная перепись населения 1970 года Численность городского населения РСФСР, её территориальных единиц, городских поселений и городских районов по полу.] (рус.). Демоскоп Weekly. Проверено 25 сентября 2013. [www.webcitation.org/6GDOiMstp Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  39. istmat.info/files/uploads/41385/rossiyskiy_statisticheskiy_ezhegodnik_1998_g.pdf Российский статистический ежегодник, 1998 год
  40. 1 2 3 4 5 6 [istmat.info/files/uploads/18276/stat._ezh._rf_1994_demografiya.pdf Российский статистический ежегодник. 1994]. Проверено 18 мая 2016. [www.webcitation.org/6havzaqeP Архивировано из первоисточника 18 мая 2016].
  41. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus79_reg2.php Всесоюзная перепись населения 1979 года Численность городского населения РСФСР, её территориальных единиц, городских поселений и городских районов по полу.] (рус.). Демоскоп Weekly. Проверено 25 сентября 2013. [www.webcitation.org/6GDOjhZ5L Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  42. istmat.info/files/uploads/15623/narodnoe_hozyaystvo_sssr_1922-1982.pdf Народное хозяйство СССР 1922-1982 (Юбилейный статистический ежегодник)
  43. 1 2 3 4 5 [istmat.info/files/uploads/21317/nx_5.pdf Российский статистический ежегодник. Госкомстат, Москва, 2001]. Проверено 12 мая 2015. [www.webcitation.org/6YTAdIBYK Архивировано из первоисточника 12 мая 2015].
  44. [istmat.info/node/9301 Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. Финансы и статистика, Москва, 1987 год]. Проверено 28 июня 2016. [www.webcitation.org/6ibsmTCzx Архивировано из первоисточника 28 июня 2016].
  45. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus89_reg2.php Всесоюзная перепись населения 1989 года. Численность городского населения]. [www.webcitation.org/617x0o0Pa Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  46. istmat.info/files/uploads/43527/rossiyskiy_statisticheskiy_ezhegodnik_2002.pdf Российский статистический ежегодник.2002 : Стат.сб. / Госкомстат России. – М. : Госкомстат России, 2002. – 690 с. – На рус. яз. – ISBN 5-89476-123-9 : 539.00.
  47. [istmat.info/files/uploads/45329/4naselenie.pdf Российский статистический ежегодник. 1997 год]. Проверено 22 мая 2016. [www.webcitation.org/6hgu1uysU Архивировано из первоисточника 22 мая 2016].
  48. [istmat.info/files/uploads/45390/07naselenie.pdf Российский статистический ежегодник. 1999 год]. Проверено 14 июня 2016. [www.webcitation.org/6iFtH0ncF Архивировано из первоисточника 14 июня 2016].
  49. [istmat.info/files/uploads/45859/07_naselenie.pdf Российский статистический ежегодник. 2000 год]. Проверено 13 июня 2016. [www.webcitation.org/6iEZWj71Q Архивировано из первоисточника 13 июня 2016].
  50. [www.perepis2002.ru/ct/doc/1_TOM_01_04.xls Всероссийская перепись населения 2002 года. Том. 1, таблица 4. Численность населения России, федеральных округов, субъектов Российской Федерации, районов, городских поселений, сельских населённых пунктов - райцентров и сельских населённых пунктов с населением 3 тысячи и более]. [www.webcitation.org/65AdCU0q3 Архивировано из первоисточника 3 февраля 2012].
  51. [istmat.info/files/uploads/46358/r_05.doc Российский статистический ежегодник. 2004 год]. Проверено 9 июня 2016. [www.webcitation.org/6i8CpoAFw Архивировано из первоисточника 9 июня 2016].
  52. [www.gks.ru/doc_2005/year05.zip Российский статистический ежегодник, 2005 год]. Проверено 9 мая 2016. [www.webcitation.org/6hNbkwRdL Архивировано из первоисточника 9 мая 2016].
  53. [www.gks.ru/doc_2006/year06.zip Российский статистический ежегодник, 2006 год]. Проверено 10 мая 2016. [www.webcitation.org/6hOshFzaj Архивировано из первоисточника 10 мая 2016].
  54. [www.gks.ru/doc_2007/year07.zip Российский статистический ежегодник, 2007 год]. Проверено 11 мая 2016. [www.webcitation.org/6hQQ7a7Wb Архивировано из первоисточника 11 мая 2016].
  55. [www.gks.ru/doc_2008/year08.zip Российский статистический ежегодник, 2008 год]. Проверено 12 мая 2016. [www.webcitation.org/6hRnlxWIM Архивировано из первоисточника 12 мая 2016].
  56. [www.gks.ru/bgd/regl/B09_109/IssWWW.exe/Stg/d01/tabl-21-09.xls Численность постоянного населения Российской Федерации по городам, посёлкам городского типа и районам на 1 января 2009 года]. Проверено 2 января 2014. [www.webcitation.org/6MJmu0z1u Архивировано из первоисточника 2 января 2014].
  57. [www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol1/pub-01-11.xlsx Перепись населения 2010. Численность населения России, федеральных округов, субъектов Российской Федерации, городских округов, муниципальных районов, городских и сельских поселений] (рус.). Федеральная служба государственной статистики. Проверено 6 апреля 2013. [www.webcitation.org/6GDBk0rPa Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013].
  58. [www.gks.ru/bgd/regl/b11_04/IssWWW.exe/Stg/d04/3-p03.htm Города с численностью населения 100 тысяч человек и более на 1 января 2011 года]. Проверено 8 мая 2016. [www.webcitation.org/6hLcuDj33 Архивировано из первоисточника 8 мая 2016].
  59. [www.gks.ru/free_doc/doc_2012/bul_dr/mun_obr2012.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям. Таблица 35. Оценка численности постоянного населения на 1 января 2012 года]. Проверено 31 мая 2014. [www.webcitation.org/6PyOWbdMc Архивировано из первоисточника 31 мая 2014].
  60. [www.gks.ru/free_doc/doc_2013/bul_dr/mun_obr2013.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2013 года. — М.: Федеральная служба государственной статистики Росстат, 2013. — 528 с. (Табл. 33. Численность населения городских округов, муниципальных районов, городских и сельских поселений, городских населённых пунктов, сельских населённых пунктов)]. Проверено 16 ноября 2013. [www.webcitation.org/6LAdCWSxH Архивировано из первоисточника 16 ноября 2013].
  61. [www.gks.ru/free_doc/doc_2014/bul_dr/mun_obr2014.rar Таблица 33. Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2014 года]. Проверено 2 августа 2014. [www.webcitation.org/6RWqP50QK Архивировано из первоисточника 2 августа 2014].
  62. [www.gks.ru/free_doc/doc_2015/bul_dr/mun_obr2015.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2015 года]. Проверено 6 августа 2015. [www.webcitation.org/6aaNzOlFO Архивировано из первоисточника 6 августа 2015].
  63. с учётом городов Крыма
  64. [www.gks.ru/free_doc/doc_2016/bul_dr/mun_obr2016.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2016 года. Таблица «31. Численность населения городов и пгт по федеральным округам и субъектам Российской Федерации на 1 января 2016 года». RAR-архив (1,0 Mб)]
  65. [www.gradkostroma.ru/adm/head/ Глава Администрации города Костромы]
  66. [kostroma.rfn.ru/rnews.html?id=63549&cid=5 Главой администрации Костромы избран Виктор Емец]
  67. [kostroma.ru Туризм Костромской области]
  68. [www.dkko.ru/docs/dep/4.doc Современное состояние индустрии туризма в Костромской области: тенденции и приоритеты]
  69. Кочергин И. [russiangid.ru/item/zolotkoltso.html Золотое кольцо]. — М.: Издательство «Аякс-Пресс», 2015. — (Русский гид-Полиглот.). — ISBN 978-5-94161-725-8.
  70. Сингаевский В. Н. [www.ast.ru/catalog/23006/892356.php?sphrase_id=525628 Золотое кольцо России]. — М.: Издательство «АСТ», 2013. — (Путеводитель.). — ISBN 978-5-17-078573-5.
  71. На реконструкции.
  72. [gradkostroma.ru/cityToday/transport/ Транспорт Костромы]
  73. [www.kostroma.rfn.ru/rnews.html?id=47705&cid=7 ПАТП-4 в Костроме будет признано банкротом]
  74. [www.gradkostroma.ru/news/transport/s_1_yanvarya_2015_goda_izmenitsya_plata_za_proezd_v_munitsipalnom_passazhirskom_transporte_/?sphrase_id=79156 С 1 января 2015 года изменится плата за проезд в муниципальном пассажирском транспорте]
  75. [www.regions.ru/news/1964929/print/ Из Костромы в Боговарово будут летать самолёты // Новости Федерации, 03.04.2006]
  76. [archive.is/20120803125325/www.gazeta.ru/travel/2009/03/16_n_2958908.shtml В апреле возобновятся авиарейсы из Москвы в Кострому] // gazeta.ru  (Проверено 5 июля 2010)
  77. [k1news.ru/news/society/iz-aeroporta-kostromy-vozmozhno-nachnut-letat-reysy-v-krym-/ Из аэропорта Костромы, возможно, начнут летать рейсы в Крым]
  78. [k1news.ru/news/society/otmenoy-poezda-do-sankt-peterburga-zaymetsya-prokuratura/ Отменой поезда до Санкт-Петербурга займется прокуратура]
  79. [infojd.ru/04/miskovskoe.html Мисковская ж/д]
  80. [forum.region.kostroma.ru/viewtopic.php?id=4609 Невосполнимая потеря…]
  81. [www.scmen.org/p5aa1.html История гимназий в Костроме]
  82. Полтавская Е. И. [library-21.narod.ru/articles/grigorov/grigorov.html «Григоров-вальс»: к истории создания первой женской гимназии в России] // Школьная библиотека. — 2007. — № 3.
  83. [charity.lfond.spb.ru/kostroma/8.html Костромское епархиальное женское училище]
  84. [charity.lfond.spb.ru/kostroma/3.html Чижовские училища в Костроме]
  85. Костромская государственная сельскохозяйственная академия располагается за чертой города в посёлке Караваево.
  86. [www.koipkro.kostroma.ru Образовательный портал Костромской области]
  87. [gradkostroma.ru/cityToday/edu/mou/ Муниципальные учреждения образования]
  88. [www.dkko.ru/ Сайт департамента культуры Костромской области]
  89. [www.kmtn.ru/~kounb/ Костромская областная универсальная научная библиотека]
  90. [gradkostroma.ru/cityToday/med/muz/ Муниципальные учреждения здравоохранения Костромы]
  91. [www.gks.ru/scripts/db_inet2/passport/table.aspx?opt=347010002006200720082009201020112012 Федеральная служба государственной статистики. Здравоохранение в г. Кострома в 2008—2011 гг.]
  92. Белов М. Н., Кудряшов Е. В., 1976, с. 76-77.
  93. [costroma.rtrn.ru/ Филиал «РТРС» — Костромской ОРТПЦ]
  94. [kods.kostroma-eparhia.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=548:istoriyaseminarii&catid=35:2008-03-02-11-23-51&Itemid=111 История семинарии от момента основания до революции 1917 г.]
  95. [kostromka.ru/kostroma/land/06/kozlova/ Дневник реставрационных работ над иконой Феодоровской Божией Матери]
  96. Белкина Т. Л. Религиозные объединения Костромского края: история и современность. — Кострома: КГУ имени Н. А. Некрасова, 2011. — 310 с.
  97. Шарифуллина Ф. Л. [www.hrono.info/proekty/romanov/2rc59.php История формирования и традиционная культура татар города Костромы]
  98. [enckostr.ru/showObject.do?object=1804560374 Синагога в электронной энциклопедии «Памятники истории и культуры Костромы»]
  99. [www.lechaim.ru/ARHIV/127/fede.htm Лехаим. Новости ФЕОР]
  100. [bklmlen.ru/info/ Большая Костромская льняная мануфактура. Историческая справка]
  101. 1 2 Зонтиков Н. А. [kostromka.ru/kostroma/land/01/zontikov/ О восстановлении исторических названий Костромского края]
  102. [gradkostroma.ru/cityToday/architect/genplan/ Генеральный план города Костромы]
  103. [enckostr.ru/showObject.do?object=1804744542 Историко-архитектурный очерк развития Костромы]
  104. [www.dknko.ru/culture/history Историко-культурный потенциал области]
  105. [www.koscc.ru Костромская Христианская Церковь].
  106. [kostromka.ru/kostroma/land/05/zontikov/31.php Постатейная роспись Костромского Кремля 1678 года]
  107. [kostromaru.ru/Arhitect/bogoyavlensk_mon.htm Анастасиино-Богоявленский монастырь в Костроме]
  108. [www.kostromag.ru/Kostroma/sights/market/ Торговый ансамбль Костромы]
  109. [new.kmtn.ru/~kossloboda/ Костромской архитектурно-этнографический и ландшафтный музей-заповедник «Костромская слобода»]
  110. Решение Думы города Костромы от 10.05.2001 № 48 (ред. от 25.03.2010) «О новой редакции Положения о присвоении звания „Почётный гражданин города Костромы“»
  111. Демьян Бедный. Кострома: Поэма. — Кострома: Красный мир, 1924. — [23] с.
  112. Кудряшов Е. В. Архитектурный ансамбль центра Костромы / Научно-производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры Костромской области. — Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1992. — 64 с. — ISBN 5-7415-1023-X.
  113. [www.prokudin-gorsky.ru/Russian/database.php3?first=0&sText=%CA%EE%F1%F2%F0%EE%EC%E0 Кострома в базе данных цветных изображений С. М. Прокудина-Горского]
  114. [www.loc.gov/pictures/search/?q=Kostroma&c=87&st=gallery&co=prok&fi=title Кострома в базе данных цветных изображений С. М. Прокудина-Горского библиотеки Конгресса США]
  115. [gtrk-kostroma.ru/news/4150-v-kostrome-zakanchivayutsya-semki-seriala-pro-chapaeva.html В Костроме заканчиваются съёмки сериала «Страсти по Чапаю»]. // gtrk-kostroma.ru. Проверено 13 июля 2012. [www.webcitation.org/69fUxc3Bm Архивировано из первоисточника 4 августа 2012].
  116. [fleetphoto.ru/ship/2059/ «Кострома», нефтеналивное судно]

Литература

  1. Белов М. Н., Кудряшов Е. В., Магнитский М. П., Мазерина А. Н., Соболев В. С. Кострома: путеводитель. — Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1976. — 176 с. — 50 000 экз.
  2. Бочков В. Н. [kostromka.ru/bochkov/7.php Старая Кострома: Рассказы об улицах, домах и людях]. — Кострома, 1997. — ISBN 5-89362-001-1.
  3. Иванов В. Н. Кострома. — М.: Издательство «Искусство», 1970. — (Художественные памятники XIV—XIX веков.).
  4. Иванов В. Н., Фехнер М. В. Кострома. — М.: Государственное издательство литературы по строительству и архитектуре, 1955. — (Сокровища русского зодчества).
  5. Кудряшов Е. В. Архитектурный ансамбль центра Костромы. — Кострома, 1993. — 64 с.
  6. Кострома: (Фотоальбом) / Автор текста: А. Л. Мартынова. — М.: Планета, 1970. — 80 с. — (Архитектурные памятники древних русских городов).
  7. Кострома вчера и сегодня / авт. ст. Л. Васильев; пер. на англ. яз. Н. Добряник; науч. ред. И. Шевелёв; ред. пер. А. Эгельштейн; авт. идеи, дизайнер М. Шевелёва. — Кострома, 2003(?). — 128 с. — 1000 экз.
  8. Масленицын С. И. Кострома. — Л.: Аврора, 1968. — 140 с. — (Города-музеи).
  9. Разумовская И. М. Кострома. — Л.: Художник РСФСР, 1989. — 208 с. — (Памятники городов России). — ISBN 5-7370-0037-0..
  10. Рудаков В. Е., Селиванов А. Ф. Кострома, губернский город // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  11. Студитский И., Черницын А., Баженов И. [costroma.k156.ru/texts2.html Костромской Ипатиевский монастырь]. — Кострома: Изд. Редакции Костромских Епархиальных Ведомостей, 1913. — 113 с.
  12. Шиховцев Е. Б. [kostromka.ru/kostroma/bibliography/title.php Костромская библиография]. — Кострома.

[events44.ru/ Ссылки]

  • [www.gradkostroma.ru/ Официальный сайт Администрации города Костромы] (Проверено 11 января 2014)
  • [towntravel.ru/category/kostroma Туристическая прогулка по Костроме: от Набережной до Ипатьевского монастыря] (Проверено 11 января 2014)
  • [www.kmtn.ru/~kounb/kr/historykos.html Историческая справка по Костроме и Костромской области]  (Проверено 13 января 2010)
  • [enckostr.ru Электронная энциклопедия «Памятники истории и культуры Костромы»] (Проверено 11 января 2014)
  • [www.gradkostroma.ru/guide/tour/ Виртуальный тур по Костроме]
  • [kostromka.ru/kostroma/land/ «Костромская земля» — краеведческий альманах костромского общественного фонда культуры]
  • [news-nsk.com/gorod-kostroma.html Город Кострома]

Отрывок, характеризующий Кострома

– Ишь книг то, книг, – сказал другой мужик, выносивший библиотечные шкафы князя Андрея. – Ты не цепляй! А грузно, ребята, книги здоровые!
– Да, писали, не гуляли! – значительно подмигнув, сказал высокий круглолицый мужик, указывая на толстые лексиконы, лежавшие сверху.

Ростов, не желая навязывать свое знакомство княжне, не пошел к ней, а остался в деревне, ожидая ее выезда. Дождавшись выезда экипажей княжны Марьи из дома, Ростов сел верхом и до пути, занятого нашими войсками, в двенадцати верстах от Богучарова, верхом провожал ее. В Янкове, на постоялом дворе, он простился с нею почтительно, в первый раз позволив себе поцеловать ее руку.
– Как вам не совестно, – краснея, отвечал он княжне Марье на выражение благодарности за ее спасенье (как она называла его поступок), – каждый становой сделал бы то же. Если бы нам только приходилось воевать с мужиками, мы бы не допустили так далеко неприятеля, – говорил он, стыдясь чего то и стараясь переменить разговор. – Я счастлив только, что имел случай познакомиться с вами. Прощайте, княжна, желаю вам счастия и утешения и желаю встретиться с вами при более счастливых условиях. Ежели вы не хотите заставить краснеть меня, пожалуйста, не благодарите.
Но княжна, если не благодарила более словами, благодарила его всем выражением своего сиявшего благодарностью и нежностью лица. Она не могла верить ему, что ей не за что благодарить его. Напротив, для нее несомненно было то, что ежели бы его не было, то она, наверное, должна была бы погибнуть и от бунтовщиков и от французов; что он, для того чтобы спасти ее, подвергал себя самым очевидным и страшным опасностям; и еще несомненнее было то, что он был человек с высокой и благородной душой, который умел понять ее положение и горе. Его добрые и честные глаза с выступившими на них слезами, в то время как она сама, заплакав, говорила с ним о своей потере, не выходили из ее воображения.
Когда она простилась с ним и осталась одна, княжна Марья вдруг почувствовала в глазах слезы, и тут уж не в первый раз ей представился странный вопрос, любит ли она его?
По дороге дальше к Москве, несмотря на то, что положение княжны было не радостно, Дуняша, ехавшая с ней в карете, не раз замечала, что княжна, высунувшись в окно кареты, чему то радостно и грустно улыбалась.
«Ну что же, ежели бы я и полюбила его? – думала княжна Марья.
Как ни стыдно ей было признаться себе, что она первая полюбила человека, который, может быть, никогда не полюбит ее, она утешала себя мыслью, что никто никогда не узнает этого и что она не будет виновата, ежели будет до конца жизни, никому не говоря о том, любить того, которого она любила в первый и в последний раз.
Иногда она вспоминала его взгляды, его участие, его слова, и ей казалось счастье не невозможным. И тогда то Дуняша замечала, что она, улыбаясь, глядела в окно кареты.
«И надо было ему приехать в Богучарово, и в эту самую минуту! – думала княжна Марья. – И надо было его сестре отказать князю Андрею! – И во всем этом княжна Марья видела волю провиденья.
Впечатление, произведенное на Ростова княжной Марьей, было очень приятное. Когда ои вспоминал про нее, ему становилось весело, и когда товарищи, узнав о бывшем с ним приключении в Богучарове, шутили ему, что он, поехав за сеном, подцепил одну из самых богатых невест в России, Ростов сердился. Он сердился именно потому, что мысль о женитьбе на приятной для него, кроткой княжне Марье с огромным состоянием не раз против его воли приходила ему в голову. Для себя лично Николай не мог желать жены лучше княжны Марьи: женитьба на ней сделала бы счастье графини – его матери, и поправила бы дела его отца; и даже – Николай чувствовал это – сделала бы счастье княжны Марьи. Но Соня? И данное слово? И от этого то Ростов сердился, когда ему шутили о княжне Болконской.


Приняв командование над армиями, Кутузов вспомнил о князе Андрее и послал ему приказание прибыть в главную квартиру.
Князь Андрей приехал в Царево Займище в тот самый день и в то самое время дня, когда Кутузов делал первый смотр войскам. Князь Андрей остановился в деревне у дома священника, у которого стоял экипаж главнокомандующего, и сел на лавочке у ворот, ожидая светлейшего, как все называли теперь Кутузова. На поле за деревней слышны были то звуки полковой музыки, то рев огромного количества голосов, кричавших «ура!новому главнокомандующему. Тут же у ворот, шагах в десяти от князя Андрея, пользуясь отсутствием князя и прекрасной погодой, стояли два денщика, курьер и дворецкий. Черноватый, обросший усами и бакенбардами, маленький гусарский подполковник подъехал к воротам и, взглянув на князя Андрея, спросил: здесь ли стоит светлейший и скоро ли он будет?
Князь Андрей сказал, что он не принадлежит к штабу светлейшего и тоже приезжий. Гусарский подполковник обратился к нарядному денщику, и денщик главнокомандующего сказал ему с той особенной презрительностью, с которой говорят денщики главнокомандующих с офицерами:
– Что, светлейший? Должно быть, сейчас будет. Вам что?
Гусарский подполковник усмехнулся в усы на тон денщика, слез с лошади, отдал ее вестовому и подошел к Болконскому, слегка поклонившись ему. Болконский посторонился на лавке. Гусарский подполковник сел подле него.
– Тоже дожидаетесь главнокомандующего? – заговорил гусарский подполковник. – Говог'ят, всем доступен, слава богу. А то с колбасниками беда! Недаг'ом Ег'молов в немцы пг'осился. Тепег'ь авось и г'усским говог'ить можно будет. А то чег'т знает что делали. Все отступали, все отступали. Вы делали поход? – спросил он.
– Имел удовольствие, – отвечал князь Андрей, – не только участвовать в отступлении, но и потерять в этом отступлении все, что имел дорогого, не говоря об именьях и родном доме… отца, который умер с горя. Я смоленский.
– А?.. Вы князь Болконский? Очень г'ад познакомиться: подполковник Денисов, более известный под именем Васьки, – сказал Денисов, пожимая руку князя Андрея и с особенно добрым вниманием вглядываясь в лицо Болконского. – Да, я слышал, – сказал он с сочувствием и, помолчав немного, продолжал: – Вот и скифская война. Это все хог'ошо, только не для тех, кто своими боками отдувается. А вы – князь Андг'ей Болконский? – Он покачал головой. – Очень г'ад, князь, очень г'ад познакомиться, – прибавил он опять с грустной улыбкой, пожимая ему руку.
Князь Андрей знал Денисова по рассказам Наташи о ее первом женихе. Это воспоминанье и сладко и больно перенесло его теперь к тем болезненным ощущениям, о которых он последнее время давно уже не думал, но которые все таки были в его душе. В последнее время столько других и таких серьезных впечатлений, как оставление Смоленска, его приезд в Лысые Горы, недавнее известно о смерти отца, – столько ощущений было испытано им, что эти воспоминания уже давно не приходили ему и, когда пришли, далеко не подействовали на него с прежней силой. И для Денисова тот ряд воспоминаний, которые вызвало имя Болконского, было далекое, поэтическое прошедшее, когда он, после ужина и пения Наташи, сам не зная как, сделал предложение пятнадцатилетней девочке. Он улыбнулся воспоминаниям того времени и своей любви к Наташе и тотчас же перешел к тому, что страстно и исключительно теперь занимало его. Это был план кампании, который он придумал, служа во время отступления на аванпостах. Он представлял этот план Барклаю де Толли и теперь намерен был представить его Кутузову. План основывался на том, что операционная линия французов слишком растянута и что вместо того, или вместе с тем, чтобы действовать с фронта, загораживая дорогу французам, нужно было действовать на их сообщения. Он начал разъяснять свой план князю Андрею.
– Они не могут удержать всей этой линии. Это невозможно, я отвечаю, что пг'ог'ву их; дайте мне пятьсот человек, я г'азог'ву их, это вег'но! Одна система – паг'тизанская.
Денисов встал и, делая жесты, излагал свой план Болконскому. В средине его изложения крики армии, более нескладные, более распространенные и сливающиеся с музыкой и песнями, послышались на месте смотра. На деревне послышался топот и крики.
– Сам едет, – крикнул казак, стоявший у ворот, – едет! Болконский и Денисов подвинулись к воротам, у которых стояла кучка солдат (почетный караул), и увидали подвигавшегося по улице Кутузова, верхом на невысокой гнедой лошадке. Огромная свита генералов ехала за ним. Барклай ехал почти рядом; толпа офицеров бежала за ними и вокруг них и кричала «ура!».
Вперед его во двор проскакали адъютанты. Кутузов, нетерпеливо подталкивая свою лошадь, плывшую иноходью под его тяжестью, и беспрестанно кивая головой, прикладывал руку к бедой кавалергардской (с красным околышем и без козырька) фуражке, которая была на нем. Подъехав к почетному караулу молодцов гренадеров, большей частью кавалеров, отдававших ему честь, он с минуту молча, внимательно посмотрел на них начальническим упорным взглядом и обернулся к толпе генералов и офицеров, стоявших вокруг него. Лицо его вдруг приняло тонкое выражение; он вздернул плечами с жестом недоумения.
– И с такими молодцами всё отступать и отступать! – сказал он. – Ну, до свиданья, генерал, – прибавил он и тронул лошадь в ворота мимо князя Андрея и Денисова.
– Ура! ура! ура! – кричали сзади его.
С тех пор как не видал его князь Андрей, Кутузов еще потолстел, обрюзг и оплыл жиром. Но знакомые ему белый глаз, и рана, и выражение усталости в его лице и фигуре были те же. Он был одет в мундирный сюртук (плеть на тонком ремне висела через плечо) и в белой кавалергардской фуражке. Он, тяжело расплываясь и раскачиваясь, сидел на своей бодрой лошадке.
– Фю… фю… фю… – засвистал он чуть слышно, въезжая на двор. На лице его выражалась радость успокоения человека, намеревающегося отдохнуть после представительства. Он вынул левую ногу из стремени, повалившись всем телом и поморщившись от усилия, с трудом занес ее на седло, облокотился коленкой, крякнул и спустился на руки к казакам и адъютантам, поддерживавшим его.
Он оправился, оглянулся своими сощуренными глазами и, взглянув на князя Андрея, видимо, не узнав его, зашагал своей ныряющей походкой к крыльцу.
– Фю… фю… фю, – просвистал он и опять оглянулся на князя Андрея. Впечатление лица князя Андрея только после нескольких секунд (как это часто бывает у стариков) связалось с воспоминанием о его личности.
– А, здравствуй, князь, здравствуй, голубчик, пойдем… – устало проговорил он, оглядываясь, и тяжело вошел на скрипящее под его тяжестью крыльцо. Он расстегнулся и сел на лавочку, стоявшую на крыльце.
– Ну, что отец?
– Вчера получил известие о его кончине, – коротко сказал князь Андрей.
Кутузов испуганно открытыми глазами посмотрел на князя Андрея, потом снял фуражку и перекрестился: «Царство ему небесное! Да будет воля божия над всеми нами!Он тяжело, всей грудью вздохнул и помолчал. „Я его любил и уважал и сочувствую тебе всей душой“. Он обнял князя Андрея, прижал его к своей жирной груди и долго не отпускал от себя. Когда он отпустил его, князь Андрей увидал, что расплывшие губы Кутузова дрожали и на глазах были слезы. Он вздохнул и взялся обеими руками за лавку, чтобы встать.
– Пойдем, пойдем ко мне, поговорим, – сказал он; но в это время Денисов, так же мало робевший перед начальством, как и перед неприятелем, несмотря на то, что адъютанты у крыльца сердитым шепотом останавливали его, смело, стуча шпорами по ступенькам, вошел на крыльцо. Кутузов, оставив руки упертыми на лавку, недовольно смотрел на Денисова. Денисов, назвав себя, объявил, что имеет сообщить его светлости дело большой важности для блага отечества. Кутузов усталым взглядом стал смотреть на Денисова и досадливым жестом, приняв руки и сложив их на животе, повторил: «Для блага отечества? Ну что такое? Говори». Денисов покраснел, как девушка (так странно было видеть краску на этом усатом, старом и пьяном лице), и смело начал излагать свой план разрезания операционной линии неприятеля между Смоленском и Вязьмой. Денисов жил в этих краях и знал хорошо местность. План его казался несомненно хорошим, в особенности по той силе убеждения, которая была в его словах. Кутузов смотрел себе на ноги и изредка оглядывался на двор соседней избы, как будто он ждал чего то неприятного оттуда. Из избы, на которую он смотрел, действительно во время речи Денисова показался генерал с портфелем под мышкой.
– Что? – в середине изложения Денисова проговорил Кутузов. – Уже готовы?
– Готов, ваша светлость, – сказал генерал. Кутузов покачал головой, как бы говоря: «Как это все успеть одному человеку», и продолжал слушать Денисова.
– Даю честное благородное слово гусского офицег'а, – говорил Денисов, – что я г'азог'ву сообщения Наполеона.
– Тебе Кирилл Андреевич Денисов, обер интендант, как приходится? – перебил его Кутузов.
– Дядя г'одной, ваша светлость.
– О! приятели были, – весело сказал Кутузов. – Хорошо, хорошо, голубчик, оставайся тут при штабе, завтра поговорим. – Кивнув головой Денисову, он отвернулся и протянул руку к бумагам, которые принес ему Коновницын.
– Не угодно ли вашей светлости пожаловать в комнаты, – недовольным голосом сказал дежурный генерал, – необходимо рассмотреть планы и подписать некоторые бумаги. – Вышедший из двери адъютант доложил, что в квартире все было готово. Но Кутузову, видимо, хотелось войти в комнаты уже свободным. Он поморщился…
– Нет, вели подать, голубчик, сюда столик, я тут посмотрю, – сказал он. – Ты не уходи, – прибавил он, обращаясь к князю Андрею. Князь Андрей остался на крыльце, слушая дежурного генерала.
Во время доклада за входной дверью князь Андрей слышал женское шептанье и хрустение женского шелкового платья. Несколько раз, взглянув по тому направлению, он замечал за дверью, в розовом платье и лиловом шелковом платке на голове, полную, румяную и красивую женщину с блюдом, которая, очевидно, ожидала входа влавввквмандующего. Адъютант Кутузова шепотом объяснил князю Андрею, что это была хозяйка дома, попадья, которая намеревалась подать хлеб соль его светлости. Муж ее встретил светлейшего с крестом в церкви, она дома… «Очень хорошенькая», – прибавил адъютант с улыбкой. Кутузов оглянулся на эти слова. Кутузов слушал доклад дежурного генерала (главным предметом которого была критика позиции при Цареве Займище) так же, как он слушал Денисова, так же, как он слушал семь лет тому назад прения Аустерлицкого военного совета. Он, очевидно, слушал только оттого, что у него были уши, которые, несмотря на то, что в одном из них был морской канат, не могли не слышать; но очевидно было, что ничто из того, что мог сказать ему дежурный генерал, не могло не только удивить или заинтересовать его, но что он знал вперед все, что ему скажут, и слушал все это только потому, что надо прослушать, как надо прослушать поющийся молебен. Все, что говорил Денисов, было дельно и умно. То, что говорил дежурный генерал, было еще дельнее и умнее, но очевидно было, что Кутузов презирал и знание и ум и знал что то другое, что должно было решить дело, – что то другое, независимое от ума и знания. Князь Андрей внимательно следил за выражением лица главнокомандующего, и единственное выражение, которое он мог заметить в нем, было выражение скуки, любопытства к тому, что такое означал женский шепот за дверью, и желание соблюсти приличие. Очевидно было, что Кутузов презирал ум, и знание, и даже патриотическое чувство, которое выказывал Денисов, но презирал не умом, не чувством, не знанием (потому что он и не старался выказывать их), а он презирал их чем то другим. Он презирал их своей старостью, своею опытностью жизни. Одно распоряжение, которое от себя в этот доклад сделал Кутузов, откосилось до мародерства русских войск. Дежурный редерал в конце доклада представил светлейшему к подписи бумагу о взысканий с армейских начальников по прошению помещика за скошенный зеленый овес.
Кутузов зачмокал губами и закачал головой, выслушав это дело.
– В печку… в огонь! И раз навсегда тебе говорю, голубчик, – сказал он, – все эти дела в огонь. Пуская косят хлеба и жгут дрова на здоровье. Я этого не приказываю и не позволяю, но и взыскивать не могу. Без этого нельзя. Дрова рубят – щепки летят. – Он взглянул еще раз на бумагу. – О, аккуратность немецкая! – проговорил он, качая головой.


– Ну, теперь все, – сказал Кутузов, подписывая последнюю бумагу, и, тяжело поднявшись и расправляя складки своей белой пухлой шеи, с повеселевшим лицом направился к двери.
Попадья, с бросившеюся кровью в лицо, схватилась за блюдо, которое, несмотря на то, что она так долго приготовлялась, она все таки не успела подать вовремя. И с низким поклоном она поднесла его Кутузову.
Глаза Кутузова прищурились; он улыбнулся, взял рукой ее за подбородок и сказал:
– И красавица какая! Спасибо, голубушка!
Он достал из кармана шаровар несколько золотых и положил ей на блюдо.
– Ну что, как живешь? – сказал Кутузов, направляясь к отведенной для него комнате. Попадья, улыбаясь ямочками на румяном лице, прошла за ним в горницу. Адъютант вышел к князю Андрею на крыльцо и приглашал его завтракать; через полчаса князя Андрея позвали опять к Кутузову. Кутузов лежал на кресле в том же расстегнутом сюртуке. Он держал в руке французскую книгу и при входе князя Андрея, заложив ее ножом, свернул. Это был «Les chevaliers du Cygne», сочинение madame de Genlis [«Рыцари Лебедя», мадам де Жанлис], как увидал князь Андрей по обертке.
– Ну садись, садись тут, поговорим, – сказал Кутузов. – Грустно, очень грустно. Но помни, дружок, что я тебе отец, другой отец… – Князь Андрей рассказал Кутузову все, что он знал о кончине своего отца, и о том, что он видел в Лысых Горах, проезжая через них.
– До чего… до чего довели! – проговорил вдруг Кутузов взволнованным голосом, очевидно, ясно представив себе, из рассказа князя Андрея, положение, в котором находилась Россия. – Дай срок, дай срок, – прибавил он с злобным выражением лица и, очевидно, не желая продолжать этого волновавшего его разговора, сказал: – Я тебя вызвал, чтоб оставить при себе.
– Благодарю вашу светлость, – отвечал князь Андрей, – но я боюсь, что не гожусь больше для штабов, – сказал он с улыбкой, которую Кутузов заметил. Кутузов вопросительно посмотрел на него. – А главное, – прибавил князь Андрей, – я привык к полку, полюбил офицеров, и люди меня, кажется, полюбили. Мне бы жалко было оставить полк. Ежели я отказываюсь от чести быть при вас, то поверьте…
Умное, доброе и вместе с тем тонко насмешливое выражение светилось на пухлом лице Кутузова. Он перебил Болконского:
– Жалею, ты бы мне нужен был; но ты прав, ты прав. Нам не сюда люди нужны. Советчиков всегда много, а людей нет. Не такие бы полки были, если бы все советчики служили там в полках, как ты. Я тебя с Аустерлица помню… Помню, помню, с знаменем помню, – сказал Кутузов, и радостная краска бросилась в лицо князя Андрея при этом воспоминании. Кутузов притянул его за руку, подставляя ему щеку, и опять князь Андрей на глазах старика увидал слезы. Хотя князь Андрей и знал, что Кутузов был слаб на слезы и что он теперь особенно ласкает его и жалеет вследствие желания выказать сочувствие к его потере, но князю Андрею и радостно и лестно было это воспоминание об Аустерлице.
– Иди с богом своей дорогой. Я знаю, твоя дорога – это дорога чести. – Он помолчал. – Я жалел о тебе в Букареште: мне послать надо было. – И, переменив разговор, Кутузов начал говорить о турецкой войне и заключенном мире. – Да, немало упрекали меня, – сказал Кутузов, – и за войну и за мир… а все пришло вовремя. Tout vient a point a celui qui sait attendre. [Все приходит вовремя для того, кто умеет ждать.] A и там советчиков не меньше было, чем здесь… – продолжал он, возвращаясь к советчикам, которые, видимо, занимали его. – Ох, советчики, советчики! – сказал он. Если бы всех слушать, мы бы там, в Турции, и мира не заключили, да и войны бы не кончили. Всё поскорее, а скорое на долгое выходит. Если бы Каменский не умер, он бы пропал. Он с тридцатью тысячами штурмовал крепости. Взять крепость не трудно, трудно кампанию выиграть. А для этого не нужно штурмовать и атаковать, а нужно терпение и время. Каменский на Рущук солдат послал, а я их одних (терпение и время) посылал и взял больше крепостей, чем Каменский, и лошадиное мясо турок есть заставил. – Он покачал головой. – И французы тоже будут! Верь моему слову, – воодушевляясь, проговорил Кутузов, ударяя себя в грудь, – будут у меня лошадиное мясо есть! – И опять глаза его залоснились слезами.
– Однако до лжно же будет принять сражение? – сказал князь Андрей.
– До лжно будет, если все этого захотят, нечего делать… А ведь, голубчик: нет сильнее тех двух воинов, терпение и время; те всё сделают, да советчики n'entendent pas de cette oreille, voila le mal. [этим ухом не слышат, – вот что плохо.] Одни хотят, другие не хотят. Что ж делать? – спросил он, видимо, ожидая ответа. – Да, что ты велишь делать? – повторил он, и глаза его блестели глубоким, умным выражением. – Я тебе скажу, что делать, – проговорил он, так как князь Андрей все таки не отвечал. – Я тебе скажу, что делать и что я делаю. Dans le doute, mon cher, – он помолчал, – abstiens toi, [В сомнении, мой милый, воздерживайся.] – выговорил он с расстановкой.
– Ну, прощай, дружок; помни, что я всей душой несу с тобой твою потерю и что я тебе не светлейший, не князь и не главнокомандующий, а я тебе отец. Ежели что нужно, прямо ко мне. Прощай, голубчик. – Он опять обнял и поцеловал его. И еще князь Андрей не успел выйти в дверь, как Кутузов успокоительно вздохнул и взялся опять за неконченный роман мадам Жанлис «Les chevaliers du Cygne».
Как и отчего это случилось, князь Андрей не мог бы никак объяснить; но после этого свидания с Кутузовым он вернулся к своему полку успокоенный насчет общего хода дела и насчет того, кому оно вверено было. Чем больше он видел отсутствие всего личного в этом старике, в котором оставались как будто одни привычки страстей и вместо ума (группирующего события и делающего выводы) одна способность спокойного созерцания хода событий, тем более он был спокоен за то, что все будет так, как должно быть. «У него не будет ничего своего. Он ничего не придумает, ничего не предпримет, – думал князь Андрей, – но он все выслушает, все запомнит, все поставит на свое место, ничему полезному не помешает и ничего вредного не позволит. Он понимает, что есть что то сильнее и значительнее его воли, – это неизбежный ход событий, и он умеет видеть их, умеет понимать их значение и, ввиду этого значения, умеет отрекаться от участия в этих событиях, от своей личной волн, направленной на другое. А главное, – думал князь Андрей, – почему веришь ему, – это то, что он русский, несмотря на роман Жанлис и французские поговорки; это то, что голос его задрожал, когда он сказал: „До чего довели!“, и что он захлипал, говоря о том, что он „заставит их есть лошадиное мясо“. На этом же чувстве, которое более или менее смутно испытывали все, и основано было то единомыслие и общее одобрение, которое сопутствовало народному, противному придворным соображениям, избранию Кутузова в главнокомандующие.


После отъезда государя из Москвы московская жизнь потекла прежним, обычным порядком, и течение этой жизни было так обычно, что трудно было вспомнить о бывших днях патриотического восторга и увлечения, и трудно было верить, что действительно Россия в опасности и что члены Английского клуба суть вместе с тем и сыны отечества, готовые для него на всякую жертву. Одно, что напоминало о бывшем во время пребывания государя в Москве общем восторженно патриотическом настроении, было требование пожертвований людьми и деньгами, которые, как скоро они были сделаны, облеклись в законную, официальную форму и казались неизбежны.
С приближением неприятеля к Москве взгляд москвичей на свое положение не только не делался серьезнее, но, напротив, еще легкомысленнее, как это всегда бывает с людьми, которые видят приближающуюся большую опасность. При приближении опасности всегда два голоса одинаково сильно говорят в душе человека: один весьма разумно говорит о том, чтобы человек обдумал самое свойство опасности и средства для избавления от нее; другой еще разумнее говорит, что слишком тяжело и мучительно думать об опасности, тогда как предвидеть все и спастись от общего хода дела не во власти человека, и потому лучше отвернуться от тяжелого, до тех пор пока оно не наступило, и думать о приятном. В одиночестве человек большею частью отдается первому голосу, в обществе, напротив, – второму. Так было и теперь с жителями Москвы. Давно так не веселились в Москве, как этот год.
Растопчинские афишки с изображением вверху питейного дома, целовальника и московского мещанина Карпушки Чигирина, который, быв в ратниках и выпив лишний крючок на тычке, услыхал, будто Бонапарт хочет идти на Москву, рассердился, разругал скверными словами всех французов, вышел из питейного дома и заговорил под орлом собравшемуся народу, читались и обсуживались наравне с последним буриме Василия Львовича Пушкина.
В клубе, в угловой комнате, собирались читать эти афиши, и некоторым нравилось, как Карпушка подтрунивал над французами, говоря, что они от капусты раздуются, от каши перелопаются, от щей задохнутся, что они все карлики и что их троих одна баба вилами закинет. Некоторые не одобряли этого тона и говорила, что это пошло и глупо. Рассказывали о том, что французов и даже всех иностранцев Растопчин выслал из Москвы, что между ними шпионы и агенты Наполеона; но рассказывали это преимущественно для того, чтобы при этом случае передать остроумные слова, сказанные Растопчиным при их отправлении. Иностранцев отправляли на барке в Нижний, и Растопчин сказал им: «Rentrez en vous meme, entrez dans la barque et n'en faites pas une barque ne Charon». [войдите сами в себя и в эту лодку и постарайтесь, чтобы эта лодка не сделалась для вас лодкой Харона.] Рассказывали, что уже выслали из Москвы все присутственные места, и тут же прибавляли шутку Шиншина, что за это одно Москва должна быть благодарна Наполеону. Рассказывали, что Мамонову его полк будет стоить восемьсот тысяч, что Безухов еще больше затратил на своих ратников, но что лучше всего в поступке Безухова то, что он сам оденется в мундир и поедет верхом перед полком и ничего не будет брать за места с тех, которые будут смотреть на него.
– Вы никому не делаете милости, – сказала Жюли Друбецкая, собирая и прижимая кучку нащипанной корпии тонкими пальцами, покрытыми кольцами.
Жюли собиралась на другой день уезжать из Москвы и делала прощальный вечер.
– Безухов est ridicule [смешон], но он так добр, так мил. Что за удовольствие быть так caustique [злоязычным]?
– Штраф! – сказал молодой человек в ополченском мундире, которого Жюли называла «mon chevalier» [мой рыцарь] и который с нею вместе ехал в Нижний.
В обществе Жюли, как и во многих обществах Москвы, было положено говорить только по русски, и те, которые ошибались, говоря французские слова, платили штраф в пользу комитета пожертвований.
– Другой штраф за галлицизм, – сказал русский писатель, бывший в гостиной. – «Удовольствие быть не по русски.
– Вы никому не делаете милости, – продолжала Жюли к ополченцу, не обращая внимания на замечание сочинителя. – За caustique виновата, – сказала она, – и плачу, но за удовольствие сказать вам правду я готова еще заплатить; за галлицизмы не отвечаю, – обратилась она к сочинителю: – у меня нет ни денег, ни времени, как у князя Голицына, взять учителя и учиться по русски. А вот и он, – сказала Жюли. – Quand on… [Когда.] Нет, нет, – обратилась она к ополченцу, – не поймаете. Когда говорят про солнце – видят его лучи, – сказала хозяйка, любезно улыбаясь Пьеру. – Мы только говорили о вас, – с свойственной светским женщинам свободой лжи сказала Жюли. – Мы говорили, что ваш полк, верно, будет лучше мамоновского.
– Ах, не говорите мне про мой полк, – отвечал Пьер, целуя руку хозяйке и садясь подле нее. – Он мне так надоел!
– Вы ведь, верно, сами будете командовать им? – сказала Жюли, хитро и насмешливо переглянувшись с ополченцем.
Ополченец в присутствии Пьера был уже не так caustique, и в лице его выразилось недоуменье к тому, что означала улыбка Жюли. Несмотря на свою рассеянность и добродушие, личность Пьера прекращала тотчас же всякие попытки на насмешку в его присутствии.
– Нет, – смеясь, отвечал Пьер, оглядывая свое большое, толстое тело. – В меня слишком легко попасть французам, да и я боюсь, что не влезу на лошадь…
В числе перебираемых лиц для предмета разговора общество Жюли попало на Ростовых.
– Очень, говорят, плохи дела их, – сказала Жюли. – И он так бестолков – сам граф. Разумовские хотели купить его дом и подмосковную, и все это тянется. Он дорожится.
– Нет, кажется, на днях состоится продажа, – сказал кто то. – Хотя теперь и безумно покупать что нибудь в Москве.
– Отчего? – сказала Жюли. – Неужели вы думаете, что есть опасность для Москвы?
– Отчего же вы едете?
– Я? Вот странно. Я еду, потому… ну потому, что все едут, и потом я не Иоанна д'Арк и не амазонка.
– Ну, да, да, дайте мне еще тряпочек.
– Ежели он сумеет повести дела, он может заплатить все долги, – продолжал ополченец про Ростова.
– Добрый старик, но очень pauvre sire [плох]. И зачем они живут тут так долго? Они давно хотели ехать в деревню. Натали, кажется, здорова теперь? – хитро улыбаясь, спросила Жюли у Пьера.
– Они ждут меньшого сына, – сказал Пьер. – Он поступил в казаки Оболенского и поехал в Белую Церковь. Там формируется полк. А теперь они перевели его в мой полк и ждут каждый день. Граф давно хотел ехать, но графиня ни за что не согласна выехать из Москвы, пока не приедет сын.
– Я их третьего дня видела у Архаровых. Натали опять похорошела и повеселела. Она пела один романс. Как все легко проходит у некоторых людей!
– Что проходит? – недовольно спросил Пьер. Жюли улыбнулась.
– Вы знаете, граф, что такие рыцари, как вы, бывают только в романах madame Suza.
– Какой рыцарь? Отчего? – краснея, спросил Пьер.
– Ну, полноте, милый граф, c'est la fable de tout Moscou. Je vous admire, ma parole d'honneur. [это вся Москва знает. Право, я вам удивляюсь.]
– Штраф! Штраф! – сказал ополченец.
– Ну, хорошо. Нельзя говорить, как скучно!
– Qu'est ce qui est la fable de tout Moscou? [Что знает вся Москва?] – вставая, сказал сердито Пьер.
– Полноте, граф. Вы знаете!
– Ничего не знаю, – сказал Пьер.
– Я знаю, что вы дружны были с Натали, и потому… Нет, я всегда дружнее с Верой. Cette chere Vera! [Эта милая Вера!]
– Non, madame, [Нет, сударыня.] – продолжал Пьер недовольным тоном. – Я вовсе не взял на себя роль рыцаря Ростовой, и я уже почти месяц не был у них. Но я не понимаю жестокость…
– Qui s'excuse – s'accuse, [Кто извиняется, тот обвиняет себя.] – улыбаясь и махая корпией, говорила Жюли и, чтобы за ней осталось последнее слово, сейчас же переменила разговор. – Каково, я нынче узнала: бедная Мари Волконская приехала вчера в Москву. Вы слышали, она потеряла отца?
– Неужели! Где она? Я бы очень желал увидать ее, – сказал Пьер.
– Я вчера провела с ней вечер. Она нынче или завтра утром едет в подмосковную с племянником.
– Ну что она, как? – сказал Пьер.
– Ничего, грустна. Но знаете, кто ее спас? Это целый роман. Nicolas Ростов. Ее окружили, хотели убить, ранили ее людей. Он бросился и спас ее…
– Еще роман, – сказал ополченец. – Решительно это общее бегство сделано, чтобы все старые невесты шли замуж. Catiche – одна, княжна Болконская – другая.
– Вы знаете, что я в самом деле думаю, что она un petit peu amoureuse du jeune homme. [немножечко влюблена в молодого человека.]
– Штраф! Штраф! Штраф!
– Но как же это по русски сказать?..


Когда Пьер вернулся домой, ему подали две принесенные в этот день афиши Растопчина.
В первой говорилось о том, что слух, будто графом Растопчиным запрещен выезд из Москвы, – несправедлив и что, напротив, граф Растопчин рад, что из Москвы уезжают барыни и купеческие жены. «Меньше страху, меньше новостей, – говорилось в афише, – но я жизнью отвечаю, что злодей в Москве не будет». Эти слова в первый раз ясно ыоказали Пьеру, что французы будут в Москве. Во второй афише говорилось, что главная квартира наша в Вязьме, что граф Витгснштейн победил французов, но что так как многие жители желают вооружиться, то для них есть приготовленное в арсенале оружие: сабли, пистолеты, ружья, которые жители могут получать по дешевой цене. Тон афиш был уже не такой шутливый, как в прежних чигиринских разговорах. Пьер задумался над этими афишами. Очевидно, та страшная грозовая туча, которую он призывал всеми силами своей души и которая вместе с тем возбуждала в нем невольный ужас, – очевидно, туча эта приближалась.
«Поступить в военную службу и ехать в армию или дожидаться? – в сотый раз задавал себе Пьер этот вопрос. Он взял колоду карт, лежавших у него на столе, и стал делать пасьянс.
– Ежели выйдет этот пасьянс, – говорил он сам себе, смешав колоду, держа ее в руке и глядя вверх, – ежели выйдет, то значит… что значит?.. – Он не успел решить, что значит, как за дверью кабинета послышался голос старшей княжны, спрашивающей, можно ли войти.
– Тогда будет значить, что я должен ехать в армию, – договорил себе Пьер. – Войдите, войдите, – прибавил он, обращаясь к княжие.
(Одна старшая княжна, с длинной талией и окаменелым лидом, продолжала жить в доме Пьера; две меньшие вышли замуж.)
– Простите, mon cousin, что я пришла к вам, – сказала она укоризненно взволнованным голосом. – Ведь надо наконец на что нибудь решиться! Что ж это будет такое? Все выехали из Москвы, и народ бунтует. Что ж мы остаемся?
– Напротив, все, кажется, благополучно, ma cousine, – сказал Пьер с тою привычкой шутливости, которую Пьер, всегда конфузно переносивший свою роль благодетеля перед княжною, усвоил себе в отношении к ней.
– Да, это благополучно… хорошо благополучие! Мне нынче Варвара Ивановна порассказала, как войска наши отличаются. Уж точно можно чести приписать. Да и народ совсем взбунтовался, слушать перестают; девка моя и та грубить стала. Этак скоро и нас бить станут. По улицам ходить нельзя. А главное, нынче завтра французы будут, что ж нам ждать! Я об одном прошу, mon cousin, – сказала княжна, – прикажите свезти меня в Петербург: какая я ни есть, а я под бонапартовской властью жить не могу.
– Да полноте, ma cousine, откуда вы почерпаете ваши сведения? Напротив…
– Я вашему Наполеону не покорюсь. Другие как хотят… Ежели вы не хотите этого сделать…
– Да я сделаю, я сейчас прикажу.
Княжне, видимо, досадно было, что не на кого было сердиться. Она, что то шепча, присела на стул.
– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…
– Да ведь это так… Вы всё к сердцу очень принимаете, – сказал Пьер и стал раскладывать пасьянс.
Несмотря на то, что пасьянс сошелся, Пьер не поехал в армию, а остался в опустевшей Москве, все в той же тревоге, нерешимости, в страхе и вместе в радости ожидая чего то ужасного.
На другой день княжна к вечеру уехала, и к Пьеру приехал его главноуправляющий с известием, что требуемых им денег для обмундирования полка нельзя достать, ежели не продать одно имение. Главноуправляющий вообще представлял Пьеру, что все эти затеи полка должны были разорить его. Пьер с трудом скрывал улыбку, слушая слова управляющего.
– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:
«Aussitot que Leppich sera pret, composez lui un equipage pour sa nacelle d'hommes surs et intelligents et depechez un courrier au general Koutousoff pour l'en prevenir. Je l'ai instruit de la chose.
Recommandez, je vous prie, a Leppich d'etre bien attentif sur l'endroit ou il descendra la premiere fois, pour ne pas se tromper et ne pas tomber dans les mains de l'ennemi. Il est indispensable qu'il combine ses mouvements avec le general en chef».
[Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его.
Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он спустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои движения с движениями главнокомандующего.]
Возвращаясь домой из Воронцова и проезжая по Болотной площади, Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.
Дело же, очевидно, было так: позиция была избрана по реке Колоче, пересекающей большую дорогу не под прямым, а под острым углом, так что левый фланг был в Шевардине, правый около селения Нового и центр в Бородине, при слиянии рек Колочи и Во йны. Позиция эта, под прикрытием реки Колочи, для армии, имеющей целью остановить неприятеля, движущегося по Смоленской дороге к Москве, очевидна для всякого, кто посмотрит на Бородинское поле, забыв о том, как произошло сражение.
Наполеон, выехав 24 го к Валуеву, не увидал (как говорится в историях) позицию русских от Утицы к Бородину (он не мог увидать эту позицию, потому что ее не было) и не увидал передового поста русской армии, а наткнулся в преследовании русского арьергарда на левый фланг позиции русских, на Шевардинский редут, и неожиданно для русских перевел войска через Колочу. И русские, не успев вступить в генеральное сражение, отступили своим левым крылом из позиции, которую они намеревались занять, и заняли новую позицию, которая была не предвидена и не укреплена. Перейдя на левую сторону Колочи, влево от дороги, Наполеон передвинул все будущее сражение справа налево (со стороны русских) и перенес его в поле между Утицей, Семеновским и Бородиным (в это поле, не имеющее в себе ничего более выгодного для позиции, чем всякое другое поле в России), и на этом поле произошло все сражение 26 го числа. В грубой форме план предполагаемого сражения и происшедшего сражения будет следующий:

Ежели бы Наполеон не выехал вечером 24 го числа на Колочу и не велел бы тотчас же вечером атаковать редут, а начал бы атаку на другой день утром, то никто бы не усомнился в том, что Шевардинский редут был левый фланг нашей позиции; и сражение произошло бы так, как мы его ожидали. В таком случае мы, вероятно, еще упорнее бы защищали Шевардинский редут, наш левый фланг; атаковали бы Наполеона в центре или справа, и 24 го произошло бы генеральное сражение на той позиции, которая была укреплена и предвидена. Но так как атака на наш левый фланг произошла вечером, вслед за отступлением нашего арьергарда, то есть непосредственно после сражения при Гридневой, и так как русские военачальники не хотели или не успели начать тогда же 24 го вечером генерального сражения, то первое и главное действие Бородинского сражения было проиграно еще 24 го числа и, очевидно, вело к проигрышу и того, которое было дано 26 го числа.
После потери Шевардинского редута к утру 25 го числа мы оказались без позиции на левом фланге и были поставлены в необходимость отогнуть наше левое крыло и поспешно укреплять его где ни попало.
Но мало того, что 26 го августа русские войска стояли только под защитой слабых, неконченных укреплений, – невыгода этого положения увеличилась еще тем, что русские военачальники, не признав вполне совершившегося факта (потери позиции на левом фланге и перенесения всего будущего поля сражения справа налево), оставались в своей растянутой позиции от села Нового до Утицы и вследствие того должны были передвигать свои войска во время сражения справа налево. Таким образом, во все время сражения русские имели против всей французской армии, направленной на наше левое крыло, вдвое слабейшие силы. (Действия Понятовского против Утицы и Уварова на правом фланге французов составляли отдельные от хода сражения действия.)
Итак, Бородинское сражение произошло совсем не так, как (стараясь скрыть ошибки наших военачальников и вследствие того умаляя славу русского войска и народа) описывают его. Бородинское сражение не произошло на избранной и укрепленной позиции с несколько только слабейшими со стороны русских силами, а Бородинское сражение, вследствие потери Шевардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов, то есть в таких условиях, в которых не только немыслимо было драться десять часов и сделать сражение нерешительным, но немыслимо было удержать в продолжение трех часов армию от совершенного разгрома и бегства.


25 го утром Пьер выезжал из Можайска. На спуске с огромной крутой и кривой горы, ведущей из города, мимо стоящего на горе направо собора, в котором шла служба и благовестили, Пьер вылез из экипажа и пошел пешком. За ним спускался на горе какой то конный полк с песельниками впереди. Навстречу ему поднимался поезд телег с раненными во вчерашнем деле. Возчики мужики, крича на лошадей и хлеща их кнутами, перебегали с одной стороны на другую. Телеги, на которых лежали и сидели по три и по четыре солдата раненых, прыгали по набросанным в виде мостовой камням на крутом подъеме. Раненые, обвязанные тряпками, бледные, с поджатыми губами и нахмуренными бровями, держась за грядки, прыгали и толкались в телегах. Все почти с наивным детским любопытством смотрели на белую шляпу и зеленый фрак Пьера.
Кучер Пьера сердито кричал на обоз раненых, чтобы они держали к одной. Кавалерийский полк с песнями, спускаясь с горы, надвинулся на дрожки Пьера и стеснил дорогу. Пьер остановился, прижавшись к краю скопанной в горе дороги. Из за откоса горы солнце не доставало в углубление дороги, тут было холодно, сыро; над головой Пьера было яркое августовское утро, и весело разносился трезвон. Одна подвода с ранеными остановилась у края дороги подле самого Пьера. Возчик в лаптях, запыхавшись, подбежал к своей телеге, подсунул камень под задние нешиненые колеса и стал оправлять шлею на своей ставшей лошаденке.
Один раненый старый солдат с подвязанной рукой, шедший за телегой, взялся за нее здоровой рукой и оглянулся на Пьера.
– Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы? – сказал он.
Пьер так задумался, что не расслышал вопроса. Он смотрел то на кавалерийский, повстречавшийся теперь с поездом раненых полк, то на ту телегу, у которой он стоял и на которой сидели двое раненых и лежал один, и ему казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса. Один из сидевших на телеге солдат был, вероятно, ранен в щеку. Вся голова его была обвязана тряпками, и одна щека раздулась с детскую голову. Рот и нос у него были на сторону. Этот солдат глядел на собор и крестился. Другой, молодой мальчик, рекрут, белокурый и белый, как бы совершенно без крови в тонком лице, с остановившейся доброй улыбкой смотрел на Пьера; третий лежал ничком, и лица его не было видно. Кавалеристы песельники проходили над самой телегой.
– Ах запропала… да ежова голова…
– Да на чужой стороне живучи… – выделывали они плясовую солдатскую песню. Как бы вторя им, но в другом роде веселья, перебивались в вышине металлические звуки трезвона. И, еще в другом роде веселья, обливали вершину противоположного откоса жаркие лучи солнца. Но под откосом, у телеги с ранеными, подле запыхавшейся лошаденки, у которой стоял Пьер, было сыро, пасмурно и грустно.
Солдат с распухшей щекой сердито глядел на песельников кавалеристов.
– Ох, щегольки! – проговорил он укоризненно.
– Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят, – сказал с грустной улыбкой солдат, стоявший за телегой и обращаясь к Пьеру. – Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одью слово – Москва. Один конец сделать хотят. – Несмотря на неясность слов солдата, Пьер понял все то, что он хотел сказать, и одобрительно кивнул головой.
Дорога расчистилась, и Пьер сошел под гору и поехал дальше.
Пьер ехал, оглядываясь по обе стороны дороги, отыскивая знакомые лица и везде встречая только незнакомые военные лица разных родов войск, одинаково с удивлением смотревшие на его белую шляпу и зеленый фрак.
Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда?.. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как?.. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.
Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась и надавила Пьера. Кто то, вероятно, очень важное лицо, судя по поспешности, с которой перед ним сторонились, подходил к иконе.
Это был Кутузов, объезжавший позицию. Он, возвращаясь к Татариновой, подошел к молебну. Пьер тотчас же узнал Кутузова по его особенной, отличавшейся от всех фигуре.
В длинном сюртуке на огромном толщиной теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице, Кутузов вошел своей ныряющей, раскачивающейся походкой в круг и остановился позади священника. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову. За Кутузовым был Бенигсен и свита. Несмотря на присутствие главнокомандующего, обратившего на себя внимание всех высших чинов, ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться.
Когда кончился молебен, Кутузов подошел к иконе, тяжело опустился на колена, кланяясь в землю, и долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости. Седая голова его подергивалась от усилий. Наконец он встал и с детски наивным вытягиванием губ приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли. Генералитет последовал его примеру; потом офицеры, и за ними, давя друг друга, топчась, пыхтя и толкаясь, с взволнованными лицами, полезли солдаты и ополченцы.


Покачиваясь от давки, охватившей его, Пьер оглядывался вокруг себя.
– Граф, Петр Кирилыч! Вы как здесь? – сказал чей то голос. Пьер оглянулся.
Борис Друбецкой, обчищая рукой коленки, которые он запачкал (вероятно, тоже прикладываясь к иконе), улыбаясь подходил к Пьеру. Борис был одет элегантно, с оттенком походной воинственности. На нем был длинный сюртук и плеть через плечо, так же, как у Кутузова.
Кутузов между тем подошел к деревне и сел в тени ближайшего дома на лавку, которую бегом принес один казак, а другой поспешно покрыл ковриком. Огромная блестящая свита окружила главнокомандующего.
Икона тронулась дальше, сопутствуемая толпой. Пьер шагах в тридцати от Кутузова остановился, разговаривая с Борисом.
Пьер объяснил свое намерение участвовать в сражении и осмотреть позицию.
– Вот как сделайте, – сказал Борис. – Je vous ferai les honneurs du camp. [Я вас буду угощать лагерем.] Лучше всего вы увидите все оттуда, где будет граф Бенигсен. Я ведь при нем состою. Я ему доложу. А если хотите объехать позицию, то поедемте с нами: мы сейчас едем на левый фланг. А потом вернемся, и милости прошу у меня ночевать, и партию составим. Вы ведь знакомы с Дмитрием Сергеичем? Он вот тут стоит, – он указал третий дом в Горках.
– Но мне бы хотелось видеть правый фланг; говорят, он очень силен, – сказал Пьер. – Я бы хотел проехать от Москвы реки и всю позицию.
– Ну, это после можете, а главный – левый фланг…
– Да, да. А где полк князя Болконского, не можете вы указать мне? – спросил Пьер.
– Андрея Николаевича? мы мимо проедем, я вас проведу к нему.
– Что ж левый фланг? – спросил Пьер.
– По правде вам сказать, entre nous, [между нами,] левый фланг наш бог знает в каком положении, – сказал Борис, доверчиво понижая голос, – граф Бенигсен совсем не то предполагал. Он предполагал укрепить вон тот курган, совсем не так… но, – Борис пожал плечами. – Светлейший не захотел, или ему наговорили. Ведь… – И Борис не договорил, потому что в это время к Пьеру подошел Кайсаров, адъютант Кутузова. – А! Паисий Сергеич, – сказал Борис, с свободной улыбкой обращаясь к Кайсарову, – А я вот стараюсь объяснить графу позицию. Удивительно, как мог светлейший так верно угадать замыслы французов!
– Вы про левый фланг? – сказал Кайсаров.
– Да, да, именно. Левый фланг наш теперь очень, очень силен.
Несмотря на то, что Кутузов выгонял всех лишних из штаба, Борис после перемен, произведенных Кутузовым, сумел удержаться при главной квартире. Борис пристроился к графу Бенигсену. Граф Бенигсен, как и все люди, при которых находился Борис, считал молодого князя Друбецкого неоцененным человеком.
В начальствовании армией были две резкие, определенные партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при этой последней партии, и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном. Теперь наступила решительная минута сражения, которая должна была или уничтожить Кутузова и передать власть Бенигсену, или, ежели бы даже Кутузов выиграл сражение, дать почувствовать, что все сделано Бенигсеном. Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день.
За Кайсаровым к Пьеру еще подошли другие из его знакомых, и он не успевал отвечать на расспросы о Москве, которыми они засыпали его, и не успевал выслушивать рассказов, которые ему делали. На всех лицах выражались оживление и тревога. Но Пьеру казалось, что причина возбуждения, выражавшегося на некоторых из этих лиц, лежала больше в вопросах личного успеха, и у него не выходило из головы то другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах и которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и группу, собравшуюся около него.
– Позовите его ко мне, – сказал Кутузов. Адъютант передал желание светлейшего, и Пьер направился к скамейке. Но еще прежде него к Кутузову подошел рядовой ополченец. Это был Долохов.
– Этот как тут? – спросил Пьер.
– Это такая бестия, везде пролезет! – отвечали Пьеру. – Ведь он разжалован. Теперь ему выскочить надо. Какие то проекты подавал и в цепь неприятельскую ночью лазил… но молодец!..
Пьер, сняв шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым.
– Я решил, что, ежели я доложу вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вам известно то, что я докладываю, и тогда меня не убудет… – говорил Долохов.
– Так, так.
– А ежели я прав, то я принесу пользу отечеству, для которого я готов умереть.
– Так… так…
– И ежели вашей светлости понадобится человек, который бы не жалел своей шкуры, то извольте вспомнить обо мне… Может быть, я пригожусь вашей светлости.
– Так… так… – повторил Кутузов, смеющимся, суживающимся глазом глядя на Пьера.
В это время Борис, с своей придворной ловкостью, выдвинулся рядом с Пьером в близость начальства и с самым естественным видом и не громко, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру:
– Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!
Борис сказал это Пьеру, очевидно, для того, чтобы быть услышанным светлейшим. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и действительно светлейший обратился к нему:
– Ты что говоришь про ополченье? – сказал он Борису.
– Они, ваша светлость, готовясь к завтрашнему дню, к смерти, надели белые рубахи.
– А!.. Чудесный, бесподобный народ! – сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. – Бесподобный народ! – повторил он со вздохом.
– Хотите пороху понюхать? – сказал он Пьеру. – Да, приятный запах. Имею честь быть обожателем супруги вашей, здорова она? Мой привал к вашим услугам. – И, как это часто бывает с старыми людьми, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как будто забыв все, что ему нужно было сказать или сделать.
Очевидно, вспомнив то, что он искал, он подманил к себе Андрея Сергеича Кайсарова, брата своего адъютанта.
– Как, как, как стихи то Марина, как стихи, как? Что на Геракова написал: «Будешь в корпусе учитель… Скажи, скажи, – заговорил Кутузов, очевидно, собираясь посмеяться. Кайсаров прочел… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в такт стихов.
Когда Пьер отошел от Кутузова, Долохов, подвинувшись к нему, взял его за руку.
– Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствием посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня.
Пьер, улыбаясь, глядел на Долохова, не зная, что сказать ему. Долохов со слезами, выступившими ему на глаза, обнял и поцеловал Пьера.
Борис что то сказал своему генералу, и граф Бенигсен обратился к Пьеру и предложил ехать с собою вместе по линии.
– Вам это будет интересно, – сказал он.
– Да, очень интересно, – сказал Пьер.
Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.