Костёл Вознесения Пресвятой Девы Марии (Дарево)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Католический храм
Церковь Вознесения Пресвятой Девы Марии
Касцёл Унебаўзяцця Найсвяцейшай Панны Марыі
Страна Белоруссия
Село Дарево
Конфессия Католицизм
Епархия Пинский диоцез 
Строительство 19311938 годы
Состояние действует
Координаты: 53°06′49″ с. ш. 26°09′54″ в. д. / 53.1136194° с. ш. 26.1651167° в. д. / 53.1136194; 26.1651167 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=53.1136194&mlon=26.1651167&zoom=17 (O)] (Я)

Костёл Вознесения Пресвятой Девы Марии (белор. Касцёл Унебаўзяцця Найсвяцейшай Дзевы Марыі) — католический храм в селе Дарево, Брестская область, Белоруссия. Относится к Барановичскому деканату Пинского диоцеза.

В некоторых источниках именуется успенским храмом. Это название также корректно, в Католической церкви Успение Богородицы и Её Вознесение вспоминаются в рамках одного праздника.



История

Известно, что новогрудский наместник Пётр Монтигердович, занимавший эту должность с 1431 по 1454 год дал деньги на постройку первого деревянного костёла в Дарево. Храм построили в 1440 году на высоком берегу над Щарой, где находится современный костел.

9 марта 1618 года решением виленского епископа капитула «…дана копна сосенок из поместья Лук на костел, строящегося в простил».

Во время Тринадцатилетней войны 1654—1667 годов храм был уничтожен. Что-то случилось и со священником, потому что туда был направлен «камендар».

Известно, что новый костел Вознесения Пресвятой Девы Марии был отстроен в 1841 году.

Накануне Первой Мировой войны, ставшего настоятеля не было. Обязанности выполняли различные ксёндзы из других приходов, среди которых и белорусский католический священник Фабиан Абрантович.

Накануне приближения фронта в 1915 прихожане во главе с о. Казимиром Иодко сняли колокола с башен костела и утопили их в Щаре. Во время боевых действий село вместе с костелом было уничтожено.

В 1926 году о. Казимир Ванькович сумел возвести часовню, где отправлял богослужения.

В 1931 в Дарево новый настоятель Станислав Шаплевич. Он активно присоединяется к строения нового храма. Проект храма разработал инженер из Барановичей Бронислав Иванчик. С бетонных немецких блиндажей местными жителями вырубаются блоки на стене костела.

В 1936 году сгорела Даревская часовенка. Это придало энтузиазма прихожанам и 15 августа 1938 года епископ Пинский Казимир Букраба освятил храм.

После присоединения Западной Беларуси к БССР в 1939 году о. Шаплевич вынужден был скрываться. Он жил у местных прихожан из разных сел и хуторов. После прихода немцев Шаплевич возобновил богослужения в костеле, но с 1942 года вновь вынужден был скрываться, так как немцы подозревали его в связи с Армией Крайовой.

Во время боев 1944 года советские войска обстреляли костел из пушек. Стены из блиндажей выдержали. (Во время реставрации в 90-е в одном из стен нашли разорвавшихся снарядов).

Ксендза Шаплевича с приходом советских войск местные жители продолжали скрывать. НКВД задержала его только 1 мая 1947 году в д. Литва. Ксендз был осужден как американский шпион на 25 лет тюрьмы и выслан в Инту.

В 1956 году Шаплевич освободившись не уехал в Польшу, а вернулся в родной приход. Однако храм с 1949 использовался как склад. Шаплевич проводил богослужения в частных домах и в часовне деревни Макеевшчына (до 1960). После смерти батюшки в 1975 году люди продолжали требовать возвращения костела. Поэтому советские власти попытались храм уничтожить. 3 августа 1986 был совершен поджог, но сгорела только крыша. Впоследствии власти пытались разрушить стены, но стены из немецких блиндажей не поддались.

В 1990 году костел вернули верующим. Торжественное реосвящение храма состоялось 15 августа 1992 года при участии Казимира Свёнтека.

Около храма установлен бюст отцу Шаплевичу.

Напишите отзыв о статье "Костёл Вознесения Пресвятой Девы Марии (Дарево)"

Ссылки

  • [www.radzima.org/be/object/770.html Костёл Вознесения Пресвятой Девы Марии в Дарево на сайте Radzima.org]
  • [globus.tut.by/darevo/index.htm#kostel Костёл Вознесения Пресвятой Девы Марии в Дарево]
  • [svd.catholic.by/daravachronicle.htm Гісторыя Дараўскага прыходу]
  • [svd.catholic.by/baranovichidarava.htm Дыялог Здзіслаў Сіцька — Касцёл па-над Шчарай]
  • [www.nn.by/2002/10/16.htm Крыж заслугі]. Руслан Равяка. Наша Ніва

Отрывок, характеризующий Костёл Вознесения Пресвятой Девы Марии (Дарево)

– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.
– Постой! – закричал Долохов, стуча бутылкой по окну, чтоб обратить на себя внимание. – Постой, Курагин; слушайте. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов. Понимаете?
Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по английски. Молодой худощавый мальчик, лейб гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел вниз.
– У!… у!… у!… – проговорил он, глядя за окно на камень тротуара.
– Смирно! – закричал Долохов и сдернул с окна офицера, который, запутавшись шпорами, неловко спрыгнул в комнату.
Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку. Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Англичанин стоял впереди. Пьер улыбался и ничего не говорил. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.
– Господа, это глупости; он убьется до смерти, – сказал этот более благоразумный человек.
Анатоль остановил его:
– Не трогай, ты его испугаешь, он убьется. А?… Что тогда?… А?…
Долохов обернулся, поправляясь и опять расперевшись руками.
– Ежели кто ко мне еще будет соваться, – сказал он, редко пропуская слова сквозь стиснутые и тонкие губы, – я того сейчас спущу вот сюда. Ну!…
Сказав «ну»!, он повернулся опять, отпустил руки, взял бутылку и поднес ко рту, закинул назад голову и вскинул кверху свободную руку для перевеса. Один из лакеев, начавший подбирать стекла, остановился в согнутом положении, не спуская глаз с окна и спины Долохова. Анатоль стоял прямо, разинув глаза. Англичанин, выпятив вперед губы, смотрел сбоку. Тот, который останавливал, убежал в угол комнаты и лег на диван лицом к стене. Пьер закрыл лицо, и слабая улыбка, забывшись, осталась на его лице, хоть оно теперь выражало ужас и страх. Все молчали. Пьер отнял от глаз руки: Долохов сидел всё в том же положении, только голова загнулась назад, так что курчавые волосы затылка прикасались к воротнику рубахи, и рука с бутылкой поднималась всё выше и выше, содрогаясь и делая усилие. Бутылка видимо опорожнялась и с тем вместе поднималась, загибая голову. «Что же это так долго?» подумал Пьер. Ему казалось, что прошло больше получаса. Вдруг Долохов сделал движение назад спиной, и рука его нервически задрожала; этого содрогания было достаточно, чтобы сдвинуть всё тело, сидевшее на покатом откосе. Он сдвинулся весь, и еще сильнее задрожали, делая усилие, рука и голова его. Одна рука поднялась, чтобы схватиться за подоконник, но опять опустилась. Пьер опять закрыл глаза и сказал себе, что никогда уж не откроет их. Вдруг он почувствовал, что всё вокруг зашевелилось. Он взглянул: Долохов стоял на подоконнике, лицо его было бледно и весело.
– Пуста!
Он кинул бутылку англичанину, который ловко поймал ее. Долохов спрыгнул с окна. От него сильно пахло ромом.
– Отлично! Молодцом! Вот так пари! Чорт вас возьми совсем! – кричали с разных сторон.