Коханович, Сергей Николаевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Сергей Николаевич Коханович
Дата рождения

20 октября 1921(1921-10-20)

Место рождения

Москва

Дата смерти

26 октября 1956(1956-10-26) (35 лет)

Место смерти

Будапешт

Принадлежность

СССР СССР

Род войск

артиллерия

Годы службы

19391956

Звание

Сражения/войны

Подавление Венгерского восстания 1956 года

Награды и премии

Сергей Николаевич Коханович (19211956) — полковник Советской Армии, участник подавления Венгерского восстания 1956 года, Герой Советского Союза (1956).



Биография

Сергей Коханович родился 20 октября 1921 года в Москве. Получил среднее образование. В 1939 году Коханович был призван на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. В 1941 году он окончил Московское артиллерийское училище. С октября того же года — на фронтах Великой Отечественной войны, воевал до самой Победы. В 1951 году Коханович окончил Военную артиллерийскую академию. К осени 1956 года служил в Румынии, командовал 1195-м артиллерийским полком 33-й гвардейской механизированной дивизии Отдельной механизированной армии[1].

23 октября 1956 года полк Кохановича вступил на территорию Венгерской Народной Республики и принял активное участие в боях с венгерскими повстанцами. 25 октября части его дивизии, не имея карт и сопровождающих, потеряли ориентирование в Будапеште. Коханович восстановил управление частями, найдя многие подразделения и организовав оборону. На одной из будапештских улиц он получил смертельное ранение в голову и на следующий день умер. Похоронен на Ваганьковском кладбище Москвы[1].

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 декабря 1956 года за «мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга» полковник Сергей Коханович посмертно был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Также был награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени, двумя орденами Красной Звезды, рядом медалей[1].

Напишите отзыв о статье "Коханович, Сергей Николаевич"

Примечания

  1. 1 2 3  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=4919 Коханович, Сергей Николаевич]. Сайт «Герои Страны».

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1 /Абаев — Любичев/. — 911 с. — 100 000 экз. — ISBN отс., Рег. № в РКП 87-95382.

Отрывок, характеризующий Коханович, Сергей Николаевич

– Ах, это вы, mon cousin?
Она встала и оправила волосы, которые у нее всегда, даже и теперь, были так необыкновенно гладки, как будто они были сделаны из одного куска с головой и покрыты лаком.
– Что, случилось что нибудь? – спросила она. – Я уже так напугалась.
– Ничего, всё то же; я только пришел поговорить с тобой, Катишь, о деле, – проговорил князь, устало садясь на кресло, с которого она встала. – Как ты нагрела, однако, – сказал он, – ну, садись сюда, causons. [поговорим.]
– Я думала, не случилось ли что? – сказала княжна и с своим неизменным, каменно строгим выражением лица села против князя, готовясь слушать.
– Хотела уснуть, mon cousin, и не могу.
– Ну, что, моя милая? – сказал князь Василий, взяв руку княжны и пригибая ее по своей привычке книзу.
Видно было, что это «ну, что» относилось ко многому такому, что, не называя, они понимали оба.
Княжна, с своею несообразно длинною по ногам, сухою и прямою талией, прямо и бесстрастно смотрела на князя выпуклыми серыми глазами. Она покачала головой и, вздохнув, посмотрела на образа. Жест ее можно было объяснить и как выражение печали и преданности, и как выражение усталости и надежды на скорый отдых. Князь Василий объяснил этот жест как выражение усталости.
– А мне то, – сказал он, – ты думаешь, легче? Je suis ereinte, comme un cheval de poste; [Я заморен, как почтовая лошадь;] а всё таки мне надо с тобой поговорить, Катишь, и очень серьезно.
Князь Василий замолчал, и щеки его начинали нервически подергиваться то на одну, то на другую сторону, придавая его лицу неприятное выражение, какое никогда не показывалось на лице князя Василия, когда он бывал в гостиных. Глаза его тоже были не такие, как всегда: то они смотрели нагло шутливо, то испуганно оглядывались.
Княжна, своими сухими, худыми руками придерживая на коленях собачку, внимательно смотрела в глаза князю Василию; но видно было, что она не прервет молчания вопросом, хотя бы ей пришлось молчать до утра.
– Вот видите ли, моя милая княжна и кузина, Катерина Семеновна, – продолжал князь Василий, видимо, не без внутренней борьбы приступая к продолжению своей речи, – в такие минуты, как теперь, обо всём надо подумать. Надо подумать о будущем, о вас… Я вас всех люблю, как своих детей, ты это знаешь.
Княжна так же тускло и неподвижно смотрела на него.
– Наконец, надо подумать и о моем семействе, – сердито отталкивая от себя столик и не глядя на нее, продолжал князь Василий, – ты знаешь, Катишь, что вы, три сестры Мамонтовы, да еще моя жена, мы одни прямые наследники графа. Знаю, знаю, как тебе тяжело говорить и думать о таких вещах. И мне не легче; но, друг мой, мне шестой десяток, надо быть ко всему готовым. Ты знаешь ли, что я послал за Пьером, и что граф, прямо указывая на его портрет, требовал его к себе?
Князь Василий вопросительно посмотрел на княжну, но не мог понять, соображала ли она то, что он ей сказал, или просто смотрела на него…