Кошка

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Кошка

Мейн-кун

Персидская кошка

Русская голубая

Тайская
Научная классификация
Международное научное название

Felis silvestris catus Linnaeus, 1758

Синонимы
  • Felis catus (Linnaeus, 1758)
  • Felis catus domestica
    (Erxleben, 1777)
  • Felis domestica Erxleben, 1777

Систематика
на Викивидах

Поиск изображений
на Викискладе

Ко́шка, или дома́шняя ко́шка (лат. Félis silvéstris cátus) — домашнее животное, одно из наиболее популярных[1] (наряду с собакой) «животных-компаньонов»[2][3][4].

С зоологической точки зрения домашняя кошка — млекопитающее семейства кошачьих отряда хищных. Ранее домашнюю кошку нередко рассматривали как отдельный биологический вид. С точки зрения современной биологической систематики домашняя кошка (Felis silvestris catus) является подвидом лесной кошки (Felis silvestris)[5].

Являясь одиночным охотником на грызунов и других мелких животных, кошка — социальное животное[6], использующее для общения широкий диапазон звуковых сигналов, а также феромоны и движения тела[7].

В настоящее время в мире насчитывается около 600 млн домашних кошек[8], выведено около 200 пород, от длинношёрстных (персидская кошка) до лишённых шерсти (сфинксы), признанных и зарегистрированных различными фелинологическими организациями.

На протяжении 10 000 лет кошки ценятся человеком, в том числе за способность охотиться на грызунов и других домашних вредителей[9][10].





Содержание

Значение и этимология слова «кошка»

В русском языке слово кошка означает либо представителя биологического подвида Felis silvestris catus вообще независимо от пола, либо самку этого подвида. Самца называют кот, а детёныша кошки — котёнок (мн. ч. котя́та). Слово кошка в русском языке является диминутивом от др.-русск. слова «котъка»[11], которое в свою очередь происходит от существительного «кот» и является родственным лат. cattus — кошка[12] (так в поздней латыни, начиная с V века, в отличие от классического латинского felis) и близким названиям во многих языках Европы и Ближнего Востока (англ. cat, арм. k’at’u, галл. cath, ирл. catt, исп. gato, итал. gatto, лезг. кац, лит. katė, нем. Katze, нуб. kadis, прусск. catto[13], фр. chat, эспер. kato). Первоначальный источник неизвестен, но принято считать, что во многие языки слово попало из латинского[14].

Некоторые исследователи предполагают, что в основе слов различных индоевропейских языков, обозначающих кошку, лежит праиндоевропейский корень «*kat-», от которого произошли глаголы индоевропейских языков, означающие «котиться», от которых позднее произошли названия детёнышей мелких животных на индоевропейских языках[15][16]. Другие исследователи считают такую связь вторичным сближением[12][17].

Звукоподражательными, близкими русскому «мяу», являются названия кошки в древнеегипетском (mj.w[18]) и китайском языках (māo[19]).

Научная классификация

В 1758 году Карлом Линнеем в «Системе природы» домашней кошке было дано название Felis catus[20]. Иоганн Христиан фон Шребер в 1775 году дал дикой кошке название Felis silvestris[21][22].

На основании данных, полученных современной филогенетикой, домашняя кошка является одним из пяти[23] подвидов дикой кошки Felis silvestris, и её правильное международное научное название — Felis silvestris catus[5][24]. Решение о закреплении за дикой кошкой названия F. silvestris, а за её одомашненным подвидом — названия F. silvestris catus — было принято в марте 2003 года Международной комиссией по зоологической номенклатуре[25], при этом было оговорено, что если в какой-либо классификации домашняя кошка будет описываться как отдельный вид, то в этом случае для названия соответствующего таксона следует использовать комбинацию, предложенную Линнеем, F. catus.

В литературе встречаются и другие названия, используемые в качестве международного научного (латиноязычного) названия домашней кошки: Felis catus domesticus, Felis silvestris domesticus, а также предложенное в 1777 году Иоганном Христианом Поликарпом Эркслебеном в «Началах естествознания» название Felis domesticus (изначально — Felis domestica, поскольку слово Felis в те времена считалось женского рода). Все эти названия входят в синонимику таксона, а потому не должны использоваться.

В качестве русского названия данного таксона в научной (научно-популярной) литературе используются как выражения «домашняя кошка»[26][27] («кошка домашняя»[28]), так и просто слово «кошка»[29].

Происхождение и история одомашнивания

Согласно генетическому исследованию аутосомных маркеров и митохондриальной ДНК 979 домашних, диких и одичавших кошек с трёх континентов, в том числе барханных кошек (Felis margarita), все домашние кошки по материнской линии происходят как минимум от пяти представительниц подвида степная кошка (Felis silvestris lybica), имеющих разные гаплотипы митохондриальной ДНК. В митохондриальной гаплогруппе IV, специфической для ближневосточных и домашних кошек, идентифицировали 6 субклад и рассчитали время жизни общего предка – ок. 13 тыс. лет назад, что значительно превышает время предполагаемого одомашнивания ближневосточных кошек[30][31]. Генетический анализ митохондриальной ДНК 209 кошек из 30 захоронений на территории Европы, Ближнего Востока и Северной Африки показал, что домашние кошки распространялись по миру двумя большими волнами. Первая имела место на заре сельского хозяйства, 12—9 тыс. лет назад, в Плодородном полумесяце и его окрестностях — домашние кошки расселялись вместе с фермерами по всему Ближнему Востоку. Несколько тысяч лет спустя вторая волна, вышедшая из Египта, охватила практически всю Европу и Северную Африку[32][33].

Обособление подвида Felis silvestris lybica произошло около 130 тысяч лет назад. Степная кошка до сих пор распространена по всей Северной Африке и в обширной зоне от Средиземноморья до Китая, где она обитает в зарослях саксаула в пустынях, в кустарниках возле водоёмов, в предгорьях и горах. Хотя мелкие дикие кошки разных подвидов могут скрещиваться между собой и давать потомство, результаты генетических исследований показали, что в филогенезе домашней кошки другие подвиды Felis silvestris, кроме степной кошки, участия не принимали[34].

Одомашнивание кошки произошло примерно 9500 лет назад на Ближнем Востоке в районе Плодородного полумесяца, где зародились и развивались древнейшие человеческие цивилизации[35]. Одомашнивание кошки началось при переходе человека к оседлому образу жизни, с началом развития земледелия, когда появились излишки пищи и возникла необходимость их сохранения и защиты от грызунов[36].

Древнейшее археологическое свидетельство одомашнивания кошки было обнаружено на Кипре, где в ходе археологических раскопок было найдено совместное захоронение человека и кошки, которое датируется 7500 годом до н. э.[37][38] Также было установлено, что остров Кипр был колонизирован выходцами из районов современных Анатолии (Турция) и Сирии[39].

Ранее учёные полагали, что первыми одомашнили кошек древние египтяне. Однако самые ранние свидетельства приручения кошек древними египтянами относились к 2000—1900 годам до нашей эры. А недавно было установлено, что в Древний Египет домашняя кошка попала, как и на Кипр, из Плодородного полумесяца[40] (Анатолии). В настоящее время кошка является одним из самых популярных домашних животных[41].

Несмотря на то, что кошки были одомашнены достаточно давно, большинство кошек способны выживать в условиях нахождения вне человеческого жилья, пополняя ряды вторично одичавших кошек, так как в условиях бродячей жизни кошки обычно быстро повторно дичают. Вторично одичавшие кошки часто живут уединённо и охотятся в одиночку, но иногда образуют небольшие колонии из нескольких самок с котятами.

Вопрос о полном одомашнивании

В наше время среди учёных нет точного ответа, является ли кошка полностью одомашненным животным, так как, например, собака в процессе одомашнивания изменила свою модель поведения, сумев развить довольно сильную привязанность и преданность к человеку и одновременно утратила множество способностей к охотничьему образу жизни и сигнальному общению, присущего его предкам — волкам[42]. Кошка же по поведению почти не отличается от своего дикого предка, демонстрируя высокую независимость и повадки «одинокого хищника»[42].

Некоторые учёные считают, что кошка и вовсе не является одомашненным животным, а сама могла прийти к человеку, так как в селениях всегда в достатке водились синантропные животные или, проще говоря, многочисленные грызуны и птицы. Таким образом кошка нашла для себя удобный источник пищи, закрепившись в «новой нише». Сосуществование человека и кошки было взаимовыгодным, так как вторые избавлялись от популяции грызунов, часто становившихся источниками заболеваний и порчи хозяйства[42][43]. Также весомым доводом противников идеи одомашнивания остаётся тот факт, что, по их мнению, кошка показывает интерес к человеку только до тех пор, пока ей это выгодно, то есть маленький хищник не способен на верность[42]. Другие же учёные продвигают иную точку зрения. По их мнению, факт того, что кошки подвергались одомашниванию, подтверждает тот факт, что они способны на привязанность и игривое поведение, и именно для установления эмоционального контакта с человеком научились мурлыкать. Многие кошки показывают свою привязанность, устанавливая физический контакт с человеком, например забираясь ему на колени, случаи описывают кошек, чья преданность к хозяину была сильнее, чем у многих собак, и это на фоне того, что кошки произошли из «опаснейших и неприветливейших хищников в мире». На негативный образ кошки как дикого и подозрительного животного повлиял и продолжает влиять тот факт, что в средневековой Европе Ватикан обвинил кошек в колдовстве и связью с дьяволом[42].

Несмотря на споры, большинство учёных сошлись во мнении, что кошка является полуодомашненным животным, то есть она способна на сосуществование с человеком, но, потеряв с ним контакт, легко возвращаются к дикому образу существования[42]. Хотя у кошки наблюдаются генетические изменения в сравнении с диким предком, эта разница в 10 раз меньше, чем у собак с волками[42]. Учёные считают, что дикая кошка действительно могла сама прийти к человеку, чтобы питаться грызунами, а такие отношения характеризовались как соседские, и уже через несколько тысяч лет люди сами стали одомашнивать маленьких хищников[43]. Это также вероятно объясняет, почему модель поведения кошки почти не изменилась, так как, например, при одомашнивании собаки из волка человек изменил её образ жизни и среду обитания, а кошка же протерпела минимальные изменения[43]. С одной стороны, кошка сумела сохранить модель поведения, присущую её диким предкам. Она почти так же хорошо охотится, как дикая кошка, но в то же время способна мирно сосуществовать с человеком, проявлять к нему эмоциональную привязанность, нежность или даже демонстрировать игривое поведение[42].

Биология

Физиология

Нормальные физиологические показатели[44]
Температура тела 38,6 °C
Частота сердечных сокращений 110—140 ударов[45]

в минуту

Частота дыхания 16—40 вдохов в минуту

Нормальная внутренняя (ректальная) температура тела взрослой кошки составляет 38—39,5 °C, у котят она несколько выше. У бесшёрстных пород кошек внутренняя температура тела такая же, как и у всех кошек[46], однако из-за отсутствия шёрстного покрова на теле кошки температура кожных покровов у сфинксов или петерболдов человеком тактильно воспринимается как более высокая.

Частота пульса у взрослых кошек варьирует в зависимости от физической и психической активности и составляет от 120 до 220 ударов в минуту. Частота дыхания составляет в среднем 20—40 дыхательных движений в минуту.

У кошек выделены три группы крови — А, B и АВ. Кошки с группой крови А могут иметь антитела к группе крови В, и наоборот. Кошки с группой крови АВ не имеют антител ни к группе крови А, ни к группе В, поэтому они могут быть реципиентом обеих групп крови при переливании. Группа крови АВ самая редкая, она встречается у 1 % всех домашних кошек и поэтому остаётся малоизученной, однако учёным удалось установить, что АВ по своему происхождению не связана с группами крови А и В[47].

Механизм лакания жидкости кошкой состоит в том, что её язык вытягивается со скоростью 1 м/с, подгибается вниз и касается поверхности жидкости, но, в отличие от лакания собак, не проникает в неё. Затем язык устремляется вверх и увлекает за собой столбик жидкости. Кошка заглатывает жидкость в тот момент, когда вертикальная составляющая скорости жидкости замедляется гравитацией и становится равной нулю. В этот момент челюсти кошки смыкаются, и жидкость проглатывается. Этот процесс повторяется с периодичностью 4 раза в секунду[48][49][50].

Анатомия

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Средняя длина тела кошки без хвоста 60 см, длина хвоста 25—35 см. Как правило, самки меньше самцов, как и у прочих млекопитающих (явление полового диморфизма). Самая крупная кошка, согласно «Книге рекордов Гиннесса», достигает в длину 121,9 см[51][52].

Вес средней здоровой кошки составляет 2,5—6,5 кг, но встречаются и более крупные экземпляры, вес которых достигает 7—9 кг. Коты пород сибирская кошка и мейн-кун могут достигать веса 11,5—13 кг[53]. Кошки могут достигать массы 20 кг, а самый тяжёлый кот имел вес 21,3 кг[54][55]. Обычно сравнительно большой вес кошки является следствием ожирения.

Кошка является типичным мелким хищником с характерными особенностями анатомии. Скелет кошки сформирован примерно из 240 костей и состоит из двух отделов: осевого и периферического. Осевой отдел скелета представлен черепом, позвоночником и грудной клеткой. Периферический скелет или скелет конечностей состоит из 2 грудных (передних) и 2 тазовых (задних) конечностей[56].

Череп и позвоночник предохраняют центральную нервную систему (головной и спинной мозг) от повреждений. Позвоночник кошки состоит из 7 шейных, 13 грудных, 7 поясничных позвонков, 3 сросшихся крестцовых и 20—26 хвостовых позвонков. К позвонкам прикреплены 13 пар рёбер. Рёбра вместе с грудными позвонками и грудиной образуют грудную клетку. Первые 9 пар рёбер соединены непосредственно с грудной костью, остальные 4 пары свободны. Кости передних конечностей соединены с грудной клеткой соединительной тканью и мышцами.

Череп кошки отличается от черепов других млекопитающих очень большими глазницами и мощными и специализированными челюстями[57], а также приблизительно одинаковым развитием лицевого и мозгового отделов. Мозговая часть черепа кошки состоит из 11 костей, а лицевая из 13[58]. Размер мозга средней кошки составляет 5 см в длину и весит 30 гр.

У кошки 30 зубов (16 на верхней челюсти и 14 на нижней)[59], из них 12 резцов, 4 клыка, 10 премоляров и 4 моляра. Зубы кошки приспособлены для убийства добычи и разрывания мяса. Поймав добычу, кошка наносит ей укус двумя длинными клыками, вонзая их между двумя позвонками жертвы, тем самым перерезая спинной мозг жертвы, что приводит к необратимому параличу и смерти[60]. Зубная формула кошки типична для кошачьих <math>I{3 \over 3} C{1 \over 1} P{3 \over 2} M{1 \over 1}</math>.

Отличительная черта строения глаза кошки, характерная для многих млекопитающих — наличие мигательной перепонки (так называемое третье веко) — тонкой складки конъюнктивы, которая выдвигается из внутреннего угла глаза и выполняет защитную функцию. Она очищает поверхность видимой роговицы глаза от пыли и смачивает её. Третье веко можно увидеть, когда кошка спит с приоткрытыми глазами или чувствует усталость. Если третье веко видно постоянно, в том числе, когда кошка бодрствует, это в большинстве случаев может быть признаком болезни.

Шерсть кошки имеет свойство наэлектризовываться от трения, поэтому при чистке щёткой и расчёсывании слегка увлажняют шерсть или щётку. Накопление статического электричества может происходить постоянно при нахождении кошки в слишком сухой атмосфере, в таких случаях применяют увлажнители воздуха[61].

Органы чувств

По мнению многих зоологов, среди млекопитающих органы чувств наиболее развиты у кошек. Хотя слух у них развит хуже, чем, например, у мышей, превосходные (по человеческим меркам) зрение, обоняние и слух в сочетании с тактильными и вкусовыми рецепторами делают кошек очень чувствительными животными.

Зрение

Среди домашних животных у кошки самые большие глаза относительно размеров тела.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1717 дней] Как и у большинства хищников, глаза кошки направлены вперёд, и их зрительные поля перекрываются. Поэтому кошки обладают стереоскопическим зрением, позволяющим оценивать расстояние до предмета наблюдения. Около 60 % кошек способны к движениям глаз, при которых зрительные оси сходятся и расходятся.[62] Поле зрения у кошек составляет 200°, против 180° у человека. В жёлтом пятне на сетчатке глаза у кошек отсутствует центральная ямка (fovea), а вместо неё имеется диск[63], где находятся колбочки. Палочек в сетчатке глаза в 25 раз больше, чем колбочек[64], что обусловлено тем, что кошка является ночным хищником, поэтому способность видеть при слабом освещении (за которую отвечают именно палочки в сетчатке) является для неё приоритетной.

Кошки умеют различать цвета, но по сравнению с человеком восприятие цвета у них слабее — менее контрастное и яркое. У кошек (как и большинства других млекопитающих, кроме приматов) есть два типа колбочек — чувствительные к более длинноволновому и коротковолновому свету. «Длинноволновые» колбочки кошки содержит опсин, имеющий максимум поглощения в области 553 нм[65]. Считается, что у большинства млекопитающих отсутствуют «зелёные» колбочки (соответствующие средневолновым колбочкам приматов), поэтому их цветовое зрение напоминает таковое у человека при дейтеранопии (разновидность дальтонизма) [66]. Замечено, что неподвижные и близко стоящие предметы кошка воспринимает хуже, чем движущиеся[67]. У кошек способность к фокусировке зрения на предметах в 2—3 раза меньше, чем у высших обезьян и человека. Кошки превосходно видят в условиях слабого освещения. За сетчаткой глаза располагается особый слой — тапетум, который у кошек, как и у большинства животных, содержит большое количество люминесцентного пигмента (tapetum lucidum). Функция тапетума заключается в отражении обратно на сетчатку той части света, которая проходит сквозь полупрозрачный слой светочувствительных клеток и которая без тапетума безвозвратно терялась бы. Благодаря тапетуму и другим механизмам, светочувствительность глаза кошки в 7 раз выше, чем у человека, и кошки могут хорошо видеть даже при слабом освещении, но при ярком свете они видят хуже человека. Из-за интенсивной пигментации тапетума кошачьи глаза при их освещении в темноте светятся жёлто-зелёным. Пигментация тапетума тесно связана с пигментацией радужной оболочки. У голубоглазых кошек (также как и у собак), независимо от цвета шерсти, тапетум пигментирован слабо и их зрачки отсвечивают красным цветом и менее ярко — как у человека (tapetum nigrum). Это позволяет предположить, что ночное зрение голубоглазых кошек такое же слабое, как у человека. Котята рождаются голубоглазыми, то есть со слабо пигментированной радужкой и, соответственно, со слабо пигментированным тапетумом. Примерно к 3-месячному возрасту, когда у желтоглазых и зеленоглазых кошек радужка насыщается пигментом, пигментируется и тапетум. Оттенок свечения зрачков также зависит от угла падения света, так как пигментация тапетума снижается по направлению от задней стенки глазного яблока к передней и его оттенок меняется градиентом: жёлто-зелёный, бирюзовый, голубой, синий, фиолетовый, красный, чёрный. Но при фронтальном ракурсе у кошек с хорошо пигментированной радужкой зрачки светятся жёлто-зелёным цветом.

Вопреки распространённому заблуждению, в абсолютной темноте кошки видеть не могут[67].

Чтобы уменьшить световой поток на сетчатке при ярком освещении, зрачок кошачьего глаза может изменять форму. Причём он не круглый, как у человека, а вертикально-овальный вплоть до щелевидного, так как радужная оболочка сжимается с помощью мышечных волокон неравномерно; такими же способностями обладают глаза у лис, относящихся к семейству псовых. Радужная оболочка служит диафрагмой, регулируя количество света, проникающего внутрь глаза.

Слух

Орган слуха домашней кошки подразделяется на три отдела — наружное ухо, среднее ухо и внутреннее ухо, откуда импульсы поступают в центры слуха в головном мозге.

Кошки обладают направленным слухом, то есть шумы сортируются по направлению. Кошки могут двигать ушной раковиной в сторону источника звука, причём каждой ушной раковиной независимо друг от друга, поэтому кошка может следить одновременно за двумя источниками звука. Этими движениями управляют более десятка мышц, благодаря чему ушная раковина может поворачиваться почти на 180°. При этом кошка обладает способностью пространственного слуха — может распознать силу звука, его удаление и высоту, и на основании этих данных очень точно оценивать месторасположение его источника. Слух кошек настолько хорошо развит, что они в состоянии с закрытыми глазами ориентироваться в пространстве на шорох и писк и ловить пробегающих мимо мышей; наш слух не в состоянии столь точно позиционировать месторасположение источника шума.[68][69]

Кошки могут воспринимать ультразвуковые сигналы. Диапазон слышимых звуков у кошки ещё недостаточно изучен, по некоторым данным, он заключён между 45 Гц и 64 000 Гц[70], по другим данным доходит до 100 000 Гц[69]. У кошки нет органа, который производит ультразвук, поэтому кошки не используют для общения ультразвук, недоступный нашему восприятию, однако они способны слышать ультразвук, чем пользуются во время охоты, так как ультразвуковое общение грызунов происходит в промежутке 20—50 кГц, в то время как кошки способны слышать ультразвуки до 65—70 кГц[71]. В ухе кошки около 13 тысяч воспринимающих клеток, что несколько меньше, чем у человека, однако у кошки около 52 000 передающих нервных окончаний в слуховом нерве, тогда как у человека их значительно меньше — 31 000[69].

Осязание

Осязательные функции у кошек выполняют особые тактильные (осязательные) волоски, расположенные с двух сторон в четыре ряда над верхней губой, над глазами, под подбородком — вибри́ссы (в обиходе — усы), а также чувствительные волоски на хвосте, на внутренней и тыльной стороне конечностей (запястные волоски), на подушечках лап, между пальцев, на кончиках ушей и в ушах[72]. Ни в коем случае нельзя кошке удалять вибриссы, так как этим она фактически будет лишена своей «системы ориентации и навигации» в пространстве[73]. Опытным путём было установлено, что чем слабее зрение у кошки, тем длиннее и толще у неё вибриссы, а у кошек, которые родились с нарушением зрения, вибриссы превышают 8 см[74]. Вибриссы также показывают настроение животного: направленные вперёд усы часто означают любопытство или настороженность, в то время как при агрессии кошка прижимает усы к морде, хотя и умиротворённая, мурлыкающая кошка тоже прижимает усы к щёкам.

Кожное осязание у кошек сильно развито.

Обоняние

У кошек сильно развито обоняние, что объясняется наличием у них хорошо развитой обонятельной луковицы (англ.) и большого количества сенсорных клеток обонятельного эпителия носовой полости. У кошек поверхность обонятельного эпителия составляет 5,8 см², что в два раза больше, чем у человека, и только в 1,7 раз меньше, чем у средней собаки[75]. Благодаря этому обоняние у кошек примерно в 14 раз сильнее человеческого, что позволяет им чувствовать запахи, о которых человек даже не подозревает. В верхней части полости рта у кошек расположен вомероназальный орган, который позволяет им чувствовать особо тонкие запахи при вынюхивании. При этом кошка приоткрывает пасть и втягивает губы, собирая кожу на голове в своеобразную гримасу, демонстрируя т. н. реакцию флемена, присутствующую также у собак, лошадей и некоторых других млекопитающих[76].

Кошки также очень чувствительны к кошачьим феромонам, таким, как образующийся при деградации синтезируемой кошками аминокислоты фелинина 3-меркапто-3-метилбутан-1-ол[77], которые они используют для общения между собой, разбрызгивая мочу и метя свою территорию с помощью выделений из пахучих желёз. Пахучие железы котят начинают производить пахучие вещества с возраста трёх месяцев. Также кошки вместе с экскрементами выделяют небольшое количество пахучей жидкости из анальных желёз[78]. Такие железы есть у всех хищных, в частности, у скунсов они используются для самообороны.

Восприятие вкуса

Кошки хорошо ориентируются во вкусах, различают кислое, горькое и солёное. Разборчивость эта обусловлена, прежде всего, хорошим нюхом и развитыми вкусовыми рецепторами на языке. Долгое время считалось, что в отличие от большинства млекопитающих кошки не воспринимают сладкое, поскольку соответствующий ген у них повреждён[79], однако последние исследования[80] опровергли эту информацию.

Вестибулярный аппарат

За чувство равновесия у кошек отвечает хорошо развитый вестибулярный аппарат, расположенный во внутреннем ухе. Кошки могут безбоязненно передвигаться по конькам крыш, заборам и сучьям деревьев. При падении они могут рефлекторно принять в воздухе положение, нужное для приземления на лапы. При этом роль стабилизатора выполняет очень подвижный хвост (у бесхвостых кошек стабилизатором выступает всё тело). Дополнительным предохраняющим средством служит рефлекторное расставление лап в стороны, в результате чего поверхность тела кошки увеличивается, и срабатывает «эффект парашюта»[81]. Однако в случае падения с большой высоты (из окон многоэтажных домов) этот рефлекс не всегда срабатывает, и животное может разбиться, что связано с эффектом «шока» при выпадении из окна. При падении с малой высоты (например, с рук ребёнка) времени на разворот может быть недостаточно, и кошка также может травмироваться[82][83]. Как показали новые исследования, при падении с большой высоты кошки приземляются не на лапы, а скорее на живот[84][85]. В 1976 году ветеринарным врачом из Нью-Йорка Гордоном Робинсоном был описан так называемый «высотный синдром кошек (англ.)» [86], согласно которому: «чем выше здание, с которого упала кошка, тем меньше повреждений получит животное[87]. То есть, как ни парадоксально, 15-й этаж безопаснее 2-го»[88][89]. Математиком Ричардом Монтгомери была разработана теория, получившая название «теоремы падающей кошки (англ.)», согласно которой, кошка, падающая спиной вниз, переворачивается спиной вверх, даже если кинетический момент равен нулю[90].

Размножение

Кошки являются полиэстральными животными, то есть периоды течки у них случаются несколько раз в году и длятся от 4 до 7 дней. В северных широтах начало эстрального цикла приходится на период с февраля по апрель с последующим повтором в июле-августе. Если во время первой течки не произошло оплодотворение, через 14—21 день течка может повториться. Коты в брачный период начинают метить свою территорию[91]. На стадии проэструса кошка жалобно мяукает, трётся мордочкой о предметы, других кошек или других животных в доме, начинает кататься на спине по полу. При появлении кота на этой стадии эструса кошка может фыркнуть на него и отогнать от себя. Стадия проэструса длится от 12 часов до 3 дней. Хотя проэструс наблюдается не у всех кошек столь выраженно. Стадия эструса, когда кошка готова к спариванию, длится 4—7 дней. На стадии эструса кошка начинает громко мяукать и звать кота. На этой стадии кошки могут ставить метки.

Овуляция происходит у кошек в момент спаривания и требует стимуляции. Поэтому оплодотворение у кошек редко происходит во время первого спаривания. При спаривании у кошек часто происходит суперфекундация, то есть оплодотворение двух яйцеклеток во время одного периода течки, поэтому в одном помёте у котят могут быть разные отцы. Если на стадии эструса произошла овуляция, то наступает стадия диэструса, если овуляция не произойдёт, то наступает стадия интерэструса. Диэструс длится 35—100 дней, после чего вновь наступает стадия преэструса и т. д. В северных широтах с октября по январь у домашних кошек длится стадия анэструса — сексуального спокойствия[92].

Домашние кошки-самки проявляют первые признаки течки уже в 6—8-месячном возрасте. Коты-самцы достигают половой зрелости к 8—10 месяцам. Коты и кошки сохраняют способность к спариванию всю жизнь, однако у старых кошек роды могут закончиться гибелью матери. Беременность у кошек длится 55—60 дней, в помёте обычно от трёх до восьми котят (у первородящих — меньше) размером около 12 см. Котята рождаются глухими и слепыми: способность видеть появляется на 5—10 день после родов, а слышать котята начинают только в возрасте 9—11 дней. Кормление молоком у кошек заканчивается после 8—10 недель после рождения котят, после чего они уже в состоянии питаться мясом.

Кошки считаются идеальными матерями, но ни одна кошка не будет выхаживать больное потомство, в таком случае кошка бросает неполноценных котят и уходит из гнезда. Считается, что коты, обнаружив гнездо с беззащитными котятами (если мать-кошка, например, на охоте), душат их. Однако такое поведение более присуще бродячим и деревенским котам, в ситуации, когда неизвестен отец. Если животные содержатся в условиях, когда у потомства один определённый отец, поведение кота совершенно иное: он является для своих потомков защитником и ухаживает за своим потомством вместе с кошкой. Некоторые коты могут взять на себя обязанности по уходу и защите котят в случае гибели матери-кошки[93].

Здоровье кошки

Средний срок жизни кошек составляет 14 лет[94]. Вместе с тем, известен случай, когда кошка по кличке Крим Пафф дожила до 38 лет[95][96]. На январь 2011 года самой старой считалась кошка Люси. Она жила в британской семье и отметила своё 39-летие. Как рассказал владелец животного Билл Томас, кошка появилась на свет в 1972 году. Представители Книги рекордов Гиннесса официально признали, что кошка Люси — самая старая представительница своего подвида в мире[97].

Кастрация котов и стерилизация кошек благоприятно сказывается на их здоровье, так как у котов-кастратов не может развиться рак семенников, а у стерильных кошек — рак матки или рак яичников, кроме того и у котов и у кошек снижается риск заболевания раком молочных желёз[98]. Стерилизация кошек до первой течки является профилактикой рака молочной железы[99][100]. Однако кастрированные коты часто страдают мочекаменной болезнью и подвержены ожирению[101]. Ранняя кастрация (в возрасте меньше 8—9 месяцев) может приводить к развитию мочекаменной болезни[102].

Срок жизни бездомных кошек трудно определить точно. Однако, согласно одному исследованию, средний возраст таких животных составляет 4,7 лет, при том, что часть бродячих кошек погибает ещё будучи котятами, хотя некоторые могут дожить и до 10 лет[103]. В условиях современного города бродячие кошки живут обычно не более двух лет, однако в управляемых колониях бродячие стерилизованные кошки могут жить гораздо дольше. По сообщениям Британского кошачьего попечительского фонда (British Cat Action Trust), самой старой из известных бродячей кошке было 19 лет. Самым старым бродячим котом был 26-летний Марк, состоявший на попечительстве у Благотворительного союза защиты кошек.

Болезни кошек

У кошек могут быть различные проблемы со здоровьем, включая болезни различного характера, наличие паразитов, травмы и генетические расстройства. Среди болезней кошек выделяют инфекционные[104] и внутренние неинфекционные, а также хирургические и акушерско-гинекологические болезни кошек. Отдельную группу составляют инвазионные (паразитарные) болезни кошек, к которым относятся различные гельминтозы кошек. По данным специалистов, в частности Колледжа ветеринарной медицины Корнельского университета, кишечные паразиты являются общей проблемой здоровья у кошек, 45 % кошек, как правило, заражены гельминтами, такими как Ollanulus tricuspis, Physaloptera, Ancylostoma и Uncinaria, а также паразитическими простейшими — Giardia (лямблии), Isospora (кокцидий). Круглые черви Toxascaris leonina и Toxocara cati по оценкам специалистов имеют распространённость от 25 % до 75 %, а зачастую и выше, у котят. Некоторые виды ленточных червей, которые заражают кошек, могут вызывать заболевания и у людей, если не соблюдается гигиена[105].

К наиболее распространённым заболеваниям кошек относят: калицивироз, микроспорию, панлейкопению, ринотрахеит, сахарный диабет, токсоплазмоз и кошачий хламидиоз. Одним из наиболее опасных заболеваний у кошек, которым может инфицироваться и человек является токсоплазмоз. «Профилактика токсоплазмоза затруднена, так как меры, обеспечивающие предотвращение заражения кошек и человека, сложно применимы на практике. Животные, которые охотятся на мышей или получают в рационе сырое мясо (25 % продаваемого мяса заражено токсоплазмозом), наверняка окажутся инфицированными»[106].

Кошки, как и многие другие млекопитающие, могут болеть бешенством, а также инфицировать им человека. Кошке заболевание передаётся через укус больного животного (например, лисы). Инкубационный период длится от 2 до 24 недель, но в большинстве случаев симптомы появляются на 4—6 неделе, животное погибает на 3—4 день их проявления[107].

Профилактическая вакцинация способна снизить риск заболевания бешенством и другими инфекционными заболеваниями кошек. Однако, в последнее время специалисты пришли к выводу, что проблема вакцинации кошек нуждается в дальнейших исследованиях. С одной стороны, профилактическая вакцинация кошек может предотвратить многие из инфекционных болезней, а также предотвратит заражение опасными инфекциями владельца животного и членов его семьи[108]. С другой стороны, было установлено, что в некоторых случаях вакцинация, особенно вакцинами против вируса лейкемии кошек и вируса бешенства, провоцирует заболевание кошек саркомой, в связи с чем предлагается снизить до минимума вакцинацию кошек[109].

Питание

Кошки являются плотоядными животными. В отличие от псовых — собак, волков, шакалов, лис, койотов — которые являются всеядными, в силу чего часто разнообразят животную пищу растительной и могут легко становиться вегетарианцами, кошки обычно потребляют только мясную пищу, к которой приспособлен их пищеварительный тракт[110]. Прежде всего, развитые клыки позволяют разжёвывать пищу; длинный и подвижный кошачий язык оснащён по бокам особыми бугорками, которые позволяют отделять мясо от скелета жертвы. Также эти бугорки выделяют кератин и помогают кошке при умывании. При жевании голова кошки опускается в сторону челюсти, которой кошка жуёт. Так как оба жевательных мускула слабо развиты, кошка часто меняет сторону челюсти, которой жуёт[111].

Кишечник у кошки, как и у многих плотоядных животных, достаточно короток и не превышает в длину 1,8 м. Кошачий желудок выполняет функцию пищеварения, причём кошке необходимо периодически очищать его от неперевариваемых частиц пищи: костей, сухожилий и собственной шерсти. Очищение желудка обеспечивается рвотой, которая является обычным защитным рефлексом, но также может быть симптомом болезни[112]. Желательно для предотвращения закупоривания желудка кошки волосяными шариками давать кошке зелень специально пророщенной пшеницы[113].

Вторично одичавшие кошки, а также кошки, имеющие доступ за пределы дома, питаются мелкой добычей, преимущественно грызунами и птицами. Даже кошки, которым владельцы предоставляют полноценное питание, охотятся на мелких млекопитающих, птиц, амфибий, рептилий, рыб и беспозвоночных, если имеют выход за пределы дома[114][115]. Кошки предпочитают питаться небольшими порциями несколько раз в день[116].

Кошек нельзя лишать мясной пищи, поскольку из растительной пищи невозможно синтезировать все необходимые им аминокислоты. Одним из наиболее важных веществ для кошек является таурин, отсутствие которого в рационе приводит к ухудшению здоровья и может вызвать слепоту из-за деградации центральной области сетчатки. Коровье молоко является плохим источником таурина, кроме того, большинство кошек страдают непереносимостью лактозы, а потребление молока приводит к расстройству пищеварения у кошек[117].

Кошке необходим витамин A, содержащийся в животной пище, поскольку, в отличие от многих других животных, она не способна синтезировать его из бета-каротина (также называемого провитамином витамина А)[118][119], — для этого необходим фермент, который в организме кошки отсутствует[120]. Как и у многих других млекопитающих, витамин C синтезируется в организме кошки из глюкозы[121].

Иногда кошки приспосаб­ли­ва­ют­ся к некоторым видам человеческой еды, однако такая пища вредна для кошки и может спровоци­ро­вать ряд заболеваний (например, мочекаменная болезнь, хроническая почечная недоста­точ­ность), а употребление шоколада, какао, кофе может даже привести к тяжёлому отравлению и гибели животного[122][123].

Также некоторые кошки могут есть в незначительном количестве овощи, фрукты, хлеб. Желательно наличие в рационе[уточнить] 1-2 чайных ложек творога или кефира[124][125].

Для улучшения работы пищеварительной системы и для того, чтобы вызвать рвоту для очищения желудка от шерсти, кошки периодически заглатывают траву, листья и молодые побеги растений. При отсут­ст­вии подходящей травы кошки могут объедать, к примеру, лепестки роз. Иногда, в случае недостатка микро­элемен­тов в пище, кошки могут есть землю[126].

В последние годы кошек, содержащихся в доме, чаще кормят специальным готовым кошачьим кормом, содержащим необходимый кошке дневной рацион белков, витаминов, аминокислот и микроэлементов. Недостаток микроэлементов может возмещать зола, которая является источником магния и сопутствующих минералов, поэтому производители кормов добавляют её.

Гигиена

Кошки являются очень чистоплотными животными. Они умываются, вылизывая свою шерсть, не менее десяти раз за день; их слюна является эффективным чистящим средством. Чистоплотность является инстинктивной у всех кошачьих: чистота тела необходима при охоте, чтобы жертва не могла учуять затаившегося хищника. Кошки часто любят вылизывать своих сородичей и человека, однако компоненты их слюны вызывают у некоторых людей аллергию. При вылизывании кошки расходуют примерно столько же влаги, сколько при мочеиспускании. Многие кошки часто отрыгивают трихобезоар — шерсть, скопившуюся в желудке в результате вылизывания. Длинношёрстные кошки более подвержены этому, чем короткошёрстные. Профилактика образования трихобезоаров состоит в кормлении кошки специальными кормами и лекарствами, способствующими выведению шерсти из желудка через дефекацию[127].

Кошки всегда ухаживают за своими когтями. В обычных условиях слишком длинные когти стачиваются при лазании по деревьям и от бега, а затем верхний, старый отмерший роговой слой снимается с когтя в виде пустой оболочки. В неволе кошка точит когти о подручные предметы. В некоторых случаях когти необходимо стричь, но при этом важно не задеть пульпу — кровеносный сосуд, доходящий практически до кончика когтя[128].

При определённых условиях может быть рекомендовано удаление когтей у кошек — онихэктомия[129] — или операция по подрезанию сухожилия пальцевого сгибателя, который является своеобразным механизмом для втягивания и выпускания когтей (тендонэктомия[130]). Обе операции редко проводятся за пределами США. В Германии и Швейцарии ампутация когтей у кошек запрещена законом, а во многих других европейских странах она также запрещена в рамках Европейской конвенции по защите прав животных-компаньонов (англ.)[131]. Согласно правилам всех международных фелинологических организаций, кошки с удалёнными когтями не допускаются к участию в выставках кошек[132].

Некоторые кошки самостоятельно или с помощью человека приучаются ходить на унитаз.

Психология

Некоторые растения, например валериана или кошачья мята, выделяют вещества, которые обычно оказывают на кошек (особенно на котов) воздействие, близкое к наркотическому[133]. Впрочем, не все кошки реагируют на их запах, и не на всех кошек они оказывают одинаковое воздействие. У некоторых кошек валериана может вызвать отравление. Как и остальные плацентарные, кошка имеет выраженную склонность к приобретению условных рефлексов и хорошо поддаётся отдельным видам дрессуры, например, приучением к стандартному унитазу. Было доказано, что кошки обучаются методом проб и ошибок, посредством наблюдения и имитации[134][135][136][137][138][139][140][141][142][143][144]. Кошки сохраняют информацию более длительное время, чем собаки[145]. В течение одного эксперимента было обнаружено, что кошки обладают зрительной памятью, сравнимой со зрительной памятью обезьян[146]. В другом эксперименте по определению способностей краткосрочной рабочей памяти собаки показали лучшее время (на 60 с), чем кошки[147][нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан). Кошки, перед которыми ставили поочерёдно простые и сложные задачи, быстрее решали сложные задачи, чем кошки, перед которыми ставили только сложные задания. Так, одна кошка, перед которой ставили для решения только сложные задачи, так и не научилась решать ни одну из них, несмотря на 600 попыток. Если кошкам давать для выполнения только сложные задания, с чем кошки не могут сталкиваться в природе, то они теряют мотивацию[148].

Особенности поведения

Кошки сохраняют энергию посредством сна в большей мере, чем большинство животных. Длительность сна в сутки составляет 12—16 часов. Некоторые кошки спят по 20 часов в сутки, но средняя продолжительность сна составляет 13—14 часов в сутки. В процессе сна у кошек периодически наступает фаза быстрого сна, сопровождающаяся быстрыми движениями глаз и сокращением мускулов, что свидетельствует о том, что кошки имеют способность видеть сны[149].

Система знаков и самовыражение в поведении

Запись кошачьего мяуканья
Помощь по воспроизведению

Домашние кошки используют много разнообразных звуковых сигналов для общения, включая несколько различных видов мяуканья, мурлыканье, шипение, завывание, свист, ворчание и другие[7].

В зависимости от значения интонация мяуканья изменяется. Кошки обычно мяукают для того, чтобы привлечь внимание человека (например, для того, чтобы её накормили или с ней поиграли)[150]. В Англии мяуканье кошки воспроизводят как «миу», в Японии — как «ня». Также мяуканье кошки может обозначать приветствие или болезненные ощущения. Некоторые кошки очень разговорчивы, другие же редко подают голос. Кошки способны придавать своему голосу около сотни различных интонаций (собаки, к примеру, только около десяти)[151]. Некоторые из них являются очень резкими и неприятными для человеческого слуха: особенно во время боёв между котами за самку или во время спаривания. Вместе с тем для общения между собой кошки редко используют мяуканье, зато общаются через систему знаков, которая имеет обширный диапазон звуков, телодвижений, взглядов.

Котята при рождении издают тонкий писк, причём известно, что обычно котята зовут мать ультразвуковыми сигналами[152]. Некоторые взрослые коты, особенно те, кто редко тренирует свой голос, могут тоже издавать писк вместо мяуканья[152].

Как и другие малые кошки, домашние кошки могут мурлыкать (иначе говоря, «урчать» или «мурчать») — это обычно означает, что животное довольно. Кошки часто мурлычут среди сородичей: например, когда кошка встречает своих котят. До недавних пор выдвигались различные теории о том, как мурлычут кошки: биение крови об аорту, колебания связок при вдохе и выдохе или колебания в самих лёгких. Сегодня считается, что мурлыканье — результат ритмичных колебаний в кошачьей гортани. Кошки могут мяукать и мурлыкать одновременно; впрочем, это характерно только для разговорчивых особей. В добавление к мурлыканью довольная кошка может наполовину прикрыть глаза. Известно, что кошки могут мурлыкать для самоуспокоения. Иногда мурлыканье может быть признаком болезни у кошки, например при болезни сердца, когда кошка «рассказывает» хозяину о своей болезни.

В состоянии испуга и агрессии кошки могут фыркать, шипеть или в редких случаях выть. При этом животное обычно выгибает спину и хвост, вздыбливает шерсть и прижимает уши к голове. Некоторые коты и кошки способны издавать угрожающее рычание, напоминающее собачье, которое служит признаком чрезвычайного гнева и раздражения.

Кошки также могут издавать отрывистые «чирикающие» звуки при наблюдении за добычей либо для выражения заинтересованности к чему-то при общении с людьми. Иногда данный звук бывает обращён к недосягаемой добыче, и неизвестно, является ли он звуком угрозы, выражением досады или попыткой подражать птичьему пению. Однако такие звуки характерны скорее для вторично одичавших кошек, которые живут колониями. Такие звуки издают, например, курильские бобтейлы и анатолийские кошки, за что их прозвали «чирикающими»[153].

Хвост также является важным выразительным средством у кошек: спокойный завёрнутый вокруг тела или высоко поднятый хвост означает миролюбивое настроение. Кошка может подёргивать кончиком хвоста в случае возбуждения или заинтересованности. В состоянии злости хвост кошки начинает биться.

Когда ласкаемая кошка довольна, она может совершать поочерёдно поступательные движения передними лапами, впуская и выпуская когти. Это движение называется «молочный шаг» — таким движением котята стимулируют выделение молока из сосков матери при кормлении. Иногда «молочный шаг» сопровождается отчётливым причмокиванием кошки. Некоторые кошки совершают «молочный шаг», когда их ласкают, другие могут делать это самостоятельно, уткнувшись мордой в какую-нибудь пушистую вещь, но в любом случае он означает то, что кошка очень довольна. У некоторых кошек можно спровоцировать «молочный шаг» подражанием при помощи собственных пальцев кисти — если кошка в благоприятном расположении духа, она может ответить взаимным движением. Молочный шаг, как правило, сопровождается мурлыканьем. Кроме этого, если кошка спит, вытянувшись и раскинув лапы, то при поглаживании многим кошкам свойственно вытягиваться ещё сильнее, выпуская при этом когти и подчас издавая звуки, похожие на мурлыканье. Однако мурлыканье само по себе не всегда означает, что кошка довольна[154].

Охота

Домашних кошек часто называют совершенными хищниками. Являясь видом, который очень легко приспосабливается к изменяющейся окружающей среде и обладает хорошим зрением, домашние кошки — умелые охотники[155]. Как показали исследования, которыми были охвачены как кошки, живущие в доме, так и бродячие, в среднем одна кошка в течение одного года ловит 57 мелких животных[156][157]. До сих пор кошки считаются лучшим средством борьбы с грызунами, о чём свидетельствует история знаменитого британского кота Хамфри, который официально состоял на службе при резиденции премьер-министра Великобритании. Вместе с тем следует отметить, что распространено ошибочное мнение, что кошки охотятся на крыс. Серые крысы, которые пришли в Европу из Азии, отличаются крупным размером, агрессивностью и ловкостью, поэтому большинство кошек их боится[158].

В отличие от львов, которые живут и охотятся в прайдах, кошки охотятся в одиночку и никогда не охотятся группами, за исключением охотничьих игр котят и кошки-матери. В отличие от собак и волков, которым нужно поддерживать сильный запах своего тела, чтобы охотиться сообща, кошки постоянно вылизывают свою шерсть для того, чтобы не спугнуть своим запахом добычу. Каждая кошка контролирует свою территорию[159]: активные самцы завоёвывают большую территорию. В сельской местности под контролем животного состоит весь хозяйский двор. Тем не менее всегда существует «нейтральная территория», на которой кошки могут встретиться без конфликта и агрессии. Однако с контролируемой территории кот решительно прогоняет пришельцев, при этом свою территорию отстаивают не только самцы, но и самки. Будучи голодной, кошка сразу же бросается на убитую добычу и съедает её; иначе кошка играет с добычей, прежде чем съесть: подбрасывает её, ловит, сопровождая данный «ритуал» прыжками. Кошка обычно поедает добычу в укрытии: мелких животных поедает с кожей и шерстью, крупных птиц сначала ощипывает, выплёвывая в сторону перья, застревающие во рту[160].

Всего в число жертв кошек входит около тысячи различных видов, в то время как большие кошки (львы, тигры и т. д.) охотятся только на крупных млекопитающих. Исключение составляет леопард, который часто охотится на зайцев и даже мелких грызунов. Тактические приёмы во время охоты у кошек такие же, как у тигров и леопардов: кошка подстерегает жертву и атакует внезапным прыжком, стараясь поразить длинными клыками шею, нанося смертельный удар по шейным позвонкам, или повреждая дыхательное горло, вызывает асфиксию. Кроме того, кошки умеют передними лапами ловить рыбу в проточной воде. В случае успеха кошки (и даже маленькие котята, видящие рыбу впервые в жизни) кусают рыбу за голову и поедают после того, как она перестаёт биться[161].

Кошка в засаде[162] Кошка, поймавшая дятла Кошка, поймавшая мышь Кошка после охоты

Игра

В домашних условиях кошки любят играть с небольшими предметами: мячиками, палочками, скомканной бумагой, специальными игрушками для кошек. Нередко кошек привлекают болтающиеся и подвешенные предметы, так как они обладают способностью двигаться в воздухе, чем имитируется охота кошки на птиц. Особенно склонны к играм котята, у которых уже есть охотничьи инстинкты, но ещё нет навыков охоты и точной координации движений. Домашние кошки играют в любом возрасте, но котята бывают гораздо более игривыми, чем взрослые кошки, и могут играть с любым предметом: с колокольчиком, катящимся по полу шариком, бечёвкой, телефонным проводом, даже со своим хвостом и т. д. Любовь кошек к играм объясняется явлением неотении (детскости), что обусловлено самим процессом одомашнивания кошки. На самых ранних стадиях одомашнивания человек отбирал животных с признаками неотении, когда ювенильные (инфантильные) характеристики превалируют над взрослыми, в частности в поведении, что способствует зависимости от человека[163].

Взаимоотношения с другими животными

Кошки, живущие в доме, могут мирно сосуществовать как с другими кошками, так и с другими домашними животными и животными-компаньонами, которые в природе являются их жертвами. Так, если к котёнку в возрасте нескольких недель принести мышь, они могут на долгое время сохранять дружеские отношения, однако всегда существует опасность, что во время совместных игр может сработать охотничий инстинкт[164]. Крайне редко куры на деревенском дворе становятся их жертвами, если курятник и двор входят в территорию кошки, так как кошка охраняет эту территорию от других кошек и мелких хищников.

Трудные взаимоотношения кошек и одомашненных собак обусловлены охотничьими инстинктами: каждый пёс видит в убегающей кошке объект преследования и гонит её до тех пор, пока не настигнет или та не убежит, чаще забравшись на недоступный предмет. Сторожевые и бойцовские собаки часто убивают кошек; убивают кошек и бродячие собаки, но причина этого остаётся неизвестной — бродячие псы убивают кошек даже без нужды в пропитании[165].

Домашние кошки, как и любые интродуцированные хищники, могут нанести серьёзный вред эндемичным экосистемам, особенно если кошки были интродуцированы (завезены) относительно недавно, и другие виды ещё не приспособились к их присутствию. Согласно опровергнутой[166][167] в настоящее время легенде, в 1894 году кот смотрителя маяка на острове Стивенс у берегов Новой Зеландии в одиночку уничтожил всю популяцию Новозеландского крапивника острова Стивенс[168].

Взаимоотношения с человеком

Духовный мир кошки утончён и дик, он не раскрывается перед людьми, навязывающими животным свою любовь.

Конрад Лоренц. Человек находит друга[169]

Я, Кошка, брожу, где вздумается, и гуляю сама по себе.

Киплинг, Редьярд. Кошка, которая гуляла сама по себе[171]

Являясь одним из самых популярных животных-компаньонов, кошка находится в постоянном общении с человеком, в связи с чем её поведение подвержено его сильному воздействию. Но несмотря на это, кошки воспринимают окружающий мир интуитивно и любят делать всё по-своему[172].

Как и некоторые другие домашние животные, кошки и люди состоят в мутуалистических отношениях друг с другом. Несмотря на то, что кошки давно живут рядом с человеком, степень их одомашнивания является предметом спора. Первоначально дикому животному было предоставлено относительно безопасное существование в человеческом поселении в обмен на то, что кошка уничтожала крыс и мышей в зернохранилищах. В отличие от собак, которые также могут уничтожать грызунов, кошке не требовались овощи, фрукты и другая растительная пища. В сельской местности некоторые кошки могут даже выступать в роли пастухов.

Часто люди держат кошек в качестве домашних питомцев, и иногда заботятся о них, как о маленьких детях. К людям кошки легко привязываются[173]. Если кошка очень привязана к своему хозяину, она может наследовать некоторые человеческие привычки: ложиться под одеяло в постель к хозяину и т. п. Некоторые кошки могут даже имитировать интонации голоса человека; этими звуками они могут оповещать хозяина о своих нуждах. Многие владельцы кошек отличаются фанатичной привязанностью к своим кошкам, как есть и кошки, безгранично привязанные к хозяину.

Кошки могут выражать чувства и эмоции посредством мимики и взгляда[174]. Методик опознания подобных мимических значений в настоящий момент не существует. Как правило, кошки хуже, нежели собаки, поддаются дрессировке, однако многие любители кошек учат своих питомцев различным трюкам, например, прыжкам по команде. Кошки часто выступают в цирке. Самым известным дрессировщиком кошек в России является Юрий Куклачёв.

Из-за малых размеров, в большинстве случаев, кошки не представляют опасности для человека, за исключением аллергии или инфекции (иногда бешенства), попадающей через расцарапанную кожу или со слюной при укусах. Из опасных для человека инфекций следует отметить токсоплазмоз, которым кошка может заразиться от мышей и крыс.

Аллергия на ферменты, содержащиеся в кошачьей слюне, является наиболее распространённой причиной, по которой люди не могут содержать кошек. Для снижения эффекта от воздействия кошачьей слюны ветеринары рекомендуют ежедневно вычёсывать кошку и купать раз в шесть недель[175]. Также помогают частая уборка в доме и установка воздухоочистителя[176].

При игре с человеком хорошо воспитанные кошки обычно втягивают когти и дотрагиваются до человека только подушечками лап, однако иногда при игре кошка может неумышленно выпустить когти и нанести повреждение коже человека. Царапины от когтей могут легко воспалиться, особенно, если кошки имеют доступ на улицу, и в отдельных случаях могут привести к так называемой болезни кошачьих царапин (доброкачественный лимфоретикулёз)[177]. По этой причине нанесённые кошкой царапины нуждаются в немедленной обработке дезинфицирующим средством.

Генетика кошки

Домашняя кошка и её ближайший дикий предок являются диплоидными организмами и имеют 38 хромосом[178] и около 20 000 генов[179]. У кошек было выявлено 250 наследуемых генетических расстройств, многие из которых схожи с человеческими[180]. Высокий уровень сходства в метаболизме млекопитающих позволяет диагностировать эти наследственные болезни кошек, используя генетические тесты, которые были первоначально получены для диагностирования наследственных болезней человека, а также использовать кошек в исследованиях человеческих болезней[181].

Наиболее изученными являются гены окраса шерсти кошек. Кодоминантный ген, определяющий красную и чёрную окраску у кошек находится в женской половой хромосоме X, поэтому кошки красного окраса (XX) встречаются реже, чем коты красного окраса (XY), а черепахового (красно-чёрного или кремово-голубого) окраса бывают только кошки, но не коты (до сих пор было описано несколько случаев трёхцветных котов, черепаховый окрас которых был обусловлен набором половых хромосом ХХУ)[182].

Окрасы домашних кошек

В русском языке понятие окрас шерсти кошки объединяет как сам цвет шерсти животного, так и «рисунок» из полос или пятен. У пегих кошек, на шёрстном покрове которых располагаются неокрашенные пятна белого цвета, различают и соотношение расположения белых и цветных пятен. Также понятие окраса описывает степень окрашенности каждого отдельного волоса шерсти кошки. Кроме того выделяются кошки с разными формами альбинизма, что отражается на окрашенности шёрстного покрова и также охватывается понятием окраса.

Окрас кошки определяется набором генов, от которых зависит содержание и тип меланина в шерсти[183]. Сероватый цвет шерсти обычно называют «голубым» (например, порода «русская голубая»), а рыжий — «красным».

По окрасу кошки подразделяются на:[184]:

  • Табби — напоминает окрас диких кошек. Встречается в виде узких полос, мелких пятен по всему корпусу или особому рисунку. Среди этой группы окрасов кошек выделяют: абиссинский табби, табби-макрель (он же тигровый), пятнистый табби и мраморный (классический) табби окрасы.
  • Одноцветный или иначе сплошной окрас, когда цвет шерсти одинаков по всему телу кошки.
  • Дымчатый окрас, когда окрашены только кончики волос шерсти. Окрас кошки называется шиншилловым, если у неё окрашена 1/8 волоса.
  • Колорпойнт[185] (от англ. colour — цвет и point — пятно) или иначе акромеланические окрасы. Для этой группы окрасов характерны слабо окрашенное, светлое (от белого до кремового) тело и более тёмные лапы, хвост, морда и уши. Для сиамского окраса характерны ярко голубые, кобальтового цвета глаза, а у кошек бурманского окраса глаза жёлтого цвета.
  • Би-колорные — на шёрстном покрове по всему корпусу на белом фоне расположенные окрашенные пятна без определённого соотношения.
  • Черепаховый окрас, а также голубокремовый, ситец — кошка раскрашена сочетаниями чёрного (голубого) и рыжего (кремового) цветов. Такие кошки, как правило, всегда являются самками[186], так как этот окрас является следствием неполного доминирования сцепленного с полом гена в генотипе самок. Наличие черепахового окраса у кота свидетельствует о генетических нарушениях. Также считается, что такие коты бесплодны. На сегодняшний день известен один черепаховый кот, от которого родился котёнок. Однако при медицинском обследовании у кота была обнаружена тератозооспермия (англ.), которая является причиной бесплодия[182].

Белый окрас у кошек и глухота

Среди кошек полностью белого окраса встречаются кошки с голубыми глазами или разноглазые кошки. Причина этого заключается в присутствии в генотипе кошки доминантного эпистатического гена W. Такие кошки с вероятностью 40 % рождаются глухими. Это объясняется тем, что под воздействием гена доминантного эпистатического окраса W у полностью белых кошек происходит дегенерация улитки внутреннего уха[187]. Глухота может быть на оба уха (тогда кошка будет полностью глухой) или может быть односторонней (тогда кошка будет слышать). Около 5 % всех кошек имеют белый окрас, среди полностью белых неголубоглазых кошек 17—22 % рождаются глухими. Среди полностью белых кошек количество глухих кошек возрастает до 40 %, если у кошки один глаз голубой, и до 65-85 %, если у полностью белой кошки оба глаза голубые. Некоторые белые кошки глухи только на одно ухо, при том, что глухота у полностью белой кошки бывает со стороны голубого глаза[188]. Глухие кошки нормально живут в домашних условиях, и даже могут иметь нормальное потомство, однако в одичавшей популяции или на улице такие животные редко выживают. В любительской фелинологии глухота считается пороком, поэтому глухие кошки исключаются из программ разведения. Иногда белый окрас является определяющим признаком породы. Например, до 1978 года фелинологические организации не признавали полноценными представителями породы турецкая ангора кошек небелого окраса.

Породы кошек

Породистыми считаются кошки, обладающие определёнными чертами или свойствами, присущими одной из зарегистрированных пород, которая признаётся одной из фелинологических организаций. Различные фелинологические организации признают разное количество пород кошек. Так, Livre Officiel des Origines Félines признаёт 74 породы кошек, The Governing Council of the Cat Fancy — 35, Cat Fanciers’ Association — 50, The Cat Association — 63, World Cat Federation — 62, а Fédération Internationale Féline — 42. Каждая фелинологическая организация имеет своё представление о признанной ей породе, что закреплено в специальном описании данной породы, которое называется стандартом породы. Как правило, у породистой кошки имеется родословная, выданная фелинологическим клубом, которая подтверждает принадлежность данного животного к какой-то определённой породе и его соответствие стандарту указанной в родословной породе. Среди общего числа кошек менее одного процента животных являются породистыми и могут участвовать в выставках кошек — показах-соревнованиях, по выставочным классам, предусмотренным для породистых кошек. Беспородные кошки также могут участвовать в выставках, но по классу домашних любимцев. Запрещаются вязки кошек одной породы с кошками другой породы (ауткроссы), за исключением тех пород, процесс образования которых ещё не завершён.

Разнообразие пород домашней кошки — результат многолетней селекции и, в меньшей степени, случайных генетических мутаций. К примеру, экзотическая кошка на начальных этапах формирования породы была создана в результате вязки длинношёрстной персидской и британской короткошёрстной кошки, в то время как такие породы, как бесхвостый мэнкс или коротконогий манчкин, являются результатом генетических мутаций. Породы так называемых «голых кошек», таких как канадский сфинкс, донской сфинкс, петерболд, также появляются в результате генетических мутаций, закреплённых заводчиками в ходе многолетней племенной работы. По статистике, бесшёрстные котята появляются на свет один раз в несколько лет. К примеру, современная популяция канадских сфинксов основывается на котятах беспризорной кошки, появившихся в 1976 г. Донской сфинкс берёт начало от кошки Варвары, найденной на улице в Ростове-на-Дону[189]. В отличие от канадского сфинкса, механизм наследования бесшёрстности у донского сфинкса доминантный. При создании бесшёрстного украинского левкоя использовались кошки следующих пород: донской сфинкс, петерболд, ориентальная, скоттиш-фолд, персидская. Некоторые породы кошек, такие как тайская или ангорская кошки считаются естественными или аборигенными породами домашней кошки, так как были выведены на основе кошек изолированных популяций из районов их происхождения.

Имеются также породы кошек, которые характеризуются определённой мутацией генов. Так, например для пород кошек (девон рекс, корниш рекс и селкирк рекс) характерным признаком является вьющаяся шерсть. Для пород (мэнкс, японский бобтейл), курильский бобтейл и карельский бобтейл отличительным признаком является короткий хвост в форме помпона. Шотландская вислоухая кошка является породой, у которой уши загнуты вперёд и вниз. А американский кёрл отличается тем, что у него уши загнуты назад.

Некоторые гибридные породы (например, бенгальская кошка или хауси), являющиеся гибридами домашней кошки и мелких диких кошек, произошли в результате вязки домашней кошки и особью одного из диких видов. Гибриды домашней кошки отличаются тем, что коты, являющиеся гибридами первых 3—5 поколений, не имеют потомства. Порода бенгальская кошка выведена путём скрещивания дикой бенгальской кошки и домашней. Порода домашних кошек саванна является результатом скрещивания сервала и домашней кошки.

Выставка кошек в Хрустальном дворце, Лондон, 1903 г. Судейство на выставке кошек (Американский кёрл) Выставка кошек, 2007 г.


Фелинологические организации

Основными фелинологическими организациями, составляющими списки пород кошек, проводящими международные выставки и занимающимися выведением новых пород, являются:

См. также: [web.archive.org/web/20080605061046/www.messybeast.com/breeds.htm Список кошачьих пород] (англ.)

Среда обитания

Средой обитания кошки, как домашнего животного, является жилище человека. В зависимости от условий содержания, избранных для кошки её хозяином, кошки делятся на тех, которые никогда не покидают жилище человека, и тех, которые имеют доступ за пределы дома.

В северных широтах домашние кошки любят спать, греясь под лучами солнца, причём начинают чувствовать дискомфорт, когда температура поверхности кожи достигает отметки в 52 °C. Вместе с тем домашние кошки плохо переносят постоянную жару[174], а полностью белые кошки и кошки с белыми ушами подвержены онкологическим заболеваниям в большей степени, чем их более тёмные собратья, в связи с чем для них опасно долгое пребывание на солнце.

Кошки хорошо чувствуют себя в умеренном климате, но не во всех условиях — плохо переносят туман, дождь и снег. Большинство кошек не любят купания в воде, за исключением кошек некоторых пород и популяций (например, ванские кошки и курильские бобтейлы, бенгальские кошки). Однако мышечный аппарат кошки делает её хорошим пловцом, а умению плавать обучает котят кошка-мать, если сама это умеет. Так, например, многие котята любят играть со струйками воды, текущей из крана, но даже ванские кошки, умеющие плавать, делают это на мелководье и в тёплой чистой воде, хотя известны случаи, когда ваны плавали в ванне или в небольшом бассейне.

Вторично одичавшие кошки

Домашние кошки могут существовать в городской экосистеме без прямого участия человека. В условиях города бродячие кошки часто образуют целые колонии[190], в которых потомство воспитывается сообща. Более популярным способом существования является жизнь в некоем укрытии, неподалёку от которого существует источник пропитания. В городах средней полосы России кошки часто обустраиваются в подвалах домов. Кошке трудно выживать в городских условиях, поскольку бродячие кошки сталкиваются с нехваткой пищи и белка; особую угрозу для них представляют собаки. В условиях города кошка редко удаляется от основного места обитания далее, чем на 200 метров. Тем не менее, во многих городах существуют большие кошачьи колонии: в числе наиболее крупных — колония, расположенная в римском Колизее[191]. На японском острове Тасиро, где до наших дней сохранилось не менее 10 святилищ, посвящённых кошкам, и 51 статуя кошек, численность одичавших кошек превышает численность местного населения[192].

В настоящее время в Европе, Австралии и США существуют программы по регулированию численности вторичноодичавших кошек методом отлова, стерилизации, вакцинации и последующего возвращения в среду обитания. Так, в США существует множество организаций и добровольцев, которые отлавливают вторично одичавших кошек, стерилизуют или кастрируют их, прививают от панлейкопении и бешенства, обрабатывают средствами от паразитов[193]. Перед тем, как вернуть животное обратно на улицу, ветеринары подрезают ему кончик уха или делают другую отметку, чтобы не ловить его вновь. Этим подсчитывается численность кошачьих колоний; также кошек в колонии регулярно кормят[193].

Особенно проблематично выживание на улицах городов породистых кошек, которые никогда не были на улице. Кошки, которые никогда не выходили за пределы человеческого жилья, не имеют навыков поведения в этих незнакомых для них условиях[194].

После истребления бездомных кошек в городах наблюдается резкий рост популяций крыс и мышей[195].

Кошки в истории, религии и мифологии

Древний мир

Плодородный полумесяц и Кипр

Расселение кошек из центра одомашнивания в районе Плодородного полумесяца связано с расселением древних земледельческих племён, которые в поисках новых плодородных земель, переселяясь на новые места, брали с собой одомашненные виды растений и животных, включая кошку. В 1983 году на Кипре рядом с деревней Шиллоурокамбос было обнаружено захоронение останков человека и кошки, дикие виды которой никогда не жили на этом острове. Судя по расположению останков, восьмимесячное животное было умерщвлено, чтобы быть захороненным вместе с хозяином. В Анатолии были найдены терракотовые статуэтки, датированные VII тыс. до н. э. и изображающие женщин, которые играли или держали на руках, судя по пятнистому окрасу, детёныша леопарда или кошку такого же окраса.

Древний Египет

Первое письменное упоминание о домашних кошках относится ко II тысячелетию до н. э., когда в Древнем Египте для охраны зернохранилищ от грызунов стали широко применяться кошки. В Древнем Египте кошки считались воплощением богини плодородия Баст и почитались как священные животные; наказанием за убийство кошки служила смертная казнь. Существует много статуэток и изображений кошек этого периода. Часто кошки мумифицировались тем же способом, что и люди — в XIX веке около храма богини Баст в Бубастисе было обнаружено самое большое захоронение — около 19 тонн кошачьих мумий. Кошки были настолько популярны в Древнем Египте, что в мумиях их формы хоронили и других животных.

Рентгеновские исследования некоторых мумий показали, что у животных была сломана шея. Существуют теории о том, что кошки приносились в жертву богине Баст, однако данное предположение не является доказанным. Культ Баст сохранялся в Древнем Египте вплоть до его запрещения в 390 году. Есть предположение, что первоначально культ бога Беса был связан с почитанием кота, почитавшегося как защитника дома от мышей. Красный кот почитался древними египтянами как персонификация верховного бога Ра. В 17-й главе свода сакральных текстов, который получил название «Книги мёртвых», бог солнца Ра, выступает как «великий кот», который каждую ночь сражается со змеем Апопом, считавшимся персонификацией сил зла, тьмы и хаоса, и на рассвете побеждает его. Однако не каждый красный кот или кошка считались священными. Для этой роли жрецы храмов специально отбирали кошек по ряду характерных признаков. Считалось, что душа бога вселялась в ассоциированное с ним животное, а после его смерти переселялась в другое животное с соответствующими признаками. Именно этим кошкам оказывались особые почести, к ним были приставлены жрецы, жрицы и слуги. После смерти их погребали в больших каменных или деревянных саркофагах, в которые помещали украшения, амулеты и другие богатые подарки[196].

Полиэн привёл анекдот о том, что персы овладели Пелузием[197] — одним из египетских городов-крепостей — из-за преклонения древних египтян перед священными кошками, овцами, ибисами и собаками, когда в 525 году до н. э. персидский царь Камбис II атаковал войска фараона Псамметиха III. Персы поместили этих животных перед своим войском в виде живого щита[198][199], из-за чего египтяне, чтобы не причинить вред этим священным животным, не стали обстреливать из луков персидское войско. Сражение завершилось полным поражением египтян.

Древний Рим

Считается, что римляне узнали о кошках от египтян, однако кошки оставались в Древнем Риме довольно редкими домашними животными и ценились прежде всего как ловцы мышей. Впоследствии римляне распространили кошек по всей Европе. Но возможно, что ещё до появления Римской Империи, кошки уже были известны в Европе. Существуют некоторые свидетельства того, что на Британских островах кошки существовали ещё в конце железного века, возможно что они были доставлены туда на кораблях древних мореходов[200].

Средние века

У викингов кошка была священным животным и олицетворением богини любви и плодородия Фрейи. В Младшей Эдде Снорри Стурлусона Фрейя путешествует на колеснице, запряжённой двумя котами[201].

В средневековой Европе отношение к кошкам было разным. В католических странах Европы кошка считалась спутницей ведьм и олицетворением нечистой силы. В Англии кошек считали спутницами королевы фей Маб. Из-за этого кошек (особенно чёрных) заживо сжигали на кострах или сбрасывали с колоколен. Уничтожение кошек в Средние века косвенно стало причиной эпидемий чумы, так как истреблять крыс и других грызунов-переносчиков чумы стало почти некому. В православных странах Европы отношение к кошкам было практически противоположным. Кошка единственное животное, которое может посещать православный храм (кроме алтарной части).

В славянской мифологии кошка — любимый персонаж народных сказок, пословиц и суеверий[202]. На Руси домашняя кошка стоила дорого и могла служить ценным подарком, поскольку гарантировала защиту урожая от грызунов. Она была также символом мира и благополучия в доме, защищающим дом от нечистой силы. Считалось также, что кошки могли проникать в потусторонний мир и общаться с духами[203].

В русском фольклоре обширный пласт составляют народные сказки, пословицы и поверья, связанные с кошками и котами[204]. Персонажем таких сказок был, например, кот Баюн[205][206].

Владимир Гиляровский рассказывает, что до XX века сохранялся обычай среди купцов соревноваться, чей кот толще и откормленней[207]. В. И. Даль в 1853 году опубликовал двухтомник «Пословицы русского народа»[208], где в разных разделах встречается около 75 пословиц о кошках.

Российские монархи также ценили кошек[209], в царском дворце всегда жили кошки. У отца Петра I, Алексея Михайловича, был любимый кот, портрет которого изображён на гравюре «Подлинный портрет любимого кота великого князя Московского» Вацлава Холлара. А уже Пётр Великий издал указ, согласно которому в каждом хозяйстве следовало «иметь при амбарах котов, для охраны таковых и мышей и крыс устрашения». Самого Петра также часто сатирически изображали в виде кота, о чём свидетельствуют многочисленные сохранившиеся до наших дней лубочные картинки с надписями: «Кот казанской, ум астраханской, разум сибирской».

Азия

В Японию кошки были завезены в VI веке и служили высшей наградой, которую мог дать император своим приближённым. Существует несколько вариантов легенды о кошке, помогающей своей хозяйке или хозяину. Фарфоровая или фаянсовая статуэтка кошки черепахового окраса с поднятой к правому уху лапой — Манэки-нэко, до сих пор считается привлекающей денежную удачу[210]. До сих пор в Японии сохранился древний культ, согласно которому души умерших предков переселяются в пегих кошек. В Сето существует Музей Манеки-нэко[211]. Особенно ценятся в Японии короткохвостые кошки, изображения которых можно увидеть на многочисленных средневековых гравюрах. В некоторых областях Китая, Кореи и Вьетнама кошачье мясо употребляется в пищу для приготовления определённых блюд. Кошачий мех малопригоден для использования в качестве материала для одежды, однако иногда кошачьи шкуры используются для выделки дешёвых шуб и шапок.

В Индии существовала богиня материнства Сашти (иначе Састи), которая изображалась в виде женщины с ребёнком на руках и считалась хранительницей домашнего очага. Её ваханой являлась кошка. В Бенгале и Западной Индии существует легенда о чёрной кошке, которая также ассоциируется с богиней Сашти[212].

Персидский историк Ат-Табари записал легенду, согласно которой, Творец, создавая Вселенную, создал крыс, но забыл создать кошек. Но ему пришлось исправить это, когда во время Всемирного потопа крысы начали прогрызать отверстие в днище Ноева ковчега. Ной погладил спину льва, лев чихнул, и пара кошек выскочила из его ноздрей[213]. Эта легенда была широко распространена в регионе. Существует персидская пословица, которая гласит: «Лев чихнул, и появилась кошка»[214]. Похожая легенда объясняет также происхождение ванской кошки и ванского окраса у кошек.

Ислам

В исламе существует множество преданий, которые связаны с кошками. Часть из них вошла в сборники хадисов. Согласно одному из них, кошки высоко почитаются в исламе, так как главного мусульманского пророка Мухаммеда кошка его сподвижника Абу Хурайры (его имя дословно переводится как «Отец кошек») спасла от укуса змеи. В исламе достойным похвалы считается поить кошек молоком. Как рассказывает одно из преданий, у пророка Мухаммеда была разноглазая белая кошка. Другое предание повествует о том, что однажды пророк Мухаммед после окончания молитвы обнаружил, что его любимая кошка Мусса (Муэца) уснула на рукаве сложенного рядом халата. Мухаммед предпочёл отрезать кусок от рукава, чтобы не тревожить сон Муccы. В иных случаях, если кошка спала на одежде, Мухаммед выбирал что-либо другое из своего гардероба[215].

Кошки являются единственными животными, которым разрешено входить в мечеть[216].

Индуизм и буддизм

Существует легенда, что кошка была единственным животным, отсутствовавшим в тот момент, когда Будда был на пути к освобождению от своего человеческого тела. Все животные, кроме кошки и змеи, собрались вокруг его тела. Кошка же в это время была занята ловлей мышей. Такое небрежное отношение к Будде и стало причиной негативного отношения к кошкам. Однако, у этой легенды есть и другая трактовка. Согласно ей, находившаяся рядом с Буддой крыса принялась лизать масло из лампы, кошка же поймала её и съела. Это деяние было благом, так как кошка спасла благовонное масло. С тех пор кошка считается приносящей как добро, так и зло.

Ничто, даже дурное поведение, не мешает кошке, равно как и любому другому живому существу, достичь нирваны. На церемонии коронации нового короля Таиланда кошка обязательно должна присутствовать в качестве почётного гостя.

У буддистов Китая кошки пользуются большим уважением. Монахи занимались разведением священных кошек. Их часто называли «маленькими тиграми» и «грозой зла» и специально обучали охранять сокровища храмов. Буддисты приписывают кошке склонность к медитации, способность видеть в темноте и способность отгонять злых духов. Поэтому в буддийских храмах держали кошек[217][неавторитетный источник? 1249 дней].

В искусстве и современной культуре

Согласно сохранившимся до наших дней суевериям, кошки считаются хранительницами домашнего очага и уюта. На новоселье принято первой впускать в дом кошку[218]. Из-за способности кошек приземляться на лапы при падении[81] считается, что они обладают особым «шестым чувством», и что у них девять жизней. В России существует суеверие о том, что чёрные кошки являются предвестниками неудачи, особенно, если кому-то такая кошка перебежит дорогу. Чехи же считают, что кошка, перебежавшая дорогу справа налево, наоборот, является предвестницей удачи.

Кошки часто изображались в виде статуэток и рисунков со времён Древнего Египта. Наиболее известными художниками, в чьём творчестве часто встречаются изображения кошек, являются Франц Марк, Генриетта Роннер-Книп и Луис Уэйн; последний известен своими рисунками человекоподобных кошек. В геральдике кошка — символ независимости и представляется в профиль и анфас. Она называется напуганной (фр. effarouché), если ползёт, и съёжившейся (фр. herissoné), когда спина и хвост подняты выше головы.

Литература и кинематограф

Кошки часто становились персонажами литературных произведений, например, «Кошка, которая гуляла сама по себе» Редьярда Киплинга, «Чёрный кот» Эдгара По, «Кот в сапогах» Шарля Перро, Кот учёный из «Руслана и Людмилы» А. С. Пушкина, «Коты-Воители» Эрин Хантер, Кошка-Хромоножка из сказки Джанни Родари «Джельсомино в Стране лжецов», «Житейские воззрения кота Мурра» Эрнста Гофмана, «Кот внутри» Уильяма Берроуза, «Королевская аналостанка» Э. Сетона-Томпсона, «Шамайка» Юрия Коваля. Кот Бегемот — один из главных персонажей «Мастера и Маргариты» Михаила Булгакова[219]. В сказке Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес» одним из персонажей является Чеширский Кот. В произведениях армянских писателей часто встречаются упоминания и описания ванских кошек. У знаменитого китайского писателя Лао Шэ есть роман «Записки о кошачьем городе» — сатирический памфлет на реалии Китая первой трети XX в.

  • В романе Лиона Фейхтвангера «Лисы в винограднике» одной из героинь является гадкая и своенравная кошка Гри-Гри, принадлежавшая супруге графа Морепа, государственного министра при Людовике XVI.
  • По мотивам сочинения Томаса Элиота «Популярная наука о кошках, написанная Старым Опоссумом» Эндрю Ллойдом Уэббером был создан знаменитый мюзикл «Кошки».
  • Во вселенной DC Comics есть неоднозначный персонаж Женщина-кошка, часто выступавшая либо союзником (и даже любовницей), либо противником Бэтмена. В 2004 году про неё был снят самостоятельный фильм «Женщина-кошка».
  • Немецкий писатель Акиф Пиринчи написал детективный роман «Felidae», герои которого — городские кошки (люди же выступают как эпизодические персонажи). Книга была переведена на 17 языков, а также получила анимационную экранизацию. В дальнейшем сюжет развился в целую серию из ещё пяти произведений.
  • Повесть-сказка «Мурли» нидерландской писательницы Анни Шмидт повествует о кошке, которая волей случая превратилась в девушку, но при этом сохранила в себе кошачьи повадки и способность понимать язык других кошек. По мотивам повести в 2001 году был снят фильм «Леди-кошка» (нидерл. Minoes), главную роль в котором сыграла актриса Кэрис ван Хаутен.
  • В 1977 году на экраны вышел фильм «Фантазии Веснухина», в котором рассказывается о том, как первоклассник Кирилл пытается дрессировать кота Тишку, чтобы выступить в цирке.

Мультипликация

В мультипликации кошки и коты часто становится главными героями, например, в таких мультфильмах, как «Кот Леопольд», «Трое из Простоквашино» (кот Матроскин), «Котёнок по имени Гав», «Том и Джерри», «Котёнок с улицы Лизюкова», «Ловушка для кошек», «Кот Феликс» и «Чертёнок с пушистым хвостом». Одним из наиболее популярных мультипликационных котов является Гарфилд, про которого сняты мультсериалы, а также полнометражные анимационные и художественные фильмы. В 2008 году в Интернете был выпущен мультсериал «Кот Саймона», созданный английским аниматором Саймоном Тофилдом, а также книги на его основе.

Персонажи аниме часто изображаются в виде полукошек-полулюдей. Их называют «нэко» (, букв. «кошка») или нэкомими (в переводе «кошачьи уши»).

В науке

Знаменитые кошки

Всемирную историческую известность получила любимая белоснежная кошка кардинала Ришелье — Мириам.

Благодаря СМИ, литературе и кинематографу, широкую известность в XX и XXI веках приобрели кошки и коты президентов США Билла Клинтона — Сокс и Джорджа Буша младшего — Индия, премьер-министров Великобритании — Хамфри, Папы Римского Бенедикта XVI — Чико и экс-президента России Дмитрия Медведева — Дорофей (англ.). Прославились неизменный спутник чемпиона мира по шахматам Александра Алехина — сиамский кот Чесс; снявшийся в нескольких американских фильмах и награждённый кинопремиями «актёр» Оранджи, кот Дьюи Ридмор Букс (англ.) из библиотеки американского города Спенсер и другие.

Стали известными награждённый медалью Королевского флота Великобритании «матрос» Саймон[221] и «ветеран» Британского флота чёрно-белый «Непотопляемый Сэм», переживший гибель трёх военных кораблей[222].

Широкую известность приобрела бруклинская кошка черепахового с белым окраса по кличке Скарлетт, в 1996 г. прославившаяся самоотверженностью при спасении своих котят из горящего гаража[223], в честь которой присуждается Премия за героизм животных имени Скарлетт (англ. Scarlett Award for Animal Heroism), которой награждаются животные, совершившие героические поступки на благо людей или других животных[224].

Клички кошек

В большинстве культур кошкам принято давать имена или прозвища. В разных странах существуют разные культуры именования. Например, в англоязычных странах согласно одному опросу, наиболее популярной кличкой для кошки являются Тиггер, Тайгер и Макс[225]. Согласно другому опросу, наиболее популярными кличками для котов являются: Макс, Бадди, Джейк и Роки, а для кошек — Молли, Могги, Дейзи, Льюси, Кити[226]. По-русски кошек часто называют уменьшительно-ласкательными формами имён: Муся, Мурка, Пушок (Пуша), Мурзик, Васька, Барсик, Рыжик и пр. Обычно владельцы кошек выбирают клички своим питомцам, руководствуясь наблюдением за поведением котят, а также доминирующим цветом в окрасе. Рекомендуется давать кошкам короткие клички, которые состоят из одного-двух слогов, так как они лучше воспринимаются кошкой. При этом желательно, чтобы в последнем, втором слоге был гласный звук «и»[227]. Общепринято, чтобы в питомниках кошек имена всех котят одного помёта начинались на одну и ту же букву[228].

Придумыванию имени кошки в сборнике детских стихов Т. С. Элиота «Практическое котоведение» (англ. Old Possum’s Book of Practical Cats) посвящено отчасти философское стихотворение «Как назвать кошку» (англ. The Naming Of Cats). На эту же тему стихотворение С. Я. Маршака «Отчего кошку назвали кошкой?», основанное на монгольской народной сказке, по которому был поставлен одноимённый философский мультфильм.

См. также


Напишите отзыв о статье "Кошка"

Примечания

  1. [www.top-ten-10.com/recreation/pets/uk-pets.htm Top Ten Most Popular Pets in the UK] (англ.). Top-Ten-10.com. Проверено 18 июня 2010. [www.webcitation.org/67mCelchd Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  2. [www.catanddoghelp.com/ Resources for Dogs, Cats, Horses, Birds, and other Companion Animals, Assistance Animals, & Special-Needs Animals] (англ.). Проверено 18 июня 2010. [www.webcitation.org/67mCfDgtB Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  3. [www.intervet.com/ipg/companion-animals.aspx Companion Animal Vaccines] (англ.). Intervet/Schering-Plough Animal Health. Проверено 18 июня 2010. [www.webcitation.org/67mCfhtUh Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  4. [www.wspa-usa.org/wspaswork/dogs/companionanimals/default.aspx Companion Animals] (англ.). WSPA. Проверено 16 января 2011. [www.webcitation.org/67mCgQ7KN Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  5. 1 2 [www.nhm.ac.uk/hosted_sites/iczn/lists&indexes.pdf Official Lists and Indexes of Names in Zoology, Updated March 2010] (англ.)(недоступная ссылка — история). The International Commission on Zoological Nomenclature (March 2003). Проверено 29 мая 2010.
  6. Sharon L. Crowell-Davis, Terry M. Curtis, Rebecca J. Knowles [zoopsy.free.fr/veille_biblio/social_organization_cat_2004.pdf Social organization in the cat: a modern understanding] (англ.) // Journal of Feline Medicine and Surgery. — 2004. — No. 6. — P. 19–28. [web.archive.org/web/20110720231305/zoopsy.free.fr/veille_biblio/social_organization_cat_2004.pdf Архивировано] из первоисточника 20 июля 2011.
    … while the feral and free-living domestic cat, Felis catus, can survive in the solitary state …, social groups that have internal structure, and in which group members recognize each other and engage in a variety of social behaviors, are formed whenever there are sufficient food resources to support a group … In other words, they are a social species.
  7. 1 2 Moelk, Mildred (1944-04). «[www.jstor.org/stable/1416947 Vocalizing in the House-Cat; A Phonetic and Functional Study]». The American Journal of Psychology (The American Journal of Psychology, Vol. 57, No. 2) 57 (2): 184–205. DOI:10.2307/1416947.
  8. Nicholas Wade. [www.nytimes.com/2007/06/29/health/29iht-cats.1.6406020.html?_r=1 DNA traces 5 matriarchs of 600 million domestic cats] (англ.) (June 29, 2007). Проверено 31 мая 2010.
  9. [www.scientificamerican.com/article.cfm?id=the-taming-of-the-cat&page=2 The Evolution of House Cats] (англ.).
  10. Rob Stein. [www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/graphic/2008/03/17/GR2008031700238.html?sid=ST2008031601236 Tracing Kitty's Genes] (англ.). The Washington Post (17 March 2008). Проверено 8 октября 2010. [www.webcitation.org/60ulH2lzf Архивировано из первоисточника 13 августа 2011].>
    Descending from the wild cats of the Fertile Crescent more than 10,000 years ago, domestic cats spread with human agriculture, trade and colonization.
  11. Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера. [dic.academic.ru/dic.nsf/vasmer/41747 Статья «Кошка» в «Этимологический словарь русского языка»] (рус.) (1950). Проверено 26 мая 2010.
    I ко́шка I., укр. кíшка. Вероятно, производное от *коша — к кот, уменьш., аналогично Ма́ша от Ма́рья; из др.-русск., ст.-слав. котъка; см. Соболевский, РФВ 66, 342; Бернекер 1, 589; Преобр. I, 371.
  12. 1 2 Этимологический словарь славянских языков, том 11. — Издательство «Наука». — 1984. — С. 209—211.
  13. См. подробно: Топоров В. Н. Прусский язык. Словарь. Т. 3. — М.: Наука, 1980. — 384 с. — С. 269—273.
  14. [www.etymonline.com/index.php?term=cat&allowed_in_frame=0 cat (n.)] (англ.). Online Etymology Dictionary. Проверено 23 сентября 2016.
  15. Tʻamaz Gamqreliże, Vi︠a︡cheslav Vsevolodovich Ivanov, Werner Winter, 978-3110147285. [books.google.com/books?id=8GhwAAAAIAAJ&q=Indo-European+and+the+Indo-Europeans:+a+reconstruction+and+historical+analysis+of+a+Proto-language+and+a+Proto-culture,+Volume+1&dq=Indo-European+and+the+Indo-Europeans:+a+reconstruction+and+historical+analysis+of+a+Proto-language+and+a+Proto-culture,+Volume+1&hl=en&ei=6a0zTeKHOsyFhQf97MXzCw&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCMQ6AEwAA Indo-European and the Indo-Europeans: a reconstruction and historical analysis of a Proto-language and a Proto-culture, Volume 1] (англ.). de Gruyter Mouton (1995). Проверено 10 декабря 2010.
    This shows that the whole set of words is fairly old. It is based on *khath- 'cat', from which are derived verbs meaning 'give birth' (to small animals) and names for the young of small animals.
  16. [www.cofe.ru/apple/article.asp?heading=3&article=5139 Берегите кошку, Сергей Корневский, 12.03.2004]
    Основа слова «кот» у европейцев древняя, поэтому столь одинаково она звучит на многих языках. Слово «кот» теснейшим образом связано с очень важным глаголом, обозначающим рождение, — котиться, оно также является составной частью слова, обозначающего звериного детёныша — catulus (по латыни).
  17. Фасмер, М. [starling.rinet.ru/cgi-bin/query.cgi?basename=\usr\local\share\starling\morpho\vasmer\vasmer&root=/usr/local/share/starling/morpho&morpho=0 Этимологический словарь русского языка]. — 1-е изд.. — М., 1964—1973. — Т. 1—4.
  18. Takács D. Etymological Dictionary of Egyptian. Vol.3. Leiden; Brill, 2008. P. 134
  19. Schuessler A. ABC Etymological Dictionary of Old Chinese. University of Hawai’i Press, 2007. P. 375
  20. Don E. Wilson & DeeAnn M. Reeder (editors). [www.bucknell.edu/msw3/browse.asp?id=14000031 SPECIES Felis catus] (англ.). Mammal Species of the World. A Taxonomic and Geographic Reference (3rd ed). Johns Hopkins University Press (2005). Проверено 29 мая 2010. [www.webcitation.org/67mCj2T0n Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  21. Anthea Gentrya, Juliet Clutton-Brockb, Colin P. Grovesc. [arts.anu.edu.au/grovco/J%20Arch%20Sci.pdf The naming of wild animal species and their domestic derivatives] (англ.). Journal of Archaeological Science 31 (2004) 645–651 (2004). Проверено 29 мая 2010. [www.webcitation.org/67mCjVzqR Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  22. Don E. Wilson & DeeAnn M. Reeder (editors). [www.bucknell.edu/msw3/browse.asp?s=y&id=14000057 SPECIES Felis silvestris]. Mammal Species of the World. A Taxonomic and Geographic Reference (3rd ed). Johns Hopkins University Press (2005). Проверено 29 мая 2010. [www.webcitation.org/67mCk4kMd Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  23. Carlos A. Driscoll и другие. [www.sciencemag.org/cgi/content/abstract/1139518v1 The Near Eastern Origin of Cat Domestication] (англ.). Science Magazine (18 июня 2007). Проверено 26 июля 2010. [www.webcitation.org/67mCkXV6H Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    A genetic assessment of 979 domestic cats and their wild progenitors (Felis silvestris silvestris — European wildcat; F. s. lybica — Near Eastern wildcat; F. s. ornata — Central Asian wildcat; F. s. cafra — sub Saharan African wildcat; and F. s. bieti — Chinese desert cat) indicated that each wild group represents a distinctive subspecies of Felis silvestris.
  24. [www.itis.gov/servlet/SingleRpt/SingleRpt?search_topic=TSN&search_value=180586 Taxonomic Hierarchy, Taxonomic Serial No.: 180586] (англ.). Integrated Taxonomic Information System. Проверено 29 мая 2010. [www.webcitation.org/67mClA4T7 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  25. [www.nhm.ac.uk/hosted_sites/iczn/BZNMar2003opinions.htm Opinion 2027, Bulletin of Zoological Nomenclature 60(1)](недоступная ссылка — история) (March 2003). Проверено 29 мая 2010.
  26. Чаадаева Е. В., Соколова Н. Н. [elibrary.ru/item.asp?id=9174275 Сравнительный анализ развития вокальных сигналов у котят степной, Felis libyca, и домашней, F. catus, кошек (Carnivora, Felidae)] // Зоологический журнал. — 2005. — Т. 84, № 11. — С. 1402—1415.  (Проверено 26 июля 2010)
  27. Брем А. Жизнь животных. 2004 (см. раздел Литература). — Примечания к страницам 99, 104.
  28. [www.krugosvet.ru/enc/nauka_i_tehnika/biologiya/KOSHKA_DOMASHNYAYA.html Кошка домашняя] — статья из энциклопедии «Кругосвет»  (Проверено 25 июля 2010)
  29. Брем А. Жизнь животных. 2004 (см. раздел Литература). — С. 99.
  30. Nicholas Wade. [www.nytimes.com/2007/06/29/health/29iht-cats.1.6406020.html?_r=1 DNA traces 5 matriarchs of 600 million domestic cats] (англ.) (June 29, 2007). Проверено 27 ноября 2010.
    At least five females, of the wildcat subspecies known as Felis silvestris lybica, accomplished this delicate transition from forest to village, scientists have concluded, based on new DNA research. And from these five matriarchs, all the world’s 600 million house cats are descended.
  31. Driscoll C. A., Menotti-Raymond M., Roca A. L., Hupe K., Johnson W. E., Geffen E., Harley E. H., Delibes M., Pontier D., Kitchener A. C., Yamaguchi N., O’brien S. J., Macdonald D. W. [www.facstaff.bucknell.edu/sdjordan/PDFs/Driscoll%20Science%20Cat.pdf The Near Eastern origin of cat domestication] // Science. — 2007. — Т. 317(5837). — С. 519—523.
  32. [phys.org/news/2016-09-dna-hints-cat-domestication-history.html DNA study offers some hints of cat domestication history. September 23, 2016.]
  33. [www.nature.com/news/how-cats-conquered-the-world-and-a-few-viking-ships-1.20643 How cats conquered the world (and a few Viking ships), 20 September 2016.]
  34. Carlos A. Driscoll, Juliet Clutton-Brock, Andrew C. Kitchener and Stephen J. O'Brien. [www.scientificamerican.com/article.cfm?id=the-taming-of-the-cat The Evolution of House Cats] (англ.). Scientific American (10 June 2009). Проверено 21 января 2011. [www.webcitation.org/67mClm4zr Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  35. Monika J. Lipinski и другие [www.sciencedirect.com/science/article/B6WG1-4R8KT3B-3/2/3a963ce4b99082e9321dcb5a20204211 The ascent of cat breeds: Genetic evaluations of breeds and worldwide random-bred populations] (англ.) // ScienceDirect. — 2008. — DOI:10.1016/j.ygeno.2007.10.009.
  36. The Near Eastern Origin of Cat Domestication (англ.) // Science. — 2007. — P. 519 - 523. — DOI:10.1126/science.1139518.
  37. Paul Rincon. [news.bbc.co.uk/2/hi/science/nature/3611453.stm Dig discovery is oldest 'pet cat'] (англ.). BBC News (8 April, 2004). Проверено 17 января 2011. [www.webcitation.org/67mCnbDCw Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    The evidence comes from the Neolithic, or late stone age, village of Shillourokambos on Cyprus, which was inhabited from the 9th to the 8th millennia BC.
  38. [www.membrana.ru/lenta/?2940 Обнаружены останки самого древнего домашнего кота]. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mCoYOft Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  39. Stuart Swiny. [www.bu.edu/asor/pubs/books-monographs/swiny.pdf The Earliest Prehistory of Cyprus]. Boston University (2002). Проверено 31 мая 2010. [www.webcitation.org/67mCpzi9Z Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    In view of the finds at Shillourokambos, an Anatolian origin seems more likely.
  40. Carlos A. Driscolla,b, David W. Macdonalda and Stephen J. O'Brien. [www.pnas.org/content/early/2009/06/15/0901586106.abstract?etoc From wild animals to domestic pets, an evolutionary view of domestication]. Proceedings of the National Academy of Sciences of the USA (16-June-2009). Проверено 31 мая 2010. [www.webcitation.org/67mCqRcNW Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    The available archaeological evidence indicates that the process of wildcat domestication began in the Neolithic in the same place and time as the development of year-round settlements and the onset of an agricultural economy.
  41. Е. Фирсова. Кошки от А до Я. — Вече, 2006. — P. 1 (fb2) Введение. — ISBN 5-9533-1220-2.
  42. 1 2 3 4 5 6 7 8 [www.slate.fr/story/104539/chats-animaux-domestiques-sauvages Les chats sont-ils des animaux sauvages ou domestiques?]
  43. 1 2 3 www.vesti.ru/doc.html?id=1168465&cid=2161 Кошки сами решили жить рядом с человеком 5000 лет назад
  44. Kahn, Cynthia M.; Line, Scott. The Merck/Merial Manual for Pet Health. — Merck, 2007. — С. 330. — ISBN 0911910999.
  45. [www.eurocatfancy.de/en1/nav/about-cats/cat-anatomy/heart.asp The heart of the cat] (англ.). Еurocatfancy. Проверено 17 января 2011. [www.webcitation.org/67mCquxle Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  46. Carolyn M. Vella, Roy Robinson. [books.google.com/books?id=wxgf-CwKlLoC&pg=PA195&dq=body+temperature+of+sphynx+cat&hl=en&ei=wZ4jTffzA4WZOq3Z4I0J&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=8&ved=0CE4Q6AEwBw#v=onepage&q=body%20temperature%20of%20sphynx%20cat&f=false Robinson's genetics for cat breeders and veterinarians] / Carolyn M. Vella, Roy Robinson. — Elsevier Health Sciences, 1999. — С. 195. — 253 с. — ISBN 0750640693, 9780750640695.
  47. Sarah Hartwell. [web.archive.org/web/20080617194902/www.messybeast.com/bloodgroups.htm Blood Goup Incompatibility in Cats]. Messybeast. Проверено 24 мая 2010.
  48. Telis, Gisela [news.sciencemag.org/sciencenow/2010/11/cats-tongues-employ-tricky-physi.html Cats' Tongues Employ Tricky Physics]. ScienceNOW (11 ноября 2010). Проверено 23 января 2011. [www.webcitation.org/67mCrevEl Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  49. [www.nytimes.com/2010/11/12/science/12cats.html?_r=1&ref=science For Cats, a Big Gulp With a Touch of the Tongue]. (англ.) // The New York Times, 11.11.2010
  50. Попов, Леонид [www.membrana.ru/particle/2030 Скоростная съёмка раскрыла секрет кошачьего лакания]. Membrana.ru (12 ноября 2010). Проверено 26 января 2011. [www.webcitation.org/67mCsO7tv Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  51. [www.royalpet.ru/News/28.05.03.htm Гиннесс представляет: самая длинная кошка в мире] (рус.)(недоступная ссылка — история). Проверено 24 мая 2010.
  52. [www.verismocat.com/htmscripts/leo-guinness.htm 2006 Guinness World Record Holder for Longest Cat] (англ.)(недоступная ссылка — история). Maine Coon Cats by Verismo. Проверено 24 мая 2010.
  53. [www.zooprice.ru/articles/detail.php?ID=99405 И создал Бог кошку... (часть 3)]. Zooprice. Проверено 13 июня 2010. [www.webcitation.org/67mD0rzve Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  54. [www.cat-world.com.au/CatRecords.htm Cat World Records: Heaviest Cat] (англ.). Cat World. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mD2xqS3 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  55. Moore, Glenda. [www.xmission.com/~emailbox/records.htm Those Amazing Cats] (англ.). CatStuff. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mD3uDTz Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  56. [my-dog-cat.ru/cat/002.html Анатомия кошки](недоступная ссылка — история). my-dog-cat.ru (2008). Проверено 1 июня 2010.
  57. Case, Linda P. The cat: its behavior, nutrition, and health. — Iowa: Iowa State Press, 2003. — С. 35. — ISBN 0-8138-0331-4.
  58. Дорош Мария. Ветеринарный справочник для владельцев кошек. — Вече, 2006. — ISBN 5-9533-1644-5.
  59. [www.veterinarka.ru/content/view/13/66 Анатомия пищеварительной системы кошки(ротовая полость)] ( (рус.)). Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mD4X9zI Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  60. Smith Patricia. Structure, function and evolution of teeth. — Freund Publishing House Ltd., 1992. — P. 217. — ISBN 9652222704, 9789652222701.
  61. [life.familyeducation.com/cats/hygiene/45696.html Keeping Up with Your Cat's Hygiene]. Family Education. Проверено 25 июня 2010. [www.webcitation.org/67mD5bdZo Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  62. Hughes A. Vergence in the cat. Vision Res. Dec;12(12): 1961-94, 1972.
  63. Швыркова Н. [www.zooclub.ru/cats/sost/10.shtml Как видит кошка?] (рус.). Журнал «Кот и Пёс» 1997/4. ЗооКлуб. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mD6h7ot Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  64. [elementy.ru/blogs/users/editor/4184/ Жизнь в науке. Дневники] (рус.). Elementy.ru. — Как видит кошка. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mD9dR32 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  65. Yokoyama S., and Radlwimmer F.B. The molecular genetics of red and green color vision in mammals. Genetics, 1999, 153(2), p. 919—932. PMCID: PMC1460773
  66. Gerald H. Jacobs. [www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2781854/?tool=pubmed Evolution of colour vision in mammals.] (англ.). Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2009 October 12; 364(1531): 2957–2967..
  67. 1 2 [www.interesdom.ru/articles.php?article_id=115 Зрение кошки.Третье веко] (рус.). Проверено 12 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDBJgLi Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  68. Ильичёв Валерий Дмитриевич [www.zooclub.ru/cats/sost/17.shtml Слух кошки] // Друг. — 1998.
  69. 1 2 3 Ильичёв Валерий Дмитриевич [www.zooclub.ru/cats/sost/17-2.shtml Слух кошки] // Друг. — 1998.
  70. [www.lsu.edu/deafness/HearingRange.html How Well Do Dogs and Other Animals Hear?] (англ.). [www.lsu.edu/deafness/deaf.htm Deafness in dogs & cats] (3 June 2003). Проверено 2 июня 2010. [www.webcitation.org/61H1Nogft Архивировано из первоисточника 28 августа 2011].
  71. Melvin E. Sunquist, Fiona Sunquist. Wild cats of the world. — University of Chicago Press, 2002. — С. 10. — 452 с. — ISBN 0226779998, 9780226779997.
  72. Linda P. Case. [books.google.com/books?id=mdg0R6nDWgoC&dq=The+cat:+its+behavior,+nutrition,+%26+health.+Ames,+Iowa:+Iowa+State+Press.+ISBN+0-8138-0331-4.&source=gbs_navlinks_s The cat: its behavior, nutrition, & health]. — Wiley-Blackwell, 2003. — P. 46-47. — 392 p. — ISBN 0813803314, 9780813803319.
  73. [www.eurocatfancy.de/en1/nav/about-cats/cat-anatomy/vibrissae.asp Vibrissae in cats]. Проверено 25 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDECAzZ Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  74. [pnas.org/content/89/11/ Crossmodal changes in the somatosensory vibrissa]. 5063.full.pdf. pnas. Проверено 25 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDEtYJ7 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  75. Moulton, David G. (1967-08-01). «[icb.oxfordjournals.org/cgi/content/abstract/7/3/421 Olfaction in Mammals]». Amer. Zool. 7 (3): 421–429. DOI:10.1093/icb/7.3.421. Проверено 2010-05-26.
  76. Ильичёв Валерий Дмитриевич. [zooclub.ru/cats/sost/19.shtml Обоняние и вкус у кошек] (рус.). Журнал «Друг» (кошки) 1997/6. ЗооКлуб. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDGQhh2 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  77. M. Miyazaki, T. Yamashita, Y. Suzuki, Y. Saito, S. Soeta, H. Taira, and A. Suzuki (October 2006). «A major urinary protein of the domestic cat regulates the production of felinine, a putative pheromone precursor» (PDF). Chem. Biol. 13 (10): 1071–1079. DOI:10.1016/j.chembiol.2006.08.013. ISSN [worldcat.org/issn/1074-5521 1074-5521]. PMID 17052611. Проверено 2010-05-26.
  78. Sommerville, B. A. (1998). «Olfactory awareness». Applied Animal Behaviour Science 57 (3-4): 269–286. DOI:10.1016/S0168-1591(98)00102-6. ISSN [worldcat.org/issn/0168-1591 0168-1591]. Проверено 2010-05-26.
  79. [www.eurekalert.org/pub_releases/2005-07/mcsc-dst072005.php Defective sweet taste receptor gene shapes cat cuisine] (англ.). EurekAlert. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDInsUB Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  80. [pets.academ.org/pets/koshki/1115 Биология кошки] (рус.). pets.academ.org. Проверено 12 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDJLxfY Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  81. 1 2 Allan Parachini. [pqasb.pqarchiver.com/latimes/access/58791292.html?dids=58791292:58791292&FMT=ABS&FMTS=ABS:FT&type=current&date=Dec+28%2C+1987&author=ALLAN+PARACHINI&pub=Los+Angeles+Times+(pre-1997+F They Land on Little Cat Feet]. Los Angeles Times. Проверено 16 июня 2010.
  82. [www.a-house-full-of-cats.com/indoorcats.html Keeping Indoor Cats Safe From Harm!]. www.a-house-full-of-cats.com. Проверено 13 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDMn3jS Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  83. [www.aspca.org/pet-care/cat-care/high-rise-syndrome.html High-Rise Syndrome]. The American Society for the Prevention of Cruelty to Animals (ASPCA). Проверено 13 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDSaUqw Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  84. [news.google.com/newspapers?id=970sAAAAIBAJ&sjid=JBQEAAAAIBAJ&pg=6991,5564153&hl=en Study finds the mystery of cats' falls]. Star-News (Dec 29, 1987). Проверено 24 мая 2010.
  85. Vnuk D, Pirkić B, Maticić D, Radisić B, Stejskal M, Babić T, Kreszinger M, Lemo N. [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/15363762 Feline high-rise syndrome: 119 cases (1998-2001)]. PubMed. Проверено 3 июня 2010.
    High-rise syndrome was diagnosed in 119 cats over a 4-year period. 59,6 % of cats were younger than one year, and the average height of the fall was four stories. High-rise syndrome was more frequent during the warmer period of the year. 96,5 % of the presented cats, survived after the fall. 46,2 % of cats had fractured limbs; 38,5 % of fractures were of the forelimb, 61,5 % of the hindlimb. The tibia was fractured most often (36.4 %), followed by the femur (23.6 %). 78,6 % of femoral fractures were distal. The mean age of patients with femoral fractures was 9.1 months, and with tibial fractures 29.2 months. Thoracic trauma was diagnosed in 33,6 % of cats. Pneumothorax was diagnosed in 20 % of cats, and pulmonary contusions in 13,4 %. Falls from the seventh or higher stories, are associated with more severe injuries and with a higher incidence of thoracic trauma.
  86. Дж. Дайамонд. [oldcats.ru/myr-fakty/myr-fakty/visotnyi_sindrom.htm Высотный синдром кошек]. Проверено 3 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDTM7H7 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  87. [www.straightdope.com/classics/a5_190.html The Straight Dope: Do cats always land unharmed on their feet, no matter how far they fall?]. Проверено 28 июля 2010. [www.webcitation.org/67mDV0UME Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    Above seven stories, however, the number of injuries per cat sharply declined.
  88. Ирина Павленко. [www.rodgaz.ru/index.php?action=Articles&dirid=16&tek=22133&issue=306 Сколько жизней у кошки? Человек спас кошачью жизнь. И его собственная судьба изменилась к лучшему]. «Родная газета» № 2(186), 19 января 2007 г., полоса 72 (19 января 2007). Проверено 3 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDVWrQ5 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  89. Силагадзе З. К. [www.scientific.ru/journal/translations/cat.html Почему у кошек девять жизней?] (20 января 2004). Проверено 3 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDWe4p9 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  90. [www.math.ucsc.edu/faculty/montgomery.html Richard Montgomery]. UCSC Mathematics Faculty. Проверено 3 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDXUzLi Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  91. Фирсова Е. Кошки от А до Я. — Вече, 2006. — P. 66 (fb2) Кошки очень чистоплотны. — ISBN 5-9533-1220-2.
  92. Brenda Griffin. [vlsstore.com/Media/PublicationsArticle/PV_23_12_1049.pdf Prolific Cats: The Estrous Cycle] (англ.) (pdf)(недоступная ссылка — история). VetLearn.com. — The estrous cycle of the female cat (queen) is unique among domestic species and consists of five phases: proestrus, estrus, interestrus, diestrus, and anestrus.. Проверено 26 мая 2010.
  93. Sarah Hartwell. [www.messybeast.com/kill_kit.htm Cats that Kill Kittens] (англ.). Messybeast.com Cat Resource Archive (2002). — Some males also become excellent and trustworthy kitten-sitters.. Проверено 26 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDZ3zuN Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  94. E. J. Taylor, C. Adams and R. Neville. [journals.cambridge.org/action/displayFulltext?type=1&fid=789760&jid=PNS&volumeId=54&issueId=03&aid=789752&bodyId=&membershipNumber=&societyETOCSession= Some nutritional aspects of ageing in dogs and cats, Proceedings of the Nutrition Society, 54, 645—656]. Cambridge University Press (1995). Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDZhjII Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  95. [books.google.com/books?id=hLYzvUvPL3MC&pg=PA320&lpg=PA320&hl=en&ei=E7FATPjJLMG78gaqwJyZDw&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCoQ6AEwAA#v=onepage&q&f=false Guinness World Records 2010]. — Bantam; Reprint edition, 2010. — P. 320. — ISBN 978-0553593372.
  96. Jessica Warren. [www.nationalledger.com/cgi-bin/artman/exec/view.cgi?archive=42&num=28649 Caterack Dies - World's Oldest Cat Was 30!], The National Ledger (Oct 23, 2009). Проверено 6 января 2011. «A report from MSNBC News notes that the oldest cat ever recorded was a 38-year-old feline named Creme Puff, according to a rep from Guinness World Records.».
  97. [www.dailymail.co.uk/news/article-1344271/Can-Lucy-39-really-oldest-cat-world.html/displayFulltext?type=1&fid=789760&jid=PNS&volumeId=54&issueId=03&aid=789752&bodyId=&membershipNumber=&societyETOCSession= Can Lucy, 39, really be the oldest cat in the world? (Or is it just a shaggy dog story?)]. Daily Mail Reporter. Проверено 17 февраля 2011. [www.webcitation.org/67mDaL1tn Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  98. [www.aspca.org/pet-care/cat-care/spay-neuter.html Cat care: Spay-neuter]. American Society for the Prevention of Cruelity to Animals (2009). Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDcERos Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  99. [www.zoovet.ru/text.php?newsid=21 Диагностика и лечение новообразований молочных желёз у собак и кошек] (рус.). Ветеринарная клиника «Зоовет». Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDcp2jb Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  100. [www.petsovet.ru/tips/detail.php?SECTION_ID=617&ELEMENT_ID=2418 Рак молочной железы у кошек] (рус.). Советы доктора Никола. Интернет зоомагазин ПетСовет. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDffzhU Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  101. [www.animall.ru/node/1162 Ожирение у кастрированных котов] (рус.). Журнал «Друг» (кошки) 1998/4-5. www.animall.ru. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDhly1x Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  102. Николаева Л. В. [www.bkvet.ru/castration_and_urolitiasis Кастрация приводит к развитию мочекаменной болезни] (рус.). Ветеринарная клиника «Белый Клык». Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDiKInu Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  103. Levy JK, Gale DW, Gale LA (January 2003). «[www.collierferalcatcoalition.org/tnr%20sources/javma.2003.222.pdf Evaluation of the effect of a long-term trap-neuter-return and adoption program on a free-roaming cat population]» (PDF). J. Am. Vet. Med. Assoc. 222 (1): 42–6. DOI:10.2460/javma.2003.222.42. ISSN [worldcat.org/issn/0003-1488 0003-1488]. PMID 12523478.
  104. [webmvc.com/bolezn/catdog1/klassifi.php Классификация инфекционных болезней]. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDjDxMV Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  105. [www.vet.cornell.edu/fhc/brochures/parasite.html Gastrointestinal Parasites in Cats]
  106. Владимиров Владимир. [www.vetprofy.ru/toksaplazmos.php Лечение токсоплазмоза у кошек]. Московская городская ветеринарная помощь. Проверено 1 декабря 2010. [www.webcitation.org/67mDk0Ycc Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  107. Gary D. Norsworthy, Mitchell A. Crystal, Sharon Fooshee Grace, Larry P. Tilley. [books.google.com/books?id=YDcrQ_mkt2cC&dq=cat+rabies&source=gbs_navlinks_s The Feline Patient]. — John Wiley and Sons, 2010. — С. 440-441. — 1052 с. — ISBN 0813818486, 9780813818481.
  108. [www.avma.org/issues/policy/vaccination_principles.asp Vaccination Principles]. AVMA policy. The American Veterinary Medical Association (AVMA). Проверено 23 января 2011. [www.webcitation.org/67mDkUfr1 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    Vaccination is a potent medical procedure with both risks and benefits. While there is evidence that some vaccines provide immunity beyond one year, revaccination of patients with sufficient immunity does not necessarily add to their disease protection and may increase the potential risk of post-vaccination adverse events.
  109. [www.vetmed.ucdavis.edu/vmth/small_animal/internal_medicine/vaccination_protocols.cfm UC Davis VMTH Canine and Feline Vaccination Guidelines (Revised 11/09)]. AVMA policy. UC Davis VMTH. Проверено 23 января 2011. [www.webcitation.org/6OAohoM2o Архивировано из первоисточника 19 марта 2014].
    In general, guidelines for vaccination of cats have been strongly influenced by the appearance of vaccine-associated sarcomas in cats, and in particular their epidemiologic association with feline leukemia virus vaccines and killed rabies virus vaccines. Thus, there is clear evidence for minimizing frequency of vaccination in cats.
  110. [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/6380542 Nutrition of the domestic cat, a mammalian carnivore.] (англ.)
  111. Manfred Bürger. [books.google.com.au/books?id=AOssKBRDDQ8C&q=chewing.+Indeed,+it+often+requires+several+changes+from+side+to+side,+before+a+single&dq=chewing.+Indeed,+it+often+requires+several+changes+from+side+to+side,+before+a+single&hl=ru&ei=C44CTa-5MIWZOsmZ1KYB&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCQQ6AEwAA Cats, the complete book]. — Exeter Books : distributed by Bookthrift, 1980. — С. 90. — 250 с. — ISBN 0896730379, 9780896730373.
  112. Gary D. Norsworthy,Mitchell Crystal,Sharon Fooshee Grace. [books.google.com.au/books?id=_aSMmFN4TQYC&pg=PA329&dq=cat+vomiting&hl=ru&ei=7JECTYOnO4qeOriV9IsH&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=4&ved=0CDkQ6AEwAw#v=onepage&q=cat%20vomiting&f=false The feline patient]. — Wiley-Blackwell, 2006. — С. 329. — 776 с. — ISBN 0781762685, 9780781762687.
  113. Pam Johnson-Bennett, Pam Johnson. [books.google.com.au/books?id=7IZGAAAAYAAJ&q=Yogurt.+A+tablespoon+of+yogurt+is+a+wonderful+and+healthy+snack.+Buy+plain,+unflavored+yogurt+%E2%80%94+your+cat+won%27t+miss+the+fruit+flavors.&dq=Yogurt.+A+tablespoon+of+yogurt+is+a+wonderful+and+healthy+snack.+Buy+plain,+unflavored+yogurt+%E2%80%94+your+cat+won%27t+miss+the+fruit+flavors.&hl=ru&ei=uaECTfiNKcrrOdnlzbsE&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCIQ6AEwAA Cat love: understanding the needs and nature of your cat]. — Storey Communications, 1990. — С. 77. — 247 с. — ISBN 0882665944, 9780882665948.
  114. Woods M, McDonald RA, Harris S. (2003). «[www3.interscience.wiley.com/journal/118839928/abstract Predation of wildlife by domestic cats Felis catus in Great Britain]». Mammal Review 23 (2): 174–188. DOI:10.1046/j.1365-2907.2003.00017.
  115. Robertson ID (August 1998). «Survey of predation by domestic cats». Aust. Vet. J. 76 (8): 551–4. DOI:10.1111/j.1751-0813.1998.tb10214.x. ISSN [worldcat.org/issn/0005-0423 0005-0423]. PMID 9741724.
  116. Bradshaw JW, Goodwin D, Legrand-Defrétin V, Nott HM (July 1996). «Food selection by the domestic cat, an obligate carnivore». Comp. Biochem. Physiol. A Physiol. 114 (3): 205–9. DOI:10.1016/0300-9629(95)02133-7. ISSN [worldcat.org/issn/1096-4940 1096-4940]. PMID 8759144.
  117. Jennifer A. Coscia, Don Hamilton. [books.google.com.au/books?id=koO55THXBCMC&pg=PA94&dq=non-lactose+milk+cats&hl=ru&ei=7pYCTaD7Gs2gOtiDpKYB&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=9&ved=0CFAQ6AEwCA#v=onepage&q&f=false The Holistic Cat: A Complete Guide to Wellness for a Healthier, Happier Cat]. — North Atlantic Books, 2009. — С. 94. — 201 с. — ISBN 1556437668, 9781556437663.
  118. Фогель А., Шнайдер Х.Э. Питание кошки // Советы любителям кошек = dr. Annemarie Vogel, dr.heinz-Eberhard Schneider Ratschläge für den Katzenfreud / ред. и предисл. канд. биол. наук С.К. Клумова. — М: Лесн. пром-сть, 1987. — С. 170. — 335 с.
  119. Shawn Messonnier — Natural health Bible for dogs & cats : your A-Z guide to over 200 conditions, herbs, vitamins, and supplements, стр. 161 — Prima Pets, 2000 — ISBN 0-7615-2673-0
  120. Benjamin Charles Gruenberg, Nelson Eldred Bingham. Biology and man. — Ginn and company, 1944. — С. 110. — 718 с.
  121. Ann Wortinger — Nutrition for veterinary technicians and nurses, стр. 46 — Blackwell, 2007 — ISBN 0-8138-2913-5
  122. James B. Lawhead,MeeCee Baker. [books.google.com.au/books?id=ArYnRIAAOCoC&pg=PA195&dq=chocolate+may+cause+disease+in+cats&hl=ru&ei=BJ0CTbixDMKEOo_usaYB&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCUQ6AEwAA#v=onepage&q=chocolate%20may%20cause%20disease%20in%20cats&f=false Introduction to veterinary science]. — Cengage Learning, 2005. — С. 195. — 327 с. — ISBN 076683302X, 9780766833029.
    Chocolate toxicity can be fatal. Cats happen to be very sensitive to a toxin in onions.
  123. Michael W. Fox. [books.google.com.au/books?id=QREviOHZ3jMC&pg=PA190&dq=human+food+may+cause+disease+in+cats&hl=ru&ei=7ZsCTZ2GONGgOq7S-KYB&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=4&ved=0CDQQ6AEwAw#v=onepage&q=human%20food%20may%20cause%20disease%20in%20cats&f=false Cat Body, Cat Mind: Exploring Your Cat's Consciousness and Total Well-Being]. — Globe Pequot. — С. 190. — 233 с. — ISBN 1599210622, 9781599210629.
    Problems arise when people get into the habit of giving their cats more than a taste of various human foods.
  124. Sandra Choron, Harry Choron, Arden Moore. [books.google.com.au/books?id=shAHJQwXslYC&printsec=frontcover&dq=Sandra+Choron,+Harry+Choron,+Arden+Moore+Planet+Cat:+A+CAT-alog&hl=ru&ei=4KYCTc2VM8PpOe72lJkC&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCIQ6AEwAA#v=onepage&q=The%206%20Nutritional%20Needs%20of%20Cats%20Cats%20are%20classified%20as%20obligate%20carnivores%20%E2%80%94%20big%20meat%20eaters%2C%20that%20is%20%E2%80%94%20but%20some%20felines%20won%27t%20turn%20down%20an%20occasional%20non-meat%20selection%2C%20such%20as%20grass%2C%20green%20beans%2C%20or%20yogurt.&f=false Planet Cat: A CAT-alog]. — Houghton Mifflin Harcourt, 2007. — С. 202. — 424 с. — ISBN 0618812598, 9780618812592.
  125. Pam Johnson-Bennett, Pam Johnson. [www.google.com.au/search?hl=ru&tbo=1&tbs=bks%3A1&q=Yogurt.+A+tablespoon+of+yogurt+is+a+wonderful+and+healthy+snack.+Buy+plain%2C+unflavored+yogurt+%E2%80%94+your+cat+won%27t+miss+the+fruit+flavors.&btnG=%D0%9F%D0%BE%D0%B8%D1%81%D0%BA&aq=f&aqi=&aql=&oq=&gs_rfai= Cat love: understanding the needs and nature of your cat]. — Storey Communications, 1990. — С. 77. — 247 с. — ISBN 0882665944, 9780882665948.
    A tablespoon of yogurt is a wonderful and healthy snack. Buy plain, unflavored yogurt — your cat won’t miss the fruit flavors.
  126. [www.siam-orikatz.de/Soveti.html Несколько советов: о питании] (рус.). Проверено 4 июля 2010. [www.webcitation.org/67mDl0pxi Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  127. Debra Eldredge,Delbert G. Carlson,Liisa D. Carlson,Beth Adelman,James M. Giffin. [books.google.com.au/books?id=yjHrgg4pmngC&pg=PA273&dq=cat+Bezoar&hl=ru&ei=iacCTa2qEI-bOpKB6aYB&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=5&ved=0CDYQ6AEwBA#v=onepage&q=cat%20Bezoar&f=false Cat owner's home veterinary handbook] / Beth Adelman. — John Wiley and Sons, 2007. — С. 273. — 626 с. — ISBN 047009530X, 9780470095300.
    As cats groom their coat, they pick up and swallow hair. The hair forms tubular wads. Other material, such as wool, may be incorporated into the wad of hair, resulting in the formation of a bezoar.
  128. [www.kitty.ru/Care/Kogot.htm Стрижка когтей у кошек.]
  129. Кузнецов В.С. [www.vetdoctor.ru/lib/text_reader.php?specialization=1&category_id=34&text_id=89 "Мягкие Лапки" или спасение от кошачьих когтей]. Vetdoctor.ru. Проверено 5 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDldPKL Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  130. [www.wcf.com.ua/kogti.html Цап-царапки]. WCF на Украине. Проверено 5 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDmyc0c Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  131. [conventions.coe.int/Treaty/EN/Treaties/Html/125.htm conventions.coe.int/treaty/en/Reports/Html/125.htm European Convention for the Protection of Pet Animals (ETS No. 125), Explanatory Report] (англ.). Совет Европы (13-11-1987). Проверено 10 декабря 2010.
    Article 10 — Surgical operations

    1. Surgical operations for the purpose of modifying the appearance of a pet animal or for other non-curative purposes shall be prohibited and, in particular: 1. the docking of tails; 2. the cropping of ears; 3. devocalisation; 4. declawing and defanging; 2. Exceptions to these prohibitions shall be permitted only: 1. if a veterinarian considers non-curative procedures necessary either for veterinary medical reasons or for the benefit of any particular animal; 2. to prevent reproduction. 3. a Operations in which the animal will or is likely to experience severe pain shall be carried out under anaesthesia only by a veterinarian or under his supervision.

    Operations for which no anaesthesia is required may be carried out by a person competent under national legislation.
    35. It was also agreed that the example in sub-paragraph 1.d of Article 10, relating to declawing, applied particularly to cats and dogs.

    36. Surgical procedures are prohibited but may be carried out if: - deemed necessary by a veterinarian, either for veterinary medical reasons, or in the interest of the animal itself, such as the removal of dewclaws; - such procedures would prevent reproduction.

    37. Such procedures must be carried out by a veterinarian, or at least under his supervision, and under anaesthesia if they are likely to cause severe pain to the animal. If no anaesthesia is required, the operation may be carried out by persons who are competent to do so under domestic law.
  132. Tilly Anger. [books.google.com.au/books?id=p7jwgIwXV_kC&pg=PA70&dq=declawing,+tendonectomy+is+not+allowed&hl=ru&ei=9qkCTe_xMs-UOsDQvagB&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCIQ6AEwAA#v=onepage&q=declawing%2C%20tendonectomy%20is%20not%20allowed&f=false How to Be the Purrfect Guardian to Your Feline Companion]. — Trafford Publishing, 2004. — С. 70. — 123 с. — ISBN 1412042402, 9781412042406.
    CFA disapproves of declawing or tendonectomy surgery." A cat that has been declawed is considered mutilated and is not allowed in the show ring. The kitten/cat who has been declawed frequently falls or appears clumsy.
  133. Возможно, к такому состоянию приводит содержащийся в клетках валериана борнеол — вещество, относящееся к терпеновым спиртам (Всё о лекарственных растениях на ваших грядках / Под ред. Раделова С. Ю. — СПб: ООО «СЗКЭО», 2010. — С. 171. — 224 с. — ISBN 978-5-9603-0124-4)
  134. [web.archive.org/web/20080620223218/www.messybeast.com/intelligence.htm Thorndike’s Puzzle Box experiments noted]  (англ.)
  135. Adler, H. M. Some Factors Of Observation Learning In Cats // Journal of Genetic Psychology. — С. 159-77.
  136. Hart, Benjamin L. Learning Ability in Cats // Feline Practices. — 1975. — № 10—12.
  137. Caro, T M, and M D Hauser Is There Teaching in Nonhuman Animals? // Quarterly Review of Biology. — С. 151—74.
  138. John, E R, P Chesler, F Bartlett and I Victor Observation Learning in Cats // Science. — С. 1589—1591.
  139. Pallaud, B Hypotheses On Mechanisms Underlying Observational Learning In Animals (англ.) // Behavioural Processes. — 1984. — No. 9. — DOI:10.1016/0376-6357(84)90024-X.
  140. Doré, François Y Search Behaviour of Cats (Felis catus) in an Invisible Displacement Test: Cognition and Experience (англ.) // Canadian Journal of Psychology. — P. 359—370. — DOI:10.1037/h0084262.
  141. Dumas, Claude Object Permanence in Cats (Felis catus): An Ecological Approach to the Study of Invisible Displacements (англ.) // Journal of Comparative Psychology. — P. 404—410. — DOI:10.1037/0735-7036.106.4.404.
  142. Dumas, Claude и Doré, François Y Cognitive Development in Kittens (Felis catus): An Observational Study of Object Permanence and Sensorimotor Intelligence (англ.) // Journal of Comparative Psychology. — P. 357—365. — DOI:10.1037/0735-7036.105.4.357.
  143. Fiset, Sylvain, и Doré, François Y Spatial Encoding in Domestic Cats (Felis catus) (англ.) // Journal of Experimental Psychology: Animal Behaviour Processes. — 1996. — Vol. 22. — P. 420—437. — DOI:10.1037/0097-7403.22.4.420.
  144. Heishman, Miriam, Mindy Conant and Robert Pasnak Human Analog Tests of the Sixth Stage of Object Permanence (англ.) // Perceptual and Motor Skills. — Vol. 1059—68.
  145. [www.catsinternational.org/articles/training/the_intelligent_cat.html Re-Directed Aggression Towards Other Cats]. Проверено 1 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDoL8qM Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  146. [web.archive.org/web/20080821155903/www.nencki.gov.pl/pdf/an/vol65a/14.pdf Okujava et al., Acta Neurobiol Exp (Wars). 2005;65(2):205-11.]
  147. Fiset, Sylvain, and François Y Doré. [www.springerlink.com/content/p001385166064841/?p=74fadcb262174eb6bdf5400c4ddc3cff&pi=0 Duration of cats' (Felis catus) working memory for disappearing objects]. Animal Cognition Volume 9, Number 1, 62—70, DOI: 10.1007/s10071-005-0005-4. Springer Berlin (2006 Jan 9). Проверено 7 июля 2010.
  148. Sarah Hartwell. [web.archive.org/web/20080620223218/www.messybeast.com/intelligence.htm How Intelligent Are Cats?]. MESSYBEAST. Проверено 31 мая 2010.
    Cats that are given a mix of simple and tough problems catch on faster to the tough problems than do cats who are given a straight course of nothing but the tough problems. … In certain types of test, intelligent cats are content to underachieve — a problem with the design of the test, not with the cats' intelligence!
  149. Jouvet, Michel (1979). «[www.sciencedirect.com/science/article/B6T0V-485RJ0M-4X/2/82ae75a3e2df00e9eb92989351aa4ebe What does a cat dream about?]». Trends in Neurosciences 2: 280–282. DOI:10.1016/0166-2236(79)90110-3. ISSN [worldcat.org/issn/0166-2236 0166-2236]. Проверено 2010-06-03.
  150. [novosti-n.mk.ua/ukraine/read/?id=14780 Кошки способны манипулировать инстинктами человека]. Проверено 7 сентября 2009. [www.webcitation.org/67mDoshGO Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  151. [www.ourkitten.ru/poved/ Особенности поведения]. Проверено 7 сентября 2009. [www.webcitation.org/67mDqMXmJ Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  152. 1 2 [wavygold.ru/allarticles/onearticle/article/chto-znachit-mjau/ Что значит "мяу"?]. Проверено 7 сентября 2009. [www.webcitation.org/67mDqsO7w Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  153. Арушанян Заринэ Лоренцовна Анатолийская кошка в свете доместикации // Кошки.info. — Москва, 2009. — № 2. — С. 20-22.
  154. H. Непомнящий. [mau.ru/pub/talk/?p=mur03 Что у кошки на уме?]. Проверено 1 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDs1y7P Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  155. [www.environmentalgraffiti.com/animals/news-most-damaging-invasive-species-united-states Why Cats Are a Threat to Our Ecosystem]
    Cats are a very adaptable species that have excellent eyesight and are skilled hunters. Their numbers and their natural hunting skills make them extremely damaging to the ecosystem.
  156. [www.abcbirds.org/abcprograms/policy/cats/materials/predation.pdf Domestic cat predation on birds and other wildlife] (pdf)  (англ.)
  157. Robbie A. McDonald и др. [www3.interscience.wiley.com/journal/118839928/abstract?CRETRY=1&SRETRY=0 Predation of wildlife by domestic cats Felis catus in Great Britain]. Mammal Review (27 мая 2003). Проверено 26 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDtmvNg Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    … Based on the proportion of cats bringing home at least one prey item and the back-transformed means, a British population of approximately 9 million cats was estimated to have brought home in the order of 92 (85-100) million prey items in the period of this survey, including 57 (52-63) million mammals, 27 (25-29) million birds and 5 (4-6) million reptiles and amphibians.
  158. Ксения Лисун. [www.pressa.irk.ru/number1/2008/01/012001.html Хитра, вынослива, способна на многое] (рус.). "Номер один" (8 января 2008). Проверено 26 июня 2010. [www.webcitation.org/6OAoib2vx Архивировано из первоисточника 19 марта 2014].
  159. [petland.org.ua/mode-article/pge-379.html Кошачья иерархия] (рус.). Проверено 27 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDubeSE Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  160. [www.dsxsphinx.com/domashnyaya-koshka/ Домашняя кошка] (рус.)(недоступная ссылка — история). Проверено 27 июня 2010.
  161. [pets.to-var.com/index.php?option=com_content&view=category&layout=blog&id=7&Itemid=14 Повадки кошек] (рус.). Проверено 27 июня 2010. [www.webcitation.org/67mDwZJTx Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  162. Описание фотографии, сделанное автором: chat à l'affût (фр.) - кошка в засаде
  163. [www.zooprice.ru/articles/detail.php?ID=99405 Арушанян З. Л., «Большая покорность и неотения», «И создал Бог кошку…» (часть 3)]
  164. Gary M. Landsberg, Wayne L. Hunthausen, Lowell J. Ackerman. [books.google.com/books?id=dXJRpmUG9aEC&pg=PA49&dq=Others+maintain+social+relationships+with+people+or+other+family+pets+throughout+life.+Approximately+15%25+of+cats+seem+resistant+to+socialization+with+humans.+Most+cats+adapt+well+to+sharing+a+home+or+apartment+with+people,+other+cats,&hl=en&ei=UbMCTamnEo6cOoPgtKYB&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCMQ6AEwAA#v=onepage&q=Others%20maintain%20social%20relationships%20with%20people%20or%20other%20family%20pets%20throughout%20life.%20Approximately%2015%25%20of%20cats%20seem%20resistant%20to%20socialization%20with%20humans.%20Most%20cats%20adapt%20well%20to%20sharing%20a%20home%20or%20apartment%20with%20people%2C%20other%20cats%2C&f=false Handbook of behavior problems of the dog and cat]. — Elsevier Health Sciences, 2003. — Т. 1. — С. 49. — 554 с. — ISBN 0702027103, 9780702027109.
    Some cats are independent, with little desire for contact with humans and other cats. Others maintain social relationships with people or other family pets throughout life. Approximately 15 % of cats seem resistant to socialization with humans. Most cats adapt well to sharing a home or apartment with people, other cats, and other pets.
  165. [www.animalsprotectiontribune.ru/VetPat1.html Статья: «Собаки как доминирующие хищники в экосистемах городов», авторы: Е.А Ильинский, С.О. Ильинская] ( (рус.)). Animalsprotectiontribune.ru. Проверено 4 августа 2009. [www.webcitation.org/67mDx7klB Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  166. Galbreath, Ross & Brown, Derek (2004): The tale of the lighthouse-keeper’s cat: Discovery and extinction of the Stephens Island wren (Traversia lyalli). Notornis 51(4): 193—200
  167. Medway, David G. (2004): The land bird fauna of Stephens Island, New Zealand in the early 1890s, and the cause of its demise. Notornis 51(4): 201—211.
  168. R. Galbreath, D. Brown. [www.notornis.org.nz/abstract.php?volume_issue=n51_4&first_page=193 The tale of the lighthouse-keeper's cat: Discovery and extinction of the Stephens Island wren (Traversia lyalli)] (англ.)(недоступная ссылка — история). Notornis (2004). Проверено 10 декабря 2010.
  169. Конрад Лоренц. [lib.ru/PSIHO/LORENC/drug.txt Человек находит друга]. Проверено 26 мая 2010.
  170. Картина Жана-Батиста Перронно (1715—1783).
  171. Редьярд Киплинг. [www.magiclamp.ru/detki/biblioteka/kipling/koska/koska_01.htm Кошка, которая гуляла сама по себе].
  172. [www.enotalone.com/article/19743.html Dogs Are Smarter Than Cats - Study]. eNotAlone.com (3 июля 2009). Проверено 31 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDyTbzt Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    Hogben said that in spite of the fact that humans have had a huge impact on the behavior of cats, it is still not easy to understand them or how they percieve the world around them. Cats are very intuitive animals and like to do things their own way.
  173. [www.interesdom.ru/articles.php?article_id=131 Одомашнивание]  (Проверено 5 сентября 2009)
  174. 1 2 Владимир Андреев. [murlika.by.ru/behavior/behavior.htm Занимательные, полезные и поучительные сведения по анатомии, физиологии и психологии](недоступная ссылка — история). Издательство "Пламя" Нижний Новгород (1989 г.). Проверено 22 июня 2010.
  175. [www.catcaresociety.org/allergies.html Allergies to Cats] (англ.). Cat Care Society (2000-2010). Проверено 9 октября 2010. [www.webcitation.org/60ulKwnBz Архивировано из первоисточника 13 августа 2011].
    The cat should be combed/brushed daily to control shedding. A coat conditioner should be added to its food to help prevent dry skin and reduce shedding. Coat conditioners can be purchased from pet supply stores or your veterinarian. Bathe your cat about every six weeks. Use a veterinarian-approved shampoo and rinse the cat very well. Towel off the excess water when the pet is in the tub or sink.
  176. [www.catcaresociety.org/allergies.html Allergies to Cats] (англ.). Cat Care Society (2000-2010). Проверено 9 октября 2010. [www.webcitation.org/60ulKwnBz Архивировано из первоисточника 13 августа 2011].
    If possible, invest in a large commercial-size air purifier because room-size units are usually not adequate. An air purifier cleans the air of animal dander, dust, molds, fur, and other air-borne irritants. Clean up the dander that has accumulated all over the house by vacuuming thoroughly. Damp wipe all counters and furniture. Thoroughly wash all bedspreads, sheets, throw rugs and slip covers, etc. It may take several house cleanings to allergize the home. If this is not accomplished, your family and your pet will simply be picking up loose dander from the house even after the pet has been allergized. The more washable surfaces in the home, the better, e.g. wood or linoleum floors, furniture with simple lines and Venetian blinds that wipe clean are better than carpets, upholstered and ornate furniture, and draperies that collect dust.
  177. [www.medkurs.ru/sickness_catalog/infectious/scratch/3291.html Болезнь кошачьей царапины (доброкачественный лимфоретикулёз, фелиноз)]  (Проверено 19 февраля 2011)
  178. Nie W, Wang J, O'Brien PC (2002). «The genome phylogeny of domestic cat, red panda and five mustelid species revealed by comparative chromosome painting and G-banding». Chromosome Res. 10 (3): 209–22. DOI:10.1023/A:1015292005631. ISSN [worldcat.org/issn/0967-3849 0967-3849]. PMID 12067210.
  179. Pontius JU, Mullikin JC, Smith DR (November 2007). «[www.genome.org/cgi/pmidlookup?view=long&pmid=17975172 Initial sequence and comparative analysis of the cat genome]» (Free full text). Genome Res. 17 (11): 1675–89. DOI:10.1101/gr.6380007. ISSN [worldcat.org/issn/1088-9051 1088-9051]. PMID 17975172.
  180. O'Brien SJ, Johnson W, Driscoll C, Pontius J, Pecon-Slattery J, Menotti-Raymond M (June 2008). «State of cat genomics». Trends Genet. 24 (6): 268–79. DOI:10.1016/j.tig.2008.03.004. ISSN [worldcat.org/issn/0168-9525 0168-9525]. PMID 18471926.
  181. Sewell AC, Haskins ME, Giger U (September 2007). «Inherited metabolic disease in companion animals: searching for nature's mistakes». Vet. J. 174 (2): 252–9. DOI:10.1016/j.tvjl.2006.08.017. ISSN [worldcat.org/issn/1090-0233 1090-0233]. PMID 17085062.
  182. 1 2 [www.nekosamurai.jp/samurai/A_precious_cat_e.html Samurai — Scottish Fold]  (англ.)
  183. Orca Starbuck и David Thomas. [www.satpro.ru/homes/clorgen.html Генетика окрасов кошек] (рус.). Проверено 26 мая 2010. [www.webcitation.org/67mDz61E8 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  184. Orca Starbuck и David Thomas. [www.satpro.ru/homes/colors.html Окрасы кошек] (рус.). Проверено 26 мая 2010. [www.webcitation.org/6OAom2r0G Архивировано из первоисточника 19 марта 2014].
  185. [home-animal.org.ua/22-kolor-point.html Порода «Колорпойнт»]
  186. [www.messybeast.com/tricolours.htm Черепаховые и трёхцветные кошки.] (англ.)
  187. Diane Marcus. [www.cfainc.org/breeds/profiles/articles/turkish-van.html Breed Article: Turkish Van] (англ.). CFA. Проверено 9 октября 2010. [www.webcitation.org/60ulKRZ4A Архивировано из первоисточника 13 августа 2011].
  188. Feline Health Center. [www.vet.cornell.edu/fhc/ Ask Elizabeth]. Cornell University Feline Health Center. Проверено 26 мая 2010. [www.webcitation.org/67mE0S6F2 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  189. [www.sphinxes.ru/ Донской сфинкс: история породы]  (Проверено 26 ноября 2009)
  190. [www.pravda.ru/society/family/life/22-12-2008/296896-koshka-0 Бродячие кошки спасли малыша от смерти] (рус.). Проверено 26 ноября 2009. [www.webcitation.org/67mE0ylHs Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  191. [www.zoomir.nn.ru/journal1/kosh/italia.php Кошки в Италии]  (Проверено 4 октября 2009)
  192. [plaza.rakuten.co.jp/tashirohamaya/diary/201010310000/ Tashiro] (яп.). Проверено 10 декабря 2010. [www.webcitation.org/67mE7TROf Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  193. 1 2 [www.saveacat.org/faq.html#9 Alley Cat Rescue FAQs] (англ.). Alley Cat Rescue. Проверено 10 декабря 2010. [www.webcitation.org/67ukNLxNX Архивировано из первоисточника 25 мая 2012].
  194. [www.kissescattery.co.za/facts-2.html Indoors or Outdoors?] (англ.). Kisses Cattery. Проверено 12 декабря 2010. [www.webcitation.org/67mE9ycVJ Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    As with other breeds, and more especially the longhaired breeds, the Longhair Silver or Golden is an indoor cat. There are several reasons why they should not be allowed to roam freely outside:… — These cats are usually very friendly and soft-natured and get stolen easily. — They are easy prey for dogs. — They are the oldest man-made breed and have been cared for by humans since their inception, hence they are poor hunters that will not survive out on their own if they stray.
  195. [kp.ua/online/news/246168/ Киев атаковали крысы и мыши] (рус.) // ««Комсомольская правда» в Украине». — 2010.
  196. [www.zooprice.ru/articles/detail.php?ID=344091 Арушанян Заринэ Лоренцовна, Как кошка в дом вошла. Начальные этапы формирования подвида кошка домашняя (Felis silvestris catus) (Часть 2)]
  197. Полиэн. [antiqlib.ru/ru/node/210 Стратагемы] / А. К. Нефёдкин.
  198. Тураев Б.А. [historic.ru/books/item/f00/s00/z0000039/st015.shtml История древнего Востока] / Струве В.В. и Снегирёва И.Л.. — Ленинград: Социально-экономическое, 1935. — Т. 2 (ОТДЕЛ ПЯТЫЙ ПЕРСИДСКАЯ ЭПОХА ПЕРСЫ. КИР. «ЦАРСТВО СТРАН» - КАМБИЗ. ПОКОРЕНИЕ ЕГИПТА).
    Приводится анекдот, будто Камбиз овладел городом, выставив впереди войска египетских священных животных, что повлекло будто бы сдачу со стороны гарнизона, опасавшегося ранить кошек, ибисов и собак.
  199. Полиэн. [antiqlib.ru/ru/node/210 Стратагемы] / А. К. Нефёдкин.
    … Камбиз всех животных, которым египтяне поклонялись: собак, овец, кошек, ибисов поставил впереди своего войска. Египтяне же перестали стрелять из-за страха поранить какое-либо из священных животных. Таким образом, Камбиз, взяв Пелузий, вошёл в Египет [44].
  200. O'Connor, T. P. (2007). «Wild or domestic? Biometric variation in the cat Felis silvestris Schreber». International Journal of Osteoarchaeology 17 (6): 581–595. DOI:10.1002/oa.913. Проверено 2010-06-12.
  201. Snorri Sturluson. Edda / Faulkes, Anthony. — Everyman, 1995. — С. (1995:24). — ISBN 0-460-87616-3.
  202. А. В. Гура. [www.pagan.ru/slowar/k/koshka1.php Славянская мифология. Кошка] (рус.). Проверено 9 января 2011. [www.webcitation.org/67mEAStM0 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  203. Е. Фирсова. Кошки от А до Я. — Вече, 2006. — ISBN 5-9533-1220-2.
  204. [www.cofe.ru/apple/article.asp?heading=3&article=5139 Берегите кошку, Сергей Корневский]
    Кот являлся спутником бога Велеса, священным животным, и с ним было связано немало обычаев и обрядов. … древний дохристианский бог со временем уступил в сознании русичей место Святителю Власилию Великому и Святому Николе (Святителю Николаю Чудотворцу). Святой Власий был святым покровителем скота (как и дохристианский Велес). Вот в честь святого Власия в деревнях котов и стали называть Васьками — в память о Святом Василии (и, немного, в память о его «предшественнике» Велесе).
  205. [encyclopedia.hobbi-t.ru/index.php?cid=2&tid=17 Энциклопедия-> Мифология-> Славянский пантеон: Боги — Велес (Волос, Велс, Влес)]
    Звери Велеса с древних времён — лесная корова и бёр (медведь). Ему служат вещие птицы да кот Баюн.
  206. [www.cofe.ru/apple/article.asp?heading=3&article=5139 Берегите кошку, Сергей Корневский]
  207. В. А. Гиляровский. «Москва и москвичи»
  208. Даль, В. И. [cats-portal.ru/read/word/russian.php Пословицы русского народа]. — 1853.
  209. Пономарёва Валентина. [shkolazhizni.ru/archive/0/n-28477/ Как покоряли Россию… кошки?]
  210. Shizuko Mishima. [gojapan.about.com/cs/traditionculture/a/luckycats.htm Manekineko: Japanese Lucky Cats]. Japan Travel. About.com. Проверено 16 июня 2010. [www.webcitation.org/67mEC7L7K Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  211. [www.luckycat.ne.jp/english/index_frameset.htm Maneki neko museum] (англ.). Проверено 27 июня 2010. [www.webcitation.org/67mECawtC Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  212. Rajaram Narayan Saletore. Encyclopaedia of Indian culture, Volume 4. — Sterling Publishers, 1984. — С. 1316.
    From this legend the black cat, which has been linked with the Sasti deity’s name, has not been harmed. The Sasti worship is widespread in Bengal and also prevails in Western India.
  213. Tichenor, Henry Mulford. [www.archive.org/details/lifeandexploits00tichgoog Archive.org Life - of Jehovah]. — С. 68–69.
    «The Chronicle of Tabari further gives this interesting information … Then Noah passed his hand down the back of the lion, who sneezed, and a pair of cats leaped out of his nostrils. And the cats ate the rats.»
  214. (2008) «[www.koshki.info/ Кошка, которую благословил Творец]». Koshki.Info (7-9).
  215. [kismyau.ru/?p=22 Отношение к кошке в исламе] (рус.). Проверено 5 сентября 2009. [www.webcitation.org/6OAtNHxKc Архивировано из первоисточника 19 марта 2014].
  216. [mega.km.ru/bes_2004/Encyclop.asp?Topic=topic_new2000_76884 KM.RU Универсальная энциклопедия. Кошки домашние] (рус.). Проверено 26 мая 2010. [www.webcitation.org/67mEDIi7j Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  217. [cat-antique.com/2012/08/cat-and-religion/ Образ кошки в мировых религиях]
  218. [www.izba-project.ru/traditsii-koshka-petukh-i-venik Традиции. Кошка, петух и веник] (рус.). Проверено 5 сентября 2009.
  219. [www.hippo.su/begemot/bulgakov.html Кот Бегемот в романе Булгакова «Мастер и Маргарита»] (рус.). Проверено 19 июня 2010. [www.webcitation.org/67mEG8W72 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  220. [astroera.net/content/view/176/9/1/1/ Полёты животных в космос. Французская программа] (рус.). Проверено 15 июля 2010. [www.webcitation.org/67mEHy0QC Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  221. [www.purr-n-fur.org.uk/famous/simon.html Simon, of HMS Amethyst, awarded the Dickin Medal] (англ.). Проверено 15 июля 2010. [www.webcitation.org/67mEIVUAD Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  222. Stall, Sam (2007), 100 Cats Who Changed Civilization: History's Most Influential Felines, Quirk Books, сс. 57–58, ISBN 1594741638 
  223. [www.nydailynews.com/ny_local/2008/10/24/2008-10-24_scarlett_the_cat_that_saved_kittens_from.html Scarlett dies], New York Daily News, October 24, 2008  (англ.)
  224. [www.animalleague.org/events-news/press-center/scarlett-passes-away.html Scarlett, the World-Famous Brave Mother Cat Who Survived a Fire and Saved Her Kittens, Passes Away] англ.   (Проверено 19 февраля 2011)
  225. [www.bowwow.com.au/find-a-name-for-your-pet/top-20-names/search-results.aspx?country=1&animal_type=1&animal_sex=Both&num_results=20&B3.x=51&B3.y=16 Below are the most popular names for the search criteria you entered.] (англ.). Проверено 16 июня 2010. [www.webcitation.org/67mEK01JY Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    Tigger — 1, Tiger — 2, Max — 3…
  226. [www.petplace.com/cats/top-names-for-cats/page1.aspx Top Names for Cats] (англ.). Проверено 16 июня 2010. [www.webcitation.org/67mEKsnH4 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
    1. MAX, 2. BUDDY, 3. JAKE, 4. ROCKY, 5. BAILEY, 6. BUSTER, 7. CODY, 8. CHARLIE, 9. BEAR, 10. JACK. 1. MOLLY, 2. MAGGIE, 3. DAISY, 4. LUCY, 5. SADIE, 6. GINGER, 7. CHLOE, 8. BAILEY, 9. SOPHIE, 10.ZOE
  227. [www.petplace.com/cats/naming-your-cat-a-difficult-matter/page1.aspx Naming Your Cat] (англ.). Проверено 16 июня 2010. [www.webcitation.org/67mELqoTr Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  228. [www.nodemetra.lv/Our_Litters.html Our Litters] (англ.)  (Проверено 19 февраля 2011)

Литература

Научные издания
Популярные издания
  • Арушанян З. Л. [zooprice.ru/articles/detail.php?ID=344134 Как кошка в дом вошла. Начальные этапы формирования подвида кошка домашняя (Felis silvestris catus)] // Зоопрайс. — 2009. — № 1—2 (часть 1 и 2).
  • Арушанян З. Л. [zooprice.ru/articles/detail.php?ID=99403 И создал Бог кошку… Доместикация подвида Felis silvestris catus] // Зоопрайс. — 2008. — № 6—11.
  • Берг Р. Л. [www.belani.narod.ru/3/catberg.htm Чем кошка отличается от собаки?] // Знание — сила. — 1968. — № 1. — С. 46—47.
  • Брем А. [books.google.ru/books?id=nex2re8XZQcC Жизнь животных] / Предисловие и комментарии М. С. Галиной и М. Б. Корниловой. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, ОАО «Красный пролетарий», 2004. — 1192 с. — 5000 экз. — ISBN 5-224-04422-7. ISBN 5-85197-214-9
  • Иллюстрированная энциклопедия кошек. — М.: Олма-Пресс, 2001. — ISBN 5-224-02331-9
  • Лакиер А. Б. [www.heraldrybooks.ru/text.php?id=82 Глава третья, § 20 ...Четвероногие животные,..] // Русская геральдика. — М.: Книга, 1990.
  • [ec-dejavu.ru/c-2/Cat.html Махов А. Е. Кошка в средневековой культуре] // Махов А. Е. HOSTIS ANTIQUUS: Категории и образы средневековой христианской демонологии. Опыт словаря. — М.: Intrada, 2006, с. 228—230.
  • Мей Дж. Всё о породах кошек. — ИД Кристалл, 2005. — ISBN 5-9603-0015-X
  • Мельников И. В. Энциклопедия кошек и их хозяев. Советы на каждый день. — М.: Феникс, 2005. — ISBN 5-222-05694-5.
  • Спадафори Д., Пайон П. Кошки для «чайников» = Cats for Dummies. — 2-е изд. — М.: Диалектика, 2006. — С. 336. — ISBN 0-7645-5275-9.
  • Топоров В. Н. [ec-dejavu.ru/c-2/Cat-2.html Кот] // Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2 т. — Т. 2. — М., 1992. — С. 11.
  • Фогель А., Шнайдер Х.-Э. — «Советы любителям кошек»: перевод с немецкого. — М.: Лесная промышленность, 1987.
  • Дазидова Д., Рублёв С. — Всё о кошке: породы, содержание, питание. — Ростов-на-Дону, ИД Владис, 2007. — ISBN 5-9567-0142-0

Ссылки

  • [varieta.ru/wacc/ Сайт WACC в России] (недоступная ссылка)
  • [wcf-online.de Официальный сайт Всемирной федерации кошек, World Cat Federation, WCF]
  • [wcf.ru/ Сайт WCF в России] (недоступная ссылка)
  • [www.fifeweb.org/ Официальный сайт FIFe] (Fédération International Féline) (англ.).
  • [icun.ru Официальный сайт International Cat Union, ICU]
  • [www.pictures-of-cats.org/pictures-of-cat-breeds.html Фотографии пород кошек от A до Z (на англ. яз.)]


Отрывок, характеризующий Кошка

Княжна Марья, напрягая все силы внимания, смотрела на него. Комический труд, с которым он ворочал языком, заставлял княжну Марью опускать глаза и с трудом подавлять поднимавшиеся в ее горле рыдания. Он сказал что то, по нескольку раз повторяя свои слова. Княжна Марья не могла понять их; но она старалась угадать то, что он говорил, и повторяла вопросительно сказанные им слона.
– Гага – бои… бои… – повторил он несколько раз. Никак нельзя было понять этих слов. Доктор думал, что он угадал, и, повторяя его слова, спросил: княжна боится? Он отрицательно покачал головой и опять повторил то же…
– Душа, душа болит, – разгадала и сказала княжна Марья. Он утвердительно замычал, взял ее руку и стал прижимать ее к различным местам своей груди, как будто отыскивая настоящее для нее место.
– Все мысли! об тебе… мысли, – потом выговорил он гораздо лучше и понятнее, чем прежде, теперь, когда он был уверен, что его понимают. Княжна Марья прижалась головой к его руке, стараясь скрыть свои рыдания и слезы.
Он рукой двигал по ее волосам.
– Я тебя звал всю ночь… – выговорил он.
– Ежели бы я знала… – сквозь слезы сказала она. – Я боялась войти.
Он пожал ее руку.
– Не спала ты?
– Нет, я не спала, – сказала княжна Марья, отрицательно покачав головой. Невольно подчиняясь отцу, она теперь так же, как он говорил, старалась говорить больше знаками и как будто тоже с трудом ворочая язык.
– Душенька… – или – дружок… – Княжна Марья не могла разобрать; но, наверное, по выражению его взгляда, сказано было нежное, ласкающее слово, которого он никогда не говорил. – Зачем не пришла?
«А я желала, желала его смерти! – думала княжна Марья. Он помолчал.
– Спасибо тебе… дочь, дружок… за все, за все… прости… спасибо… прости… спасибо!.. – И слезы текли из его глаз. – Позовите Андрюшу, – вдруг сказал он, и что то детски робкое и недоверчивое выразилось в его лице при этом спросе. Он как будто сам знал, что спрос его не имеет смысла. Так, по крайней мере, показалось княжне Марье.
– Я от него получила письмо, – отвечала княжна Марья.
Он с удивлением и робостью смотрел на нее.
– Где же он?
– Он в армии, mon pere, в Смоленске.
Он долго молчал, закрыв глаза; потом утвердительно, как бы в ответ на свои сомнения и в подтверждение того, что он теперь все понял и вспомнил, кивнул головой и открыл глаза.
– Да, – сказал он явственно и тихо. – Погибла Россия! Погубили! – И он опять зарыдал, и слезы потекли у него из глаз. Княжна Марья не могла более удерживаться и плакала тоже, глядя на его лицо.
Он опять закрыл глаза. Рыдания его прекратились. Он сделал знак рукой к глазам; и Тихон, поняв его, отер ему слезы.
Потом он открыл глаза и сказал что то, чего долго никто не мог понять и, наконец, понял и передал один Тихон. Княжна Марья отыскивала смысл его слов в том настроении, в котором он говорил за минуту перед этим. То она думала, что он говорит о России, то о князе Андрее, то о ней, о внуке, то о своей смерти. И от этого она не могла угадать его слов.
– Надень твое белое платье, я люблю его, – говорил он.
Поняв эти слова, княжна Марья зарыдала еще громче, и доктор, взяв ее под руку, вывел ее из комнаты на террасу, уговаривая ее успокоиться и заняться приготовлениями к отъезду. После того как княжна Марья вышла от князя, он опять заговорил о сыне, о войне, о государе, задергал сердито бровями, стал возвышать хриплый голос, и с ним сделался второй и последний удар.
Княжна Марья остановилась на террасе. День разгулялся, было солнечно и жарко. Она не могла ничего понимать, ни о чем думать и ничего чувствовать, кроме своей страстной любви к отцу, любви, которой, ей казалось, она не знала до этой минуты. Она выбежала в сад и, рыдая, побежала вниз к пруду по молодым, засаженным князем Андреем, липовым дорожкам.
– Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет, – бормотала вслух княжна Марья, быстрыми шагами ходя по саду и руками давя грудь, из которой судорожно вырывались рыдания. Обойдя по саду круг, который привел ее опять к дому, она увидала идущих к ней навстречу m lle Bourienne (которая оставалась в Богучарове и не хотела оттуда уехать) и незнакомого мужчину. Это был предводитель уезда, сам приехавший к княжне с тем, чтобы представить ей всю необходимость скорого отъезда. Княжна Марья слушала и не понимала его; она ввела его в дом, предложила ему завтракать и села с ним. Потом, извинившись перед предводителем, она подошла к двери старого князя. Доктор с встревоженным лицом вышел к ней и сказал, что нельзя.
– Идите, княжна, идите, идите!
Княжна Марья пошла опять в сад и под горой у пруда, в том месте, где никто не мог видеть, села на траву. Она не знала, как долго она пробыла там. Чьи то бегущие женские шаги по дорожке заставили ее очнуться. Она поднялась и увидала, что Дуняша, ее горничная, очевидно, бежавшая за нею, вдруг, как бы испугавшись вида своей барышни, остановилась.
– Пожалуйте, княжна… князь… – сказала Дуняша сорвавшимся голосом.
– Сейчас, иду, иду, – поспешно заговорила княжна, не давая времени Дуняше договорить ей то, что она имела сказать, и, стараясь не видеть Дуняши, побежала к дому.
– Княжна, воля божья совершается, вы должны быть на все готовы, – сказал предводитель, встречая ее у входной двери.
– Оставьте меня. Это неправда! – злобно крикнула она на него. Доктор хотел остановить ее. Она оттолкнула его и подбежала к двери. «И к чему эти люди с испуганными лицами останавливают меня? Мне никого не нужно! И что они тут делают? – Она отворила дверь, и яркий дневной свет в этой прежде полутемной комнате ужаснул ее. В комнате были женщины и няня. Они все отстранились от кровати, давая ей дорогу. Он лежал все так же на кровати; но строгий вид его спокойного лица остановил княжну Марью на пороге комнаты.
«Нет, он не умер, это не может быть! – сказала себе княжна Марья, подошла к нему и, преодолевая ужас, охвативший ее, прижала к щеке его свои губы. Но она тотчас же отстранилась от него. Мгновенно вся сила нежности к нему, которую она чувствовала в себе, исчезла и заменилась чувством ужаса к тому, что было перед нею. «Нет, нет его больше! Его нет, а есть тут же, на том же месте, где был он, что то чуждое и враждебное, какая то страшная, ужасающая и отталкивающая тайна… – И, закрыв лицо руками, княжна Марья упала на руки доктора, поддержавшего ее.
В присутствии Тихона и доктора женщины обмыли то, что был он, повязали платком голову, чтобы не закостенел открытый рот, и связали другим платком расходившиеся ноги. Потом они одели в мундир с орденами и положили на стол маленькое ссохшееся тело. Бог знает, кто и когда позаботился об этом, но все сделалось как бы само собой. К ночи кругом гроба горели свечи, на гробу был покров, на полу был посыпан можжевельник, под мертвую ссохшуюся голову была положена печатная молитва, а в углу сидел дьячок, читая псалтырь.
Как лошади шарахаются, толпятся и фыркают над мертвой лошадью, так в гостиной вокруг гроба толпился народ чужой и свой – предводитель, и староста, и бабы, и все с остановившимися испуганными глазами, крестились и кланялись, и целовали холодную и закоченевшую руку старого князя.


Богучарово было всегда, до поселения в нем князя Андрея, заглазное именье, и мужики богучаровские имели совсем другой характер от лысогорских. Они отличались от них и говором, и одеждой, и нравами. Они назывались степными. Старый князь хвалил их за их сносливость в работе, когда они приезжали подсоблять уборке в Лысых Горах или копать пруды и канавы, но не любил их за их дикость.
Последнее пребывание в Богучарове князя Андрея, с его нововведениями – больницами, школами и облегчением оброка, – не смягчило их нравов, а, напротив, усилило в них те черты характера, которые старый князь называл дикостью. Между ними всегда ходили какие нибудь неясные толки, то о перечислении их всех в казаки, то о новой вере, в которую их обратят, то о царских листах каких то, то о присяге Павлу Петровичу в 1797 году (про которую говорили, что тогда еще воля выходила, да господа отняли), то об имеющем через семь лет воцариться Петре Феодоровиче, при котором все будет вольно и так будет просто, что ничего не будет. Слухи о войне в Бонапарте и его нашествии соединились для них с такими же неясными представлениями об антихристе, конце света и чистой воле.
В окрестности Богучарова были всё большие села, казенные и оброчные помещичьи. Живущих в этой местности помещиков было очень мало; очень мало было также дворовых и грамотных, и в жизни крестьян этой местности были заметнее и сильнее, чем в других, те таинственные струи народной русской жизни, причины и значение которых бывают необъяснимы для современников. Одно из таких явлений было проявившееся лет двадцать тому назад движение между крестьянами этой местности к переселению на какие то теплые реки. Сотни крестьян, в том числе и богучаровские, стали вдруг распродавать свой скот и уезжать с семействами куда то на юго восток. Как птицы летят куда то за моря, стремились эти люди с женами и детьми туда, на юго восток, где никто из них не был. Они поднимались караванами, поодиночке выкупались, бежали, и ехали, и шли туда, на теплые реки. Многие были наказаны, сосланы в Сибирь, многие с холода и голода умерли по дороге, многие вернулись сами, и движение затихло само собой так же, как оно и началось без очевидной причины. Но подводные струи не переставали течь в этом народе и собирались для какой то новой силы, имеющей проявиться так же странно, неожиданно и вместе с тем просто, естественно и сильно. Теперь, в 1812 м году, для человека, близко жившего с народом, заметно было, что эти подводные струи производили сильную работу и были близки к проявлению.
Алпатыч, приехав в Богучарово несколько времени перед кончиной старого князя, заметил, что между народом происходило волнение и что, противно тому, что происходило в полосе Лысых Гор на шестидесятиверстном радиусе, где все крестьяне уходили (предоставляя казакам разорять свои деревни), в полосе степной, в богучаровской, крестьяне, как слышно было, имели сношения с французами, получали какие то бумаги, ходившие между ними, и оставались на местах. Он знал через преданных ему дворовых людей, что ездивший на днях с казенной подводой мужик Карп, имевший большое влияние на мир, возвратился с известием, что казаки разоряют деревни, из которых выходят жители, но что французы их не трогают. Он знал, что другой мужик вчера привез даже из села Вислоухова – где стояли французы – бумагу от генерала французского, в которой жителям объявлялось, что им не будет сделано никакого вреда и за все, что у них возьмут, заплатят, если они останутся. В доказательство того мужик привез из Вислоухова сто рублей ассигнациями (он не знал, что они были фальшивые), выданные ему вперед за сено.
Наконец, важнее всего, Алпатыч знал, что в тот самый день, как он приказал старосте собрать подводы для вывоза обоза княжны из Богучарова, поутру была на деревне сходка, на которой положено было не вывозиться и ждать. А между тем время не терпело. Предводитель, в день смерти князя, 15 го августа, настаивал у княжны Марьи на том, чтобы она уехала в тот же день, так как становилось опасно. Он говорил, что после 16 го он не отвечает ни за что. В день же смерти князя он уехал вечером, но обещал приехать на похороны на другой день. Но на другой день он не мог приехать, так как, по полученным им самим известиям, французы неожиданно подвинулись, и он только успел увезти из своего имения свое семейство и все ценное.
Лет тридцать Богучаровым управлял староста Дрон, которого старый князь звал Дронушкой.
Дрон был один из тех крепких физически и нравственно мужиков, которые, как только войдут в года, обрастут бородой, так, не изменяясь, живут до шестидесяти – семидесяти лет, без одного седого волоса или недостатка зуба, такие же прямые и сильные в шестьдесят лет, как и в тридцать.
Дрон, вскоре после переселения на теплые реки, в котором он участвовал, как и другие, был сделан старостой бурмистром в Богучарове и с тех пор двадцать три года безупречно пробыл в этой должности. Мужики боялись его больше, чем барина. Господа, и старый князь, и молодой, и управляющий, уважали его и в шутку называли министром. Во все время своей службы Дрон нн разу не был ни пьян, ни болен; никогда, ни после бессонных ночей, ни после каких бы то ни было трудов, не выказывал ни малейшей усталости и, не зная грамоте, никогда не забывал ни одного счета денег и пудов муки по огромным обозам, которые он продавал, и ни одной копны ужи на хлеба на каждой десятине богучаровских полей.
Этого то Дрона Алпатыч, приехавший из разоренных Лысых Гор, призвал к себе в день похорон князя и приказал ему приготовить двенадцать лошадей под экипажи княжны и восемнадцать подвод под обоз, который должен был быть поднят из Богучарова. Хотя мужики и были оброчные, исполнение приказания этого не могло встретить затруднения, по мнению Алпатыча, так как в Богучарове было двести тридцать тягол и мужики были зажиточные. Но староста Дрон, выслушав приказание, молча опустил глаза. Алпатыч назвал ему мужиков, которых он знал и с которых он приказывал взять подводы.
Дрон отвечал, что лошади у этих мужиков в извозе. Алпатыч назвал других мужиков, и у тех лошадей не было, по словам Дрона, одни были под казенными подводами, другие бессильны, у третьих подохли лошади от бескормицы. Лошадей, по мнению Дрона, нельзя было собрать не только под обоз, но и под экипажи.
Алпатыч внимательно посмотрел на Дрона и нахмурился. Как Дрон был образцовым старостой мужиком, так и Алпатыч недаром управлял двадцать лет имениями князя и был образцовым управляющим. Он в высшей степени способен был понимать чутьем потребности и инстинкты народа, с которым имел дело, и потому он был превосходным управляющим. Взглянув на Дрона, он тотчас понял, что ответы Дрона не были выражением мысли Дрона, но выражением того общего настроения богучаровского мира, которым староста уже был захвачен. Но вместе с тем он знал, что нажившийся и ненавидимый миром Дрон должен был колебаться между двумя лагерями – господским и крестьянским. Это колебание он заметил в его взгляде, и потому Алпатыч, нахмурившись, придвинулся к Дрону.
– Ты, Дронушка, слушай! – сказал он. – Ты мне пустого не говори. Его сиятельство князь Андрей Николаич сами мне приказали, чтобы весь народ отправить и с неприятелем не оставаться, и царский на то приказ есть. А кто останется, тот царю изменник. Слышишь?
– Слушаю, – отвечал Дрон, не поднимая глаз.
Алпатыч не удовлетворился этим ответом.
– Эй, Дрон, худо будет! – сказал Алпатыч, покачав головой.
– Власть ваша! – сказал Дрон печально.
– Эй, Дрон, оставь! – повторил Алпатыч, вынимая руку из за пазухи и торжественным жестом указывая ею на пол под ноги Дрона. – Я не то, что тебя насквозь, я под тобой на три аршина все насквозь вижу, – сказал он, вглядываясь в пол под ноги Дрона.
Дрон смутился, бегло взглянул на Алпатыча и опять опустил глаза.
– Ты вздор то оставь и народу скажи, чтобы собирались из домов идти в Москву и готовили подводы завтра к утру под княжнин обоз, да сам на сходку не ходи. Слышишь?
Дрон вдруг упал в ноги.
– Яков Алпатыч, уволь! Возьми от меня ключи, уволь ради Христа.
– Оставь! – сказал Алпатыч строго. – Под тобой насквозь на три аршина вижу, – повторил он, зная, что его мастерство ходить за пчелами, знание того, когда сеять овес, и то, что он двадцать лет умел угодить старому князю, давно приобрели ему славу колдуна и что способность видеть на три аршина под человеком приписывается колдунам.
Дрон встал и хотел что то сказать, но Алпатыч перебил его:
– Что вы это вздумали? А?.. Что ж вы думаете? А?
– Что мне с народом делать? – сказал Дрон. – Взбуровило совсем. Я и то им говорю…
– То то говорю, – сказал Алпатыч. – Пьют? – коротко спросил он.
– Весь взбуровился, Яков Алпатыч: другую бочку привезли.
– Так ты слушай. Я к исправнику поеду, а ты народу повести, и чтоб они это бросили, и чтоб подводы были.
– Слушаю, – отвечал Дрон.
Больше Яков Алпатыч не настаивал. Он долго управлял народом и знал, что главное средство для того, чтобы люди повиновались, состоит в том, чтобы не показывать им сомнения в том, что они могут не повиноваться. Добившись от Дрона покорного «слушаю с», Яков Алпатыч удовлетворился этим, хотя он не только сомневался, но почти был уверен в том, что подводы без помощи воинской команды не будут доставлены.
И действительно, к вечеру подводы не были собраны. На деревне у кабака была опять сходка, и на сходке положено было угнать лошадей в лес и не выдавать подвод. Ничего не говоря об этом княжне, Алпатыч велел сложить с пришедших из Лысых Гор свою собственную кладь и приготовить этих лошадей под кареты княжны, а сам поехал к начальству.

Х
После похорон отца княжна Марья заперлась в своей комнате и никого не впускала к себе. К двери подошла девушка сказать, что Алпатыч пришел спросить приказания об отъезде. (Это было еще до разговора Алпатыча с Дроном.) Княжна Марья приподнялась с дивана, на котором она лежала, и сквозь затворенную дверь проговорила, что она никуда и никогда не поедет и просит, чтобы ее оставили в покое.
Окна комнаты, в которой лежала княжна Марья, были на запад. Она лежала на диване лицом к стене и, перебирая пальцами пуговицы на кожаной подушке, видела только эту подушку, и неясные мысли ее были сосредоточены на одном: она думала о невозвратимости смерти и о той своей душевной мерзости, которой она не знала до сих пор и которая выказалась во время болезни ее отца. Она хотела, но не смела молиться, не смела в том душевном состоянии, в котором она находилась, обращаться к богу. Она долго лежала в этом положении.
Солнце зашло на другую сторону дома и косыми вечерними лучами в открытые окна осветило комнату и часть сафьянной подушки, на которую смотрела княжна Марья. Ход мыслей ее вдруг приостановился. Она бессознательно приподнялась, оправила волоса, встала и подошла к окну, невольно вдыхая в себя прохладу ясного, но ветреного вечера.
«Да, теперь тебе удобно любоваться вечером! Его уж нет, и никто тебе не помешает», – сказала она себе, и, опустившись на стул, она упала головой на подоконник.
Кто то нежным и тихим голосом назвал ее со стороны сада и поцеловал в голову. Она оглянулась. Это была m lle Bourienne, в черном платье и плерезах. Она тихо подошла к княжне Марье, со вздохом поцеловала ее и тотчас же заплакала. Княжна Марья оглянулась на нее. Все прежние столкновения с нею, ревность к ней, вспомнились княжне Марье; вспомнилось и то, как он последнее время изменился к m lle Bourienne, не мог ее видеть, и, стало быть, как несправедливы были те упреки, которые княжна Марья в душе своей делала ей. «Да и мне ли, мне ли, желавшей его смерти, осуждать кого нибудь! – подумала она.
Княжне Марье живо представилось положение m lle Bourienne, в последнее время отдаленной от ее общества, но вместе с тем зависящей от нее и живущей в чужом доме. И ей стало жалко ее. Она кротко вопросительно посмотрела на нее и протянула ей руку. M lle Bourienne тотчас заплакала, стала целовать ее руку и говорить о горе, постигшем княжну, делая себя участницей этого горя. Она говорила о том, что единственное утешение в ее горе есть то, что княжна позволила ей разделить его с нею. Она говорила, что все бывшие недоразумения должны уничтожиться перед великим горем, что она чувствует себя чистой перед всеми и что он оттуда видит ее любовь и благодарность. Княжна слушала ее, не понимая ее слов, но изредка взглядывая на нее и вслушиваясь в звуки ее голоса.
– Ваше положение вдвойне ужасно, милая княжна, – помолчав немного, сказала m lle Bourienne. – Я понимаю, что вы не могли и не можете думать о себе; но я моей любовью к вам обязана это сделать… Алпатыч был у вас? Говорил он с вами об отъезде? – спросила она.
Княжна Марья не отвечала. Она не понимала, куда и кто должен был ехать. «Разве можно было что нибудь предпринимать теперь, думать о чем нибудь? Разве не все равно? Она не отвечала.
– Вы знаете ли, chere Marie, – сказала m lle Bourienne, – знаете ли, что мы в опасности, что мы окружены французами; ехать теперь опасно. Ежели мы поедем, мы почти наверное попадем в плен, и бог знает…
Княжна Марья смотрела на свою подругу, не понимая того, что она говорила.
– Ах, ежели бы кто нибудь знал, как мне все все равно теперь, – сказала она. – Разумеется, я ни за что не желала бы уехать от него… Алпатыч мне говорил что то об отъезде… Поговорите с ним, я ничего, ничего не могу и не хочу…
– Я говорила с ним. Он надеется, что мы успеем уехать завтра; но я думаю, что теперь лучше бы было остаться здесь, – сказала m lle Bourienne. – Потому что, согласитесь, chere Marie, попасть в руки солдат или бунтующих мужиков на дороге – было бы ужасно. – M lle Bourienne достала из ридикюля объявление на нерусской необыкновенной бумаге французского генерала Рамо о том, чтобы жители не покидали своих домов, что им оказано будет должное покровительство французскими властями, и подала ее княжне.
– Я думаю, что лучше обратиться к этому генералу, – сказала m lle Bourienne, – и я уверена, что вам будет оказано должное уважение.
Княжна Марья читала бумагу, и сухие рыдания задергали ее лицо.
– Через кого вы получили это? – сказала она.
– Вероятно, узнали, что я француженка по имени, – краснея, сказала m lle Bourienne.
Княжна Марья с бумагой в руке встала от окна и с бледным лицом вышла из комнаты и пошла в бывший кабинет князя Андрея.
– Дуняша, позовите ко мне Алпатыча, Дронушку, кого нибудь, – сказала княжна Марья, – и скажите Амалье Карловне, чтобы она не входила ко мне, – прибавила она, услыхав голос m lle Bourienne. – Поскорее ехать! Ехать скорее! – говорила княжна Марья, ужасаясь мысли о том, что она могла остаться во власти французов.
«Чтобы князь Андрей знал, что она во власти французов! Чтоб она, дочь князя Николая Андреича Болконского, просила господина генерала Рамо оказать ей покровительство и пользовалась его благодеяниями! – Эта мысль приводила ее в ужас, заставляла ее содрогаться, краснеть и чувствовать еще не испытанные ею припадки злобы и гордости. Все, что только было тяжелого и, главное, оскорбительного в ее положении, живо представлялось ей. «Они, французы, поселятся в этом доме; господин генерал Рамо займет кабинет князя Андрея; будет для забавы перебирать и читать его письма и бумаги. M lle Bourienne lui fera les honneurs de Богучарово. [Мадемуазель Бурьен будет принимать его с почестями в Богучарове.] Мне дадут комнатку из милости; солдаты разорят свежую могилу отца, чтобы снять с него кресты и звезды; они мне будут рассказывать о победах над русскими, будут притворно выражать сочувствие моему горю… – думала княжна Марья не своими мыслями, но чувствуя себя обязанной думать за себя мыслями своего отца и брата. Для нее лично было все равно, где бы ни оставаться и что бы с ней ни было; но она чувствовала себя вместе с тем представительницей своего покойного отца и князя Андрея. Она невольно думала их мыслями и чувствовала их чувствами. Что бы они сказали, что бы они сделали теперь, то самое она чувствовала необходимым сделать. Она пошла в кабинет князя Андрея и, стараясь проникнуться его мыслями, обдумывала свое положение.
Требования жизни, которые она считала уничтоженными со смертью отца, вдруг с новой, еще неизвестной силой возникли перед княжной Марьей и охватили ее. Взволнованная, красная, она ходила по комнате, требуя к себе то Алпатыча, то Михаила Ивановича, то Тихона, то Дрона. Дуняша, няня и все девушки ничего не могли сказать о том, в какой мере справедливо было то, что объявила m lle Bourienne. Алпатыча не было дома: он уехал к начальству. Призванный Михаил Иваныч, архитектор, явившийся к княжне Марье с заспанными глазами, ничего не мог сказать ей. Он точно с той же улыбкой согласия, с которой он привык в продолжение пятнадцати лет отвечать, не выражая своего мнения, на обращения старого князя, отвечал на вопросы княжны Марьи, так что ничего определенного нельзя было вывести из его ответов. Призванный старый камердинер Тихон, с опавшим и осунувшимся лицом, носившим на себе отпечаток неизлечимого горя, отвечал «слушаю с» на все вопросы княжны Марьи и едва удерживался от рыданий, глядя на нее.
Наконец вошел в комнату староста Дрон и, низко поклонившись княжне, остановился у притолоки.
Княжна Марья прошлась по комнате и остановилась против него.
– Дронушка, – сказала княжна Марья, видевшая в нем несомненного друга, того самого Дронушку, который из своей ежегодной поездки на ярмарку в Вязьму привозил ей всякий раз и с улыбкой подавал свой особенный пряник. – Дронушка, теперь, после нашего несчастия, – начала она и замолчала, не в силах говорить дальше.
– Все под богом ходим, – со вздохом сказал он. Они помолчали.
– Дронушка, Алпатыч куда то уехал, мне не к кому обратиться. Правду ли мне говорят, что мне и уехать нельзя?
– Отчего же тебе не ехать, ваше сиятельство, ехать можно, – сказал Дрон.
– Мне сказали, что опасно от неприятеля. Голубчик, я ничего не могу, ничего не понимаю, со мной никого нет. Я непременно хочу ехать ночью или завтра рано утром. – Дрон молчал. Он исподлобья взглянул на княжну Марью.
– Лошадей нет, – сказал он, – я и Яков Алпатычу говорил.
– Отчего же нет? – сказала княжна.
– Все от божьего наказания, – сказал Дрон. – Какие лошади были, под войска разобрали, а какие подохли, нынче год какой. Не то лошадей кормить, а как бы самим с голоду не помереть! И так по три дня не емши сидят. Нет ничего, разорили вконец.
Княжна Марья внимательно слушала то, что он говорил ей.
– Мужики разорены? У них хлеба нет? – спросила она.
– Голодной смертью помирают, – сказал Дрон, – не то что подводы…
– Да отчего же ты не сказал, Дронушка? Разве нельзя помочь? Я все сделаю, что могу… – Княжне Марье странно было думать, что теперь, в такую минуту, когда такое горе наполняло ее душу, могли быть люди богатые и бедные и что могли богатые не помочь бедным. Она смутно знала и слышала, что бывает господский хлеб и что его дают мужикам. Она знала тоже, что ни брат, ни отец ее не отказали бы в нужде мужикам; она только боялась ошибиться как нибудь в словах насчет этой раздачи мужикам хлеба, которым она хотела распорядиться. Она была рада тому, что ей представился предлог заботы, такой, для которой ей не совестно забыть свое горе. Она стала расспрашивать Дронушку подробности о нуждах мужиков и о том, что есть господского в Богучарове.
– Ведь у нас есть хлеб господский, братнин? – спросила она.
– Господский хлеб весь цел, – с гордостью сказал Дрон, – наш князь не приказывал продавать.
– Выдай его мужикам, выдай все, что им нужно: я тебе именем брата разрешаю, – сказала княжна Марья.
Дрон ничего не ответил и глубоко вздохнул.
– Ты раздай им этот хлеб, ежели его довольно будет для них. Все раздай. Я тебе приказываю именем брата, и скажи им: что, что наше, то и ихнее. Мы ничего не пожалеем для них. Так ты скажи.
Дрон пристально смотрел на княжну, в то время как она говорила.
– Уволь ты меня, матушка, ради бога, вели от меня ключи принять, – сказал он. – Служил двадцать три года, худого не делал; уволь, ради бога.
Княжна Марья не понимала, чего он хотел от нее и от чего он просил уволить себя. Она отвечала ему, что она никогда не сомневалась в его преданности и что она все готова сделать для него и для мужиков.


Через час после этого Дуняша пришла к княжне с известием, что пришел Дрон и все мужики, по приказанию княжны, собрались у амбара, желая переговорить с госпожою.
– Да я никогда не звала их, – сказала княжна Марья, – я только сказала Дронушке, чтобы раздать им хлеба.
– Только ради бога, княжна матушка, прикажите их прогнать и не ходите к ним. Все обман один, – говорила Дуняша, – а Яков Алпатыч приедут, и поедем… и вы не извольте…
– Какой же обман? – удивленно спросила княжна
– Да уж я знаю, только послушайте меня, ради бога. Вот и няню хоть спросите. Говорят, не согласны уезжать по вашему приказанию.
– Ты что нибудь не то говоришь. Да я никогда не приказывала уезжать… – сказала княжна Марья. – Позови Дронушку.
Пришедший Дрон подтвердил слова Дуняши: мужики пришли по приказанию княжны.
– Да я никогда не звала их, – сказала княжна. – Ты, верно, не так передал им. Я только сказала, чтобы ты им отдал хлеб.
Дрон, не отвечая, вздохнул.
– Если прикажете, они уйдут, – сказал он.
– Нет, нет, я пойду к ним, – сказала княжна Марья
Несмотря на отговариванье Дуняши и няни, княжна Марья вышла на крыльцо. Дрон, Дуняша, няня и Михаил Иваныч шли за нею. «Они, вероятно, думают, что я предлагаю им хлеб с тем, чтобы они остались на своих местах, и сама уеду, бросив их на произвол французов, – думала княжна Марья. – Я им буду обещать месячину в подмосковной, квартиры; я уверена, что Andre еще больше бы сделав на моем месте», – думала она, подходя в сумерках к толпе, стоявшей на выгоне у амбара.
Толпа, скучиваясь, зашевелилась, и быстро снялись шляпы. Княжна Марья, опустив глаза и путаясь ногами в платье, близко подошла к ним. Столько разнообразных старых и молодых глаз было устремлено на нее и столько было разных лиц, что княжна Марья не видала ни одного лица и, чувствуя необходимость говорить вдруг со всеми, не знала, как быть. Но опять сознание того, что она – представительница отца и брата, придало ей силы, и она смело начала свою речь.
– Я очень рада, что вы пришли, – начала княжна Марья, не поднимая глаз и чувствуя, как быстро и сильно билось ее сердце. – Мне Дронушка сказал, что вас разорила война. Это наше общее горе, и я ничего не пожалею, чтобы помочь вам. Я сама еду, потому что уже опасно здесь и неприятель близко… потому что… Я вам отдаю все, мои друзья, и прошу вас взять все, весь хлеб наш, чтобы у вас не было нужды. А ежели вам сказали, что я отдаю вам хлеб с тем, чтобы вы остались здесь, то это неправда. Я, напротив, прошу вас уезжать со всем вашим имуществом в нашу подмосковную, и там я беру на себя и обещаю вам, что вы не будете нуждаться. Вам дадут и домы и хлеба. – Княжна остановилась. В толпе только слышались вздохи.
– Я не от себя делаю это, – продолжала княжна, – я это делаю именем покойного отца, который был вам хорошим барином, и за брата, и его сына.
Она опять остановилась. Никто не прерывал ее молчания.
– Горе наше общее, и будем делить всё пополам. Все, что мое, то ваше, – сказала она, оглядывая лица, стоявшие перед нею.
Все глаза смотрели на нее с одинаковым выражением, значения которого она не могла понять. Было ли это любопытство, преданность, благодарность, или испуг и недоверие, но выражение на всех лицах было одинаковое.
– Много довольны вашей милостью, только нам брать господский хлеб не приходится, – сказал голос сзади.
– Да отчего же? – сказала княжна.
Никто не ответил, и княжна Марья, оглядываясь по толпе, замечала, что теперь все глаза, с которыми она встречалась, тотчас же опускались.
– Отчего же вы не хотите? – спросила она опять.
Никто не отвечал.
Княжне Марье становилось тяжело от этого молчанья; она старалась уловить чей нибудь взгляд.
– Отчего вы не говорите? – обратилась княжна к старому старику, который, облокотившись на палку, стоял перед ней. – Скажи, ежели ты думаешь, что еще что нибудь нужно. Я все сделаю, – сказала она, уловив его взгляд. Но он, как бы рассердившись за это, опустил совсем голову и проговорил:
– Чего соглашаться то, не нужно нам хлеба.
– Что ж, нам все бросить то? Не согласны. Не согласны… Нет нашего согласия. Мы тебя жалеем, а нашего согласия нет. Поезжай сама, одна… – раздалось в толпе с разных сторон. И опять на всех лицах этой толпы показалось одно и то же выражение, и теперь это было уже наверное не выражение любопытства и благодарности, а выражение озлобленной решительности.
– Да вы не поняли, верно, – с грустной улыбкой сказала княжна Марья. – Отчего вы не хотите ехать? Я обещаю поселить вас, кормить. А здесь неприятель разорит вас…
Но голос ее заглушали голоса толпы.
– Нет нашего согласия, пускай разоряет! Не берем твоего хлеба, нет согласия нашего!
Княжна Марья старалась уловить опять чей нибудь взгляд из толпы, но ни один взгляд не был устремлен на нее; глаза, очевидно, избегали ее. Ей стало странно и неловко.
– Вишь, научила ловко, за ней в крепость иди! Дома разори да в кабалу и ступай. Как же! Я хлеб, мол, отдам! – слышались голоса в толпе.
Княжна Марья, опустив голову, вышла из круга и пошла в дом. Повторив Дрону приказание о том, чтобы завтра были лошади для отъезда, она ушла в свою комнату и осталась одна с своими мыслями.


Долго эту ночь княжна Марья сидела у открытого окна в своей комнате, прислушиваясь к звукам говора мужиков, доносившегося с деревни, но она не думала о них. Она чувствовала, что, сколько бы она ни думала о них, она не могла бы понять их. Она думала все об одном – о своем горе, которое теперь, после перерыва, произведенного заботами о настоящем, уже сделалось для нее прошедшим. Она теперь уже могла вспоминать, могла плакать и могла молиться. С заходом солнца ветер затих. Ночь была тихая и свежая. В двенадцатом часу голоса стали затихать, пропел петух, из за лип стала выходить полная луна, поднялся свежий, белый туман роса, и над деревней и над домом воцарилась тишина.
Одна за другой представлялись ей картины близкого прошедшего – болезни и последних минут отца. И с грустной радостью она теперь останавливалась на этих образах, отгоняя от себя с ужасом только одно последнее представление его смерти, которое – она чувствовала – она была не в силах созерцать даже в своем воображении в этот тихий и таинственный час ночи. И картины эти представлялись ей с такой ясностью и с такими подробностями, что они казались ей то действительностью, то прошедшим, то будущим.
То ей живо представлялась та минута, когда с ним сделался удар и его из сада в Лысых Горах волокли под руки и он бормотал что то бессильным языком, дергал седыми бровями и беспокойно и робко смотрел на нее.
«Он и тогда хотел сказать мне то, что он сказал мне в день своей смерти, – думала она. – Он всегда думал то, что он сказал мне». И вот ей со всеми подробностями вспомнилась та ночь в Лысых Горах накануне сделавшегося с ним удара, когда княжна Марья, предчувствуя беду, против его воли осталась с ним. Она не спала и ночью на цыпочках сошла вниз и, подойдя к двери в цветочную, в которой в эту ночь ночевал ее отец, прислушалась к его голосу. Он измученным, усталым голосом говорил что то с Тихоном. Ему, видно, хотелось поговорить. «И отчего он не позвал меня? Отчего он не позволил быть мне тут на месте Тихона? – думала тогда и теперь княжна Марья. – Уж он не выскажет никогда никому теперь всего того, что было в его душе. Уж никогда не вернется для него и для меня эта минута, когда бы он говорил все, что ему хотелось высказать, а я, а не Тихон, слушала бы и понимала его. Отчего я не вошла тогда в комнату? – думала она. – Может быть, он тогда же бы сказал мне то, что он сказал в день смерти. Он и тогда в разговоре с Тихоном два раза спросил про меня. Ему хотелось меня видеть, а я стояла тут, за дверью. Ему было грустно, тяжело говорить с Тихоном, который не понимал его. Помню, как он заговорил с ним про Лизу, как живую, – он забыл, что она умерла, и Тихон напомнил ему, что ее уже нет, и он закричал: „Дурак“. Ему тяжело было. Я слышала из за двери, как он, кряхтя, лег на кровать и громко прокричал: „Бог мой!Отчего я не взошла тогда? Что ж бы он сделал мне? Что бы я потеряла? А может быть, тогда же он утешился бы, он сказал бы мне это слово“. И княжна Марья вслух произнесла то ласковое слово, которое он сказал ей в день смерти. «Ду ше нь ка! – повторила княжна Марья это слово и зарыдала облегчающими душу слезами. Она видела теперь перед собою его лицо. И не то лицо, которое она знала с тех пор, как себя помнила, и которое она всегда видела издалека; а то лицо – робкое и слабое, которое она в последний день, пригибаясь к его рту, чтобы слышать то, что он говорил, в первый раз рассмотрела вблизи со всеми его морщинами и подробностями.
«Душенька», – повторила она.
«Что он думал, когда сказал это слово? Что он думает теперь? – вдруг пришел ей вопрос, и в ответ на это она увидала его перед собой с тем выражением лица, которое у него было в гробу на обвязанном белым платком лице. И тот ужас, который охватил ее тогда, когда она прикоснулась к нему и убедилась, что это не только не был он, но что то таинственное и отталкивающее, охватил ее и теперь. Она хотела думать о другом, хотела молиться и ничего не могла сделать. Она большими открытыми глазами смотрела на лунный свет и тени, всякую секунду ждала увидеть его мертвое лицо и чувствовала, что тишина, стоявшая над домом и в доме, заковывала ее.
– Дуняша! – прошептала она. – Дуняша! – вскрикнула она диким голосом и, вырвавшись из тишины, побежала к девичьей, навстречу бегущим к ней няне и девушкам.


17 го августа Ростов и Ильин, сопутствуемые только что вернувшимся из плена Лаврушкой и вестовым гусаром, из своей стоянки Янково, в пятнадцати верстах от Богучарова, поехали кататься верхами – попробовать новую, купленную Ильиным лошадь и разузнать, нет ли в деревнях сена.
Богучарово находилось последние три дня между двумя неприятельскими армиями, так что так же легко мог зайти туда русский арьергард, как и французский авангард, и потому Ростов, как заботливый эскадронный командир, желал прежде французов воспользоваться тем провиантом, который оставался в Богучарове.
Ростов и Ильин были в самом веселом расположении духа. Дорогой в Богучарово, в княжеское именье с усадьбой, где они надеялись найти большую дворню и хорошеньких девушек, они то расспрашивали Лаврушку о Наполеоне и смеялись его рассказам, то перегонялись, пробуя лошадь Ильина.
Ростов и не знал и не думал, что эта деревня, в которую он ехал, была именье того самого Болконского, который был женихом его сестры.
Ростов с Ильиным в последний раз выпустили на перегонку лошадей в изволок перед Богучаровым, и Ростов, перегнавший Ильина, первый вскакал в улицу деревни Богучарова.
– Ты вперед взял, – говорил раскрасневшийся Ильин.
– Да, всё вперед, и на лугу вперед, и тут, – отвечал Ростов, поглаживая рукой своего взмылившегося донца.
– А я на французской, ваше сиятельство, – сзади говорил Лаврушка, называя французской свою упряжную клячу, – перегнал бы, да только срамить не хотел.
Они шагом подъехали к амбару, у которого стояла большая толпа мужиков.
Некоторые мужики сняли шапки, некоторые, не снимая шапок, смотрели на подъехавших. Два старые длинные мужика, с сморщенными лицами и редкими бородами, вышли из кабака и с улыбками, качаясь и распевая какую то нескладную песню, подошли к офицерам.
– Молодцы! – сказал, смеясь, Ростов. – Что, сено есть?
– И одинакие какие… – сказал Ильин.
– Развесе…oo…ооо…лая бесе… бесе… – распевали мужики с счастливыми улыбками.
Один мужик вышел из толпы и подошел к Ростову.
– Вы из каких будете? – спросил он.
– Французы, – отвечал, смеючись, Ильин. – Вот и Наполеон сам, – сказал он, указывая на Лаврушку.
– Стало быть, русские будете? – переспросил мужик.
– А много вашей силы тут? – спросил другой небольшой мужик, подходя к ним.
– Много, много, – отвечал Ростов. – Да вы что ж собрались тут? – прибавил он. – Праздник, что ль?
– Старички собрались, по мирскому делу, – отвечал мужик, отходя от него.
В это время по дороге от барского дома показались две женщины и человек в белой шляпе, шедшие к офицерам.
– В розовом моя, чур не отбивать! – сказал Ильин, заметив решительно подвигавшуюся к нему Дуняшу.
– Наша будет! – подмигнув, сказал Ильину Лаврушка.
– Что, моя красавица, нужно? – сказал Ильин, улыбаясь.
– Княжна приказали узнать, какого вы полка и ваши фамилии?
– Это граф Ростов, эскадронный командир, а я ваш покорный слуга.
– Бе…се…е…ду…шка! – распевал пьяный мужик, счастливо улыбаясь и глядя на Ильина, разговаривающего с девушкой. Вслед за Дуняшей подошел к Ростову Алпатыч, еще издали сняв свою шляпу.
– Осмелюсь обеспокоить, ваше благородие, – сказал он с почтительностью, но с относительным пренебрежением к юности этого офицера и заложив руку за пазуху. – Моя госпожа, дочь скончавшегося сего пятнадцатого числа генерал аншефа князя Николая Андреевича Болконского, находясь в затруднении по случаю невежества этих лиц, – он указал на мужиков, – просит вас пожаловать… не угодно ли будет, – с грустной улыбкой сказал Алпатыч, – отъехать несколько, а то не так удобно при… – Алпатыч указал на двух мужиков, которые сзади так и носились около него, как слепни около лошади.
– А!.. Алпатыч… А? Яков Алпатыч!.. Важно! прости ради Христа. Важно! А?.. – говорили мужики, радостно улыбаясь ему. Ростов посмотрел на пьяных стариков и улыбнулся.
– Или, может, это утешает ваше сиятельство? – сказал Яков Алпатыч с степенным видом, не заложенной за пазуху рукой указывая на стариков.
– Нет, тут утешенья мало, – сказал Ростов и отъехал. – В чем дело? – спросил он.
– Осмелюсь доложить вашему сиятельству, что грубый народ здешний не желает выпустить госпожу из имения и угрожает отпречь лошадей, так что с утра все уложено и ее сиятельство не могут выехать.
– Не может быть! – вскрикнул Ростов.
– Имею честь докладывать вам сущую правду, – повторил Алпатыч.
Ростов слез с лошади и, передав ее вестовому, пошел с Алпатычем к дому, расспрашивая его о подробностях дела. Действительно, вчерашнее предложение княжны мужикам хлеба, ее объяснение с Дроном и с сходкою так испортили дело, что Дрон окончательно сдал ключи, присоединился к мужикам и не являлся по требованию Алпатыча и что поутру, когда княжна велела закладывать, чтобы ехать, мужики вышли большой толпой к амбару и выслали сказать, что они не выпустят княжны из деревни, что есть приказ, чтобы не вывозиться, и они выпрягут лошадей. Алпатыч выходил к ним, усовещивая их, но ему отвечали (больше всех говорил Карп; Дрон не показывался из толпы), что княжну нельзя выпустить, что на то приказ есть; а что пускай княжна остается, и они по старому будут служить ей и во всем повиноваться.
В ту минуту, когда Ростов и Ильин проскакали по дороге, княжна Марья, несмотря на отговариванье Алпатыча, няни и девушек, велела закладывать и хотела ехать; но, увидав проскакавших кавалеристов, их приняли за французов, кучера разбежались, и в доме поднялся плач женщин.
– Батюшка! отец родной! бог тебя послал, – говорили умиленные голоса, в то время как Ростов проходил через переднюю.
Княжна Марья, потерянная и бессильная, сидела в зале, в то время как к ней ввели Ростова. Она не понимала, кто он, и зачем он, и что с нею будет. Увидав его русское лицо и по входу его и первым сказанным словам признав его за человека своего круга, она взглянула на него своим глубоким и лучистым взглядом и начала говорить обрывавшимся и дрожавшим от волнения голосом. Ростову тотчас же представилось что то романическое в этой встрече. «Беззащитная, убитая горем девушка, одна, оставленная на произвол грубых, бунтующих мужиков! И какая то странная судьба натолкнула меня сюда! – думал Ростов, слушяя ее и глядя на нее. – И какая кротость, благородство в ее чертах и в выражении! – думал он, слушая ее робкий рассказ.
Когда она заговорила о том, что все это случилось на другой день после похорон отца, ее голос задрожал. Она отвернулась и потом, как бы боясь, чтобы Ростов не принял ее слова за желание разжалобить его, вопросительно испуганно взглянула на него. У Ростова слезы стояли в глазах. Княжна Марья заметила это и благодарно посмотрела на Ростова тем своим лучистым взглядом, который заставлял забывать некрасивость ее лица.
– Не могу выразить, княжна, как я счастлив тем, что я случайно заехал сюда и буду в состоянии показать вам свою готовность, – сказал Ростов, вставая. – Извольте ехать, и я отвечаю вам своей честью, что ни один человек не посмеет сделать вам неприятность, ежели вы мне только позволите конвоировать вас, – и, почтительно поклонившись, как кланяются дамам царской крови, он направился к двери.
Почтительностью своего тона Ростов как будто показывал, что, несмотря на то, что он за счастье бы счел свое знакомство с нею, он не хотел пользоваться случаем ее несчастия для сближения с нею.
Княжна Марья поняла и оценила этот тон.
– Я очень, очень благодарна вам, – сказала ему княжна по французски, – но надеюсь, что все это было только недоразуменье и что никто не виноват в том. – Княжна вдруг заплакала. – Извините меня, – сказала она.
Ростов, нахмурившись, еще раз низко поклонился и вышел из комнаты.


– Ну что, мила? Нет, брат, розовая моя прелесть, и Дуняшей зовут… – Но, взглянув на лицо Ростова, Ильин замолк. Он видел, что его герой и командир находился совсем в другом строе мыслей.
Ростов злобно оглянулся на Ильина и, не отвечая ему, быстрыми шагами направился к деревне.
– Я им покажу, я им задам, разбойникам! – говорил он про себя.
Алпатыч плывущим шагом, чтобы только не бежать, рысью едва догнал Ростова.
– Какое решение изволили принять? – сказал он, догнав его.
Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча.
– Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой.
– Я им дам воинскую команду… Я их попротивоборствую, – бессмысленно приговаривал Николай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Не соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе. И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты. То же чувствовали и мужики толпы, глядя на его быструю и твердую походку и решительное, нахмуренное лицо.
После того как гусары въехали в деревню и Ростов прошел к княжне, в толпе произошло замешательство и раздор. Некоторые мужики стали говорить, что эти приехавшие были русские и как бы они не обиделись тем, что не выпускают барышню. Дрон был того же мнения; но как только он выразил его, так Карп и другие мужики напали на бывшего старосту.
– Ты мир то поедом ел сколько годов? – кричал на него Карп. – Тебе все одно! Ты кубышку выроешь, увезешь, тебе что, разори наши дома али нет?
– Сказано, порядок чтоб был, не езди никто из домов, чтобы ни синь пороха не вывозить, – вот она и вся! – кричал другой.
– Очередь на твоего сына была, а ты небось гладуха своего пожалел, – вдруг быстро заговорил маленький старичок, нападая на Дрона, – а моего Ваньку забрил. Эх, умирать будем!
– То то умирать будем!
– Я от миру не отказчик, – говорил Дрон.
– То то не отказчик, брюхо отрастил!..
Два длинные мужика говорили свое. Как только Ростов, сопутствуемый Ильиным, Лаврушкой и Алпатычем, подошел к толпе, Карп, заложив пальцы за кушак, слегка улыбаясь, вышел вперед. Дрон, напротив, зашел в задние ряды, и толпа сдвинулась плотнее.
– Эй! кто у вас староста тут? – крикнул Ростов, быстрым шагом подойдя к толпе.
– Староста то? На что вам?.. – спросил Карп. Но не успел он договорить, как шапка слетела с него и голова мотнулась набок от сильного удара.
– Шапки долой, изменники! – крикнул полнокровный голос Ростова. – Где староста? – неистовым голосом кричал он.
– Старосту, старосту кличет… Дрон Захарыч, вас, – послышались кое где торопливо покорные голоса, и шапки стали сниматься с голов.
– Нам бунтовать нельзя, мы порядки блюдем, – проговорил Карп, и несколько голосов сзади в то же мгновенье заговорили вдруг:
– Как старички пороптали, много вас начальства…
– Разговаривать?.. Бунт!.. Разбойники! Изменники! – бессмысленно, не своим голосом завопил Ростов, хватая за юрот Карпа. – Вяжи его, вяжи! – кричал он, хотя некому было вязать его, кроме Лаврушки и Алпатыча.
Лаврушка, однако, подбежал к Карпу и схватил его сзади за руки.
– Прикажете наших из под горы кликнуть? – крикнул он.
Алпатыч обратился к мужикам, вызывая двоих по именам, чтобы вязать Карпа. Мужики покорно вышли из толпы и стали распоясываться.
– Староста где? – кричал Ростов.
Дрон, с нахмуренным и бледным лицом, вышел из толпы.
– Ты староста? Вязать, Лаврушка! – кричал Ростов, как будто и это приказание не могло встретить препятствий. И действительно, еще два мужика стали вязать Дрона, который, как бы помогая им, снял с себя кушан и подал им.
– А вы все слушайте меня, – Ростов обратился к мужикам: – Сейчас марш по домам, и чтобы голоса вашего я не слыхал.
– Что ж, мы никакой обиды не делали. Мы только, значит, по глупости. Только вздор наделали… Я же сказывал, что непорядки, – послышались голоса, упрекавшие друг друга.
– Вот я же вам говорил, – сказал Алпатыч, вступая в свои права. – Нехорошо, ребята!
– Глупость наша, Яков Алпатыч, – отвечали голоса, и толпа тотчас же стала расходиться и рассыпаться по деревне.
Связанных двух мужиков повели на барский двор. Два пьяные мужика шли за ними.
– Эх, посмотрю я на тебя! – говорил один из них, обращаясь к Карпу.
– Разве можно так с господами говорить? Ты думал что?
– Дурак, – подтверждал другой, – право, дурак!
Через два часа подводы стояли на дворе богучаровского дома. Мужики оживленно выносили и укладывали на подводы господские вещи, и Дрон, по желанию княжны Марьи выпущенный из рундука, куда его заперли, стоя на дворе, распоряжался мужиками.
– Ты ее так дурно не клади, – говорил один из мужиков, высокий человек с круглым улыбающимся лицом, принимая из рук горничной шкатулку. – Она ведь тоже денег стоит. Что же ты ее так то вот бросишь или пол веревку – а она потрется. Я так не люблю. А чтоб все честно, по закону было. Вот так то под рогожку, да сенцом прикрой, вот и важно. Любо!
– Ишь книг то, книг, – сказал другой мужик, выносивший библиотечные шкафы князя Андрея. – Ты не цепляй! А грузно, ребята, книги здоровые!
– Да, писали, не гуляли! – значительно подмигнув, сказал высокий круглолицый мужик, указывая на толстые лексиконы, лежавшие сверху.

Ростов, не желая навязывать свое знакомство княжне, не пошел к ней, а остался в деревне, ожидая ее выезда. Дождавшись выезда экипажей княжны Марьи из дома, Ростов сел верхом и до пути, занятого нашими войсками, в двенадцати верстах от Богучарова, верхом провожал ее. В Янкове, на постоялом дворе, он простился с нею почтительно, в первый раз позволив себе поцеловать ее руку.
– Как вам не совестно, – краснея, отвечал он княжне Марье на выражение благодарности за ее спасенье (как она называла его поступок), – каждый становой сделал бы то же. Если бы нам только приходилось воевать с мужиками, мы бы не допустили так далеко неприятеля, – говорил он, стыдясь чего то и стараясь переменить разговор. – Я счастлив только, что имел случай познакомиться с вами. Прощайте, княжна, желаю вам счастия и утешения и желаю встретиться с вами при более счастливых условиях. Ежели вы не хотите заставить краснеть меня, пожалуйста, не благодарите.
Но княжна, если не благодарила более словами, благодарила его всем выражением своего сиявшего благодарностью и нежностью лица. Она не могла верить ему, что ей не за что благодарить его. Напротив, для нее несомненно было то, что ежели бы его не было, то она, наверное, должна была бы погибнуть и от бунтовщиков и от французов; что он, для того чтобы спасти ее, подвергал себя самым очевидным и страшным опасностям; и еще несомненнее было то, что он был человек с высокой и благородной душой, который умел понять ее положение и горе. Его добрые и честные глаза с выступившими на них слезами, в то время как она сама, заплакав, говорила с ним о своей потере, не выходили из ее воображения.
Когда она простилась с ним и осталась одна, княжна Марья вдруг почувствовала в глазах слезы, и тут уж не в первый раз ей представился странный вопрос, любит ли она его?
По дороге дальше к Москве, несмотря на то, что положение княжны было не радостно, Дуняша, ехавшая с ней в карете, не раз замечала, что княжна, высунувшись в окно кареты, чему то радостно и грустно улыбалась.
«Ну что же, ежели бы я и полюбила его? – думала княжна Марья.
Как ни стыдно ей было признаться себе, что она первая полюбила человека, который, может быть, никогда не полюбит ее, она утешала себя мыслью, что никто никогда не узнает этого и что она не будет виновата, ежели будет до конца жизни, никому не говоря о том, любить того, которого она любила в первый и в последний раз.
Иногда она вспоминала его взгляды, его участие, его слова, и ей казалось счастье не невозможным. И тогда то Дуняша замечала, что она, улыбаясь, глядела в окно кареты.
«И надо было ему приехать в Богучарово, и в эту самую минуту! – думала княжна Марья. – И надо было его сестре отказать князю Андрею! – И во всем этом княжна Марья видела волю провиденья.
Впечатление, произведенное на Ростова княжной Марьей, было очень приятное. Когда ои вспоминал про нее, ему становилось весело, и когда товарищи, узнав о бывшем с ним приключении в Богучарове, шутили ему, что он, поехав за сеном, подцепил одну из самых богатых невест в России, Ростов сердился. Он сердился именно потому, что мысль о женитьбе на приятной для него, кроткой княжне Марье с огромным состоянием не раз против его воли приходила ему в голову. Для себя лично Николай не мог желать жены лучше княжны Марьи: женитьба на ней сделала бы счастье графини – его матери, и поправила бы дела его отца; и даже – Николай чувствовал это – сделала бы счастье княжны Марьи. Но Соня? И данное слово? И от этого то Ростов сердился, когда ему шутили о княжне Болконской.


Приняв командование над армиями, Кутузов вспомнил о князе Андрее и послал ему приказание прибыть в главную квартиру.
Князь Андрей приехал в Царево Займище в тот самый день и в то самое время дня, когда Кутузов делал первый смотр войскам. Князь Андрей остановился в деревне у дома священника, у которого стоял экипаж главнокомандующего, и сел на лавочке у ворот, ожидая светлейшего, как все называли теперь Кутузова. На поле за деревней слышны были то звуки полковой музыки, то рев огромного количества голосов, кричавших «ура!новому главнокомандующему. Тут же у ворот, шагах в десяти от князя Андрея, пользуясь отсутствием князя и прекрасной погодой, стояли два денщика, курьер и дворецкий. Черноватый, обросший усами и бакенбардами, маленький гусарский подполковник подъехал к воротам и, взглянув на князя Андрея, спросил: здесь ли стоит светлейший и скоро ли он будет?
Князь Андрей сказал, что он не принадлежит к штабу светлейшего и тоже приезжий. Гусарский подполковник обратился к нарядному денщику, и денщик главнокомандующего сказал ему с той особенной презрительностью, с которой говорят денщики главнокомандующих с офицерами:
– Что, светлейший? Должно быть, сейчас будет. Вам что?
Гусарский подполковник усмехнулся в усы на тон денщика, слез с лошади, отдал ее вестовому и подошел к Болконскому, слегка поклонившись ему. Болконский посторонился на лавке. Гусарский подполковник сел подле него.
– Тоже дожидаетесь главнокомандующего? – заговорил гусарский подполковник. – Говог'ят, всем доступен, слава богу. А то с колбасниками беда! Недаг'ом Ег'молов в немцы пг'осился. Тепег'ь авось и г'усским говог'ить можно будет. А то чег'т знает что делали. Все отступали, все отступали. Вы делали поход? – спросил он.
– Имел удовольствие, – отвечал князь Андрей, – не только участвовать в отступлении, но и потерять в этом отступлении все, что имел дорогого, не говоря об именьях и родном доме… отца, который умер с горя. Я смоленский.
– А?.. Вы князь Болконский? Очень г'ад познакомиться: подполковник Денисов, более известный под именем Васьки, – сказал Денисов, пожимая руку князя Андрея и с особенно добрым вниманием вглядываясь в лицо Болконского. – Да, я слышал, – сказал он с сочувствием и, помолчав немного, продолжал: – Вот и скифская война. Это все хог'ошо, только не для тех, кто своими боками отдувается. А вы – князь Андг'ей Болконский? – Он покачал головой. – Очень г'ад, князь, очень г'ад познакомиться, – прибавил он опять с грустной улыбкой, пожимая ему руку.
Князь Андрей знал Денисова по рассказам Наташи о ее первом женихе. Это воспоминанье и сладко и больно перенесло его теперь к тем болезненным ощущениям, о которых он последнее время давно уже не думал, но которые все таки были в его душе. В последнее время столько других и таких серьезных впечатлений, как оставление Смоленска, его приезд в Лысые Горы, недавнее известно о смерти отца, – столько ощущений было испытано им, что эти воспоминания уже давно не приходили ему и, когда пришли, далеко не подействовали на него с прежней силой. И для Денисова тот ряд воспоминаний, которые вызвало имя Болконского, было далекое, поэтическое прошедшее, когда он, после ужина и пения Наташи, сам не зная как, сделал предложение пятнадцатилетней девочке. Он улыбнулся воспоминаниям того времени и своей любви к Наташе и тотчас же перешел к тому, что страстно и исключительно теперь занимало его. Это был план кампании, который он придумал, служа во время отступления на аванпостах. Он представлял этот план Барклаю де Толли и теперь намерен был представить его Кутузову. План основывался на том, что операционная линия французов слишком растянута и что вместо того, или вместе с тем, чтобы действовать с фронта, загораживая дорогу французам, нужно было действовать на их сообщения. Он начал разъяснять свой план князю Андрею.
– Они не могут удержать всей этой линии. Это невозможно, я отвечаю, что пг'ог'ву их; дайте мне пятьсот человек, я г'азог'ву их, это вег'но! Одна система – паг'тизанская.
Денисов встал и, делая жесты, излагал свой план Болконскому. В средине его изложения крики армии, более нескладные, более распространенные и сливающиеся с музыкой и песнями, послышались на месте смотра. На деревне послышался топот и крики.
– Сам едет, – крикнул казак, стоявший у ворот, – едет! Болконский и Денисов подвинулись к воротам, у которых стояла кучка солдат (почетный караул), и увидали подвигавшегося по улице Кутузова, верхом на невысокой гнедой лошадке. Огромная свита генералов ехала за ним. Барклай ехал почти рядом; толпа офицеров бежала за ними и вокруг них и кричала «ура!».
Вперед его во двор проскакали адъютанты. Кутузов, нетерпеливо подталкивая свою лошадь, плывшую иноходью под его тяжестью, и беспрестанно кивая головой, прикладывал руку к бедой кавалергардской (с красным околышем и без козырька) фуражке, которая была на нем. Подъехав к почетному караулу молодцов гренадеров, большей частью кавалеров, отдававших ему честь, он с минуту молча, внимательно посмотрел на них начальническим упорным взглядом и обернулся к толпе генералов и офицеров, стоявших вокруг него. Лицо его вдруг приняло тонкое выражение; он вздернул плечами с жестом недоумения.
– И с такими молодцами всё отступать и отступать! – сказал он. – Ну, до свиданья, генерал, – прибавил он и тронул лошадь в ворота мимо князя Андрея и Денисова.
– Ура! ура! ура! – кричали сзади его.
С тех пор как не видал его князь Андрей, Кутузов еще потолстел, обрюзг и оплыл жиром. Но знакомые ему белый глаз, и рана, и выражение усталости в его лице и фигуре были те же. Он был одет в мундирный сюртук (плеть на тонком ремне висела через плечо) и в белой кавалергардской фуражке. Он, тяжело расплываясь и раскачиваясь, сидел на своей бодрой лошадке.
– Фю… фю… фю… – засвистал он чуть слышно, въезжая на двор. На лице его выражалась радость успокоения человека, намеревающегося отдохнуть после представительства. Он вынул левую ногу из стремени, повалившись всем телом и поморщившись от усилия, с трудом занес ее на седло, облокотился коленкой, крякнул и спустился на руки к казакам и адъютантам, поддерживавшим его.
Он оправился, оглянулся своими сощуренными глазами и, взглянув на князя Андрея, видимо, не узнав его, зашагал своей ныряющей походкой к крыльцу.
– Фю… фю… фю, – просвистал он и опять оглянулся на князя Андрея. Впечатление лица князя Андрея только после нескольких секунд (как это часто бывает у стариков) связалось с воспоминанием о его личности.
– А, здравствуй, князь, здравствуй, голубчик, пойдем… – устало проговорил он, оглядываясь, и тяжело вошел на скрипящее под его тяжестью крыльцо. Он расстегнулся и сел на лавочку, стоявшую на крыльце.
– Ну, что отец?
– Вчера получил известие о его кончине, – коротко сказал князь Андрей.
Кутузов испуганно открытыми глазами посмотрел на князя Андрея, потом снял фуражку и перекрестился: «Царство ему небесное! Да будет воля божия над всеми нами!Он тяжело, всей грудью вздохнул и помолчал. „Я его любил и уважал и сочувствую тебе всей душой“. Он обнял князя Андрея, прижал его к своей жирной груди и долго не отпускал от себя. Когда он отпустил его, князь Андрей увидал, что расплывшие губы Кутузова дрожали и на глазах были слезы. Он вздохнул и взялся обеими руками за лавку, чтобы встать.
– Пойдем, пойдем ко мне, поговорим, – сказал он; но в это время Денисов, так же мало робевший перед начальством, как и перед неприятелем, несмотря на то, что адъютанты у крыльца сердитым шепотом останавливали его, смело, стуча шпорами по ступенькам, вошел на крыльцо. Кутузов, оставив руки упертыми на лавку, недовольно смотрел на Денисова. Денисов, назвав себя, объявил, что имеет сообщить его светлости дело большой важности для блага отечества. Кутузов усталым взглядом стал смотреть на Денисова и досадливым жестом, приняв руки и сложив их на животе, повторил: «Для блага отечества? Ну что такое? Говори». Денисов покраснел, как девушка (так странно было видеть краску на этом усатом, старом и пьяном лице), и смело начал излагать свой план разрезания операционной линии неприятеля между Смоленском и Вязьмой. Денисов жил в этих краях и знал хорошо местность. План его казался несомненно хорошим, в особенности по той силе убеждения, которая была в его словах. Кутузов смотрел себе на ноги и изредка оглядывался на двор соседней избы, как будто он ждал чего то неприятного оттуда. Из избы, на которую он смотрел, действительно во время речи Денисова показался генерал с портфелем под мышкой.
– Что? – в середине изложения Денисова проговорил Кутузов. – Уже готовы?
– Готов, ваша светлость, – сказал генерал. Кутузов покачал головой, как бы говоря: «Как это все успеть одному человеку», и продолжал слушать Денисова.
– Даю честное благородное слово гусского офицег'а, – говорил Денисов, – что я г'азог'ву сообщения Наполеона.
– Тебе Кирилл Андреевич Денисов, обер интендант, как приходится? – перебил его Кутузов.
– Дядя г'одной, ваша светлость.
– О! приятели были, – весело сказал Кутузов. – Хорошо, хорошо, голубчик, оставайся тут при штабе, завтра поговорим. – Кивнув головой Денисову, он отвернулся и протянул руку к бумагам, которые принес ему Коновницын.
– Не угодно ли вашей светлости пожаловать в комнаты, – недовольным голосом сказал дежурный генерал, – необходимо рассмотреть планы и подписать некоторые бумаги. – Вышедший из двери адъютант доложил, что в квартире все было готово. Но Кутузову, видимо, хотелось войти в комнаты уже свободным. Он поморщился…
– Нет, вели подать, голубчик, сюда столик, я тут посмотрю, – сказал он. – Ты не уходи, – прибавил он, обращаясь к князю Андрею. Князь Андрей остался на крыльце, слушая дежурного генерала.
Во время доклада за входной дверью князь Андрей слышал женское шептанье и хрустение женского шелкового платья. Несколько раз, взглянув по тому направлению, он замечал за дверью, в розовом платье и лиловом шелковом платке на голове, полную, румяную и красивую женщину с блюдом, которая, очевидно, ожидала входа влавввквмандующего. Адъютант Кутузова шепотом объяснил князю Андрею, что это была хозяйка дома, попадья, которая намеревалась подать хлеб соль его светлости. Муж ее встретил светлейшего с крестом в церкви, она дома… «Очень хорошенькая», – прибавил адъютант с улыбкой. Кутузов оглянулся на эти слова. Кутузов слушал доклад дежурного генерала (главным предметом которого была критика позиции при Цареве Займище) так же, как он слушал Денисова, так же, как он слушал семь лет тому назад прения Аустерлицкого военного совета. Он, очевидно, слушал только оттого, что у него были уши, которые, несмотря на то, что в одном из них был морской канат, не могли не слышать; но очевидно было, что ничто из того, что мог сказать ему дежурный генерал, не могло не только удивить или заинтересовать его, но что он знал вперед все, что ему скажут, и слушал все это только потому, что надо прослушать, как надо прослушать поющийся молебен. Все, что говорил Денисов, было дельно и умно. То, что говорил дежурный генерал, было еще дельнее и умнее, но очевидно было, что Кутузов презирал и знание и ум и знал что то другое, что должно было решить дело, – что то другое, независимое от ума и знания. Князь Андрей внимательно следил за выражением лица главнокомандующего, и единственное выражение, которое он мог заметить в нем, было выражение скуки, любопытства к тому, что такое означал женский шепот за дверью, и желание соблюсти приличие. Очевидно было, что Кутузов презирал ум, и знание, и даже патриотическое чувство, которое выказывал Денисов, но презирал не умом, не чувством, не знанием (потому что он и не старался выказывать их), а он презирал их чем то другим. Он презирал их своей старостью, своею опытностью жизни. Одно распоряжение, которое от себя в этот доклад сделал Кутузов, откосилось до мародерства русских войск. Дежурный редерал в конце доклада представил светлейшему к подписи бумагу о взысканий с армейских начальников по прошению помещика за скошенный зеленый овес.
Кутузов зачмокал губами и закачал головой, выслушав это дело.
– В печку… в огонь! И раз навсегда тебе говорю, голубчик, – сказал он, – все эти дела в огонь. Пуская косят хлеба и жгут дрова на здоровье. Я этого не приказываю и не позволяю, но и взыскивать не могу. Без этого нельзя. Дрова рубят – щепки летят. – Он взглянул еще раз на бумагу. – О, аккуратность немецкая! – проговорил он, качая головой.


– Ну, теперь все, – сказал Кутузов, подписывая последнюю бумагу, и, тяжело поднявшись и расправляя складки своей белой пухлой шеи, с повеселевшим лицом направился к двери.
Попадья, с бросившеюся кровью в лицо, схватилась за блюдо, которое, несмотря на то, что она так долго приготовлялась, она все таки не успела подать вовремя. И с низким поклоном она поднесла его Кутузову.
Глаза Кутузова прищурились; он улыбнулся, взял рукой ее за подбородок и сказал:
– И красавица какая! Спасибо, голубушка!
Он достал из кармана шаровар несколько золотых и положил ей на блюдо.
– Ну что, как живешь? – сказал Кутузов, направляясь к отведенной для него комнате. Попадья, улыбаясь ямочками на румяном лице, прошла за ним в горницу. Адъютант вышел к князю Андрею на крыльцо и приглашал его завтракать; через полчаса князя Андрея позвали опять к Кутузову. Кутузов лежал на кресле в том же расстегнутом сюртуке. Он держал в руке французскую книгу и при входе князя Андрея, заложив ее ножом, свернул. Это был «Les chevaliers du Cygne», сочинение madame de Genlis [«Рыцари Лебедя», мадам де Жанлис], как увидал князь Андрей по обертке.
– Ну садись, садись тут, поговорим, – сказал Кутузов. – Грустно, очень грустно. Но помни, дружок, что я тебе отец, другой отец… – Князь Андрей рассказал Кутузову все, что он знал о кончине своего отца, и о том, что он видел в Лысых Горах, проезжая через них.
– До чего… до чего довели! – проговорил вдруг Кутузов взволнованным голосом, очевидно, ясно представив себе, из рассказа князя Андрея, положение, в котором находилась Россия. – Дай срок, дай срок, – прибавил он с злобным выражением лица и, очевидно, не желая продолжать этого волновавшего его разговора, сказал: – Я тебя вызвал, чтоб оставить при себе.
– Благодарю вашу светлость, – отвечал князь Андрей, – но я боюсь, что не гожусь больше для штабов, – сказал он с улыбкой, которую Кутузов заметил. Кутузов вопросительно посмотрел на него. – А главное, – прибавил князь Андрей, – я привык к полку, полюбил офицеров, и люди меня, кажется, полюбили. Мне бы жалко было оставить полк. Ежели я отказываюсь от чести быть при вас, то поверьте…
Умное, доброе и вместе с тем тонко насмешливое выражение светилось на пухлом лице Кутузова. Он перебил Болконского:
– Жалею, ты бы мне нужен был; но ты прав, ты прав. Нам не сюда люди нужны. Советчиков всегда много, а людей нет. Не такие бы полки были, если бы все советчики служили там в полках, как ты. Я тебя с Аустерлица помню… Помню, помню, с знаменем помню, – сказал Кутузов, и радостная краска бросилась в лицо князя Андрея при этом воспоминании. Кутузов притянул его за руку, подставляя ему щеку, и опять князь Андрей на глазах старика увидал слезы. Хотя князь Андрей и знал, что Кутузов был слаб на слезы и что он теперь особенно ласкает его и жалеет вследствие желания выказать сочувствие к его потере, но князю Андрею и радостно и лестно было это воспоминание об Аустерлице.
– Иди с богом своей дорогой. Я знаю, твоя дорога – это дорога чести. – Он помолчал. – Я жалел о тебе в Букареште: мне послать надо было. – И, переменив разговор, Кутузов начал говорить о турецкой войне и заключенном мире. – Да, немало упрекали меня, – сказал Кутузов, – и за войну и за мир… а все пришло вовремя. Tout vient a point a celui qui sait attendre. [Все приходит вовремя для того, кто умеет ждать.] A и там советчиков не меньше было, чем здесь… – продолжал он, возвращаясь к советчикам, которые, видимо, занимали его. – Ох, советчики, советчики! – сказал он. Если бы всех слушать, мы бы там, в Турции, и мира не заключили, да и войны бы не кончили. Всё поскорее, а скорое на долгое выходит. Если бы Каменский не умер, он бы пропал. Он с тридцатью тысячами штурмовал крепости. Взять крепость не трудно, трудно кампанию выиграть. А для этого не нужно штурмовать и атаковать, а нужно терпение и время. Каменский на Рущук солдат послал, а я их одних (терпение и время) посылал и взял больше крепостей, чем Каменский, и лошадиное мясо турок есть заставил. – Он покачал головой. – И французы тоже будут! Верь моему слову, – воодушевляясь, проговорил Кутузов, ударяя себя в грудь, – будут у меня лошадиное мясо есть! – И опять глаза его залоснились слезами.
– Однако до лжно же будет принять сражение? – сказал князь Андрей.
– До лжно будет, если все этого захотят, нечего делать… А ведь, голубчик: нет сильнее тех двух воинов, терпение и время; те всё сделают, да советчики n'entendent pas de cette oreille, voila le mal. [этим ухом не слышат, – вот что плохо.] Одни хотят, другие не хотят. Что ж делать? – спросил он, видимо, ожидая ответа. – Да, что ты велишь делать? – повторил он, и глаза его блестели глубоким, умным выражением. – Я тебе скажу, что делать, – проговорил он, так как князь Андрей все таки не отвечал. – Я тебе скажу, что делать и что я делаю. Dans le doute, mon cher, – он помолчал, – abstiens toi, [В сомнении, мой милый, воздерживайся.] – выговорил он с расстановкой.
– Ну, прощай, дружок; помни, что я всей душой несу с тобой твою потерю и что я тебе не светлейший, не князь и не главнокомандующий, а я тебе отец. Ежели что нужно, прямо ко мне. Прощай, голубчик. – Он опять обнял и поцеловал его. И еще князь Андрей не успел выйти в дверь, как Кутузов успокоительно вздохнул и взялся опять за неконченный роман мадам Жанлис «Les chevaliers du Cygne».
Как и отчего это случилось, князь Андрей не мог бы никак объяснить; но после этого свидания с Кутузовым он вернулся к своему полку успокоенный насчет общего хода дела и насчет того, кому оно вверено было. Чем больше он видел отсутствие всего личного в этом старике, в котором оставались как будто одни привычки страстей и вместо ума (группирующего события и делающего выводы) одна способность спокойного созерцания хода событий, тем более он был спокоен за то, что все будет так, как должно быть. «У него не будет ничего своего. Он ничего не придумает, ничего не предпримет, – думал князь Андрей, – но он все выслушает, все запомнит, все поставит на свое место, ничему полезному не помешает и ничего вредного не позволит. Он понимает, что есть что то сильнее и значительнее его воли, – это неизбежный ход событий, и он умеет видеть их, умеет понимать их значение и, ввиду этого значения, умеет отрекаться от участия в этих событиях, от своей личной волн, направленной на другое. А главное, – думал князь Андрей, – почему веришь ему, – это то, что он русский, несмотря на роман Жанлис и французские поговорки; это то, что голос его задрожал, когда он сказал: „До чего довели!“, и что он захлипал, говоря о том, что он „заставит их есть лошадиное мясо“. На этом же чувстве, которое более или менее смутно испытывали все, и основано было то единомыслие и общее одобрение, которое сопутствовало народному, противному придворным соображениям, избранию Кутузова в главнокомандующие.


После отъезда государя из Москвы московская жизнь потекла прежним, обычным порядком, и течение этой жизни было так обычно, что трудно было вспомнить о бывших днях патриотического восторга и увлечения, и трудно было верить, что действительно Россия в опасности и что члены Английского клуба суть вместе с тем и сыны отечества, готовые для него на всякую жертву. Одно, что напоминало о бывшем во время пребывания государя в Москве общем восторженно патриотическом настроении, было требование пожертвований людьми и деньгами, которые, как скоро они были сделаны, облеклись в законную, официальную форму и казались неизбежны.
С приближением неприятеля к Москве взгляд москвичей на свое положение не только не делался серьезнее, но, напротив, еще легкомысленнее, как это всегда бывает с людьми, которые видят приближающуюся большую опасность. При приближении опасности всегда два голоса одинаково сильно говорят в душе человека: один весьма разумно говорит о том, чтобы человек обдумал самое свойство опасности и средства для избавления от нее; другой еще разумнее говорит, что слишком тяжело и мучительно думать об опасности, тогда как предвидеть все и спастись от общего хода дела не во власти человека, и потому лучше отвернуться от тяжелого, до тех пор пока оно не наступило, и думать о приятном. В одиночестве человек большею частью отдается первому голосу, в обществе, напротив, – второму. Так было и теперь с жителями Москвы. Давно так не веселились в Москве, как этот год.
Растопчинские афишки с изображением вверху питейного дома, целовальника и московского мещанина Карпушки Чигирина, который, быв в ратниках и выпив лишний крючок на тычке, услыхал, будто Бонапарт хочет идти на Москву, рассердился, разругал скверными словами всех французов, вышел из питейного дома и заговорил под орлом собравшемуся народу, читались и обсуживались наравне с последним буриме Василия Львовича Пушкина.
В клубе, в угловой комнате, собирались читать эти афиши, и некоторым нравилось, как Карпушка подтрунивал над французами, говоря, что они от капусты раздуются, от каши перелопаются, от щей задохнутся, что они все карлики и что их троих одна баба вилами закинет. Некоторые не одобряли этого тона и говорила, что это пошло и глупо. Рассказывали о том, что французов и даже всех иностранцев Растопчин выслал из Москвы, что между ними шпионы и агенты Наполеона; но рассказывали это преимущественно для того, чтобы при этом случае передать остроумные слова, сказанные Растопчиным при их отправлении. Иностранцев отправляли на барке в Нижний, и Растопчин сказал им: «Rentrez en vous meme, entrez dans la barque et n'en faites pas une barque ne Charon». [войдите сами в себя и в эту лодку и постарайтесь, чтобы эта лодка не сделалась для вас лодкой Харона.] Рассказывали, что уже выслали из Москвы все присутственные места, и тут же прибавляли шутку Шиншина, что за это одно Москва должна быть благодарна Наполеону. Рассказывали, что Мамонову его полк будет стоить восемьсот тысяч, что Безухов еще больше затратил на своих ратников, но что лучше всего в поступке Безухова то, что он сам оденется в мундир и поедет верхом перед полком и ничего не будет брать за места с тех, которые будут смотреть на него.
– Вы никому не делаете милости, – сказала Жюли Друбецкая, собирая и прижимая кучку нащипанной корпии тонкими пальцами, покрытыми кольцами.
Жюли собиралась на другой день уезжать из Москвы и делала прощальный вечер.
– Безухов est ridicule [смешон], но он так добр, так мил. Что за удовольствие быть так caustique [злоязычным]?
– Штраф! – сказал молодой человек в ополченском мундире, которого Жюли называла «mon chevalier» [мой рыцарь] и который с нею вместе ехал в Нижний.
В обществе Жюли, как и во многих обществах Москвы, было положено говорить только по русски, и те, которые ошибались, говоря французские слова, платили штраф в пользу комитета пожертвований.
– Другой штраф за галлицизм, – сказал русский писатель, бывший в гостиной. – «Удовольствие быть не по русски.
– Вы никому не делаете милости, – продолжала Жюли к ополченцу, не обращая внимания на замечание сочинителя. – За caustique виновата, – сказала она, – и плачу, но за удовольствие сказать вам правду я готова еще заплатить; за галлицизмы не отвечаю, – обратилась она к сочинителю: – у меня нет ни денег, ни времени, как у князя Голицына, взять учителя и учиться по русски. А вот и он, – сказала Жюли. – Quand on… [Когда.] Нет, нет, – обратилась она к ополченцу, – не поймаете. Когда говорят про солнце – видят его лучи, – сказала хозяйка, любезно улыбаясь Пьеру. – Мы только говорили о вас, – с свойственной светским женщинам свободой лжи сказала Жюли. – Мы говорили, что ваш полк, верно, будет лучше мамоновского.
– Ах, не говорите мне про мой полк, – отвечал Пьер, целуя руку хозяйке и садясь подле нее. – Он мне так надоел!
– Вы ведь, верно, сами будете командовать им? – сказала Жюли, хитро и насмешливо переглянувшись с ополченцем.
Ополченец в присутствии Пьера был уже не так caustique, и в лице его выразилось недоуменье к тому, что означала улыбка Жюли. Несмотря на свою рассеянность и добродушие, личность Пьера прекращала тотчас же всякие попытки на насмешку в его присутствии.
– Нет, – смеясь, отвечал Пьер, оглядывая свое большое, толстое тело. – В меня слишком легко попасть французам, да и я боюсь, что не влезу на лошадь…
В числе перебираемых лиц для предмета разговора общество Жюли попало на Ростовых.
– Очень, говорят, плохи дела их, – сказала Жюли. – И он так бестолков – сам граф. Разумовские хотели купить его дом и подмосковную, и все это тянется. Он дорожится.
– Нет, кажется, на днях состоится продажа, – сказал кто то. – Хотя теперь и безумно покупать что нибудь в Москве.
– Отчего? – сказала Жюли. – Неужели вы думаете, что есть опасность для Москвы?
– Отчего же вы едете?
– Я? Вот странно. Я еду, потому… ну потому, что все едут, и потом я не Иоанна д'Арк и не амазонка.
– Ну, да, да, дайте мне еще тряпочек.
– Ежели он сумеет повести дела, он может заплатить все долги, – продолжал ополченец про Ростова.
– Добрый старик, но очень pauvre sire [плох]. И зачем они живут тут так долго? Они давно хотели ехать в деревню. Натали, кажется, здорова теперь? – хитро улыбаясь, спросила Жюли у Пьера.
– Они ждут меньшого сына, – сказал Пьер. – Он поступил в казаки Оболенского и поехал в Белую Церковь. Там формируется полк. А теперь они перевели его в мой полк и ждут каждый день. Граф давно хотел ехать, но графиня ни за что не согласна выехать из Москвы, пока не приедет сын.
– Я их третьего дня видела у Архаровых. Натали опять похорошела и повеселела. Она пела один романс. Как все легко проходит у некоторых людей!
– Что проходит? – недовольно спросил Пьер. Жюли улыбнулась.
– Вы знаете, граф, что такие рыцари, как вы, бывают только в романах madame Suza.
– Какой рыцарь? Отчего? – краснея, спросил Пьер.
– Ну, полноте, милый граф, c'est la fable de tout Moscou. Je vous admire, ma parole d'honneur. [это вся Москва знает. Право, я вам удивляюсь.]
– Штраф! Штраф! – сказал ополченец.
– Ну, хорошо. Нельзя говорить, как скучно!
– Qu'est ce qui est la fable de tout Moscou? [Что знает вся Москва?] – вставая, сказал сердито Пьер.
– Полноте, граф. Вы знаете!
– Ничего не знаю, – сказал Пьер.
– Я знаю, что вы дружны были с Натали, и потому… Нет, я всегда дружнее с Верой. Cette chere Vera! [Эта милая Вера!]
– Non, madame, [Нет, сударыня.] – продолжал Пьер недовольным тоном. – Я вовсе не взял на себя роль рыцаря Ростовой, и я уже почти месяц не был у них. Но я не понимаю жестокость…
– Qui s'excuse – s'accuse, [Кто извиняется, тот обвиняет себя.] – улыбаясь и махая корпией, говорила Жюли и, чтобы за ней осталось последнее слово, сейчас же переменила разговор. – Каково, я нынче узнала: бедная Мари Волконская приехала вчера в Москву. Вы слышали, она потеряла отца?
– Неужели! Где она? Я бы очень желал увидать ее, – сказал Пьер.
– Я вчера провела с ней вечер. Она нынче или завтра утром едет в подмосковную с племянником.
– Ну что она, как? – сказал Пьер.
– Ничего, грустна. Но знаете, кто ее спас? Это целый роман. Nicolas Ростов. Ее окружили, хотели убить, ранили ее людей. Он бросился и спас ее…
– Еще роман, – сказал ополченец. – Решительно это общее бегство сделано, чтобы все старые невесты шли замуж. Catiche – одна, княжна Болконская – другая.
– Вы знаете, что я в самом деле думаю, что она un petit peu amoureuse du jeune homme. [немножечко влюблена в молодого человека.]
– Штраф! Штраф! Штраф!
– Но как же это по русски сказать?..


Когда Пьер вернулся домой, ему подали две принесенные в этот день афиши Растопчина.
В первой говорилось о том, что слух, будто графом Растопчиным запрещен выезд из Москвы, – несправедлив и что, напротив, граф Растопчин рад, что из Москвы уезжают барыни и купеческие жены. «Меньше страху, меньше новостей, – говорилось в афише, – но я жизнью отвечаю, что злодей в Москве не будет». Эти слова в первый раз ясно ыоказали Пьеру, что французы будут в Москве. Во второй афише говорилось, что главная квартира наша в Вязьме, что граф Витгснштейн победил французов, но что так как многие жители желают вооружиться, то для них есть приготовленное в арсенале оружие: сабли, пистолеты, ружья, которые жители могут получать по дешевой цене. Тон афиш был уже не такой шутливый, как в прежних чигиринских разговорах. Пьер задумался над этими афишами. Очевидно, та страшная грозовая туча, которую он призывал всеми силами своей души и которая вместе с тем возбуждала в нем невольный ужас, – очевидно, туча эта приближалась.
«Поступить в военную службу и ехать в армию или дожидаться? – в сотый раз задавал себе Пьер этот вопрос. Он взял колоду карт, лежавших у него на столе, и стал делать пасьянс.
– Ежели выйдет этот пасьянс, – говорил он сам себе, смешав колоду, держа ее в руке и глядя вверх, – ежели выйдет, то значит… что значит?.. – Он не успел решить, что значит, как за дверью кабинета послышался голос старшей княжны, спрашивающей, можно ли войти.
– Тогда будет значить, что я должен ехать в армию, – договорил себе Пьер. – Войдите, войдите, – прибавил он, обращаясь к княжие.
(Одна старшая княжна, с длинной талией и окаменелым лидом, продолжала жить в доме Пьера; две меньшие вышли замуж.)
– Простите, mon cousin, что я пришла к вам, – сказала она укоризненно взволнованным голосом. – Ведь надо наконец на что нибудь решиться! Что ж это будет такое? Все выехали из Москвы, и народ бунтует. Что ж мы остаемся?
– Напротив, все, кажется, благополучно, ma cousine, – сказал Пьер с тою привычкой шутливости, которую Пьер, всегда конфузно переносивший свою роль благодетеля перед княжною, усвоил себе в отношении к ней.
– Да, это благополучно… хорошо благополучие! Мне нынче Варвара Ивановна порассказала, как войска наши отличаются. Уж точно можно чести приписать. Да и народ совсем взбунтовался, слушать перестают; девка моя и та грубить стала. Этак скоро и нас бить станут. По улицам ходить нельзя. А главное, нынче завтра французы будут, что ж нам ждать! Я об одном прошу, mon cousin, – сказала княжна, – прикажите свезти меня в Петербург: какая я ни есть, а я под бонапартовской властью жить не могу.
– Да полноте, ma cousine, откуда вы почерпаете ваши сведения? Напротив…
– Я вашему Наполеону не покорюсь. Другие как хотят… Ежели вы не хотите этого сделать…
– Да я сделаю, я сейчас прикажу.
Княжне, видимо, досадно было, что не на кого было сердиться. Она, что то шепча, присела на стул.
– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…
– Да ведь это так… Вы всё к сердцу очень принимаете, – сказал Пьер и стал раскладывать пасьянс.
Несмотря на то, что пасьянс сошелся, Пьер не поехал в армию, а остался в опустевшей Москве, все в той же тревоге, нерешимости, в страхе и вместе в радости ожидая чего то ужасного.
На другой день княжна к вечеру уехала, и к Пьеру приехал его главноуправляющий с известием, что требуемых им денег для обмундирования полка нельзя достать, ежели не продать одно имение. Главноуправляющий вообще представлял Пьеру, что все эти затеи полка должны были разорить его. Пьер с трудом скрывал улыбку, слушая слова управляющего.
– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:
«Aussitot que Leppich sera pret, composez lui un equipage pour sa nacelle d'hommes surs et intelligents et depechez un courrier au general Koutousoff pour l'en prevenir. Je l'ai instruit de la chose.
Recommandez, je vous prie, a Leppich d'etre bien attentif sur l'endroit ou il descendra la premiere fois, pour ne pas se tromper et ne pas tomber dans les mains de l'ennemi. Il est indispensable qu'il combine ses mouvements avec le general en chef».
[Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его.
Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он спустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои движения с движениями главнокомандующего.]
Возвращаясь домой из Воронцова и проезжая по Болотной площади, Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.
Дело же, очевидно, было так: позиция была избрана по реке Колоче, пересекающей большую дорогу не под прямым, а под острым углом, так что левый фланг был в Шевардине, правый около селения Нового и центр в Бородине, при слиянии рек Колочи и Во йны. Позиция эта, под прикрытием реки Колочи, для армии, имеющей целью остановить неприятеля, движущегося по Смоленской дороге к Москве, очевидна для всякого, кто посмотрит на Бородинское поле, забыв о том, как произошло сражение.
Наполеон, выехав 24 го к Валуеву, не увидал (как говорится в историях) позицию русских от Утицы к Бородину (он не мог увидать эту позицию, потому что ее не было) и не увидал передового поста русской армии, а наткнулся в преследовании русского арьергарда на левый фланг позиции русских, на Шевардинский редут, и неожиданно для русских перевел войска через Колочу. И русские, не успев вступить в генеральное сражение, отступили своим левым крылом из позиции, которую они намеревались занять, и заняли новую позицию, которая была не предвидена и не укреплена. Перейдя на левую сторону Колочи, влево от дороги, Наполеон передвинул все будущее сражение справа налево (со стороны русских) и перенес его в поле между Утицей, Семеновским и Бородиным (в это поле, не имеющее в себе ничего более выгодного для позиции, чем всякое другое поле в России), и на этом поле произошло все сражение 26 го числа. В грубой форме план предполагаемого сражения и происшедшего сражения будет следующий:

Ежели бы Наполеон не выехал вечером 24 го числа на Колочу и не велел бы тотчас же вечером атаковать редут, а начал бы атаку на другой день утром, то никто бы не усомнился в том, что Шевардинский редут был левый фланг нашей позиции; и сражение произошло бы так, как мы его ожидали. В таком случае мы, вероятно, еще упорнее бы защищали Шевардинский редут, наш левый фланг; атаковали бы Наполеона в центре или справа, и 24 го произошло бы генеральное сражение на той позиции, которая была укреплена и предвидена. Но так как атака на наш левый фланг произошла вечером, вслед за отступлением нашего арьергарда, то есть непосредственно после сражения при Гридневой, и так как русские военачальники не хотели или не успели начать тогда же 24 го вечером генерального сражения, то первое и главное действие Бородинского сражения было проиграно еще 24 го числа и, очевидно, вело к проигрышу и того, которое было дано 26 го числа.
После потери Шевардинского редута к утру 25 го числа мы оказались без позиции на левом фланге и были поставлены в необходимость отогнуть наше левое крыло и поспешно укреплять его где ни попало.
Но мало того, что 26 го августа русские войска стояли только под защитой слабых, неконченных укреплений, – невыгода этого положения увеличилась еще тем, что русские военачальники, не признав вполне совершившегося факта (потери позиции на левом фланге и перенесения всего будущего поля сражения справа налево), оставались в своей растянутой позиции от села Нового до Утицы и вследствие того должны были передвигать свои войска во время сражения справа налево. Таким образом, во все время сражения русские имели против всей французской армии, направленной на наше левое крыло, вдвое слабейшие силы. (Действия Понятовского против Утицы и Уварова на правом фланге французов составляли отдельные от хода сражения действия.)
Итак, Бородинское сражение произошло совсем не так, как (стараясь скрыть ошибки наших военачальников и вследствие того умаляя славу русского войска и народа) описывают его. Бородинское сражение не произошло на избранной и укрепленной позиции с несколько только слабейшими со стороны русских силами, а Бородинское сражение, вследствие потери Шевардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов, то есть в таких условиях, в которых не только немыслимо было драться десять часов и сделать сражение нерешительным, но немыслимо было удержать в продолжение трех часов армию от совершенного разгрома и бегства.


25 го утром Пьер выезжал из Можайска. На спуске с огромной крутой и кривой горы, ведущей из города, мимо стоящего на горе направо собора, в котором шла служба и благовестили, Пьер вылез из экипажа и пошел пешком. За ним спускался на горе какой то конный полк с песельниками впереди. Навстречу ему поднимался поезд телег с раненными во вчерашнем деле. Возчики мужики, крича на лошадей и хлеща их кнутами, перебегали с одной стороны на другую. Телеги, на которых лежали и сидели по три и по четыре солдата раненых, прыгали по набросанным в виде мостовой камням на крутом подъеме. Раненые, обвязанные тряпками, бледные, с поджатыми губами и нахмуренными бровями, держась за грядки, прыгали и толкались в телегах. Все почти с наивным детским любопытством смотрели на белую шляпу и зеленый фрак Пьера.
Кучер Пьера сердито кричал на обоз раненых, чтобы они держали к одной. Кавалерийский полк с песнями, спускаясь с горы, надвинулся на дрожки Пьера и стеснил дорогу. Пьер остановился, прижавшись к краю скопанной в горе дороги. Из за откоса горы солнце не доставало в углубление дороги, тут было холодно, сыро; над головой Пьера было яркое августовское утро, и весело разносился трезвон. Одна подвода с ранеными остановилась у края дороги подле самого Пьера. Возчик в лаптях, запыхавшись, подбежал к своей телеге, подсунул камень под задние нешиненые колеса и стал оправлять шлею на своей ставшей лошаденке.
Один раненый старый солдат с подвязанной рукой, шедший за телегой, взялся за нее здоровой рукой и оглянулся на Пьера.
– Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы? – сказал он.
Пьер так задумался, что не расслышал вопроса. Он смотрел то на кавалерийский, повстречавшийся теперь с поездом раненых полк, то на ту телегу, у которой он стоял и на которой сидели двое раненых и лежал один, и ему казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса. Один из сидевших на телеге солдат был, вероятно, ранен в щеку. Вся голова его была обвязана тряпками, и одна щека раздулась с детскую голову. Рот и нос у него были на сторону. Этот солдат глядел на собор и крестился. Другой, молодой мальчик, рекрут, белокурый и белый, как бы совершенно без крови в тонком лице, с остановившейся доброй улыбкой смотрел на Пьера; третий лежал ничком, и лица его не было видно. Кавалеристы песельники проходили над самой телегой.
– Ах запропала… да ежова голова…
– Да на чужой стороне живучи… – выделывали они плясовую солдатскую песню. Как бы вторя им, но в другом роде веселья, перебивались в вышине металлические звуки трезвона. И, еще в другом роде веселья, обливали вершину противоположного откоса жаркие лучи солнца. Но под откосом, у телеги с ранеными, подле запыхавшейся лошаденки, у которой стоял Пьер, было сыро, пасмурно и грустно.
Солдат с распухшей щекой сердито глядел на песельников кавалеристов.
– Ох, щегольки! – проговорил он укоризненно.
– Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят, – сказал с грустной улыбкой солдат, стоявший за телегой и обращаясь к Пьеру. – Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одью слово – Москва. Один конец сделать хотят. – Несмотря на неясность слов солдата, Пьер понял все то, что он хотел сказать, и одобрительно кивнул головой.
Дорога расчистилась, и Пьер сошел под гору и поехал дальше.
Пьер ехал, оглядываясь по обе стороны дороги, отыскивая знакомые лица и везде встречая только незнакомые военные лица разных родов войск, одинаково с удивлением смотревшие на его белую шляпу и зеленый фрак.
Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда?.. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как?.. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.
Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась и надавила Пьера. Кто то, вероятно, очень важное лицо, судя по поспешности, с которой перед ним сторонились, подходил к иконе.
Это был Кутузов, объезжавший позицию. Он, возвращаясь к Татариновой, подошел к молебну. Пьер тотчас же узнал Кутузова по его особенной, отличавшейся от всех фигуре.
В длинном сюртуке на огромном толщиной теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице, Кутузов вошел своей ныряющей, раскачивающейся походкой в круг и остановился позади священника. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову. За Кутузовым был Бенигсен и свита. Несмотря на присутствие главнокомандующего, обратившего на себя внимание всех высших чинов, ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться.
Когда кончился молебен, Кутузов подошел к иконе, тяжело опустился на колена, кланяясь в землю, и долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости. Седая голова его подергивалась от усилий. Наконец он встал и с детски наивным вытягиванием губ приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли. Генералитет последовал его примеру; потом офицеры, и за ними, давя друг друга, топчась, пыхтя и толкаясь, с взволнованными лицами, полезли солдаты и ополченцы.


Покачиваясь от давки, охватившей его, Пьер оглядывался вокруг себя.
– Граф, Петр Кирилыч! Вы как здесь? – сказал чей то голос. Пьер оглянулся.
Борис Друбецкой, обчищая рукой коленки, которые он запачкал (вероятно, тоже прикладываясь к иконе), улыбаясь подходил к Пьеру. Борис был одет элегантно, с оттенком походной воинственности. На нем был длинный сюртук и плеть через плечо, так же, как у Кутузова.
Кутузов между тем подошел к деревне и сел в тени ближайшего дома на лавку, которую бегом принес один казак, а другой поспешно покрыл ковриком. Огромная блестящая свита окружила главнокомандующего.
Икона тронулась дальше, сопутствуемая толпой. Пьер шагах в тридцати от Кутузова остановился, разговаривая с Борисом.
Пьер объяснил свое намерение участвовать в сражении и осмотреть позицию.
– Вот как сделайте, – сказал Борис. – Je vous ferai les honneurs du camp. [Я вас буду угощать лагерем.] Лучше всего вы увидите все оттуда, где будет граф Бенигсен. Я ведь при нем состою. Я ему доложу. А если хотите объехать позицию, то поедемте с нами: мы сейчас едем на левый фланг. А потом вернемся, и милости прошу у меня ночевать, и партию составим. Вы ведь знакомы с Дмитрием Сергеичем? Он вот тут стоит, – он указал третий дом в Горках.
– Но мне бы хотелось видеть правый фланг; говорят, он очень силен, – сказал Пьер. – Я бы хотел проехать от Москвы реки и всю позицию.
– Ну, это после можете, а главный – левый фланг…
– Да, да. А где полк князя Болконского, не можете вы указать мне? – спросил Пьер.
– Андрея Николаевича? мы мимо проедем, я вас проведу к нему.
– Что ж левый фланг? – спросил Пьер.
– По правде вам сказать, entre nous, [между нами,] левый фланг наш бог знает в каком положении, – сказал Борис, доверчиво понижая голос, – граф Бенигсен совсем не то предполагал. Он предполагал укрепить вон тот курган, совсем не так… но, – Борис пожал плечами. – Светлейший не захотел, или ему наговорили. Ведь… – И Борис не договорил, потому что в это время к Пьеру подошел Кайсаров, адъютант Кутузова. – А! Паисий Сергеич, – сказал Борис, с свободной улыбкой обращаясь к Кайсарову, – А я вот стараюсь объяснить графу позицию. Удивительно, как мог светлейший так верно угадать замыслы французов!
– Вы про левый фланг? – сказал Кайсаров.
– Да, да, именно. Левый фланг наш теперь очень, очень силен.
Несмотря на то, что Кутузов выгонял всех лишних из штаба, Борис после перемен, произведенных Кутузовым, сумел удержаться при главной квартире. Борис пристроился к графу Бенигсену. Граф Бенигсен, как и все люди, при которых находился Борис, считал молодого князя Друбецкого неоцененным человеком.
В начальствовании армией были две резкие, определенные партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при этой последней партии, и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном. Теперь наступила решительная минута сражения, которая должна была или уничтожить Кутузова и передать власть Бенигсену, или, ежели бы даже Кутузов выиграл сражение, дать почувствовать, что все сделано Бенигсеном. Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день.
За Кайсаровым к Пьеру еще подошли другие из его знакомых, и он не успевал отвечать на расспросы о Москве, которыми они засыпали его, и не успевал выслушивать рассказов, которые ему делали. На всех лицах выражались оживление и тревога. Но Пьеру казалось, что причина возбуждения, выражавшегося на некоторых из этих лиц, лежала больше в вопросах личного успеха, и у него не выходило из головы то другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах и которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и группу, собравшуюся около него.
– Позовите его ко мне, – сказал Кутузов. Адъютант передал желание светлейшего, и Пьер направился к скамейке. Но еще прежде него к Кутузову подошел рядовой ополченец. Это был Долохов.
– Этот как тут? – спросил Пьер.
– Это такая бестия, везде пролезет! – отвечали Пьеру. – Ведь он разжалован. Теперь ему выскочить надо. Какие то проекты подавал и в цепь неприятельскую ночью лазил… но молодец!..
Пьер, сняв шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым.
– Я решил, что, ежели я доложу вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вам известно то, что я докладываю, и тогда меня не убудет… – говорил Долохов.
– Так, так.
– А ежели я прав, то я принесу пользу отечеству, для которого я готов умереть.
– Так… так…
– И ежели вашей светлости понадобится человек, который бы не жалел своей шкуры, то извольте вспомнить обо мне… Может быть, я пригожусь вашей светлости.
– Так… так… – повторил Кутузов, смеющимся, суживающимся глазом глядя на Пьера.
В это время Борис, с своей придворной ловкостью, выдвинулся рядом с Пьером в близость начальства и с самым естественным видом и не громко, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру:
– Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!
Борис сказал это Пьеру, очевидно, для того, чтобы быть услышанным светлейшим. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и действительно светлейший обратился к нему:
– Ты что говоришь про ополченье? – сказал он Борису.
– Они, ваша светлость, готовясь к завтрашнему дню, к смерти, надели белые рубахи.
– А!.. Чудесный, бесподобный народ! – сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. – Бесподобный народ! – повторил он со вздохом.
– Хотите пороху понюхать? – сказал он Пьеру. – Да, приятный запах. Имею честь быть обожателем супруги вашей, здорова она? Мой привал к вашим услугам. – И, как это часто бывает с старыми людьми, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как будто забыв все, что ему нужно было сказать или сделать.
Очевидно, вспомнив то, что он искал, он подманил к себе Андрея Сергеича Кайсарова, брата своего адъютанта.
– Как, как, как стихи то Марина, как стихи, как? Что на Геракова написал: «Будешь в корпусе учитель… Скажи, скажи, – заговорил Кутузов, очевидно, собираясь посмеяться. Кайсаров прочел… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в такт стихов.
Когда Пьер отошел от Кутузова, Долохов, подвинувшись к нему, взял его за руку.
– Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствием посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня.
Пьер, улыбаясь, глядел на Долохова, не зная, что сказать ему. Долохов со слезами, выступившими ему на глаза, обнял и поцеловал Пьера.
Борис что то сказал своему генералу, и граф Бенигсен обратился к Пьеру и предложил ехать с собою вместе по линии.
– Вам это будет интересно, – сказал он.
– Да, очень интересно, – сказал Пьер.
Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.
Распоряжение это на левом фланге еще более заставило Пьера усумниться в его способности понять военное дело. Слушая Бенигсена и генералов, осуждавших положение войск под горою, Пьер вполне понимал их и разделял их мнение; но именно вследствие этого он не мог понять, каким образом мог тот, кто поставил их тут под горою, сделать такую очевидную и грубую ошибку.
Пьер не знал того, что войска эти были поставлены не для защиты позиции, как думал Бенигсен, а были поставлены в скрытое место для засады, то есть для того, чтобы быть незамеченными и вдруг ударить на подвигавшегося неприятеля. Бенигсен не знал этого и передвинул войска вперед по особенным соображениям, не сказав об этом главнокомандующему.


Князь Андрей в этот ясный августовский вечер 25 го числа лежал, облокотившись на руку, в разломанном сарае деревни Князькова, на краю расположения своего полка. В отверстие сломанной стены он смотрел на шедшую вдоль по забору полосу тридцатилетних берез с обрубленными нижними сучьями, на пашню с разбитыми на ней копнами овса и на кустарник, по которому виднелись дымы костров – солдатских кухонь.
Как ни тесна и никому не нужна и ни тяжка теперь казалась князю Андрею его жизнь, он так же, как и семь лет тому назад в Аустерлице накануне сражения, чувствовал себя взволнованным и раздраженным.
Приказания на завтрашнее сражение были отданы и получены им. Делать ему было больше нечего. Но мысли самые простые, ясные и потому страшные мысли не оставляли его в покое. Он знал, что завтрашнее сражение должно было быть самое страшное изо всех тех, в которых он участвовал, и возможность смерти в первый раз в его жизни, без всякого отношения к житейскому, без соображений о том, как она подействует на других, а только по отношению к нему самому, к его душе, с живостью, почти с достоверностью, просто и ужасно, представилась ему. И с высоты этого представления все, что прежде мучило и занимало его, вдруг осветилось холодным белым светом, без теней, без перспективы, без различия очертаний. Вся жизнь представилась ему волшебным фонарем, в который он долго смотрел сквозь стекло и при искусственном освещении. Теперь он увидал вдруг, без стекла, при ярком дневном свете, эти дурно намалеванные картины. «Да, да, вот они те волновавшие и восхищавшие и мучившие меня ложные образы, – говорил он себе, перебирая в своем воображении главные картины своего волшебного фонаря жизни, глядя теперь на них при этом холодном белом свете дня – ясной мысли о смерти. – Вот они, эти грубо намалеванные фигуры, которые представлялись чем то прекрасным и таинственным. Слава, общественное благо, любовь к женщине, самое отечество – как велики казались мне эти картины, какого глубокого смысла казались они исполненными! И все это так просто, бледно и грубо при холодном белом свете того утра, которое, я чувствую, поднимается для меня». Три главные горя его жизни в особенности останавливали его внимание. Его любовь к женщине, смерть его отца и французское нашествие, захватившее половину России. «Любовь!.. Эта девочка, мне казавшаяся преисполненною таинственных сил. Как же я любил ее! я делал поэтические планы о любви, о счастии с нею. О милый мальчик! – с злостью вслух проговорил он. – Как же! я верил в какую то идеальную любовь, которая должна была мне сохранить ее верность за целый год моего отсутствия! Как нежный голубок басни, она должна была зачахнуть в разлуке со мной. А все это гораздо проще… Все это ужасно просто, гадко!
Отец тоже строил в Лысых Горах и думал, что это его место, его земля, его воздух, его мужики; а пришел Наполеон и, не зная об его существовании, как щепку с дороги, столкнул его, и развалились его Лысые Горы и вся его жизнь. А княжна Марья говорит, что это испытание, посланное свыше. Для чего же испытание, когда его уже нет и не будет? никогда больше не будет! Его нет! Так кому же это испытание? Отечество, погибель Москвы! А завтра меня убьет – и не француз даже, а свой, как вчера разрядил солдат ружье около моего уха, и придут французы, возьмут меня за ноги и за голову и швырнут в яму, чтоб я не вонял им под носом, и сложатся новые условия жизни, которые будут также привычны для других, и я не буду знать про них, и меня не будет».
Он поглядел на полосу берез с их неподвижной желтизной, зеленью и белой корой, блестящих на солнце. «Умереть, чтобы меня убили завтра, чтобы меня не было… чтобы все это было, а меня бы не было». Он живо представил себе отсутствие себя в этой жизни. И эти березы с их светом и тенью, и эти курчавые облака, и этот дым костров – все вокруг преобразилось для него и показалось чем то страшным и угрожающим. Мороз пробежал по его спине. Быстро встав, он вышел из сарая и стал ходить.
За сараем послышались голоса.
– Кто там? – окликнул князь Андрей.
Красноносый капитан Тимохин, бывший ротный командир Долохова, теперь, за убылью офицеров, батальонный командир, робко вошел в сарай. За ним вошли адъютант и казначей полка.
Князь Андрей поспешно встал, выслушал то, что по службе имели передать ему офицеры, передал им еще некоторые приказания и сбирался отпустить их, когда из за сарая послышался знакомый, пришепетывающий голос.
– Que diable! [Черт возьми!] – сказал голос человека, стукнувшегося обо что то.
Князь Андрей, выглянув из сарая, увидал подходящего к нему Пьера, который споткнулся на лежавшую жердь и чуть не упал. Князю Андрею вообще неприятно было видеть людей из своего мира, в особенности же Пьера, который напоминал ему все те тяжелые минуты, которые он пережил в последний приезд в Москву.
– А, вот как! – сказал он. – Какими судьбами? Вот не ждал.
В то время как он говорил это, в глазах его и выражении всего лица было больше чем сухость – была враждебность, которую тотчас же заметил Пьер. Он подходил к сараю в самом оживленном состоянии духа, но, увидав выражение лица князя Андрея, он почувствовал себя стесненным и неловким.
– Я приехал… так… знаете… приехал… мне интересно, – сказал Пьер, уже столько раз в этот день бессмысленно повторявший это слово «интересно». – Я хотел видеть сражение.
– Да, да, а братья масоны что говорят о войне? Как предотвратить ее? – сказал князь Андрей насмешливо. – Ну что Москва? Что мои? Приехали ли наконец в Москву? – спросил он серьезно.
– Приехали. Жюли Друбецкая говорила мне. Я поехал к ним и не застал. Они уехали в подмосковную.


Офицеры хотели откланяться, но князь Андрей, как будто не желая оставаться с глазу на глаз с своим другом, предложил им посидеть и напиться чаю. Подали скамейки и чай. Офицеры не без удивления смотрели на толстую, громадную фигуру Пьера и слушали его рассказы о Москве и о расположении наших войск, которые ему удалось объездить. Князь Андрей молчал, и лицо его так было неприятно, что Пьер обращался более к добродушному батальонному командиру Тимохину, чем к Болконскому.
– Так ты понял все расположение войск? – перебил его князь Андрей.
– Да, то есть как? – сказал Пьер. – Как невоенный человек, я не могу сказать, чтобы вполне, но все таки понял общее расположение.
– Eh bien, vous etes plus avance que qui cela soit, [Ну, так ты больше знаешь, чем кто бы то ни было.] – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. – Ну, как вы скажете насчет назначения Кутузова? – сказал он.
– Я очень рад был этому назначению, вот все, что я знаю, – сказал князь Андрей.
– Ну, а скажите, какое ваше мнение насчет Барклая де Толли? В Москве бог знает что говорили про него. Как вы судите о нем?
– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.
– А от чего же?
– От того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате.
Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира. В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным. Он, видимо, не мог удержаться от высказывания тех мыслей, которые неожиданно приходили ему.
– Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, – и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли – ну так бежать!» – мы и побежали. Ежели бы до вечера мы не говорили этого, бог знает что бы было. А завтра мы этого не скажем. Ты говоришь: наша позиция, левый фланг слаб, правый фланг растянут, – продолжал он, – все это вздор, ничего этого нет. А что нам предстоит завтра? Сто миллионов самых разнообразных случайностей, которые будут решаться мгновенно тем, что побежали или побегут они или наши, что убьют того, убьют другого; а то, что делается теперь, – все это забава. Дело в том, что те, с кем ты ездил по позиции, не только не содействуют общему ходу дел, но мешают ему. Они заняты только своими маленькими интересами.
– В такую минуту? – укоризненно сказал Пьер.
– В такую минуту, – повторил князь Андрей, – для них это только такая минута, в которую можно подкопаться под врага и получить лишний крестик или ленточку. Для меня на завтра вот что: стотысячное русское и стотысячное французское войска сошлись драться, и факт в том, что эти двести тысяч дерутся, и кто будет злей драться и себя меньше жалеть, тот победит. И хочешь, я тебе скажу, что, что бы там ни было, что бы ни путали там вверху, мы выиграем сражение завтра. Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!
– Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная, – проговорил Тимохин. – Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку, пить: не такой день, говорят. – Все помолчали.
Офицеры поднялись. Князь Андрей вышел с ними за сарай, отдавая последние приказания адъютанту. Когда офицеры ушли, Пьер подошел к князю Андрею и только что хотел начать разговор, как по дороге недалеко от сарая застучали копыта трех лошадей, и, взглянув по этому направлению, князь Андрей узнал Вольцогена с Клаузевицем, сопутствуемых казаком. Они близко проехали, продолжая разговаривать, и Пьер с Андреем невольно услыхали следующие фразы:
– Der Krieg muss im Raum verlegt werden. Der Ansicht kann ich nicht genug Preis geben, [Война должна быть перенесена в пространство. Это воззрение я не могу достаточно восхвалить (нем.) ] – говорил один.
– O ja, – сказал другой голос, – da der Zweck ist nur den Feind zu schwachen, so kann man gewiss nicht den Verlust der Privatpersonen in Achtung nehmen. [О да, так как цель состоит в том, чтобы ослабить неприятеля, то нельзя принимать во внимание потери частных лиц (нем.) ]