Красный Меркурий

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Красный Меркурий
нем. Zinnoberroter Merkur

 (Скотт #P4)
Тип марки (марок)

газетная

Страна выпуска

Австрийская империя Австрийская империя

Место выпуска

Вена

Художник

Josef Axmann

Способ печати

типографская печать

Дата выпуска

18511856

Номинал

6 крейцеров (не указан)

Зубцовка

беззубцовая

Причина редкости

бо́льшая часть тиража
уничтожена

Тираж (экз.)

120 000

Сохранилось (экз.)

около 37

Из них гашёных

7

Из них негашёных

около 30

Оценка (Скотт)

гашёный: $50 000;
негашёный: $67 500 (2007)

«Кра́сный Мерку́рий» (нем. Zinnoberroter Merkur) — самая редкая из австрийских газетных марок, которые представляли собой почтовые марки, выпускавшиеся для почтовой пересылки газет в 18511858 годах.





История и описание

Газетные марки впервые появились в Австрии в 1851 году. На них был изображён профиль Меркурия, древнеримского бога-вестника. Марки были созданы по эскизу Иозефа Аксманна (Josef Axmann) и отпечатаны в Австрийской государственной типографии[de] в Вене. Они печатались без номинала, поскольку на стоимость указывал цвет марки. Голубой цвет обозначал ставку в размере 6/10 крейцеров за отправку одной газеты, жёлтый — десяти газет (6 крейцеров), а розовый — 50 газет (30 крейцеров). Довольно быстро выяснилось, что на практике используется почти только один голубой, так как подписчику обычно высылалась лишь одна газета. Почтовая администрация Австрии была вынуждена в связи с этим уже в 1852 году изменить назначение розового «Меркурия» и начала распространять её по номиналу голубого. Через некоторое время подобная же участь постигла и жёлтого «Меркурия».

В 1856 году обе эти марки были изъяты из обращения и выпущена новая марка с тем же рисунком, но коричнево-красного (киноварного) цвета — красный «Меркурий». Стоимость марки равнялась шести крейцерам. На марке надпись на немецком языке — «K.K. Zeitungs Post Stampel». Она имела хождение до 31 декабря 1858 года, после изъятия её из обращения все остатки были сожжены. Марки, вышедшие в 1858 году имели уже другой рисунок.

Филателистическая ценность

По данным филателистической литературы, в мире существуют только семь экземпляров гашёных марок и около 30 чистых. На последних аукционах марка оценивалась примерно в 40 тысяч долларов США, причем не прошедшие почту экземпляры стоят примерно на 10 % дешевле гашёных. Максимально цена на единичный экземпляр доходила до 70 тысяч евро.

7 февраля 2008 года на аукционе в Вене негашёный экземпляр был продан за 26 000[1].

Из-за большой стоимости этой марки существует множество её подделок, включая фальшивки австрийского торговца марками Зигмунда Фридля (Sigmund Friedl) и мастера-фальсификатора Жоана де Сперати (фр. Jean de Sperati).

См. также

Напишите отзыв о статье "Красный Меркурий"

Примечания

  1. [www.hdrauch.com/res_download/Res_149.pdf Resultlist of the Stamps Auction 149 (Feb, 7th, 2008)] (англ.). Results — Stamps. Rauch Auctions coins stamps medals; Auctions House H. D. Rauch GmbH. — См. лот 1047. Проверено 24 апреля 2010. [www.webcitation.org/65k0K8La0 Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].

Литература

  • Меркурий // [dic.academic.ru/dic.nsf/dic_philately/1725/ Большой филателистический словарь] / Н. И. Владинец, Л. И. Ильичёв, И. Я. Левитас, П. Ф. Мазур, И. Н. Меркулов, И. А. Моросанов, Ю. К. Мякота, С. А. Панасян, Ю. М. Рудников, М. Б. Слуцкий, В. А. Якобс; под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — 320 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-256-00175-2.
  • Юринов Б. «Меркурий» цвета киноварь // Филателия. — 1993. — № 7. — С. 64.
  • O’Keefe D. [www.amazon.ca/Linns-Philatelic-Gems-Donna-OKeefe/dp/0940403048/ref=sr_1_1/701-6227100-5532319?ie=UTF8&s=books&qid=1185238961&sr=1-1 Linn’s Philatelic Gems 1.] — 2nd edn. — Linn's Stamp News, 1987. — 174 p. — ISBN 0-940403-04-8(англ.) (Проверено 23 апреля 2010)

Ссылки

  • Новосёлов В. А. [mirmarok.ru/prim/view_article/227/ Глава 11. Почты разные нужны, марки разные важны/ Газетные марки]. Знакомство с филателией: Мир филателии. Смоленск: Мир м@рок; Союз филателистов России (30 октября 2008). — Электронная книга. Проверено 24 апреля 2010. [www.webcitation.org/65k0KcGKj Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • [www.junior-philatelists.com/Stamp_Nick_Names.shtml Red Mercury] (англ.). Nicknames of Famous Stamps. Junior Philatelists; Gayland Bird. Проверено 29 октября 2009. [www.webcitation.org/655SNHsDc Архивировано из первоисточника 31 января 2012].
  • [www.sandafayre.com/gallery/stamp_628.htm Stamp Details — Austria] (англ.). Stamp Library. Sandafayre Stamp Auctions. — Изображение «Красного Меркурия» на сайте крупнейшего международного аукциона марок «Sandafayre on-line». Проверено 24 апреля 2010. [www.webcitation.org/65k0MBhPY Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].

Отрывок, характеризующий Красный Меркурий

– И я люблю ее, потому что у нее характер рассудительный – очень хороший. Вот другая ее сестра – одной фамилии, а совсем другое, и неприятный характер, и ума нет того, и эдакое, знаете?… Неприятно… А моя невеста… Вот будете приходить к нам… – продолжал Берг, он хотел сказать обедать, но раздумал и сказал: «чай пить», и, проткнув его быстро языком, выпустил круглое, маленькое колечко табачного дыма, олицетворявшее вполне его мечты о счастьи.
Подле первого чувства недоуменья, возбужденного в родителях предложением Берга, в семействе водворилась обычная в таких случаях праздничность и радость, но радость была не искренняя, а внешняя. В чувствах родных относительно этой свадьбы были заметны замешательство и стыдливость. Как будто им совестно было теперь за то, что они мало любили Веру, и теперь так охотно сбывали ее с рук. Больше всех смущен был старый граф. Он вероятно не умел бы назвать того, что было причиной его смущенья, а причина эта была его денежные дела. Он решительно не знал, что у него есть, сколько у него долгов и что он в состоянии будет дать в приданое Вере. Когда родились дочери, каждой было назначено по 300 душ в приданое; но одна из этих деревень была уж продана, другая заложена и так просрочена, что должна была продаваться, поэтому отдать имение было невозможно. Денег тоже не было.
Берг уже более месяца был женихом и только неделя оставалась до свадьбы, а граф еще не решил с собой вопроса о приданом и не говорил об этом с женою. Граф то хотел отделить Вере рязанское именье, то хотел продать лес, то занять денег под вексель. За несколько дней до свадьбы Берг вошел рано утром в кабинет к графу и с приятной улыбкой почтительно попросил будущего тестя объявить ему, что будет дано за графиней Верой. Граф так смутился при этом давно предчувствуемом вопросе, что сказал необдуманно первое, что пришло ему в голову.
– Люблю, что позаботился, люблю, останешься доволен…
И он, похлопав Берга по плечу, встал, желая прекратить разговор. Но Берг, приятно улыбаясь, объяснил, что, ежели он не будет знать верно, что будет дано за Верой, и не получит вперед хотя части того, что назначено ей, то он принужден будет отказаться.
– Потому что рассудите, граф, ежели бы я теперь позволил себе жениться, не имея определенных средств для поддержания своей жены, я поступил бы подло…
Разговор кончился тем, что граф, желая быть великодушным и не подвергаться новым просьбам, сказал, что он выдает вексель в 80 тысяч. Берг кротко улыбнулся, поцеловал графа в плечо и сказал, что он очень благодарен, но никак не может теперь устроиться в новой жизни, не получив чистыми деньгами 30 тысяч. – Хотя бы 20 тысяч, граф, – прибавил он; – а вексель тогда только в 60 тысяч.
– Да, да, хорошо, – скороговоркой заговорил граф, – только уж извини, дружок, 20 тысяч я дам, а вексель кроме того на 80 тысяч дам. Так то, поцелуй меня.


Наташе было 16 лет, и был 1809 год, тот самый, до которого она четыре года тому назад по пальцам считала с Борисом после того, как она с ним поцеловалась. С тех пор она ни разу не видала Бориса. Перед Соней и с матерью, когда разговор заходил о Борисе, она совершенно свободно говорила, как о деле решенном, что всё, что было прежде, – было ребячество, про которое не стоило и говорить, и которое давно было забыто. Но в самой тайной глубине ее души, вопрос о том, было ли обязательство к Борису шуткой или важным, связывающим обещанием, мучил ее.
С самых тех пор, как Борис в 1805 году из Москвы уехал в армию, он не видался с Ростовыми. Несколько раз он бывал в Москве, проезжал недалеко от Отрадного, но ни разу не был у Ростовых.
Наташе приходило иногда к голову, что он не хотел видеть ее, и эти догадки ее подтверждались тем грустным тоном, которым говаривали о нем старшие:
– В нынешнем веке не помнят старых друзей, – говорила графиня вслед за упоминанием о Борисе.
Анна Михайловна, в последнее время реже бывавшая у Ростовых, тоже держала себя как то особенно достойно, и всякий раз восторженно и благодарно говорила о достоинствах своего сына и о блестящей карьере, на которой он находился. Когда Ростовы приехали в Петербург, Борис приехал к ним с визитом.
Он ехал к ним не без волнения. Воспоминание о Наташе было самым поэтическим воспоминанием Бориса. Но вместе с тем он ехал с твердым намерением ясно дать почувствовать и ей, и родным ее, что детские отношения между ним и Наташей не могут быть обязательством ни для нее, ни для него. У него было блестящее положение в обществе, благодаря интимности с графиней Безуховой, блестящее положение на службе, благодаря покровительству важного лица, доверием которого он вполне пользовался, и у него были зарождающиеся планы женитьбы на одной из самых богатых невест Петербурга, которые очень легко могли осуществиться. Когда Борис вошел в гостиную Ростовых, Наташа была в своей комнате. Узнав о его приезде, она раскрасневшись почти вбежала в гостиную, сияя более чем ласковой улыбкой.